Александр Елисей.

Метатрон. Роман



скачать книгу бесплатно

– Нас ждёт Морган. Он приказал привести вас к нему. Лично хочет познакомиться.

 
4
 

Адвокат проводил Гульгену в огромную комнату, которая была переоборудована в больничную палату. Повсюду была установлена медицинская аппаратура. Посредине стояла специальная кровать с множеством функций, пультом управления и несколькими мониторами. Полное ощущение, что находишься в кабине управления космическим кораблем из какого-то фантастического фильма.

– Проходите и присаживайтесь. Мне необходимо обсудить с вами дело, ради которого я вас нанял – властный голос принадлежал седовласому красавцу с такой же седой, как и волосы, аккуратно подстриженной бородой, которая делала его похожим на ученого – гения из какого-то старого фантастического фильма, который Гульгена видела в детстве. Он возлежал на своём ложе, распоряжаясь подчиненными подобно римскому императору, и вокруг него кипела жизнь. За тот короткий период, в который Гульгена находилась в комнате, он успел отдать несколько указаний своим сотрудникам и по громкой связи сделал замечание невидимому докладчику, который делал обзор о положении в каком-то филиале.

Гульгена поняла, что это тот самый Морган, и он проводит совещание.

– Сейчас я всех разгоню и мы с вами сможем спокойно поговорить.

От этого человека исходила настолько мощная положительная энергетика, что ему просто не требовалось что-либо делать, чтобы расположить к себе.

Он отдал ещё несколько четких команд и, каждый находившийся в комнате, получив задание, отправился его выполнять, а Гульгена осталась один на один с Морганом.

– Занудил вас Давид? Он отличный юрист, но иногда бывает невыносим со своими бумагами.

– Да, я его успела возненавидеть за те пару часов, которые мы общались – Гульгена вдруг почувствовала себя абсолютно непринужденно, словно общалась не с одним из богатейших людей, а с лучших другом.

– Чтобы более вас не мучить я постараюсь коротко и самую суть. Морган жестом попросил Гульгену поправить ему подушки так, чтобы он мог сидеть в кровати и, когда девушка ему помогла устроиться поудобней, продолжил:

– Я сейчас живу только благодаря этому дорогостоящему медицинскому оборудованию и лучшим специалистам, которых только удалось найти. Но, несмотря на всё это, мне осталось жить недолго. Я полностью контролирую ситуацию, и поставил перед собой жесткую задачу в кратчайшие сроки создать систему, при которой моя империя будет существовать и после моей смерти. Когда умираешь, то ясно видишь насколько легко разрушить то, что ты создал.

Он вдруг тяжело задышал и взглядом указал на кислородную маску, которая висела у него в изголовье. Гульгена приложила маску к его лицу, и он, в знак благодарности, лишь только прикрыл глаза, слегка кивнув.

Как только приступ закончился, Морган сам снял маску и продолжил:

– Как видите у меня мало времени. Придется действительно только самую суть. Все империи рушились тогда, когда после смерти лидера оказывалось несколько преемников.

Мне нужен наследник, право которого будет безоговорочно.

Он тяжело задышал, но на этот раз обошелся без кислородной маски.

– У меня есть сын. Он живет в России и до вчерашнего дня даже не подозревал, что является преемником моего дела. Его необходимо привезти в штаты. Это должны сделать вы. Я не могу отправить туда большую команду, так как это привлечет внимание, и его уничтожат. Вы русская и как сообщили мои друзья из России, родились в том же городе, что и мой сын, поэтому ваш приезд не вызовет никаких подозрений.

Он вновь начал задыхаться и сам нажал тревожную кнопку, и до того, как Гульгену оттеснили от него медики, успел добавить:

– Давид, вся информация у него, он введет вас в курс дела.

 
5
 

Давид Штейн ждал Гульгену у дверей в палату и, взяв ее за руку, быстро повёл к себе в кабинет:

– Там нам делать нечего. Мы ему ничем не сможем помочь. Располагайтесь в этом кресле. Официальная часть закончена. Морган одобрил вашу кандидатуру. Раз уж он решил поговорить с вами один на один, значит, он сделал выбор.

– Да это так, но я допустила ошибку.

– Ошибку?

Давид подал Гульгене бокал с мартини и уселся во второе кресло.

– Я не пью, и даже мартини.

Девушка отодвинула бокал на середину столика.

– Моя ошибка в том, что я согласилась только на миллион. Думаю, что Морган готов был заплатить и больше.

Давид улыбнулся:

– Вот поэтому я и постарался подписать договор до вашей с ним встречи.

Гульгена была бойцом и всегда билась до последнего. Давид Штейн был сильным соперником, он сейчас действовал на своём поле, и это только придавало задора Гульгене.

– Думаю, что у Моргана не возникнет положительных эмоций, когда он узнает, что кто-то попытался сэкономить на безопасности его наследника.

– Миллион долларов это сверх меры за такую работу. Вам нужно будет просто сопровождать взрослого парня по дороге в штаты.

– Всегда может пойти что-то не так. Как я понимаю, речь идёт о судьбе корпорации. Об империи Моргана знают все. Даже обычные телохранители, как я. Не говоря уже о тех людях, которые были бы не прочь прибрать к рукам бизнес, приносящий миллиардные доходы.

– Зная Моргана, вынужден с вами согласиться, но договор уже подписан.

Гульгена словно заново пережила это чувство предстоящей победы, когда нужен только ещё один, завершающий удар.

– В договор можно внести дополнения.

Агент Гульгены не раз это проделывал перед самым боем. Стоило только намекнуть, что его боец не выйдет на ринг, когда зал уже полон.

– Пятьдесят процентов премии после того, как наследник будет доставлен в штаты.

– Сто процентов, и мы внесем это дополнение сейчас.

Давид Штейн умел проигрывать. Противник оказался достойным. И это нравилось ему. Эта женщина обладает качествами, которые помогут ей выполнить ее работу, как бы не сложились обстоятельства.

– Согласен. Как только мы это подпишем, вы сразу будете доставлены к самолету. Полетите обычным рейсом. Нельзя привлекать внимание.

Глава 2
 
1
 

– Интересно, сколько человек поверит этим письмам о наследстве и перечислит деньги?

– Я, например, сразу их отправляю в спам. Мне недавно прислали предложение о работе на нефтяных платформах. За день российская средняя зарплата. Ума хватило залезть на форум. Оказывается, они уже лет десять делают эту рассылку, а значит, им до сих пор кто-то верит.

Сашка Орлов два дня назад зарегистрировался на литературном сайте под ником Орел, и сейчас знакомился с его обитателями, беседуя, в общем то, ни о чем.

Ему сегодня на мэйловскую почту пришло письмо о том, что он наследник какого-то Моргана. Сашка даже не стал пробивать информацию – настолько очевидно было, что это очередной лохотрон. Его просили сообщить только номер телефона. Какая же это крутая корпорация, если они не могут узнать его телефон? Нашли же как-то почту.

История с наследством получила продолжение самым неожиданным образом.

В контакте попросился на добавление в друзья известный в их городе журналист Суланов. Орлов мечтал о карьере журналиста и даже пошел вновь учиться, получая второе высшее образование на журфаке. На это решение большое влияние оказали материалы Суланова о преступном мире в их городе.

Когда Саше Орлову было пять лет, его маму похитил маньяк, который именно благодаря Суланову был назван Архивариусом. Сашка читал все статьи Суланова об Архивариусе. И в своих публикациях журналист приводил факты, что вместо Архивариуса арестован другой человек. Как только он добавил Суланова в друзья, от того пришло сообщение. Журналист предлагал встретиться и поговорить о наследстве Моргана.

 
2
 

Пиком карьеры Владимира Алексеевича Суланова была работа пресс – секретарём мэра города. Закончилось это некрасивой историей. Суланов стал шантажировать своего шефа, угрожая опубликовать компрометирующие документы, выдвинув требование о предоставлении квартиры для своей дочери.

Мэр очень жестко на это отреагировал, подключив следственные органы. Но дело не приобрело широкой огласки. В СМИ никакой информации не просочилось. Материалы против мэра у Суланова были, и достаточно весомые. Шум вокруг этого дела мог навредить, прежде всего, самому мэру.

Очень скоро городской глава получил назначение в качестве уполномоченного в один из дальних регионов страны, а журналист, получив отставку с должности пресс-секретаря, занялся преподавательской работой, подрабатывая почасовиком в многочисленных коммерческих вузах.

Если бы кто-то, кто зная Суланова в бытность его пресс-секретарем, повстречал его сейчас, то с удивлением мог бы отметить, что внешне журналист нисколько не изменился. Всё та же сумка через плечо, очки, потрепанная кожаная куртка, окладистая бородка. Удивительно, как его вообще могли поставить на должность пресс-секретаря мэра. С другой стороны, если вспомнить время, в которое это всё происходило, то это и не будет столь удивительным.

Первые альтернативные выборы в стране. Свободные кандидаты, встречи с избирателями, Народный фронт. Да, пожалуй, фигура Суланова вписывается, в то время как нельзя лучше. Сам Владимир Алексеевич с теплом вспоминал этот период разгула демократии, и отдавал ему дань, не меняя почти тридцать лет свой стиль.

 
3
 

Сашка сразу узнал журналиста. Невысокого роста, полный, с неизменными бородкой и сумкой через плечо. В студенческие годы его гардероб дополнял берет, но он его перестал носить, когда его прозвали мурзилкой.

– Владимир Алексеевич, я здесь. Проходите сюда.

Сашка пришел в кафе задолго до назначенного времени и занял столик недалеко от входа, чтобы первым увидеть журналиста. Сообщение о наследстве от человека, которого он знал и уважал, не давало ему покоя, и он едва дождался назначенного времени.

– Рад, что не приходится представляться.

Журналист бросил сумку на соседний стул, снял куртку, повесил её на спинку и как то по-хозяйски уселся за столик. Ему часто приходилось назначать встречи в этом кафе. Он любил здесь брать интервью у героев своих публикаций. Хозяин кафе был старый приятель журналиста и всегда радушно принимал Суланова и его гостей. В знак благодарности журналист старался сопровождать свои материалы фоторепортажами, выбирая объект съемки так, чтобы было понятно, в каком заведении всё это происходило. Неплохая реклама для кафе.

– Владимир Алексеевич, я заканчиваю журфак и хорошо знаю ваши публикации. У вас есть цикл статей об Архивариусе.

– А я следил за вашей судьбой.

– За моей судьбой? Я не достаточно хорошо вас понял. О чем вы?

– Я знал вашего отца, собирал материал о похищении вашей мамы, и время от времени интересовался вашей судьбой.

– Статьи я читал, а вот о своём отце почти ничего не знаю.

Орлов вынужден был замолчать. Он только что заметил, что за спиной у Суланова стоит какой-то человек и внимательно слушает.

Как только Сашка замолчал, человек обратился к Суланову:

– Владимир Алексеевич, что же вы не предупредили? У вас же серьёзный разговор с уважаемым собеседником. Ваш столик свободен.

– Спасибо, Анзор. Действительно, Александр мне есть что рассказать, и в зале для випклиентов нам никто не помешает.

Хозяин кафе проводил их в соседний зал, который был разделен на отдельные кабинки, и здесь было предусмотрено все, чтобы вести переговоры. Стенки кабинок были обиты противошумным материалом, и Сашка сразу обратил внимание на значок wi-fi.

 
4
 

– Вот вы, Александр, сказали, что хотите стать журналистом и хорошо знакомы с моими публикациями.

Суланов достал трубку, набил её табаком из серебряной табакерки с гравировкой на крышке. То, что там было написано, помогло Сашке понять, на кого же так стремился быть похож Суланов. Это была цитата из повести «Старик и море» Хемингуэя: «… человек не для того создан, чтобы терпеть поражения… Человека можно уничтожить, но его нельзя победить».

– Я прочел все ваши статьи об Архивариусе. Моя мама была одной из его жертв.

– К сожалению это правда. Значит, статью о Чарльзе Моргане вы не читали?

– Не читал. Вы много работаете. У вас огромное количество публикаций. И все их прочесть невозможно.

– Это так. Но тем менее эта статья напрямую связана с нашим разговором. И если вы запасётесь терпением, то я все расскажу по-порядку. Так вам проще будет поверить в то, что я должен вам предложить.

Сашка, конечно же, хотел задать главный вопрос – о наследстве. Но слишком трудно было поверить в то, о чем мечтают миллионы людей. Наверняка, во всей этой истории есть какой-то подвох. Надо выслушать, а потом он выскажет Суланову, что он думает по-поводу обманутых надежд. Или как там, у Бальзака – утраченных иллюзий. А если честно, то он всё-таки надеялся на чудо, и с детским суеверием верил, что если сам ничего не будет спрашивать, то самые смелые его мечты окажутся правдой.

– Эта статья моя первая крупная публикация. Она написана в период, когда Советский Союз вновь подружился с Соединенными Штатами. К власти пришел Горбачев. Начиналась Перестройка. Преддверием 90-х стала волна восхищения Америкой, прокатившаяся по средствам информации разваливающегося СССР.

Но это было позднее. А когда я задумал написать о миллиардере, выходце из нашего города, писать хорошо об Америке позволяли себе только самые прогрессивные полу оппозиционные газеты.

Я получил одобрение главного редактора на написание такой статьи потому, что был знаком с героем лично, и даже когда-то переписывался с ним.

Знаете, Александр, получать письма из Америки в то время было круто.

– Да, мне дед рассказывал что-то подобное.

Сашке действительно казалось, что он уже когда-то слышал эту историю. Какие-то обрывочные воспоминания из самого раннего детства.

– Я знал вашего деда. В то время он был высокопоставленным чиновником. Он тоже участвовал в этой истории, но о нём позднее – Суланов прервался, чтобы сделать несколько затяжек из трубки, и продолжил.

 
5
 

– Итак, я получал письма из Америки. Это, как я считал, делало меня особенным. И уж я постарался, чтобы в редакции об этом знали. Молодость, девушки, жажда славы.

Чарли – так мы его звали за то, что он мечтал о карьере Чарльза Йенсена, прототипа главного героя романов Драйзера. Он учился на факультете вычислительной кибернетики. Тогда еще мало кто из не специалистов понимал, что такое программное обеспечение. Серега создал какую-то собственную программу и буквально грезил о том, что внедрит ее в Америке.

В нашу компанию гуманитариев он попал потому, что был влюблен в девчонку с нашего курса. Ну, кто из нас не мечтал уехать в Америку и стать там миллионером?

Мы критиковали жизнь в Союзе за то, что приходилось покупать джинсы за двести двадцать рублей, и не возможно было купить себе видик. Мало какая студенческая попойка обходилась без рассказов о чьем-то мифическом знакомом, который уехал в Америку, купил себе там виллу на берегу океана, пару машин и ходит весь в джинсе.

В общем, к мечте Сереги Винника, по прозвищу Чарли, никто серьёзно не относился. Уехать в Америку и разбогатеть – самая популярная в то время тема для пустого трепа.

Но для Сереги Винника все сложилось так, как он мечтал. Он остался в аспирантуре. Чтобы защитить кандидатскую, необходимо было публиковаться в научных изданиях. Вот такую его статью в научном журнале кто-то прочитал ТАМ, и пришёл персональный запрос на Чарли. Серегу Винника пригласили на стажировку в Америку.

При любом другом раскладе стажироваться в штаты поехал бы сын какого-нибудь высокопоставленного партийного босса, но американцы люди деловые – запрос был прислан конкретно на Сергея Иосифовича Винника.

Его пригласила небольшая финансовая компания, заинтересовавшаяся программой разработанной Чарли. Американцы действительно оформили стажировку в местном университете, спонсируя проживание и обучение студента из Союза. И Чарли работал как прикованный к галерному веслу раб, дорабатывая свой проект.

И вот здесь дали о себе знать хорошие еврейские корни. Приехав в штаты, Сергей Винник нашёл амбициозного адвоката по фамилии Штейн, и он помог правильно оформить ему права на программу.

У Чарли проявилась недюжинная деловая хватка. Осуществлялось все то, что он тщательно планировал в Союзе. Все его планы, которые в стране процветающего социализма выглядели как чудачество, здесь воспринимались вполне серьёзно. У руководства финансовой компании, которое рассчитывало получить свою долю прибыли, поведение молодого учёного вызывало удивление. Принято было считать, что выходцы из соцстран наивны в вопросах бизнеса и их легко обмануть.

А Чарли, следуя советам своего адвоката, именно это и использовал. Не вызывая особого опасения у руководства компании, он неожиданно поставил их в зависимость. Его программа действительно была уникальной. Давала возможность сделать рывок и обойти всех конкурентов, заняв лидирующее положение на рынке. А это большого стоило.

Русский же поставил условие перед руководством, чтобы ему принадлежало ни мало, ни много, а сорок девять процентов акций. То есть он оставлял право распоряжаться компанией её основателям, а сам намертво входил в совет правления.

На весы был поставлен действительно фантастический выигрыш. Это была возможность превратиться из полу умирающей мелкой конторы, работающей с мелкими частными вкладами, в финансового монстра, захватив рынок Америки, и заняв, тем самым, лидирующее положение в мире.

В такой успех трудно было поверить. Это казалось не реальным, как в своё время казалось нереальным обосноваться в Америке. Но Чарли верил в себя.

Руководство компании передало сорок девять процентов акций Сергею Иосифовичу Виннику, и он начал завоевывать Америку.

Чарли заинтересовал Штейна десятью процентами от прибыли. И адвокат постарался, чтобы все бумаги были оформлены безупречно. После того как юридически он стал полноправным владельцем компании, Чарли приоткрыл перед своим адвокатом карты. Увидев всю картину, Штейн признал гений Винника.

Новоявленный финансовый гений просчитал все заранее. И публикацию в журнале и то, что его программа заинтересует крупных инвесторов. Действительно, как только он обнародовал свое детище, то ему поступили предложения о сотрудничестве от нескольких крупных компаний. Дело в том, что в публикации Винник только чуть-чуть приоткрыл данные о своей программе, сделав упор на то, какие она сулит возможности. А возможности были неограниченные. Необходимость в такой программе давно назрела. Нужно было обладать действительно гениальными способностями, чтобы это понять и осуществить на практике.

Но и на этом гений Винника не ограничился. Он выбрал для осуществления своих планов компанию, дела которой шли настолько плохо, что она могла в любой момент разориться.

Цель была в том, чтобы руководство согласилось на условия Чарли. Он мог в любое время потребовать контрольный пакет акций. Но в свое время. До этого кто-то должен был принять первый удар. И этот удар не должен был прийтись на Сергея Винника. Пусть он придется на тех, кто официально руководит компанией.

К тому времени, как мне заказали статью, моего героя звали уже не Сергей Винник, а Чарльз Морган. Имя он взял, как я уже говорил, у прототипа литературного героя Драйзера, а звучную фамилию у знаменитой династии Морганов. Всю эту информацию я получил из личной переписки с Чарли – с Чарльзом Морганом.

Вы родились, когда моя переписка с Морганом прекратилась. Я думаю, что у него просто не было физической возможности в тот период заниматься чем-то еще, помимо компании.

Ваш дед в то время активно участвовал в политической жизни, и поэтому сделал все, чтобы о беременности дочери знало как можно меньше людей.

Я узнал о вашем существовании, когда вам было пять лет, и Архивариус похитил вашу маму. Почему она не сообщила Виннику о вашем рождении? Если честно – не знаю. Но когда он уезжал из России, он не знал, что ваша мама беременна.

Примерно месяц назад Чарльз Морган разыскал меня. Он узнал о своей болезни, и это было его своеобразным прощанием с юностью. Тогда я и сообщил ему о вашем существовании и о том, как погибла ваша мама. Как он отреагировал? Был поражен.

Он хочет сделать вас наследником своей империи. Собственно моя миссия состоит в том, чтобы уведомить вас об этом. Думаю, вы согласитесь и очень скоро за вами прибудет человек, который вас сопроводит в штаты…

Глава 3
 
1
 

Если бы это не произошло с ним самим, то Сашка ни за что бы этому не поверил. У него не было ни эйфории, ни чувства страха от того, что жизнь полностью может измениться. Было ощущение, что это происходит не с ним, а с кем то другим. Он словно наблюдал со стороны и было чувство любопытства, что же будет дальше. Он хорошо знал, как люди попадаются на уловки лохотронщиков. Каждый верит, что уж с ним-то это не произойдёт и его не обманут.

Суланов предупредил, что человек, который должен будет сопровождать Сашку в Америку, сам его найдет и все организует, поэтому, когда в дверь позвонили, он был уверен, что это и есть сопровождающий.

Он открыл дверь, и квартира как-то сразу наполнилась людьми. Один из них показал удостоверение оперативного сотрудника районного отделения полиции и сказал, что у него есть постановление на арест Александра Орлова. Человек в форме представился, как участковый, показал удостоверение и подтвердил полномочия оперативника. Здесь еще было двое в штатском, которые стали что-то искать в квартире. Еще один что-то фотографировал и колдовал с какими-то препаратами. Сашка догадался, что он снимает отпечатки пальцев. Соседи, молодые муж и жена, недавно переехавшие в их подъезд, были приглашены в качестве понятых.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное