Александр Богомягков.

В глубоких снегах Вайтноурдинга. Часть 1. Легенды внутреннего мира



скачать книгу бесплатно

– А мы спиртного в доме не держим. Уж извини, Семён. Ты же знаешь, я не пью, – виновато отозвался Александр, открывая двери квартиры ключами. Да, его квартира была рядом с лестницей на чердак, а квартира его друга, напротив. Они жили в этом доме с самого раннего детства. Вместе ходили в детский сад, потом в школу. А потом Александр ушёл в армию, а его друга не взяли по состоянию здоровья. С тех пор их дороги немного разошлись, а дружба несколько поувяла. В последнее время они, несмотря на то, что жили напротив друг друга, виделись нечасто и общались мало. Но, даже то, что я назвал общением, были просто короткие встречи в подъезде или на улице. И сейчас они оба обрадовались, что смогли вот так вот, внезапно, принять участие в общем деле. Это напомнило им обоим далёкое детство. И каждый из них, где-то в глубине души, почувствовал маленькую тоску по тому светлому времени, когда все их считали друзьями – не разлей вода.

– Да не вопрос, Сань, нет, так нет! – Проводил взглядом друга Семён. Он только сейчас заметил, что, когда побежал в погоню за котом, ничего на себя не одел из тёплых вещей. Его сразу охватила лёгкая дрожь, а тело покрылось «гусиной кожей».

– Вась – Вась – Вась – Вась! – Звал Шептунов, всматриваясь в темноту чердака. – Где ты, паразит? Иди к папочке! Вась – Вась! – Но на его зов никто не откликался. На тёмном чердаке не раздавалось ни звука. И только сквозняк гудел, нарушая мрачную тишину. Семён решил пройти ближе к чердачному окошку, ему показалось, что там мелькнула какая-то тень. Но, не успел он сделать и нескольких шагов, как запнулся за что-то лежащее на полу и, с помощью свободного падения, быстро достиг чердачного окна. Его лицо оказалось в кучке снега, наметённого с улицы через открытые ставни. Получив непредвиденный заряд бодрости, Семён вскочил на ноги, машинально отряхиваясь и фыркая от, попавшей в нос, свежести.

– Вот же, твою дивизию!!! Ну, попадись ты мне сегодня, неблагодарная тварь! Я с тебя всю шкуру спущу! Попросишь ты у меня рыбки! Попросишь молочка! Неделю жрать не будешь! Нет, две недели! Я тебе покажу, как из дома сбегать! Ты у меня домой проситься будешь, а я скажу:" Хрен тебе с маслом!» – от этих слов Семён почувствовал, что ему стало, даже чуть-чуть теплее. И он продолжил поиски кота.– Ну, где ты там? Где? Вась – Вась! Иди к папочке скорей.

– Ты с кем там беседуешь, дружище? – Спросил Александр, влезая на чердак и включая фонарик.

– Дак, с этим говнюком Василиском, с кем же ещё?

– Уже нашёл?

– Да кого там найдёшь впотьмах. Ты давай, Сань, свети по углам, я чувствую, что этот засранец где-то здесь затаился.

И они метр за метром прошли весь чердак, осмотрели каждый тёмный угол, но кота нигде не было.

– Ну, что, нету твоего зверя, – подвёл итоги Александр.

– Чертовщина какая-то. Я даю тебе руку на отсечение, что видел Ваську здесь пять минут назад, пока ты за фонарём ходил.

– Может, показалось? Впотьмах чего только не привидится.

– Может и показалось, – озадаченно почесал затылок Семён. – А давай ещё разок всё пройдём посмотрим.

Ну так, на всякий случай.

И они ещё раз обшарили весь чердак, но безрезультатно.

– Ладно, хватит, – сдался хозяин кота, – я чёт уже замерзать начинаю. Пойдём вниз. Жрать захочет – сам прибежит.

– Как скажешь. А может ещё поищем?

– Бесполезно! И я понял почему!

– Почему? – Александр недоумённо посмотрел на друга детства.

– Потому что я вспомнил, что сегодня пятница тринадцатое! – Со знанием дела заявил Семён. – Сегодня вся нечисть на охоту вышла, вот и лютует.

– А причём тут Василиск? – Окороков направил фонарик в лицо друга детства и настойчиво повторил, – Ответь, при чём тут Василиск?

– Выключи фонарь! – Почти приказал Шептунов так, что Александру пришлось подчиниться. – Слазь вниз! – Продолжал приказывать хозяин кота. Александр послушно стал спускаться с чердака. За ним поспешил и его, не совсем уклюжий, приятель. Когда его ноги дошли до последней ступеньки лестницы, одна из них соскользнула, а за ней и вторая, и он повис на руках, замер на пару секунд, как говорят между небом и землёй. Затем руки не выдержали немалого веса тела, и Шептунов с сильным грохотом рухнул всей стокилограммовой тушей на пол коридора. На несколько секунд установилась абсолютная тишина. Александр растерянно замер на месте. Его рот самостоятельно открылся и произнёс:

– Чего ж ты так неаккуратно, Сём? Ничего не сломал?

– Если и сломал, – закряхтел Шептунов в ответ, – то только доски на полу, – он медленно сел и, подавая руку Александру, добавил. – Помоги-ка.

Наш герой с трудом вытянул за руку его тяжёлую тушу, а тот продолжал:

– Нет, ну ты видал, а?

– Чего?

– Как нечисть сегодня лютует? Сначала Василиск, теперь я. Вот тебе и пятница! Вот тебе и тринадцатое! А ты говоришь, причём тут Василиск, да причём… Что, теперь сам убедился?

– В чём я должен был убедиться?

– Да ты чё, совсем что ли дурак, Саня? У него, понимаешь, на глазах такие дела творятся, а он глупые вопросы задаёт!

– А что тут особенного произошло? Ну, свалился ты с лестницы, и что? Сразу нечисть виновата?

– А Василиск?

– Что Василиск? Он у тебя что, раньше никогда не убегал что ли?

– Убегал, – согласился Семён. – Да, он убегал, но всегда находился! И всегда на чердаке! А тут пропал наглухо, и всё потому, что пятница тринадцатое. Так что сегодня мы его не найдём – это точно. А завтра, глядишь, сам вернётся. Так-то, дружище. Что, теперь дошло? – И он внимательно посмотрел на Александра, ожидая адекватной реакции на свою, как ему казалось, умную речь. Но скоро торжество на его лице сменилось на кислую мину, потому что в ответ он услышал:

– Я в такую ерунду не верю и верить не собираюсь! Это всё сказки и суеверия неграмотных людей! Пугай ими своих детей перед сном. Никакой нечисти не существует! И никакой пятницы тринадцатого тоже!

– Но сегодня же пятница тринадцатое, – удивился Шептунов. – А ты говоришь – не существует. Как же не существует, когда вот она сейчас есть?

Александр понял, что немного перегнул палку и, пытаясь исправить напряжённую обстановку, миролюбиво хлопнул друга детства по плечу:

– Ну да, Сём, сегодня пятница, обычный день. А тринадцатое – это просто число и всё. Твой кот пропадал и в другие дни. И упасть ты мог в любой другой день, так ведь? – И Александр с надеждой посмотрел на Семёна, ожидая от него понимания и согласия.

– Так-то оно так. – Вздохнул Шептунов. – Да только кот пропал именно сегодня. И упасть я мог в другой день, да не упал. А вот сегодня целых два раза. Один на чердаке, пока тебя не было, а второй здесь, при тебе. И это железные факты. А против фактов, как говорится, не попрёшь. Я был бы рад, чтобы этого ничего не было. Но всё это случилось с нами именно сегодня и именно тринадцатого, в пятницу!

Своими словами Шептунов убил в Александре всякое спокойствие. Он вывел его разум из равновесия, из которого его уже давно никто не мог вывести. Видимо те, кто следили за равновесием, ушли на обеденный перерыв. Окороков с негодованием махнул рукой и, открывая двери своей квартиры, гневно вскричал:

– Да ну тебя! Да ну вас всех с вашей пятницей! Да ну вас с вашими котами, обедами, коленями и локтями!!! Вы что думаете все, что я лошара последний? Что я тупица и идиот и ничего не понимаю? Всё я понимаю, ещё побольше некоторых! И деньги я тоже могу найти! И найду! – Прокричал он, уже входя в квартиру, и со всего маху захлопнул за собой дверь.

– Да ты чё, Сань? – Шептунов замер в удивлении, тупо глядя на захлопнувшуюся перед его носом дверь, на которой красовался номер тринадцать. Он постоял ещё около минуты на месте, а затем зашёл в квартиру напротив, то есть к себе домой.

– Саша, это ты? – услышал Александр голос жены, когда не совсем миролюбиво закрыл дверь перед другом детства Шептуновым. – Я слышала, хлопнула дверь.

– Да, это я, – подавляя кипящий внутри гнев, отозвался Окороков.

– Ну, как там Василиск, нашли? – Голос его супруги говорил о том, что она ходит по квартире.

– Неа, – однозначно ответил Александр и положил фонарик на место в кладовке. – Весь чердак два раза обыскали, и всё без толку.

– Ты знаешь, что у нас нет хлеба? – Слышался голос откуда-то с кухни. – Сходи, пожалуйста, купи. Я готовлю ужин, мне некогда.

– Хорошо, милая, я схожу, – автоматически ответил Александр. Почему автоматически, спросите вы, да потому что внутри его естества бушевал целый ураган страстей. Он уже давно не помнил себя таким эмоционально заведённым, как в этот вечер. Ведь он считал себя уравновешенным и спокойным человеком. Да, по сути, так оно и было. А тут его вывела какая-то ерунда. И поэтому Александр мысленно разбирался внутри себя, что произошло, а его внешняя оболочка разговаривала с женой. Итак, внешняя оболочка, получив наставления по поводу похода в магазин за хлебом, отправилась в пункт назначения. Но мыслительный процесс внутри продолжался. «Они что все сговорились, что ли? И как только можно верить в такую чепуху? Мы живём в двадцать первом веке, какая может быть нечистая сила? Какие там ещё высшие силы? Какое равновесие? Как это всё может быть связано с обыкновенной пятницей, на которую просто случайно выпало тринадцатое число? Ну, неужели нельзя включить здравый смысл и попробовать объяснить себе все эти события, не приплетая сюда никакие средневековые суеверия про всякую там нечисть?» Александр ненадолго прекратил глубокие размышления, сам испугавшись своих мыслей. «Иду за хлебом. Надо купить хлеб», – попытался успокоить себя Окороков старым проверенным приёмом. «Обычный день. Пятница тринадцатое – обычный день. Надо купить хлеба в пятницу тринадцатого», – он, вдруг, стал замечать, что его мысли путались. В голове творилось что-то непонятное. И успокоиться никак не получалось. «Обычный день. Иду за хлебом. Обычный день», – продолжал мысленно твердить мужчина. И тут его осенило. «Стоп, – подумал он. – А что, если мне доказать себе и, одновременно, всему человечеству, что пятница тринадцатое – это просто обыкновенный день?» – от такой идеи Александру показалось, что каждая клетка его естества закричала:" Да! Сделай это! Докажи всему миру! Убеди всех, что все сложности бытия на самом деле весьма просты. И пусть тем, кто думает иначе, станет стыдно за их темноту и неграмотность! Да, да, да! Я докажу всем!!!

Это станет моей теоремой жизни, теоремой бытия. Теорема бытия Окорокова, а что звучит очень неплохо!»

Мысли Александра привели его в сильное возбуждение. Ему показалось, что кто-то зажёг внутри него лампочку, и эта лампочка пролила свет на некоторые тайны мироздания. И ему открылось то, что другие не знали и не замечали. «Мою теорему начнут изучать в школах, а, может быть, и в вузах, погрузился в сладкие грёзы Окороков, – Возможно, даже придумают новую науку на основании моих исследований! И мне присвоят докторскую степень! Возможно, даже памятник поставят, посмертно!» – Слеза умиления выступила на глаза новоиспечённого доктора наук. А мечты всё более смело развивались в его голове: «Тогда в этот день, тринадцатого ноября, учредят праздник в честь моего гениального открытия. Учёные со всего мира станут приезжать в наш город, чтобы возложить цветы к моему памятнику. Они будут восхищённо и почтительно шептаться о том, какой великий человек был Александр Окороков!» – Тут он остановился и вслух произнёс: «Так-так! Сейчас главное – доказать мою теорему бытия. Сначала себе, ну а потом уже всему цивилизованному миру. Думай, Окороков, думай!» – мысленно подбадривал себя будущий гений, – Как можно доказать, что пятница под номером тринадцать – это простой и обычный день? А доказать можно только на опытном примере. Все гениальные люди ставили свои опыты сначала на крысах, мышах или лягушках. Поскольку ни мышей, ни крыс, ни, тем более, лягушек, под рукой у меня нет, я вынужден перейти сразу ко второму этапу своих научных изысканий. Итак, я сам становлюсь подопытным объектом и, одновременно с этим, учёным, который проводит исследования. Что мы имеем для доказательства теоремы бытия? Я утверждаю, что пятница тринадцатое – это обыкновенный день, и мне необходимо это доказать.» – Тут Александр заметил, что уже некоторое время стоит на месте и почти вслух рассуждает сам с собой. А вокруг него город живёт своей вечерней ритмичной жизнью. Машины мчатся по дорогам, озабоченные суетой пешеходы снуют туда-сюда. И никому из них нет никакого дела ни до него, ни до его великой теоремы. Окороков оглянулся по сторонам, негромко кашлянул и пошёл в супермаркет за хлебом. Но думать он уже не переставал. Он уже просто не мог перестать думать. Смутно вспоминая азы геометрии и методы доказательства теорем, он, наконец, остановился на методе доказательства от противного, в то время как его тело покупало хлеб, расплачиваясь на кассе. «Эврика!» – мысленно воскликнул Александр, когда уже шёл обратно, неся в руках пакет с хлебобулочными изделиями. «Предположим, – думал он, – что нечисть всё-таки существует. И она, действительно, активизирует свои действия именно в этот день, тринадцатого в пятницу. Где она может тогда обитать? Где у неё гнездовья или среда обитания? Все утверждения, основанные на просмотренных кинофильмах и прочитанных книгах про, всяких там, упырей, чертей и прочую гадость, наводит меня только на одну мысль – кладбище. Итак, я, исследователь Александр Окороков, самолично посещу среду их обитания сегодня, в пятницу тринадцатого ноября две тысячи пятнадцатого года для того, чтобы опровергнуть или, наоборот, доказать верность моей теории о том, что данное число – это обыкновенный день. Для этого я сяду на автобус под номером 12 и доеду до конечной остановки данного маршрута, называемым село Мутное и пройду до кладбища, расположенного вблизи данного населённого пункта. Там я буду находиться в непосредственной близости от могил, то есть среды обитания нечисти, ровно до 24:00 часов, иначе говоря, до начала следующих суток. Если в течение этого времени я не обнаружу никаких признаков, так называемых паранормальных явлений, то я тем самым, докажу верность своей теории и ошибочность противоположной.» Александр остался вполне доволен своими умственными рассуждениями. Он уже подходил к дому, и его настроение явно улучшилось.

– Дорогая моя жена! – Официально заявил он, отдавая пакет с хлебом супруге. – Я должен ненадолго отлучиться!

– Это ещё зачем? – Подозрительно покосилась на него женщина. – Куда отлучиться? Давай раздевайся и садись к столу, ужинать будем.

– Я не могу сейчас думать о каком-то там ужине. Мои мысли заняты другими вещами. Верь мне, это очень важно и необходимо не только мне, но и всему цивилизованному миру! – Не меняя официальности в тоне, сказал Александр, скидывая куртку и зимние ботинки.

– Ты что выпил что ли? – Женщина поднесла нос ко рту мужа и принюхалась.

– Ты же знаешь, дорогая, что я уже десять лет, как завязал. – Отрешённым голосом ответил Александр.

– Завязал. Да дружок твой закодычный не завязал! – Жена деловито подбоченилась. – Давай, мой руки и за стол.

– Позже, милая, позже, – Окороков забегал по квартире, пытаясь одновременно раздеться и вспомнить на чём остановились его научные мысли.

– Пап, проверь, я правильно решила задачу? – Послышался ещё один, отвлекающий его голос, дочери, которая сидела за столом в комнате и что-то писала.

– Позже, всё позже, – машинально бубнил будущее светило науки. Он приложил обе ладони ко лбу, пытаясь включить мозговую систему на полную мощность.

– Когда позже? – Не отставала девочка. – Папа, когда? Можно я пока мультики посмотрю?

– Смотри что хочешь. – Произвольно вылетали слова из открытого рта мужчины. Он испугался, что потерял нить мыслей, которую вёл, пока ходил в супермаркет.

Урааа! – Радостно закричала дочурка, включила телевизор и добавила звук.

– В такой обстановке просто невозможно работать! – Почти простонал Окороков. По-прежнему держась за голову, он выскочил из комнаты на кухню.

– У тебя что, голова заболела? – Забеспокоилась жена.

– Нет, родная моя! Моя голова сегодня ясная, как никогда! – Ответствовал новоявленный учёный. – Вспомнил! Я всё вспомнил! – Александр радостно вскинул руки кверху.

– Что ты вспомнил то? – Ласково улыбнулась женщина.

– Ты всё равно не поймёшь, – Отмахнулся мужчина. – Но мне нужно срочно отлучиться!

– Скажи, куда это ты собрался, на ночь глядя? Давай-ка, садись ужинать, – супруга положила обе руки на плечи своего мужа.

– Некогда, некогда, Котёнок, – отстранился от неё Окороков, – Ты лучше скажи, где мои унты, которые мы купили на рынке прошлой зимой?

– В кладовке. А зачем они тебе?

– Спасибо, милая! – Не обращая внимания на тревогу в голосе жены, Александр уже шарил в кладовке. – Ага, вот они! – Он вытащил найденные унты и тут же стал натягивать их на ноги.

– Ты что, серьёзно? – По-настоящему забеспокоилась женщина.

– Более чем, – коротко ответил мужчина, одевая новую рабочую куртку и укладывая сотовый телефон во внутренний её карман.

– Я тебя никуда не отпущу, пока ты не скажешь мне, куда ты собрался! – Жена перегородила выход своей фигурой в то время, пока её муж тянулся за шапкой. – У тебя что, появилась другая женщина? – Надрывно-истерично спросила она

– Ты ошибаешься, моя милая! – Отвечал наш герой, ласково убирая руки жены. – О, как ты ошибаешься!

– Тогда куда ты идёшь?

– Я не могу тебе сейчас сказать. Но знай, что это всё ради науки! – Александр подумал, что такой ответ вряд ли удовлетворит супругу и добавил, – И ради вас. Ради тебя и наших детей! Поверь, Котёнок, ты ещё будешь мною гордиться, когда я вернусь! – И Александр решительно толкнул входную дверь от себя.

– Куда ты?! – Почти взвизгнула жена и потянула ручку двери на себя. – Сейчас же говори, куда ты идёшь?!

– Поцелуй от меня детей, – мягко и таинственно проговорил Александр и, победив супругу в дверной борьбе, выскочил из квартиры наружу. – Я вернусь завтра утром, – добавил он, сбегая вниз по ступенькам.

– Кто она?! Кто эта стерва?! – Дико визжала жена из открытых дверей.

– Наука! – Гордо и громко ответил наш герой, выбегая на улицу.

– Ух! Кобель! – Злобно прошипела женщина и гневно захлопнула дверь в квартиру.

Александр, несмотря на небольшой семейный скандал, находился в прекрасном расположении духа. Он и сам не заметил, как дошёл до автобусной остановки, как дождался двенадцатой маршрутки, и как сел в неё, удобно устроившись на сидении у окна. Сейчас он снова смог спокойно погрузиться в свои мысли. Ему уже грезилось, как он получает премию нобелевского лауреата за экстраординарные достижения в научных изысканиях. Как папарацци окружают его, не давая выйти из служебной машины. Как многие знаменитости уважительно пожимают ему руку, а простые смертные стоят рядом, в огромной очереди, в надежде получить его автограф. Затем, его мечтания становятся ещё смелее. Вот уже сам президент лично вручает ему звезду Героя России за спасение человечества от великого заблуждения, под названием пятница тринадцатое, и благодарит его за то, что он, не щадя живота своего, провёл такие, опасные для жизни и здоровья исследования. И как он, Александр Евсеевич Окороков, вместе с президентом обращается к гражданам России в новогоднем поздравлении, давая им отеческие напутствия на предстоящий год. Затем он едет в Кремль вместе с главой государства, где пьёт с ним чай и обсуждает важнейшие вопросы внешней и внутренней политики. Ну а потом он летит в Ватикан, где сам папа римский пожимает ему руку и вручает награду за весомый вклад в искоренении богомерзкой ереси, под названием пятница тринадцатое. И когда лауреат многих премий, кавалер орденов и просто спаситель всего человечества, спускается из дворца папы римского по красной ковровой дорожке под усиленной охраной спецслужб, большой симфонический оркестр играет гимн, написанный специально в его честь. Вдруг, звуки оркестра прерывает негромкий женский голос:

– Молодой человек. – Все награды и титулы учёного мирового масштаба вмиг улетучиваются вместе с приятными мечтами, и мужчина, вдруг снова оказывается в обычной трясущейся маршрутке.

Александр увидел рядом с собой пожилую даму, которая что-то от него хотела. – Молодой человек, разрешите мне поговорить с вами о Том, Кто знает про вас всё?

Окороков невольно начал озираться по сторонам. Лёгкая тревога стала проникать в его сердце. «Неужели я проговорился вслух, когда мечтал? – Подумалось нашему герою. – Как же можно быть таким неосторожным во времена жёсткого плагиата и утечки информации?»

– Кто это такой? За мной что, уже следят? – Как можно спокойнее попытался спросить он пожилую женщину.

– О, да, – отозвалась она, с улыбкой глядя на нашего героя. – Он следит за вами всю вашу жизнь и хочет, чтобы вы узнали о Нём сегодня.

– И что, Он так просто раскроет мне своё имя? – полушёпотом спросил Александр.

– Да Он никогда и не скрывал Его, – добродушно ответила дама, – Он знает все ваши проблемы. Он знает, чем вы занимаетесь и, даже куда вы сейчас едете. Он хочет быть с вами и спасти вас!

«Неужели эта старуха тайный агент? – Мелькнула страшная мысль в голове учёного-любителя. – Говорит, что кто-то уже всё знает про меня. Неужели моё имя уже засветилось?»

– Спасти от чего? – Александр недоверчиво покосился на свою попутчицу. Он страстно искал подвоха в мягких словах пожилой дамы и не находил его. Вдобавок для себя, он обнаружил, что когда он смотрит в добрые и какие-то родные, глаза старушки, то ему хочется, почему-то, доверить ей, незнакомой ему личности, все свои секреты и, даже и саму жизнь. Это, непонятное для него чувство, слегка настораживало Александра. – Кто вы такая? – Всё тем же полушёпотом спросил он собеседницу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11