Александр Державин.

Морские дьяволы. Из жизни водолазов-разведчиков Балтийского флота ВМФ



скачать книгу бесплатно

К сожалению, все эти обращения так и не были приняты во внимание. В соответствии с заключением нового начальника Разведывательного отдела штаба КБФ капитана 1-го ранга Михаила Дмитриевича Куликова и нового начальника штаба КБФ контр-адмирала Александра Петровича Александрова, что «РОН при РОШКБФ в мирное время иметь нецелесообразно», командующий КБФ Владимир Филиппович Трибуц 14 октября 1945 года подписал приказ № 0580 о расформировании Роты особого назначения в срок до 20 октября 1945 года. Так, одним, мягко говоря, необдуманным росчерком пера этим людям удалось завершить боевую судьбу уникального, качественно подготовленного разведывательно-диверсионного по др аз деления.

Капитан 3-го ранга Иван Васильевич Прохватилов после войны командовал военно-водолазной школой Главного военно-речного управления. Потом был водолазным специалистом аварийно-спасательного отдела флота. В 1951–1953 годах работал старшим научным сотрудником научно-исследовательского института ВМФ. В отставку Иван Прохватилов вышел капитаном 2-го ранга и поселился в тихой деревне Черново под Гатчиной.

После войны министр внутренних дел СССР генерал-полковник Сергей Никифорович Круглов предлагал передать Главному штабу ВМС Министерства Вооруженных сил захваченные в Германии документы, учебную литературу, снаряжение, технические средства, взрывчатое вещество повышенной мощности и находящихся в лагерях его ведомства немецких пленных – инженеров-конструкторов и других специалистов по подготовке подводных диверсантов. Однако руководство Главного штаба ВМС, все еще находясь под впечатлением от победы в войне, отказалось от его предложения, напыщенно ответив, что флоту подобные специалисты больше не понадобятся и иметь их нецелесообразно…

После окончания Второй мировой войны практически все разведывательно-диверсионные формирования советской военной разведки, включая и превосходно зарекомендовавшие себя отряды легководолазов-разведчиков, были расформированы, и до середины 50-х годов легководолазное снаряжение в армии и на флоте использовалось в основном в спасательных, инженерных и поисковых работах, а также эпизодически, в обследовании участков побережья высадки морского десанта. В те годы были отмечены лишь единичные случаи применения подводного снаряжения в особых мероприятиях разведывательных и контрразведывательных служб СССР.

Лишь спустя почти семь лет в верхах, наконец, поняли значение сил специальных операций и приняли решение о воссоздании в системе разведки ВМФ подразделений легководолазов-разведдиверсантов. Однако многое пришлось начинать практически с нуля. Самой главной потерей было то, что многие морские разведдиверсанты младшего и среднего звена, с большим опытом и желанием работать в этом направлении, уже уволились со службы.

Дело Крэбба

Первопроходцами в создании разведывательных и диверсионных подразделений легководолазов выступили итальянцы. В годы Второй мировой войны «Десятая флотилия MAC» (Ха Flottiglia MAS) во главе с капитаном 3-го ранга князем Джунио Валерио Боргезе (1906–1974) блестяще выполнила свой долг.

Итальянские боевые пловцы убедительно доказали, что горстка храбрецов способна не только уничтожать или временно выводить из строя крупные корабли, но и своими действиями сковывать значительные силы и средства противника, отвлекая от выполнения более важных задач сотни рабочих бригад судоремонтников, тысячи солдат охраны и заставляя дозорные корабли напрасно расходовать горючее и противодиверсионные заряды.

Компетентные деятели в штабах вооруженных сил и руководители разведок ВМС Германии, Японии, Великобритании и США, проанализировав успехи итальянцев в этой области, спохватились и стали лихорадочно создавать свои разведдиверсионные подразделения боевых пловцов. В освоении искусства нового направления тайной борьбы каждая сторона, анализируя известные успехи, провалы и опыт союзников и противников, шла своим путем. Техническое оснащение своих специальных морских подразделений они разрабатывали в основном в зависимости от конкретных целей, задач и способов применения. Тактика боевых пловцов была во многом сходна: диверсии совершались путем прикрепления особых подрывных зарядов и специальных мин с часовым механизмом или химическим взрывателем замедленного действия к днищам кораблей в местах их стоянок, а для доставки зарядов, мин и диверсантов-разведчиков использовались сверхмалые подлодки, подводные самоходные управляемые буксировщики, «человеко-торпеды», надводные катера и некоторые другие технические средства скрытной борьбы.

Вторая мировая война была коротким, но значительным этапом в становлении морских разведывательно-диверсионных формирований специального и особого назначения и их разведывательно-диверсионных средств. За это время подразделения боевых пловцов совершили большой и качественный скачок в своем развитии. Но конец Второй мировой войны поставил абсолютно неуместную точку в развитии формирований специального назначения. Практически во всех странах были ликвидированы подразделения боевых пловцов. Победители сами распустили своих специалистов тайной подводной борьбы, а побежденные сделали это под нажимом победителей. Казалось даже, что на подводных диверсантах поставили точку.

Но точка ехидно усмехнулась и стала запятой. Нелепейшая пауза длилась лет пять, не больше. Политическая ситуация в мире, как всегда «неожиданно», довольно резко изменилась, и время вновь затребовало высококлассных специалистов особых миссий. В мировой истории боевых пловцов открылась следующая страница.

Начало 50-х годов было отмечено возрождением подводных разведывательно-диверсионных подразделений особого и специального назначения во многих странах. В этот же процесс также включились некоторые другие государства, до этого вообще никогда не имевшие подобных формирований. Развитие сил особых миссий пошло по линии технического совершенствования и создания средств скрытной доставки (в том числе сверхмалых подводных лодок), новых видов специального оружия и снаряжения. Заинтересованные страны для всесторонней и качественной подготовки боевых пловцов начали создавать специальные школы и учебные центры, оснащенные современнейшим оборудованием, приборами, снаряжением, лабораториями, учебно-тренировочными судами и другими необходимыми средствами.

Как грибы после дождя, стали появляться подразделения боевых пловцов в западных странах. В Великобритании действует Специальная лодочная служба (Special Boat Service, SBS), в Италии – Группа подводных и диверсионных действий «Тезео Тезеи» (Raggruppamento Subacquei ed Incursori «Teseo Tesei», COMSUBIN), в Западной Германии – Рота боевых пловцов (Kampfschwimmerkompanie, KSK), в США – отряды ВМС «Море-Воздух-Земля» (Navy's Sea-Air-Land, SEAL). Во Франции создается Команда «Юбер» (Commando «Hubert», иначе Команда подводный операций, Commando d'Action Sous Marine), в Дании появляется Корпус «людей-лягушек» (Froemandskorpset), в Греции – Группа подводных диверсий (Monas Ymourhon Katastpofon, MYK) и т. д., и т. п.

СССР, успешно скрыв наличие подводной пехоты Прохватилова во Второй мировой войне, так же успешно скрывал, когда и как были возрождены подразделения подводных диверсантов. Поэтому на Западе часто попадали под соблазн приписать советским боевым пловцам Специальной разведки иностранные корни. К примеру, британские.

Карьера легендарного Лайонела Крэбба в качестве подводного пловца началась на Средиземном море во время Второй мировой войны. В сентябре 1939 года, после объявления войны Германии, матрос торгового флота Крэбб решил пойти служить в Королевские военно-морские силы. Но призывная комиссия ему отказала, так как он был маленького роста – не больше 1,58 м, и у него были слабые легкие, не говоря уже о сильной близорукости: один глаз у него видел только на двадцать процентов. Благодаря силе воли и упорству Крэбб сумел все же попасть во флотский резерв и оказаться в военно-морской базе Гибралтар. Правда, за писарским столом. В 1940 году он перешел в Патрульную службу, а в 1941 году был произведен в офицеры. Между тем война набирала обороты. Добровольцем Крэбб, получивший кличку «Чудила», «Кутила» («Buster»), устраивается в подразделение морских саперов. Из весьма слабого пловца он постепенно превратился в первоклассного пловца-ныряльщика.

В 1941 году флот Великобритании, в том числе и в Гибралтаре, понес весьма ощутимые потери от итальянских мастеров подводной войны. Утром 20 сентября под танкерами «Фиона Шелл», «Дэнбидейл» и теплоходом «Дархэм», стоявшими на Гибралтарском рейде, раздались взрывы, и они пошли ко дну. Водолазы, обследовав противолодочную сеть, заграждавшую вход в порт, обнаружили в ней дыры. В своем отчете водолазы высказали предположение, что такое могли сотворить только итальянские «люди-лягушки». Когда случилась эта диверсия, британцы даже понятия не имели о тактике боевых пловцов. Крэбб предложил Адмиралтейству создать доселе невиданную команду легководолазов (прообраз современной противодиверсионной службы), которая будет давать отпор итальянцам там же, в морских глубинах. Адмиралтейство одобрило предложение, и в Гибралтаре была сформирована специальная Группа подводных работ (Under Water Working Party) во главе с лейтенантами Лайонелом Крэббом и Уильямом Бейли.

Группа формировалась исключительно за счет добровольцев. Поначалу их снаряжение было намного хуже амуниции итальянских боевых пловцов. Они надевали обычные пляжные костюмы, теннисные туфли с привязанными свинцовыми подошвами и кислородные дыхательные аппараты, входившие в аварийные комплекты для экипажей подводных лодок Британцы постоянно работали над усовершенствованием специального подводного снаряжения, и вскоре в группе появились более или менее приемлемые резиновые гидрокостюмы, перчатки, легководолазные боты, ласты, водонепроницаемые маски и компасы.

Подводные пловцы спецгруппы вели тщательный осмотр подводных частей корпусов всех кораблей, прибывающих в Гибралтар, стоящих на рейде или в гавани. Если итальянские пловцы устанавливали подводные заряды, то задачей Крэбба и его товарищей было удаление этих зарядов. Кроме осмотра кораблей и судов британские пловцы осуществляли подводное патрулирование акватории базы.

Борьба с подводными диверсиями была весьма опасной работой, требовавшей смелости и мужества. В 1942 году Крэбб стал лучшим «человеком-лягушкой» в Великобритании. Он лично обезвреживал установленные к днищам кораблей мины, а однажды даже вступил под водой в рукопашную с итальянским подводным диверсантом. Правда, о последнем эпизоде итальянцы нигде не упоминают.

Помимо охраны базы Крэбб, периодически, стал привлекаться и к проведению особых операций. Так, в июле 1943 года близ Гибралтара, Крэбб и Бейли сумели достать с затонувшего после весьма загадочной авиакатастрофы самолета портфель с совершенно секретными документами Верховного главнокомандующего польскими вооруженными силами в эмиграции (в Лондоне) генерала брони Владислава Эугениуша Сикорского (1881–1943).

Специальная группа подводных работ действовала в Гибралтаре вплоть до выхода Италии из войны в сентябре 1943 года. Война же с Германией продолжалась, и Крэббу с коллегами опасной работы хватало.

Осенью 1943 года Крэбб занимался изучением трофейных человекоуправляемых торпед. Затем был командирован в Италию, имея задание разыскать и собрать лояльных союзникам специалистов из Десятой флотилии MAC. Его поиски не были продолжительными. Итальянские боевые пловцы, узнав о его прибытии, сами явились к нему. Вскоре из бывших противников был создан особый отряд морских диверсантов, который включился в борьбу с Германией. Кроме этого, через новых товарищей по оружию Крэбб собрал очень ценную информацию, как о подводных транспортировщиках, так и о новейших типах присасывающихся мин и мин-сюрпризов с элементами неизвлекаемости, которые после прикрепления невозможно было снять с днища корабля. Также с помощью итальянцев были значительно усовершенствованы британское специальное легководолазное снаряжение и дыхательные аппараты. Бывшие враги уже сотрудничали как лучшие друзья.

В 1945 году Лайонел Крэбб стал командиром всех военных пловцов, обеспечивающих кораблям союзников безопасность в портах Северной Италии. Кроме того, его подчиненные использовались и в операциях по спасению экипажей затонувших кораблей и подводных лодок Приземистый, крепенький коротышка с орлиным носом, с властными манерами, он стал легендарной личностью в особом подводном виде военного искусства.

После войны лейтенант-коммандер Крэбб, как ведущий эксперт по организации специальных подводных работ, был направлен на Ближний Восток – в Палестину, которая находилась под мандатом Великобритании. Там он продолжил заниматься предотвращением морских диверсий. В порту города Хайфа им лично была обнаружена мощная мина, прикрепленная еврейскими террористами к одной из опор пирса, к которому должен был пришвартоваться британский эсминец. В 1948 году на основе решения ООН на земле Палестины было образовано Государство Израиль. Еврейские террористические группы стали частью израильской армии, которая в делах, где видела для себя выгоду, стала сотрудничать с бывшими врагами.

Крэбб, как и многие другие мастера специфических дел, оказался не у дел. Вскоре его в очередной раз наградили и демобилизовали. Однако, будучи морским офицером-резервистом, связь с Адмиралтейством и британской разведкой он не потерял. Время от времени ему поручали обследовать затонувшие корабли и мели, и за каждое погружение платили пятьдесят фунтов стерлингов. Одно время он занимался также испытанием водолазного снаряжения фирмы «Хейнке». Военные подвиги Крэбба стали забываться, и постепенно его имя перестало появляться на страницах газет, хотя, например, в 1950 году он участвовал в весьма сложной операции по спасению моряков, запертых в подводной лодке «Тракуле», затонувшей в устье реки Темзы при столкновении с большим танкером.

В 1952 году Крэбб возвращается на службу в Королевский военный флот и принимает участие в секретных разработках техники подводных кинофотосъемок и минной войны. Его также привлекают к работе в особом морском дивизионе, разрабатывавшем технику прикрытия при проведении специальных операций. Известно также, что в 1953 году он выполнял весьма сложные задания, участвуя в подводных операциях в зоне Суэцкого канала.

Неожиданно для всех Лайонел женился, однако миссис Крэбб редко видела своего мужа. Ведя еще одну, тайную от всех жизнь, он частенько исчезал, а, вернувшись, объяснял свое отсутствие коротко, но весьма загадочно: «Так, ходил промочить ножки». Не удивительно, что однажды, вернувшись домой после очередной таинственной вылазки «промочить ножки», Крэбб не обнаружил жены. Она ушла от него. Лайонел воспринял случившееся спокойно. Он вообще был человеком хладнокровным и невозмутимым. Среди друзей Крэбб считался большим оригиналом и человеком крайне загадочным. Никто не знал, чем именно он занимается и кому подчиняется. В то же время многие считали, что он выполняет какие-то секретные поручения правительства.

В 1955 году Крэбб неожиданно переехал из Портсмута в Лондон и устроился на работу в небольшую фирму по продаже мебели. Сняв небольшую квартирку, он первым делом повесил в шкафу свой любимый итальянский гидрокостюм.

У одного из друзей Крэбба были связи в, так сказать, интеллектуальных кругах Лондона, и он познакомил его с весьма интересными людьми. Например, с Кимом (Гарольдом Адрианом Расселом) Филби (1912–1988) – советским агентом, с 1940 года служившим в британской разведке. Или, например, с родственником и советником королевы Елизаветы II, хранителем Королевской картинной галереи, бывшим видным сотрудником британской контрразведки МИ5 (Security Service) сэром Энтони Фредериком Блантом (1907–1983), который также являлся действующим советским агентом. Были и другие агенты советских спецслужб, пристально наблюдавшие за коммандером Крэббом в Великобритании. Проще говоря, специалист по особым подводным операциям, сам того не ведая, находился под колпаком советских спецслужб.

По воскресеньям Крэбб аккуратно посещал римско-католическую церковь, а в будние дни в местных барах от него частенько слышали, что в Королевских ВМС о нем совсем забыли. Выпив, он с возмущением всем и каждому рассказывал, что его выгнали из ВМС. Однако на самом деле это было не так В списках личного состава на 1956 год его имя числилось в рядах подводных пловцов специального отдела плавбазы «Верной» («Vernon»), находящейся в Портсмуте. Неприметная же фирма, где «трудился» Крэбб, была обычной «крышей» для тайных встреч агентов британской разведки МИ-б (Secret Intelligence Service). Таким образом, жалобы Крэбба по поводу несправедливого увольнения были частью прикрытия его второй тайной жизни.

Периодически Крэбб продолжал исчезать, и с каждым разом его таинственные отлучки становились все продолжительнее. Когда Крэбба спрашивали, где это он пропадал, то в ответ слышали его обычный ответ: «Да так, ходил промочить ножки».

В середине июня 1953 года новейший легкий крейсер «Свердлов» под командованием капитана 1-го ранга Олимпия Ивановича Рудакова (1913–1974) нанес официальный визит в Великобританию и принял участие в военно-морском параде в Портсмуте по случаю коронации Ее Величества Королевы Великобритании Елизаветы II. Парады по такому поводу ведут свое начало с конца XIX века и превратились в одну из британских традиций, когда хозяева демонстрируют морское величие державы, а приглашенные страны-участницы, как правило, посылают на парад один из лучших своих кораблей. Кстати, в 1937 году в двадцатичетырехлетнем возрасте Рудакову уже доводилось совершать поход в Портсмут, только тогда на линкоре «Марат» по случаю коронации Георга VI (1895–1952).

В 1953 году в ВМС Советского Союза наиболее внушительными из надводных кораблей считались легкие крейсера проекта 68-бис, которые начали вступать в строй в 1952 году. Надо отметить, что в то время корабли этого проекта действительно были самыми быстроходными и весьма маневренными, в том числе и за счет очень обтекаемой формы подводной части корпуса. Клету 1953 года в строю уже находились шесть таких кораблей. Головной из них – крейсер «Свердлов» – стал визитной карточкой СССР на параде в Портсмуте.

Подготовка корабля, его техники и личного состава к первому послевоенному дальнему походу началась еще в апреле. На крейсере по несколько раз был проверен каждый механизм и прибор. За десять дней до выхода были получены пособия, лоции и иностранные карты района плавания, а специально созданная комиссия проверила и дала свое заключение о готовности личного состава корабля к походу. Кроме того, экипаж «доукомплектовали» флотскими артистами из ансамбля песни и пляски, а также спортсменами – чтобы за границей показать способности «простых» советских моряков. Наконец, готовность крейсера лично проверил главнокомандующий ВМС адмирал Николай Герасимович Кузнецов.

Перед походом британцы прислали в Балтийск, где базировался «Свердлов», своего фотографа, который как будто бы должен был сделать репортаж о крейсере для иллюстрированного журнала. Фотокорреспондент оказался весьма ловким парнем. Снимая матросов на палубе, он нацеливал объектив так, что в кадр попадали рейд, причалы, строения и другие важные объекты базы. Контрразведчики сразу поняли, что имеют дело не с простым журналистом. Фотографа пригласили на банкет, где поили водкой, пока тот не свалился под стол. Отснятые пленки засветили, а утром британцу сказали: что же ты, друг, так напился, что все фотопленки себе засветил. А неофициально добавили: извини, ты хороший мужик, но мы из-за тебя получили выговор – теперь снимать будешь только то, что мы разрешим. Корреспондент не обиделся – понял, что его неофициальная миссия известна. Более того, он написал о советских моряках в принципе неплохую статью.

На день выхода в море офицерский состав кают-компании «Свердлова» неожиданно вырос на полтора десятка персон. В основном это были капитаны 3-го ранга и несколько капитан-лейтенантов. Их скромная офицерская форма была не более чем камуфляж, а их настоящие звания были совсем иные и даже не обязательно флотские. Среди них находилось и несколько генералов и адмиралов. С какой целью эти «друзья» внедрились на корабль, и чем они собирались заниматься в Великобритании, личный состав мог только догадываться.

6 июня «Свердлов» начал поход. Погода благоприятствовала. Благополучно миновав довольно оживленный район проливов из Балтийского в Северное море, крейсер взял заданный курс и довольно резво пошел на Портсмут.

Специалистов британских Королевских ВМС, наблюдавших на Спитхедском рейде Портсмутской военно-морской базы за сложной постановкой крейсера на якорь, так называемой «постановкой на фертоинг», поразила невероятная маневренность корабля. Вместо общепринятых сорока пяти минуту «Свердлова» на это ушло всего-навсего одиннадцать с половиной минут. К примеру, пришедший ранее американский крейсер «Балтимор» постановку на фертоинг проводил два часа, а у французского легкого крейсера «Монкальм» на это же ушло уже целых четыре часа. С этого момента британская разведка жаждала выяснить секрет маневренности русского крейсера. Разузнать что-либо о новейших технологиях русских в области кораблестроения через свою агентуру в СССР в то время не представлялось возможным, поэтому основная роль в разрабатываемой операции отводилась боевым пловцам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13