Александр Дубовой.

Воин из параллельного мира



скачать книгу бесплатно

© Александр Дубовой, 2016


ISBN 978-5-4483-3455-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Самое лучшее предназначение есть защищать

свое отечество.

Державин Г. Р.

Летнее, ранее утро, солнечный лучик резанул по глазам, спящего человека, он, осмотрелся вокруг.

Все окружающее пространство усыпано трупами, настоящий пир для воронов и шакалов. Радует одно, погибших врагов в десятки, а то и в сотни раз больше. Они хотели взять «нахрапом», численным превосходством, растоптать сходу, нас, ничтожную горстку защитников этого ущелья. Но их планам не суждено было сбыться, они не рассчитали, что мы будем драться до конца, и их многотысячная армия вынуждена будет задержаться здесь, на несколько дней. Изо дня, в день, они будут от злости «кусать себе локти» и посылать новые и новые силы, но мы, теряя своих товарищей, не отступим, ни на шаг. Увидев, в нас достойных соперников, даже очень достойных, после первых попыток неудачных штурмов, они предложили нам сдаться и гарантировали жизнь. После отказа, начались новые попытки, но все они были отбиты, тогда они предложили нам вступить в их армию, на очень выгодных, для нас, условиях. Но и это предложение, нас не заинтересовало. Два дня назад, они предложили нам, оставшимся в живых, мирно покинуть свои позиции и уйти, они пообещали, что нас никто не будет преследовать. Они не учли только одного, это наша земля и мы на ней хозяева! Условия «Пришлым», должны диктовать мы! Да, нас осталось слишком мало, и все мы погибнем, это неизбежно, но смерть наша не будет напрасной. За те, несколько дней, что мы держим неприятеля, в этом ущелье, успела собраться целая армия. Воины прибыли из самых дальних уголков нашей страны. Так, что врагу предстоит сильно постараться, чтобы поработить мой народ. Вполне возможно, да нет, точно, они «сломают себе зубы», об нашу армию и убегут к себе, как «побитая собака», поджав хвост. Плохо, что мы этого не увидим. Но, тем не менее, мы выполнили свой долг, мы не дали врагам, строевым маршем, пройти вглубь и захватить, врасплох, наши города. Мы сделали все возможное, чтобы оградить наших отцов, матерей, жен, детей, от издевательств и унижения, со стороны захватчиков.

На шаг впереди, от оставшихся в живых, стоял я. Я посмотрел на своих собратьев по оружию. Зрелище, не из приятных. Нас осталось человек десять, все израненные, наспех перевязанные, некоторые даже не могли стоять сами. Но в их глазах читалась ненависть к врагу, и никто из них не думал просить пощады, каждый из них держал в руках оружие и не собирался его бросать. Я со стороны, выглядел, наверное, не лучше. Щит превратился в ежик, от наконечников стрел, которые за эти дни попадали в него и которые, за неимением времени, я просто обламывал. Те же, которые насквозь пробивали, большую его часть, превратили в сито.

Мой, дорогой шлем, где-то потерялся и голову мою украшал самый обыкновенный, помятый, взятый у простого, мертвого пехотинца. Доспехи были изломаны и помяты, а тело под ними, представляло собой месиво из многочисленных и перевязанных порезов. Впереди их армии стоял один из высших военачальников, за его спиной находилось, казалось, что целое море, ощетинившихся копьями и мечами людей. На губах его играла пренебрежительная улыбка. Он ждал, когда мы кинем оружие, падем на калении и запросим пощады. Но как сильно он заблуждался. Не для того мы, в последний раз, сегодня, начистили свое оружие и прошествовали строем, который, может и нелепо выглядел из-за раненых, но все же строем, чтобы положить свои мечи к его ногам победителя. Сегодня мы умрем все! Может, он и победитель, но мы не проигравшие, отчасти мы спасли свою Родину! И сегодня, умирая, мы захватим с собой еще несколько жизней врагов. Тишину прервал мой боевой клич, который, казалось, шел из самой глубины души. И мы, бегом, насколько это было возможно, пошли в атаку на врага. Приближаясь, к нему я видел, как улыбка слетела с его уст, а в глазах появился страх, он попытался вырвать из ножен меч, но из-за растерянности, у него это, так и не получилось. Не останавливаясь, я, одним ударом меча, снес ему голову. Первые ряды, видя нашу атаку и смерть одного из своих военачальников, расступились. Может быть, они и рады были бы отступить, но им мешали те, кто стоял позади. Вскоре нас окружила плотная масса воинов, я видел, как один за другим падают убитыми мои товарищи. Достается и мне, ранена рука, я хватаю меч в другую, подрезают ногу, стрела пробивает правый бок, но я продолжаю драться, унося за собой, в небытие, противников. Вот, уже я, остаюсь совсем один, делаю разворот в сторону очередного врага и понимаю, все, от его копья мне не увернуться, оно пробивает грудной панцирь и входи в плоть…

Глава 1
Реалии нашего мира

Человек вне общества – или бог или зверь.

Аристотель

Летнее, раннее утро, солнечный лучик, нашел себе лазейку, среди плотно задвинутых штор и резанул по глазам спящего человека. Я, не торопясь, разлепил веки и отодвинулся в сторону от назойливого луча. «Неплохой сон удалось мне, сегодня, посмотреть. Будь я писателем или режиссером, можно было бы взять его для сюжета. Только конец страшноватый, такое ощущения, что я, на самом деле умер, хорошо все-таки, что это всего лишь сон и я, по-прежнему, жив и здоров». – Подумал я. Откуда мне было знать, тогда, что я, простой современный человек, и на самом деле, буду вынужден надеть доспехи и взять в руки меч. Но, обо всем по порядку.

Я, это – Сигизмунд Негритянович Подкидышев, чувствую, что многим стало смешно. А представьте, каково мне, жить с таким именем, отчеством и фамилией? Нет, моего отца не звали Негритяном, и дед мой не носил фамилию Подкидышев, я, вообще, не знаю, ни отца, ни матери, ни дедушек, ни бабушек, ни других многочисленных родственников, я детдомовский. Директор, когда я стал достаточно взрослым, рассказала, что одна из нянечек, работающая в «Доме малютки», в одно прекрасное, летнее утро, скорее всего, похожее на сегодняшнее, нашла меня на пороге своего заведения, когда шла на работу. Надо оговориться, что лежал я в корзинке, причем, как сама форма, этой корзинки, так и материал, из которого она была сделана, не подавались объяснению. Таких растений, в наших краях, не произрастало. На совете нянечек и воспитателей, решили, что сделана она из какого – то сорта, неизвестного африканского дерева, вот оттуда и произошло мое отчество. Имя придумала, все та же нянечка, так как право выбора было за нею, по той простой причине, что именно она, первая, на меня и наткнулась. Это имя, казалось ей, верхом благородства – «Такое имя, должны носить очень сильные, гордые, идущие с высоко поднятой головой, по жизни люди!» – Сказала она, и все согласились. Над фамилией, тоже, долго, не спорили. Все пришли к выводу, что это то, что мне, действительно, подойдет. Вот так и получился – Сигизмунд Негритянович Подкидышев, то бишь – я, ваш покорный слуга.

Детство пролетело, как-то незаметно, быстро, друзья и воспитатели, называли меня ласково – «Сиги», в юности, к этому прозвищу, прибавилась еще одна буква, придающая более взрослый оттенок – «Сигиз». Полное имя же стало, своего рода, ругательством, при ссоре с друзьями, либо при провинности, все как один называли меня – Сигизмундом. Став взрослым, я долго, никак не мог привыкнуть, что окружающие меня люди, называя меня полным именем, не пытаются оскорбить. Понимание этого, пришло только после окончания института, когда я устроился на завод инженером – технологом. Поначалу, работающие там люди, думали, что я так шучу, когда представляюсь. Потом, узнав, что это правда, немного посмеивались, но затем, неизвестно откуда, прознав, что я детдомовский и что назвали меня так в «Доме малютки», даже сочувствовали, особенно пожилые женщины. Так что со временем, на заводе, мое имя и отчество звучало не страннее чем Иван Иванович. Но это только на заводе, во всех остальных местах мое имя и отчество, по-прежнему продолжали вызывать, как минимум улыбку. Куда бы я ни пришел, хоть в «Домоуправление», хоть в сберкассу, за зарплатой, в целом, в любое учреждение. Особые неудобства, создавались при встрече с девушками, никто из них не хотел иметь парня, с таким именем и фамилией, так что мне приходилось даже идти на обман. Частенько, я представлялся Сергеем, но рано или поздно обман раскрывался, и тогда очередная девушка, давала мне «от ворот – поворот». После большого количества неудач, я, вообще, перестал знакомиться. Но в душе, до сих пор верю, что когда, ни будь, на моем жизненном пути, встретится та, единственная, которой будет наплевать на то, как меня зовут, ей буду, нужен я, а не мое имя и отчество. А что не получилось с теми, предыдущими, так это даже и к лучшему, потому как, если такая мелочь приводила к разрыву, то, как с ними можно идти по жизни, рука, об руку?

Теперь, стало понятно, что в это чудное, летнее утро, я проснулся в кровати один. После недолгих размышлений, резко соскочил, не боясь потревожить чей – то сон, в квартире проживал совершенно одиноко, и тревожить мне, было некого. Кого-то, наверное, удивит, что у молодого парня, да еще «Детдомовца», у которого никогда не было родственников, имеется отдельная, двухкомнатная квартира, да еще в центре города. Не переживайте, никакими аферами я не занимался и не убивал никакой старушки, с целью завладения ее жилплощадью. Все, до банального просто на заводе мне дали ссуду, причем, в простых рублях, в коих никак нельзя приобрести себе жилье, поэтому я перевел их в доллары, а затем нашел и купил, эти апартаменты. Поначалу переживал, что придется под затянуть пояс и питаться хуже, так как львиная доля зарплаты уходила на погашение ссуды, и продолжаться все это, должно было много лет, я, даже подумывал, не устроиться мне еще куда-нибудь. Но пока я был в поисках второй работы, жизнь внесла свои коррективы, деньги стали обесцениваться, поползла инфляция, а если быть предельно точным, то не поползла, а поскакала семимильными шагами. Так что буквально, за каких нибудь полгода, я расплатился с заводом, полностью. После погашения, пришел в неописуемый восторг, надо же, как повезло, какое у нас хорошее государство, не каждому так везет и квартиру заиметь и отдать за нее сущие гроши, спасибо инфляция! Но затем началось, зарплата не успевала за ростом цен на продукты, на коммунальные платежи, но это еще было только начало. Позже ее, вообще, перестали вовремя выплачивать, и чем дальше, тем ее давали все реже и реже и, причем не всю, а только определенные проценты, хорошо, если давали, хотя бы процентов пятьдесят, но частенько она ограничивалась двадцатью – тридцатью. Благо, что питаться, можно было в заводской столовой, под зарплату, и брать, оттуда же, пирожки, котлеты и булочки, чтобы было чем перекусить на ужин и завтрак. Но скоро и эта лафа закончилась – завод приказал долго жить и я, человек с высшим образованием, оказался без работы. Сначала, я не очень придал этому значения, как же, такой специалист как я, будет везде востребован. В конце концов, свет не сошелся клином, на этом «заводишке» и я, полный оптимизма, отправился на «Биржу труда». Там, мой оптимизм, очень быстро развеялся, работы по специальности не предвидилось, все заводы и фабрики либо уже стояли, либо работали на последнем издыхании, грозя, в скором времени, пополнить и, без того полные, слои безработных. Самый прикол в том, что биржа честно отрабатывала свой хлеб, мне даже положили грошовое пособие по безработице, люди же, там работающие, непокладая рук подыскивали мне работу. Один раз мне предложили пойти преподавателем химии в школу, я сначала подумал, что девушка так шутит, но оказалось, что она сама серьезность.

– У вас же высшее образование?

– Да, но в химии ничего не понимаю, я же инженер по сварке, а не химик.

– Ничего страшного, в сварке тоже происходят процессы, как и в химии, тем более вы должны были проходить, сей предмет в институте. Ведь проходили же?

– Один семестр проходил, даже получил отлично.

– Вот видите, а говорите, что не понимаете в химии.

– Но девушка, как вы не понимаете, это разные вещи! Это, то же самое, что вам предложить, только за то, что вы в школе проходили пение, устроиться в «Большой театр».

– Слушайте мужчина, перестаньте «грузить» меня всякой ерундой! Что вы от меня хотите? Вы ищете работу, я вам предлагаю. А если не хотите работать, так каково вы сюда приперлись?

– Девушка, я очень хочу работать, но если не по специальности, то хотя бы близко к тому, что умею.

– Не морочите мне голову, у меня за день проходит, таких как вы, сотни, не задерживайте очередь. Берете направление или нет?

– А если, нет?

– Дело, конечно, хозяйское, но только три таких отказа и мы снимаем вас с учета, и естественно, вас лишают пособия.

– А если, не по моей вине? Допустим, что я, по каким – то причинам, не подхожу «тамошнему» начальству?

– Это, уже другое дело, вам визируют отказ, мы его подшиваем к вашему личному делу, а вам ищем другую работу.

Самое интересное было дальше, когда пришел в эту школу, для начала, я прождал три часа директора, но потом, у нас состоялся, очень даже интересный разговор:

– Так, хорошо, извините за то, что заставил вас ждать, дела, знаете ли, как хорошо, что вас к нам прислали, конец учебного года, а у нас дети остались, без столь важного предмета. Вашей предшественнице приспичило уйти в декрет, как будто подождать немного не могла.

– Но это все-таки природа и, в этом вопросе, нас не спрашивают, кому, когда на свет появиться.

– Да, да, конечно, я полностью с вами согласен, тем более нам на руку, что вы мужчина и сей казус, с вами не приключится.

– Это вам могу гарантировать на все сто, в ближайшее время, рожать не собираюсь, потому как даже не беременен.

– Вот и отличненько, хорошо, что вы с юмором, веселый человек в коллективе не помешает. Какой у вас стаж работы?

– Общий: – Три года и два месяца.

– Прекрасно, надеюсь документы у вас с собой?

– Конечно, вот трудовая книжка.

– Так, хорошо. Но позвольте! Здесь указанно, что вы проработали на заводе инженером – технологом. А, понял – сказал он, не давая мне открыть рот – бывает, что работают не по специальности, но вы человек молодой, за это время еще не могли забыть, чему вас учили. Вы ведь не страдаете склерозом?

– Не страдаю, но….

– Ни каких, но, вы быстро вольетесь в наш коллектив, а стаж дело наживное, все когда – то пришли впервые. Позвольте дипломчик.

Я, молча, протянул, какой смысл спорить с человеком, который не дает даже открыть рта. Он, ничего не понимая, уставился в диплом, потом на меня.

– Но здесь не та специальность. А, понял, вы перепутали и у вас есть второй, что же похвально, в таком молодом возрасте, получить сразу два высших образования, давайте.

– Что?

– Ну, второй диплом.

– У меня, его нет.

– Перепутали, и забыли дома, но ничего, принесете его завтра, я целый день на рабочем месте, мы вас быстренько оформим, а с понедельника приступите.

– Боюсь, что я не смогу приступить в понедельник, к занятиям.

– Что, недоделанные дела? Или упаси бог, неприятности?

– Да, нет, вроде все нормально.

– А в чем же, тогда проблема? Нам нельзя тянуть, экзамены уже не за горами и детям нужны знания, немного не эстетично отказывать им, в их получении.

– Да как вы не поймете, я, ни в чем не собираюсь отказывать детям…

– Вот и отлично, значит, в понедельник и приступите.

– Да не могу я приступить, не в понедельник, не во вторник и, вообще, никогда не могу приступить.

Он, непонимающе, уставился на меня.

– Что-то я вас не понимаю. Это вы пришли, ко мне, устраиваться на работу или я к вам?

– Я к вам.

– Вам нужна работа?

– Позарез.

– Так в чем дело?

– Дело в том, что я не химик.

Он посмотрел на меня как на инопланетянина.

– А кто вы?

– Инженер – технолог.

– А второй диплом?

– Да нет у меня никакого второго диплома, я закончил всего один институт.

– А зачем говорили что есть?

– Ничего я не говорил, это вы так решили.

– Ничего не понимаю. Для чего же вы меня ждали и, уже «битый час», морочите мне голову?

– Да ничего вам не морочу, вы же мне рта открыть не дали. Я бы с удовольствием устроился к вам преподавать химию, но я ее не знаю.

– А зачем вы, вообще, тогда пришли сюда? Сейчас, что у молодежи, приколы такие?

– Это скорее у Биржи, такие приколы.

Я выложил на стол направление и вкратце пересказал диалог с девицей, которая выписывала эту бумажку. Не будь директор интеллигентным человеком, он бы много сказал, в адрес той работницы, но он сдержался, просто побагровел, написал отказ, расписался, пожал руку и велел поставить печать в приемной.

Следующее направление, было тоже, весьма оригинально, некому предприятию, позарез нужен был главный бухгалтер. Спорить с девушкой о том, что из бухгалтерии я только и знаю что два слова, это – «Дебит» и «Кредит», я не стал. Какой смысл, если она сварку и химию считает родственницами, то в данном случае, можно было провести подобную аналогию, между экономикой, которую проходят в «политехе», с бухгалтерией. Молча, взял бумажку из ее рук, чем явно, разочаровал ее.

Знаете, в жизни, попадаются люди, которых хлебом не корми, а дай поругаться, обозвать, нахамить ближнему, при этом, даже косой взгляд, в их сторону, будет рассмотрен как оскорбление, а любая наглость с их стороны, должна рассматриваться как добродетель. Девушка, была, явно из этой категории людей и на мое молчание, она ответила лишь, разочарованным вздохом.

Главный бухгалтер – это прекрасно, для человека, который всю жизнь проработал в мире цифр, это очень высокая должность и я не сомневался, что, придя на предприятие, мне тут же откажут. Но каково, же было мое удивление, когда в отделе кадров, взглянув, мельком на мой диплом, сказали, что вполне им подхожу. Я попытался возразить, что ничего в этом не понимаю. На это мне ответили, что мне в этом ничего понимать и не надо, понимать будут другие, мое же дело будет заключаться только в подписывании бумаг, и за эту, не слишком обременительную работу, я буду получать, очень даже приличное, вознаграждение. Но, конечно, отдел кадров, не может взять на себя такую ответственность, как без спроса начальства, оформить на работу, такую ключевую фигуру на предприятии, как главный бухгалтер, посему, мне требовалось, пройти на аудиенцию к самому – «Боссу». Именно он, должен поставить точку, в моем вопросе, быть ли мне «министром» финансов, на данном предприятии или не быть.

Я, хоть человек и молодой, но отнюдь не глупый, что-то было здесь не чисто. Да и по телевизору, иногда проскальзывали, кое-какие интересные материальчики. Вот, на днях, показали, как лопнуло одно из очень крупных предприятий, недостача по налогам огромная, за должность по заработной плате, выше крыши, якобы за долги, было продано почти все оборудование, которое можно было только продать. Как результат, народ, который работал на этом предприятии, справедливо волнуется. Где его честно заработанные денежки? Грозя, снести здание администрации. И вот, наконец, из здания, в наручниках, выводят женщину, в видавшими лучшее времена, платье и туфлях – «Прощай молодость». По толпе прокатывается рокот, начинается давка, все пытаются достать бедную женщину и если бы не наша доблестная милиция, то свершился бы самосуд. Что за монстра вывели? – подумаете вы. Но оказывается, что эта скромно одетая женщина, уже целых полгода, являлась главным бухгалтером, данного предприятия, и все финансовые операции, проходили через нее, и именно она, является причиной банкротства. Ни директора, ни зама, не оказалось на месте, не оказалось их и дома, отбыли, на неопределенный срок, в неизвестном направлении, нет их, конечно, будут искать, чтобы они ответили по всей строгости закона. Вот только сомневаюсь, что найдут. А отдуваться за то, что они награбили, придется той бедной женщине, которая полгода, за неплохую зарплату, рисовала, на различных бумажках, свои подписи. Я, представил себя, на месте этой женщины, и меня аж передернуло. Отказаться нельзя, лишусь пособия, это, конечно, лучше, чем оказаться за решеткой. Но, почему я, из-за каких-то хапуг, должен чего-то лишаться?

В подтверждение моей догадки, возле управления, раздался, какой – то гул, я заинтересованно вышел и встал в сторонке. На улице собралась огромная толпа рабочих, они требовали директора. Тот не заставил себя долго ждать. Со стороны рабочих тут же последовали вопросы: – «Когда будет зарплата»? «Люди доведены до отчаяния, семьи голодают, нет денег на проезд, когда все это закончится»? На что директор ответил: «Да, завод переживает не лучшие времена, что предприятию должны бешеные деньги заказчики и что вся контора, чуть ли, не безвылазно, пытается выбить с них долги. Что сам директор, практически, не бывает дома, а если и бывает, то почти не ест и не спит, переживая за своих рабочих. Что ему, так же как и им нечего есть, дома у него пустой холодильник. В своих мыслях он всегда с народом и понимает его проблемы, но надо немного потерпеть и еще сильнее сплотиться в самоотверженном труде и такие забастовки только ослабят завод, нельзя допускать, ни минуты простоя». Народ выслушал своего «вождя» и стал угрюмо разбредаться, по своим рабочим местам. Что-что, а ораторские способности, у руководителя предприятия, были на высоте. Вот только образ голодного руководителя противоречил. Выглядел он, откормленным «кабанчиком», рубашка еле сходилась на пузе. На том месте, где должна находиться шея, у него болталась золотая цепь, размерам которой, позавидовала бы овчарка, охраняющая дом. Пальцы украшали огромные перстни, да и одежонка, была куплена, не на «Барахолке», одни туфли, равнялись по стоимости, неплохому автомобилю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5