Александр Федулин.

Отечественная история IX—XIX вв.



скачать книгу бесплатно

Введение

Зачем нужна история? Не есть ли исторические апелляции проявление некой художественной сентиментальности? Именно так воспринимают историю, как, впрочем, и всю гуманитаристику, многие государственные чиновники и рядовые граждане. Однако без знания истории, ее законов и сценариев невозможно движение вперед, просчитывание и предвидение горизонтов будущего. Будущее – это не самодостаточная категория. Оно существует только в связке с прошлым и настоящим. Парадокс заключается в том, что посмотреть вперед можно, лишь обернувшись назад. Современный человек эпохи глобализации существует в одномерном пространстве. Для него реально только настоящее. С ликвидацией прошлого в общественном самосознании ликвидируется и осмысленное понимание будущего. Поэтому конструирование будущего как политической категории напрямую сопряжено с осмыслением прошлого. Чтобы зримо представлять будущее, а тем более управлять им, надо иметь видение всего пути, а не одной отправной точки. В этом авторам видится научный потенциал преподавания истории.

Основная гражданская функция истории состоит в том, чтобы играть роль социальной памяти общества. Более того, «историческое „прошлое“ не есть то, что прошло, а как-то живет в современности и существует для нее». Эти слова П.Б. Струве в какой-то мере являются связующим элементом исторической концепции этого учебника. Именно в истории общество ищет нужные ему социальные ориентиры, духовные ценности, традиции и нормы поведения. Размывание социальной памяти как важнейшего компонента общественной жизни грозит деградацией общества.

Историческое образование как одна из основных частей всеобъемлющей гуманитарной подготовки является настоятельной потребностью обеспечения процессов, определяющих российскую действительность и направленных на политическое и экономическое реформаторство, духовное и нравственное обновление общества.

Одной из целей учебника является формирование у студентов цельного представления об исторических процессах и закономерностях и умения анализировать эти закономерности. Следовательно, необходимо создание системы проблемных задач, которая предполагает многоуровневость излагаемого материала и тесные связи между отдельными элементами. Только таким образом возможно решение образовательных и воспитательных задач в их совокупности. Воспитательные задачи учебного курса связаны прежде всего с тем, что предлагаемый учебник ориентирует на воспитание патриотизма, гражданственности, общенационального самосознания и исторического оптимизма.

Необходимо также сказать о нашем видении соотношения школьных учебников по истории России и вузовского учебника. Последний должен носить сугубо проблемный характер, ориентируя студентов на рассмотрение крупных дискуссионных вопросов. Главное в содержании курса – предложить научную версию российской истории.

В силу вышесказанного следует отметить общие принципы, положенные в основу этого учебника.

Во-первых, его содержание лежит в русле социальной истории, т.е.

в центре внимания находится прежде всего российское общество. Все же остальные сферы (экономика, государственные институты, культурные инновации и т.п.) рассматриваются как производное от исторически сложившихся общественных форм. Такой подход сразу обнажает особенности, свойственные России, в категориях прерывности и непрерывности исторического опыта.

Кроме того, роль тех или иных исторических личностей рассматривается в контексте породившей их эпохи. То есть в настоящее время предельно широко понимаемая социальная история фактически превращается во «всю историю» и формирует перспективную научную парадигму исторического исследования – социокультурную историю.

Объектом внимания этого учебника являются такие сюжеты, как проблемы взаимоотношений между людьми, семьи, брака, образования, материального благополучия и т.п. Не могли остаться в стороне такие проблемы, как пьянство, преступность и другие явления, оказавшие значительное влияние на состояние российского социума. Несколько иначе выглядят взаимоотношения людей и власти на бытовом уровне. Их изучение позволит пролить свет на природу конфликтов и напряжений, формы политического участия, социальной апатии и разного рода «общественных отклонений».

Во-вторых, объяснительным подходом к отечественной истории выступает концепция модернизации. В это понятие вкладывается комплекс социальных, политических, экономических, культурных и интеллектуальных трансформаций, в том числе процессы индустриализации, урбанизации, рационализации и бюрократизации общества. Содержание происходивших процессов вполне укладывается в рамки столкновения западного и национально ориентированного опыта модернизации.

В-третьих, при построении исторического объяснения применяется методика ретроспективного анализа, т.е. движения от прошлого к настоящему в соответствии с принципами периодизации.

В-четвертых, принцип историзма (т.е. представление истории как связанного закономерного процесса) дополняется умением вживаться в эпоху, выявлять специфику исторического контекста.

В-пятых, для подлинно научной истории используются исторические параллели и аналогии.

Основная проблема курса отечественной истории в целом звучит так: имеются ли исторические основания для современного позиционирования России в качестве одного из полюсов выстраиваемой современной картины многополярного мира?

Глава 1. Восточные славяне в древности. Образование древнерусского государства

1.1. Проблема происхождения славянства

В науке проблема этногенеза, в том числе и славян, является одной из самых сложных. В основе классификации этносов лежит лингвистическая классификация, согласно которой, как было установлено еще в XIX в., наши предки принадлежали к индоевропейской языковой семье, включающей такие группы, как славянская, балтийская, германская, романская и иранская. По количеству совпадений корней в родственных языках и соотнесению общих слов с археологическими находками можно определить, что древняя индоевропейская общность существовала в V—IV тыс. до н.э., а ее распад приходится на рубеж IV—III тыс. до н.э.

Сложившуюся к XII в. до н.э. на территории современной Европы культурно-историческую общность «полей погребальных урн» археологи считают основой формирования большинства европейских народов, включая славян. Причем последние примерно до середины I тыс. до н.э. представляли собой единую балто-славянскую общность. Споры о прародине славян продолжаются до сих пор, порождая порой весьма экзотичные версии, в частности, что славянской прародиной были земли Норика (римской провинции на правобережье Верхнего Дуная), а русы якобы тождественны ругам. Что же происходило с праславянами в промежутке между Х в. до н.э. и VI в. н.э., остается пока весьма спорным вопросом. Тем более что до сих пор неясно, какие народы античные авторы I—IV вв. н.э. упоминали под именем антов и венедов. Одни историки полагают, что предками славян были «скифы-пахари», или «сколоты», о которых писал древнегреческий историк Геродот в V в. до н. э.

Среди сторонников автохтонности славян наибольшей стройностью обладает концепция академика Б.А. Рыбакова, согласно которой появление на юге пашенного земледелия еще в бронзовом веке (середина II тыс. до н.э.) ассоциируется со временем складывания праславянского этнического массива. В Среднем Поднепровье в XV– XII вв. до н.э. был расположен ареал тшинецко-комаровской культуры, хронология которой, по мнению академика, совпадает со временем «отпочкования» праславян от общего индоевропейского массива. На рубеже II—I тыс. до н.э. славянский запад втягивается в связи с кельтским миром (лужицкая культура), а восток – со скифским миром (чернолесская культура начала железного века X—VII вв. до н.э.). Около VII в. до н.э. праславяне днепровского Правобережья в связи с уходом скифов на Ближний Восток колонизировали полтавские черноземы: в VI—IV вв. здесь живут праславяне-сколоты, которых Геродот называл скифами-земледельцами. На севере в прародину славян, согласно выводам ученого, вписывалась примитивная милоградская культура (невры), которая позднее стала древлянской землей. История «сколотских царств» была прервана во II в. до н.э. вторжением сарматов, которые уничтожили одно из царств по реке Тясмин и сильно потеснили северное царство (киевская археологическая культура). Сарматское нашествие II в. до н.э. привело к частичному отливу лесостепного населения на север и к сложению зарубинецкой культуры III в. до н.э. – III в. н.э. Последняя после ухода сарматов в южной части преображается в черняховскую культуру II—IV вв., представителями которой были анты (от тюркского «анд» – союзник). При этом в Подольско-Днепровском регионе, где доминирующую роль играли славяне, сложился локальный вариант черняховской культуры. С севера к той области, где зарубинецкая культура переросла в черняховскую, прилегала обширная зона расселения славян-колонистов: дреговичей, радимичей, кривичей и вятичей. Приблизительно в это время в основном и произошла локализация крупных племенных союзов в тех местах, где их размещает «Повесть временных лет».

Однако большинство ученых считают, что славяне не были автохтонным (т.е. исконным) населением в Восточной Европе. В пользу этого свидетельствуют данные анализа географических названий – топонимика. Так, скифы и сарматы оставили в степной зоне много названий неславянского, иранского происхождения, например Дон, Днепр, Днестр. В междуречье Оки и Волги преобладают угро-финские названия – Москва, Протва, Ока, а на территории Московской, Тульской, Смоленской и Калужской областей до сих пор сохранились названия рек балтийского происхождения. Обособление восточных славян произошло к концу эпохи Великого переселения народов, которую датируют обычно III—VII вв. н.э. «Повесть временных лет» сохранила рассказ о приходе славян на Днепр с Дуная через Карпаты. «Дунайская» версия нашла поддержку у крупнейших историков XIX столетия – С.М. Соловьева и В.О. Ключевского. Великое переселение народов захватило и часть славянского населения. Так, в 448 г. византийский посол слышал в ставке вождя гуннов Атиллы славянскую речь. А с середины VI столетия славяне систематически вторгаются в пределы Византии. Об этих вторжениях «народа склавинов» в конце VI в. писал византийский хронист Иоанн Эфесский. В этом же столетии в письменных источниках (у готского историка Иордана и у ряда византийских хронистов) как особая этническая группа начинают упоминаться и собственно славяне. В V—VI вв. н.э. несколько археологических культур (например, пражская и пеньковская), безусловно считающихся славянскими, прослеживаются между Одером и Днепром – на территории современной Польши, Чехии, Белоруссии, Украины и России.

С другой стороны, исследование истории русского языка и его диалектов позволило академику А.А. Шахматову сделать вывод о нахождении прародины славян на склонах Карпат, в верховьях Вислы и на берегах Тисы, т.е. на территории современной восточной Венгрии и южной Польши. Схожую позицию сегодня отстаивает значительное число ученых. Современным археологам вообще свойствен скептический подход в отношении славянских древностей, в результате чего между раннеславянскими культурами VI в. н.э. и культурами, синхронными римскому времени (в частности, черняховской), фиксируется резкий разрыв. Так как наиболее достоверным славянским древностям середины I тыс. н.э. предшествует эпоха Великих переселений, то ожидать генетической преемственности при этнически смешанном населении славянских древностей V—VII вв. с более ранними археологическими культурами не следует, а приходится ограничиваться отдельными связующими элементами. Сторонники этой версии делают заключение, что прародина славян находилась севернее, на территории современной Польши и Белоруссии, и связывают ее с культурами подклешевых погребений IV—I вв. до н.э. и пшеворской II—V вв.

По мнению еще одной группы специалистов, заселение славянами Восточной Европы шло не только через Карпаты и Днепр, но и другим путем. Второй поток (одновременный или даже более ранний) шел с южных берегов Балтики к берегам Волхова и Ладоги – будущей Новгородской земле. Сторонники теории «двойной миграции» славян считают, что в пользу их версии говорит различие этнонимов славянских племен, пришедших с Карпат (поляне, древляне, северяне и словене) и прибывших с берегов Эльбы, имевших окончание «ичи» – кривичи, радимичи, дреговичи и вятичи.

Основной проблемой остается соотнесение определенной археологической культуры с конкретным этносом. Ведь и черняховская, и пшеворская культуры были полиэтничными: вместе с предками славян туда входили другие народы – германцы, сарматы и фракийцы. Тем не менее можно констатировать, что предки современных восточных славян заселили территорию в районе верховьев Днепра и Припяти, частью ассимилировав, частью оттеснив балтийские племена к северо-западу. А к VI в. это продвижение достигло территорий, первоначально занятых финскими племенами. Появление же славян в Приильменье датируется второй половиной VI—VII вв. Но проникновение славян в Восточную Европу было не завоеванием, а медленной инфильтрацией в отношениях с балтами и финно-уграми.

Еще В.О. Ключевский рассматривал историю России как страны колонизирующейся. Притом в отличие от стран Западной Европы русская колонизация проходила не завоевательным, а эволюционным путем, была связана не столько с продвижением военных дружин, сколько с хозяйственным освоением. В силу невысокой плотности местного населения земледельческие славянские племена успешно инфильтрировались. В этом процессе формирования нового этноса участвовали, сливаясь со славянами, не только балты и финно-угры, но и скандинавы. Одним из доказательств этого являются археологические находки в Приильменье, в Гнездове (под Смоленском) и под Ярославлем, где было обнаружено много погребений скандинавского типа, датируемых Х в. Определенную роль сыграли и контакты с кочевниками-тюрками. В результате всего этого и получился сплав, названный позднее Русью.

Другими словами, эта общность складывалась на многоэтнической основе, которая включала в себя славянские, финно-угорские и тюркские племена, а также варяжский элемент. Однако именно славяне оказались той культурой, тем началом, которое в наибольшей степени способствовало образованию на рубеже I и II тысячелетий целостного социума.

1.2. Восточные славяне в древности

VI—IX вв. стали временем, когда восточнославянские племена начали переходить от первобытности к цивилизации, т.е. к качественно иной ступени развития общества. Данные археологии, а затем и первые письменные источники позволяют проследить основные этапы и направления этого процесса в развитии восточнославянского общества. Из отрывочных сведений византийских, германских, арабских писателей и из нашей летописи мы узнаем, что славяне селились по берегам рек и озер, жили семьями в домах-полуземлянках прямоугольной формы площадью 10—20 кв. м, т.е. довольно тесно. Внутри все было из дерева, включая домашнюю посуду, а крыша делалась из ветвей и обмазывалась глиной. Топился дом «по-черному», т.е. дым от глинобитного или каменного очага уходил не через печную трубу, а прямо через отверстие в крыше, которая была почти вровень с землей.

К середине I тыс. славянские поселения (селища) располагались по берегам рек в виде гнезд из трех-четырех поселков (несколько домов составляли поселок) через 5 км и представляли собой патриархально-семейные общины в 150—200 человек. Отдельные дома общинников концентрировались вокруг «площади», на которой располагались мастерские и общинные хранилища для зерна и других продуктов. Расстояние между этими будущими городищами составляло от 30 до 100 км. Как заметил Н.М. Карамзин, «самые грады славянские были не что иное, как собрание хижин, окруженных забором или земляным валом».

Хотя славяне миновали рабовладение как особый экономический уклад (см. И. Фроянов), но патриархальное рабство у них было, хотя и на уровне регионального явления и просуществовало всего около двух веков. Все дело в том, что в VIII—IX вв. рабовладельческий строй был уже пройденным этапом мировой истории. Кроме того, достигнутый восточными славянами уровень развития производительных сил был несовместим с широким применением рабского труда. Иноземцам запомнились такие качества славян, как гостеприимство и добродушие, почтение к родителям и умение веселиться.

Основу экономической жизни восточных славян составляло земледелие, основанное на трудоемкой залежной или подсечно-огневой системе. Должно быть, в силу этого стройные и русые славяне отличались могучим телосложением, высоким ростом, большой силой и главное – выносливостью. Из сельскохозяйственных культур славяне особенно охотно сеяли просо и пшеницу, гречиху и ячмень. Тогда как ржи было мало, а овес вообще отсутствовал.

В VI—VIII вв. в земледелии произошел ряд важных перемен, связанных с изменением упряжных средств, применением железных сошников и внедрением паровой системы. Появление паров в свою очередь привело к более широкому распространению ржи. Впрочем, к IX в. паровая система продолжала сочетаться с лесным перелогом.

Совершенствование орудий труда и новые способы земледелия дали возможность отдельным семьям вести самостоятельное хозяйство на своем наделе в рамках соседской общины, где каждый крестьянин имел право на надел пахотной земли, который можно было передать по наследству, тогда как угодья находились в нераздельном пользовании всей общины. Эта перестройка привела к освобождению крестьянина от пут родового строя, делала его более независимым и мобильным; теперь отдельные семьи или группы семей могли выделиться из рода и отправиться на освоение новых земель, что ускоряло процесс колонизации.

Обработку земли славяне вели лошадьми с орудиями плужного типа, а скотоводство помимо лошадей было представлено разведением крупного рогатого скота, овец и свиней. Большую роль в экономике играли промыслы: бортничество, рыболовство и охота, дававшая пушнину для одежды. Кроме того, меха служили для славян деньгами при обменах с иноземцами. Главными предметами торговли, по свидетельству Н.М. Карамзина, «были невольники, драгоценные меха, мед». Достаточно широкое распространение торговли стало основанием для создания торговой теории (В.О. Ключевский, П.Н. Милюков, Г.В. Вернадский), согласно которой именно торговля была господствующей формой деятельности восточного славянства. Впрочем, подавляющее большинство историков этих взглядов не разделяют, обращая внимание прежде всего на развитие земледелия и ремесла.

Археологические находки разнообразных орудий из железа (топоров, клещей, гвоздей, сошников, ключей, замков и пр.) относятся к концу VIII – началу IX в., что свидетельствует о специализации ремесла. Ранее всего выделились обработка металлов и гончарное производство. Наши предки не умели достигать температуры плавления железа (1500 °С), поэтому в древнерусских сыродутных печах («домницах») из болотных руд получали сначала насыщенные железом пористые слитки – «крицы», которые затем ковали. Также высоко было развито ювелирное и косторезное мастерство. Всего насчитывалось более 50 видов ремесленного производства.

При слабости развития внутренней торговли (торги были слабо связаны между собой) работа ремесленников была чаще всего на заказ, а товары из города в деревню попадали редко, да и то к общинной верхушке. Осуществление торговли мелкими торговцами также свидетельствовало о наличии в славянском обществе имущественной дифференциации. В свою очередь развитие торговли предопределяло становление меновой системы: сначала был «скот» (деньги вообще), а к XI в. появляется термин «куна» (меха пушных зверей, и прежде всего куницы, которые позднее стали разрезать на лоскутки). При этом древнерусское денежное обращение имело двойственный характер: серебряная монета и меховая валюта, которая играла роль внутренних денег. Впрочем, чеканка своей монеты («златников» и «сребреников»), которая являлась не только средством обмена, но и символом государственного суверенитета, начинается только при Владимире.

Другим признаком распада родового общества стало появление, начиная с VIII в., первых городских центров – протогородов, которыми становились и центры известных по летописи племенных объединений-княжений, и поселения торгово-ремесленного характера на оживленных торговых путях. У таких поселений была разная судьба: одни исчезли в войнах, другие по не всегда понятным причинам запустели. Тогда как третьи к Х в. превратились в «нормальные» средневековые города с укрепленным «детинцем» (кремлем) в центре, окруженным торгово-ремесленным посадом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17