Александр Хан-Рязанский.

Каждому аз воздам! Книга третья. Визит в преисподнюю



скачать книгу бесплатно

– Дополнительную информацию получите позже, мы над этим уже работаем.

– Ну хоть на этом спасибо.

– Вам нужно найти этого человека. Так что вам, в первую очередь, придется обследовать лагеря, где преимущественно содержится гражданское население, я не думаю, что наш человек при задержании, был в военной форме, он, скорее всего переоделся и выдал себя за местного.

– Этот человек владеет немецким языком?

– Не только немецким и вам это хорошо известно Шульга, и в конце концов, научитесь слушать майор! Дайте же мне все изложить все по порядку и без наводящих вопросов.

– Слушаюсь, товарищ генеральный комиссар!

– Ну я продолжу с вашего позволения, – Берия сердито свел брови, снял опять пенсне и протер глаза, – А кто этот человек вам не интересно? Берия, с зловещей улыбкой, впился взглядом в офицеров.

– Не мешало бы изучить его антропометрические данные, рост вес, возраст, привычки и другие приметы, свойственные этому человеку.

– Это ни мне, ни вам не нужно, майору Шульге они прекрасно известны и не только это, он знает, как он выглядит, вес, рост и даже, как дышит во время интимной близости.

– Товарищ генеральный комиссар, я не по этому делу – я натурал!

– Поэтому, поэтому, мой дорогой «родственник» по телу, я вас отнюдь, не обвиняю в нетрадиционной ориентации – это хорошо вам известная авантюристка Глория Риччи! Шульга, сметая все со стола, в замешательстве вскочил и гневно выпалил, – Родственники, твою мать, в тридцать третьем колене, нашим воротам, двоюродный сарай! Григорьев предостерегающе поднял руку, но было поздно.

– Сидеть, – рявкнул Берия, как вам известно, эмоции плохой советчик для такого опытного контрразведчика как вы. Шульга без сил упал на диван, – Да сколько же можно? Когда же навсегда, я забуду это ненавистное имя и долго оно еще меня будет преследовать? Григорьев успокаивающе похлопал Шульгу по плечу.

– Полноте майор, – успокоил его Григорьев, – полноте, откуда у тебя такая бурная реакция, в тебе бушует разум или неоправданная ревность? Но человек ревнует всегда от большого унижения, а также от того, что его мерзко предали.

– Вот именно, не успел я чуть отойти душой и телом, стал медленно забывать это злосчастное имя и её вероломное предательство, как вот оно, опять, бередит мою душу и сознание. Доколе, это будет продолжаться?

– Майор, – Берия задумчиво вертел в руке карандаш, – В ваших бедах не стоит винить только Глорию, она виновна лишь в том, что необдуманно, выбрала себе в партнеры неутомимого самца из довольно специфического окружения. И это мой промах. Каюсь! Вам не следует забывать главного, что она ваш косвенный коллега. Я в 1938 году, когда вербовал её, обещал ей всяческое содействие и всевозможную поддержку, а я своих никогда не бросаю, тем более в такое трудное для неё время. Она талантливый разведчик, принесла своими невероятными действиями много пользы для нашей страны, я просто обязан ей помочь, где бы она не была. Здесь Шульга задумался, а знает ли Берия, что Глория двойной агент? Сказать или не сказать? И он решился, может это послужит весомой причиной для отмены этого опасного задания.

– Товарищ генеральный комиссар, а знаете ли вы, что Глория была двойным агентом? Берия улыбнулся и с укором пожурил Шульгу, – Вы довольно неосведомленный человек майор! Конечно я об этом знал, еще с 1938-го года.

С этим расчетом и строилась такая замысловатая операция по внедрению Глории в политическую и военную элиту Европы, но нам это не только не навредило, а наоборот, в некоторых случаях, даже помогло. Шульга еще раз убедился в дальновидности Берии. Силен – слов нет!

– Хорошо, а мы тут причем?

– Вы майор, единственный, кроме меня, хорошо знаете её лично. Все, кто знал её кроме нас, погибли или с нашей помощью, или в застенках гестапо, но никто её не выдал. В живых осталась только её радист старший лейтенант Тамара Селиверстова, но где она сейчас мы не знаем.

– Её знает в лицо вся моя группа, но кто она в действительности, знаю только я.

– Тем лучше, но не пошлю же я твою группу без тебя, так что оставим эти ненужные разговоры и начинайте готовиться к рейду.

– Но как она оказалась в Белоруссии, да еще в лагере, ведь её целью была Румыния,

мы её лично сажали в прибывший за ней самолет?

– Это нам не известно, самолет на свой аэродром не вернулся и вам предстоит выкрасть её из этого перевалочного концлагеря! Я не думаю, что немецкая контрразведка знает кто она такая, иначе она давно уже была бы в Берлине, в лапах шефа гестапо группенфюрера Генриха Мюллера.

– Сменить свой антураж ей не трудно, эта белокурая бестия знает несколько иностранных языков и умеет талантливо перевоплощаться, – на автомате произнес Шульга. И только тут до них начало доходить то, что сказал Берия.

– Что, из концлагеря? – Григорьев и Шульга проговорили это одновременно.

– Еще никто, до настоящего времени, не крал людей из таких мест. Вы будете первыми, все, что для этого необходимо вы получите, подлинные немецкие документы, форму, снаряжение и сами будете формировать свою группу.

– Это же невозможно! Мы и на выстрел не подойдем к лагерю, как нас расстреляют из пулеметов или, что хуже, всех выловят и мы составим достойную компанию Глории. Там же не просто охрана, там отборные полицейские отряды СС «Мертвая голова», натасканные годами мучить и убивать людей, да и в группе у меня есть бойцы, обладающие отнюдь не арийской внешностью. Так что на территорию концлагеря нам незаметно проникнуть не удастся.

– Ну вы тоже не все имеете характерную внешность населения Кавказа, – намекнул Берия на Гиви, – хватит прибедняться, к тому же мы наделим вас очень большими полномочиями, в вашем распоряжении будет большой партизанский отряд. Распоряжайтесь отрядом, как посчитаете нужным. Выделим самое современное оружие и боеприпасы. Попутно обучите их новому взрывному делу, диверсионной и сыскной работе. Не скрываю, это будет очень трудная операция.

– Полковник, – Берия обратился к Григорьеву, – вам эта группа хорошо известна, вы назначаетесь куратором и принимайте её под свое командование. Все нужные документы уже приготовлены. Забирайте всю группу, отправляйтесь к месту вашей службы и переместитесь поближе к линии фронта. О группе Шульги никто не должен знать. Контакты с местным командованием свести к минимуму и с погон прикажите снять у каждого по одной звезде – так будет меньше вопросов у окружающих

– Какова будет численность группы?

– Это на ваше усмотрение, сколько нужно, столько и набирайте, отказать вам никто не посмеет. Малейшее и сразу звонок мне и поедет этот балбес на те же нары, которые недавно были заняты тобой. Одно могу посоветовать, немецким и другими языками Европы, должна владеть добрая половина вашей группы.

– Можно подключить к этому Внешнюю разведку и Штаб партизанского движения?

– Да хоть черта лысого, повторяю, у вас будут огромные полномочия, я дал уже указания по своей линии моему помощнику Кобулову и соответствующие указания дал Абакумов по вашему ведомству. Вам не об этом сейчас надо думать, а думать, как без происшествий и незаметно, десантироваться с самолета над предполагаемым районом в Белоруссии. Пройти незаметно через линию фронта сейчас будет очень сложно, и мы решили вас закинуть в Белоруссию самолетом! Сначала вы будете переброшены в районный центр Комарин Гомельской области, это первый районного центр Беларуси, который мы освободили 23 сентября. И отсюда мы начнем завершающую наступательную операцию советских войск после Курской битвы и это будет началом операции «Багратион» по освобождению Беларуси. Потом вас перебросят дальше на западную границу Гомельской и Брестской областей. На северо-западе она граничит с Могилевской областью. Лагерь находится где-то в этом районе.

– В группе не все умеют управляться с парашютом и никогда не прыгали с самолета,

– Вот этим вы и займитесь, у вас на все про все десять дней!

– Товарищ генеральный комиссар, есть просьба, нам нужны три современные дальнобойные радиостанции и конечно соответствующая экипировка.

– Все, что вы затребуете, получите у начальника тыла наших войск генерал-лейтенанта Вяземского. Ему даны строгие соответствующие указания. Все товарищи, вы у меня не одни, мне надо работать! Григорьев и Шульга, козырнув, вышли из кабинета. Подошедший капитан проводил их в соседнее здание, где отдыхала вся группа. Шульга попридержал Григорьева, – Дед, а как это необычное задание, согласуется с нашими прямыми обязанностями? Наш непосредственный начальник Абакумов почему-то не проронил ни слова? Они видимо предварительно уже обговорили об этом, прямо скажем – «личном» задании Берии?

– Скорее всего они между собой все решили до нас, и скажу тебе прямо, Берия, после образования Смерш, невзлюбил Абакумова и старается всеми способами подставить его. Абакумов отобрал у него огромный кусок власти, а этого не прощают. И откажись Абакумов от этого предложения, Берия заполучит еще один компрометирующий козырь в свою копилку. Он найдет способ, чтобы преподнести это Сталину в выгодном для себя свете. Друг мой – большие звезды и высшая власть, это волчья стая, которая всегда по-своему воет и ведет себя по-волчьи. И нам следует от этого держаться подальше, надеюсь не забыл и помнишь из классики: Баре дерутся, а у холопов чубы трещат? – О, да! На своей шкуре испытал я это поганый афоризм. Они спустились по лестнице и с облегчением вздохнули. Подальше от этого рассадника.

Глава третья.

На выходе из здания их нагнал помощник Абакумова – Товарищ полковник! —, – Вам прямой письменный приказ от комиссара второго ранга, – он сунул несколько листов в руки Григорьева и удалился. Дед пробежал глазами текст, хмыкнул и передал приказ, Шульге.

– Вот держи, на мой взгляд, довольно дельное предложение. Приказал усилить твою группу до двенадцати человек, людей будешь подбирать сам, кроме вот этих троих, – он передал Шульге еще один лист со списком фамилий. Колыма бегло просмотрел список.

– О!.. Соболев и его люди! Этих я возьму, дюже злые они на фрицев за свое пленение в Озерске, а остальных буду жестко экзаменовать. Пусть не обессудят! Дилетанты в группе мне не нужны. Это еще не все, вот к тебе направляют двух девушек.

– Что? За что мне такое наказание, мне хватает одной девушки, которая не по-детски выносит мне мозг!

– Не торопись сразу отказываться, их рекомендует к тебе в группу сам полковник Глебов, знаешь такого?

– Ну, если сам Испанец рекомендует, видно действительно настоящие оторвы, но проверки они тоже не избегут и проверю я их лично! Спуску никому не дам!

– И еще есть одна девушка, её рекомендует наш Абрек.

– Кстати, как от там у вас? Мне стало известно, что вы его тайком отозвали из Грузии.

– Нормально, недавно я написал представление на Красную Звездочку за уничтожение диверсионной группы. Лейтенант Веденеева вам пригодится водит автомототранспорт, как заправский автоспортсмен, стреляет довольно прилично, недавно всадила в переносицу диверсанта пулю с пятнадцати метров, а главное, есть что-то в ней наше бесшабашное, ни черта не боится, прет на рожон как танк.

– Зная Гиви, который не пропустит ни одной юбки, смотреть эту девушку поручу Иванычу, стрелки это по его части. В этой миссии Раечке видно не придется стрелять.

– Твое право. Вот предписание начальнику тыла фронта подписанное Берией и Абакумовым. Малейшая волокита или отказ – сразу суйте под нос эту бумаженцию, подпись Берии знают все и все знают, что их может ждать, в случае невыполнения прямого приказа генерального комиссара СССР! Влад и Иваныч увидев Григорьева радостно загалдели, а Раечка даже расщедрилась и подбежав, обняла и поцеловала в щеку. Умудренный опытом Иваныч сразу заметил, как изменилось лицо командира после аудиенции – что-то случилось и это из ряда выходящее. Шульга устало опустился на стул и неожиданно громко выругался, – Тьфу, окаянный, чтоб тебя черти на том свете кочергами, припекали. Повисла тревожная пауза, все ждали объяснений от своего командира. Наконец Шульга собрался с мыслями и переглянувшись с Григорьевым выдал, то что никто не ожидал, – Друзья, что вы знаете о немецких концлагерях? Все ошарашено уставились на своего командира. Выручил Григорьев.

– Офицеры, прошу внимание! Нам необходимо чуток реорганизоваться, задание у нас серьезное и требует соответственного к нему отношения. На все про все, у нас всего десять дней!

– Прошу товарищ майор! – пряча улыбку, обратился Григорьев к Шульге. Вся группа принялась радостно поздравлять своего командира.

– Что командир, вы майором стали? Как так? Почему мы не знаем? Гиви от избытка чувств чуть в пляс не пустился. Но радость была недолгой, все вдруг поняли, что поздравлять командира преждевременно, внеочередные звания просто так не дают.

Дотошный Влад, поднял глаза на Шульгу, – Что за задание, командир?

– Повремени Минер, всему свое время, вы еще не готовы. Узнаете со временем.

– Теперь главное, кто из вас знаком с парашютом и прыгал ли ночью с самолета?

– Я знакома, – Раечка подняла руку, – но только с аэростата и днем, с самолета не приходилось.

– А разве это не один и тот же кордебалет?

– Нет, аэростат при прыжке не двигается с сумасшедшей скоростью, как самолет – он висит на месте.

– Да, не знал, но общие понятие имеете? – Да имею!

– Прекрасно, кто еще, кроме меня и Влада и Гиви? Понятно, будем учиться, нам отпущено на это очень мало времени, так что нам следует поторопиться. Теперь о том, что нас ждет и как будем работать.

– Иваныч, тебе необходимо сформировать группу прикрытия из 4 человек, включая тебя, два отменных пулеметчика и радист, людей подбирай на свое усмотрение, но один должен разбираться в минном деле и желательно подобрать человека, владеющего немецким языком. В твоем распоряжении вся 50-я армия, под командованием генерал-лейтенанта Болдина, которая дислоцируется в нашем районе. Генерал-лейтенанту уже даны соответствующие указания.

– Влад, в том месте, куда мы направляемся мин натыкано больше, чем моркови в любом в деревенском огороде, так что тебе приказываю создать мобильную группу минеров из четырех человек и одного пулеметчика, включая тебя, ваше хозяйство довольно объемное, опасное и тяжелое, к вам будет прикреплен автомобиль с водителем, который по совместительству должен быть отменным пулеметчиком. В случае десантирования с самолета приобретете несколько подвод с лошадьми. Итого у тебя под началом будет 3 человека.

– Теперь с вами старший лейтенант Симонова. По всему, наш маленький отряд будет состоять из трех групп. Прикрытие – командир капитан Морозов, минеры – командир группы капитан Денисов и ударная группа, которую я возглавлю лично. Вы лично входите в мою группу. Проследите, чтобы в каждой группе был человек владеющий немецким языком. Твоя задача Раечка, подобрать и передать в каждую группу толкового радиста.

– Женщин или мужчин? – Разницы не вижу, но радистки должны быть под стать тебе. Немецкий знать не обязательно, но приветствуется, стрелять, как Иваныч, вражеские морды бить, как Гиви и не бояться крови, кисейных барышень не потерплю и выгоню к чертовой матери. Все товарищи, расходимся и приступаем к формированию групп.

– Товарищ Симонова, Раечка – Григорьев придержал Раечку за рукав гимнастерки, – в вашем деле я смогу чуток упростить задачу, есть у меня на примете две отъявленные амазонки, которые полезут хоть к черту на рога, хоть в пекло к дьяволу. Скоро они прибудут сюда.

– Гегечкори, Гиви, тебя тоже попрошу задержаться.

– Абрек, ты входишь в мою ударную группу, самая ответственная «грязь» операции ляжет на нас и ввиду перехода Иваныча в группу прикрытия, тебе необходимо подобрать еще двух человек, один должен владеть немецким, как родным. Экзаменовать на знание немецкого буду я или Раечка. Ты знаешь, что делать и какими должны быть эти бойцы Короче – такими же, как ты! Ступай и найди мне таких людей. Ошибешься – жестко спрошу с тебя. Есть у меня одна дерзкая мыслишка, но об этом потом, – Выполняй!

– Есть командир, – разреши я приглашу в группу свою девушку, с которой я недавно работал у полковника Григорьева?

– Я все сказал – ответственность за своих людей, несешь лично ты! Гиви довольный, что Вику заполучил к себе в группу, бесшумными шагами удалился. Присутствующий при этом Григорьев засомневался, – Колыма, а не слишком ли Абакумов разошелся, такую толпу из двенадцати человек нелегко будет переправить и спрятать в лесу.

– Вся группа будет не всегда задействована в полном составе, только на заключительной фазе операции, к тому же мы будем базироваться в партизанском отряде, а там всем места хватит. Да и командир отряда будет рад таким воякам. Партизаны – это не регулярные войска Красной Армии, им дополнительное обучение военным специальностям не помешает, я, краем уха слышал, что все партизанские соединения в республике, после освобождения Белоруссии, вольются в действующие армии по разным фронтам. Это так?

– Хм…это секретная информация и пока держи рот на замке, если эту информацию услышат не те уши, то основательной чистки партизан, в последствии, нам не избежать. Они постараются все партизанские соединения наводнить своими спящими агентами. И тогда мы до второго пришествия будем, чертыхаясь, их сортировать.

– Я это знаю и пока ничего не говорю своей группе! И вот еще что, товарищ полковник, вы представляете, как это будет выглядеть в действительности освобождение Глории Риччи? Что, мы полезем в это пекло, чтобы только её выручать? Нет, так не получиться, придется освобождать весь лагерь, а для этого я и хочу в группу пригласить преимущественно хороших пулеметчиков, стрелков и минеров. Немцы не дураки у них там пулеметов напичкано через каждые 50 метров, вот и посмотрим чей пулемет будет разговорчивее. Косить кинжальным огнем придется всех подряд, не взирая на личности. Конечно мы не пойдем освобождать узников без поддержки местных партизан. Ослабленные голодом и инфекционными болезнями, большинство на грани безумия, эта огромная толпа людей, будет с трудом поддаваться организованному управлению, их же надо как-то побыстрей вывести из лагеря и провести через минные проходы, которые группа Влада Денисова проделает загодя.

– Ты командир и тебе решать. Пойду звонить Глебову, пусть подготовит девчонок, эти амазонки под его началом, завтра я их привезу.

– Как он там, Дед? – Не зазнался ли, получив полковника?

– Да нет, твой друг держится молодцом, а хочешь, вместе поедем?

– С превеликим удовольствием!

Полковник Глебов, бесцельно, уже минут десять, вертел карандаш в руках, у него не выходил из головы вопрос, зачем Григорьеву понадобились две его девушки, которых он с таким трудом подобрал из огромного количества контрразведчиков фронта. О том, что Шульга с группой уже в Москве он не знал и никак не мог объяснить себе просьбу Деда. Все это неспроста, что-то намечается, но он не мог и предположить, что в этом событии основная роль отведена его лучшему другу.

– Товарищ полковник, разрешите обратиться, вас там два незнакомых офицера спрашивают, – обратился к нему вошедший сержант из караульной службы.

– Кто же это может быть, – раздумывал Испанец, выходя из своего блиндажа, – офицеров штаба и особого отдела N-ской армии все знают в лицо. На скамейке, сооруженной из старых автобусных кресел, сидели к нему спиной два офицера и читали газету «Красная звезда».

– Товарищи офицеры, не вы ли меня ищете? Дед и Колыма одновременно повернулись и тут же вскочили, – Вы посмотрите на него, он не узнал своих однополчан! Неужели мы за четыре месяца так безнадежно постарели?

– Вот так встреча, Дед, вы как тут оказались? Каким ветром вас сюда занесло?

– А ты засранец, почему не написал, что был у моих и не сообщил, что твой отпуск закончен и ты прибыл на службу? Они все трое крепко обнялись и пошли в Особый отдел армии, где Испанец был начальником. Он быстро наказал ординарцу притащить немудреную закуску, из тумбочки стола Испанец достал армейскую фляжку и разлил спирт по жестяным кружкам, а личному ординарцу приказал никого к нему не пускать. Он надеялся получить сейчас ответ на свой вопрос, который не давал ему покоя уже несколько часов.

– За встречу дорогие друзья, но предполагаю, что вы приехали сюда не спиртное пить со старинным другом, а по делу – выкладывайте!

– Не все сразу Сергей, дай нам собраться с мыслями. Они выпили и принялись за американскую тушенку с украинским салом. Наконец Григорьев отложил ложку.

– Ты нам нужен Испанец, без тебя никак у нас не получается сформировать группу для одного щекотливого задания. Это задание исходит от людей с очень большими звездами и отказ от него абсолютно не предусмотрен никаким уставом.

– Так, понятно сдается мне друзья, что по старой памяти, великий и ужасный Берия опять приложил руку и поручил вам довольно сумасшедшее задание?

– И не только он, наш Абакумов тоже к этому руку приложил!

– Что же эти пауки никак вас не оставят в покое? А почему и Абакумов, разве он не замолвил словечко в вашу поддержку? Он же свой?

– Друг мой, не считай каракурта прелестнее скорпиона, оба они – смертельны!

– Даже так? Понятно! И что же это за подлые дела, которые срочно потребовали моих презренных навыков?

– Испанец, ты в своем репертуаре!

– Нам нужны твои две девчонки, мы отбираем в группу Шульги довольно опытных оперативников, обладающих высокой огневой подготовкой и великолепной реакцией.

Нужны еще семь-восемь человек для заброски самолетом в район, чуть западнее Гомельской области. Подумай, кто еще, на твое усмотрение, может быть достойным кандидатом? У нас всего неделя!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении