Александр Бобров.

Все реки, набережные и мосты Москвы



скачать книгу бесплатно

Путь от Дорогомиловской заставы до истока Москвы охватывает около 200 километров речного пути. Первый маршрут по долине Москвы-реки начнется с шедевра русской храмовой архитектуры – церкви Покрова в Филях. Она стоит на высоком берегу реки, но сейчас, правда, отделена от нее производственными и складскими сооружениями Северного речного порта. Проехать к церкви лучше с набережной от Краснопресненского центра, сразу свернув налево, мимо Краснопресненского парка, затем еще раз налево по Шмитовской улице, через мост – и тогда слева вы увидите стройный силуэт храма Покрова Богородицы. Сверните к нему, полюбуйтесь им и посетите небольшой музей при храме. Это красивейший и один из первых (1693 г.) храмов архитектурного стиля, который принято называть нарышкинским барокко, по имени владельца села Фили боярина Льва Кирилловича Нарышкина, дяди Петра I.

БЛИЖНИЕ ДАЧИ

На первом от мегаполиса участке Москвы до города, перед станцией Барвиха железнодорожной линии Усово – Москва, по берегам – много дач, действующих и приватизированных баз и лагерей отдыха, села Петровское, Ильинское на левом берегу, Жуковка, Новолуцкое – на правом. Сюда можно добраться редким рейсовым автобусом или автотранспортом, найти подход к реке, место на оборудованном пляже, открытые бары и шашлычные на берегу, но, конечно, надеяться на уединение и полноценное свидание с природой и Москвой-рекой не приходится.

Памятка читателю

В 25 км от Москвы находится станция Барвиха, а рядом с ней – село Барвиха. Здесь, на высоком правом берегу ручья Соминка, сохранилось Барвихинское городище. Во время археологических раскопок в 1925, 1958, 1962 гг. и позже здесь были обнаружены остатки жилищ, глиняного жертвенника, многочисленные предметы из глины, кости, железа, бронзы. В советский период Барвиха стала элитарной дачной местностью. Одним из первых природные достоинства Барвихи и ее близость к Москве оценил писатель А.Н. Толстой, который долгое время здесь жил. В Барвихе в советский период был создан элитарный дом отдыха.

За Барвихой находится еще один элитарный дачный поселок – Жуковка, где в советские времена любили отдыхать политические деятели, военачальники, литераторы. На даче в деревне Жуковка жила и дочь И.В. Сталина С.И. Аллилуева, вначале с детьми, а потом, когда они выросли, – одна. Здесь она в 1963 г. написала свои первые мемуары «Двадцать писем к другу».

Совсем недавно, в 2000 году, в поселке Жуковка открыли новый арт-комплекс «Дача», задуманный как артистический салон и место летнего отдыха, как своего рода альтернативный вариант шумным и беспокойным ночным клубам. Хозяйкой и распорядительницей арт-салона с атмосферой старинной российской дачи стала Александра Вертинская – тезка знаменитого деда, художница и коллекционер антиквариата. Здесь можно увидеть причудливое сочетание европейских и восточных предметов домашнего обихода, картины и этюды известных и не слишком прославленных художников, много всяких красивых мелочей, так украшающих быт.

Некоторые экспонаты можно купить, другими можно только любоваться. Одна из изюминок «Дачи» – фотографии дачной жизни россиян из собрания коллекционера Михаила Золотарева, это своего рода энциклопедия русской дачной жизни в XIX–XX вв.

Речные блики

В Одинцовском районе, в 3 километрах от МКАД, возле села Ромашково строится этнографическая деревня на 16 сотках (по сравнению с некоторыми участками на этом направлении, – пятачок). В этнодеревне – старинная изба, привезенная из Нижегородской области, скульптурные композиции по мотивам русского фольклора, ремесленные мастерские, избушка на курьих ножках и кухня национальных блюд. Неподалеку возвышается церковь Николая Чудотворца. Ее деревянная предшественница принадлежала самому Патриарху Московскому Филарету – отцу первого царя из рода Романовых Михаила. Музей под открытым небом его организаторы намереваются сделать бесплатным, что было бы приятной неожиданностью в районе престижных дач и самых высоких цен.

Одинцовский район, особенно та его часть, что раскинулась по обоим берегам Москвы-реки, занимает особое и привлекательное положение в ближнем Подмосковье. Но славен он в истории другим.

Памятка читателю

Одинцовский район к западу от Москвы непосредственно примыкает к границе столицы. Это развитый индустриально– сельскохозяйственный регион, который славится еще своими здравницами и зонами отдыха, создавшими курортную зону «Подмосковная Швейцария». Площадь его 1235,4 кв. километра, население стремительно растет. В 1957 году Звенигородский район объединили с Кунцевским, в 1960 году Кунцево вошло в Москву, а Кунцевский район переименовали в Звенигородский с административным центром в Звенигороде. В 1965 году образован Одинцовский район, куда целиком вошел Звенигородский район, но сам Звенигород получил статус города областного подчинения со своей администрацией.

Одинцово – селение, известное в течение шести веков. Оно было вотчиной боярина Одинца-Домотканова, служившего Дмитрию Донскому. Селились здесь очень давно. Интересно, что близ Одинцова, в густом лесу на берегу речки Саменки, находится самый большой курганный некрополь Подмосковья – погребение вятичей начала XII века. В 1957 году Одинцово стало городом. Во второй половине XIX века здесь стали появляться кирпичные заводы. Под Одинцовом имеются большие залежи суглинков. Город стал центром кирпичной промышленности. Из архитектурных памятников в Одинцове интересна Гребневская церковь. Она построена в 1802 году на средства владелицы села Одинцово Е. В. Зубовой. Это неоднократно реставрированный кирпичный храм.

Основная ветка Белорусской железной дороги идет мимо города Одинцово на Голицыно. Сделаем лишь краткую остановку в дачном и лечебном месте – Перхушково, где жил Александр Герцен. Здесь находится Российский центр реабилитации и курортологии. Рядом с Центром в лесу лежит исток реки Ликова, которая течет на западе Москвы, во Внукове (левый приток Незнайки). Общая длина 20 км, длина в Москве 17,5 км, протекает в открытом русле. Исток Ликовы находится к юго-западу от платформы Перхушково Белорусского направления. Река названа по находившейся на ней деревни Ликово.

От станции Перхушково, где был штаб Западного фронта, которым командовал Г.К. Жуков (мемориальная доска на здании пристанционного Дома культуры почему-то снята!) уходит дорога на Николину гору. Недалеко от села Юдино вдоль нее растет и хорошеет Успенский скит от московского подворья Пюхтинского монастыря, где служил на юге Эстонии в свое время будущий Святейший Патриарх Алексий II. Настоятельница подворья матушка Филарета обитает в столице, а здесь распоряжается наместница – матушка Магдалина. На территории скита прекрасные покои, монастырские кельи, аккуратный скотный двор, огородик, красивые цветники и украшенные фотографиями ульи. Хозяйство – просто образцово-показательное.

В 9 км от станции Перхушково находится древнее село Уборы (Спасское). Это село и его окрестности были заселены еще до нашей эры. Известно, что с 1504 г. здесь была вотчина бояр Овциных. С 1610 г. село перешло к Шереметевым, потом владельцы менялись, но с 1883 до 1918 г. им снова владели Шереметевы. От старинной усадьбы в Уборах сохранилась Спасская церковь, построенная из кирпича в 1694–1697 гг. по заказу боярина П.В. Шереметева-Меньшова выдающимся архитектором того времени (но крепостным окольничего боярина М.Я. Татищева), уроженцем села Никольское Дмитровского уезда Я. Г. Бухвостовым. Зодчий не успел закончить строительство церкви в Уборах в оговоренный срок – в то время он был одновременно занят постройкой ограды и надвратной церкви в Новоиерусалимском монастыре, а также грандиозного нового Успенского собора в Рязани. Тогда заказчик – П.В. Шереметев – пожаловался в приказ каменных дел. Я.Г. Бухвостов был «схвачен и посажен в колодническую палату за решетку», было велено «бить его кнутом нещадно и каменно дело ему доделать». П. В. Шереметев при таком повороте событий забеспокоился о судьбе начатого по его воле строительства и в челобитной царю попросил освободить Я.Г. Бухвостова от наказания. Зодчего простили, и он смог закончить строительство храма. Спасская церковь в Уборах – выдающийся образец московского (русского) барокко. Фасады церкви богато декорированы резными наличниками и витыми колоннами с капителями. Резной белокаменный декор с преобладанием растительных форм контрастирует с красными кирпичными стенами храма. Здание окружено низкой открытой галереей – гульбищем.

На подъезде к селу Уборы, чуть ближе к Москве, находятся села Знаменское (Денисьево) и Лайково (Мельтихино, Богородское). В Знаменском сохранилась кирпичная Знаменская церковь, построенная в 1769 г., когда селом владел граф А.Г. Разумовский – фаворит императрицы Елизаветы Петровны Романовой. К церкви вплотную примыкает двухъярусная колокольня. Храмовый комплекс построен в стиле раннего классицизма. В селе сохранилась кирпичная Казанская церковь, построенная в 1764 г. на средства владелицы села А.А. Нарышкиной. Церковь представляет собой 12-гранное в плане здание, его объемно-пространственная композиция уникальна для того времени и предвосхищает аналогичные решения ротондальных храмов эпохи классицизма. Также сохранились трапезная и колокольня (вторая половина XIX в.). Места в окрестностях Лайкова славятся как грибные. А зимой здесь на пологих склонах катаются лыжники.

Речные блики

В начале июля 1885 энергичный чиновник Московской судебной палаты Столповский попытался превратить свое имение Дарьино в подмосковный курорт. В окрестностях села («в 5 километрах от Перхушково и станции Жаворонки») был открыт железисто-известковый минеральный источник. Чистая, довольно прозрачная вода с постоянной температурой 6,6 градусов не содержала ни аммиака, ни азотных солей. Бьющие ключи выступали в нескольких местах правого берега Чернявки, Московское губернское врачебное управление нашло сходство воды с известными заграничными источниками, используемыми для лечения малокровия, неврастении и истощения организма от утомления. Ближе всего по химическому составу подмосковный источник стоял к минеральной воде курорта Морица (Швейцария).

В разных частях имения Столповского поставили 7 платных дач с полным пансионом, рассчитанных на 30 человек. В поместье было налажено также «производство» минеральной воды. Ею заполняли стеклянную тару, и закупоренные емкости везли на телегах в Москву. Так что курортному делу в Подмосковье – более 120 лет. Сейчас здесь работает около 300 здравниц. Работает и закрытый пансионат в Ново-Дарьино, который неохотно пускает корреспондентов.

ГОЛИЦЫНСКИЕ ДАЧИ

Конечно, многие знают Голицынский керамический завод, его отличный желтый кирпич и другие строительные материалы, которые пользуются большим спросом у многочисленных клиентов. Но мне этот дачный поселок прежде всего дорог тем, что здесь написаны многие художественные произведения, потому что еще с довоенных времен Голицыно облюбовали писатели. В годы так называемого застоя и литературного достатка Литфонд здесь построил уютный Дом творчества на 32 отдельные комнаты со столовой и библиотекой. Сколько прекрасных дней здесь было проведено, сколько встреч и дружеских бесед состоялось.

Железная дорога делит Голицыно на две части. Правая – это типичный многоэтажный город. Левая сторона Голицына сохранила дачный облик – обветшалые и новые особнячки, сады, огороды… Некоторые дома – часть архитектурного заповедника, в нем еще в 1932 году был создан Дом творчества для писателей. В 1937 году А. И. Куприн, вернувшись из-за границы, свое первое лето прожил в Доме творчества. Встретили А. И. Куприна очень сердечно, все было сделано, чтобы после долгих лет эмигрантской жизни в пансионах за границей Куприн почувствовал себя дома. На тихой улочке прибрали и меблировали уютный коттеджик с терраской. Возвращение Куприна нельзя объяснить материальными трудностями. За границей Куприна знали, любили и почитали. Но тоска по родине захватила Куприна без остатка. Жизнь вне России потеряла для него смысл. Голицынское лето было последним в жизни писателя. Через год его не стало.

В то время летом часто бывал в Голицыне А. П. Гайдар. Широкоплечий, веселый, одетый в гимнастерку и сапоги. Поселковые ребятишки бегали за ним по пятам. Наверное, первые мысли о тимуровской ватаге зародились у него после игр с мальчишками. В пейзажах, описанных в самой поэтической повести Гайдара «Голубая чашка», легко угадать голицынские окрестности.

В середине 1939 года в Голицыно приехал А. С. Макаренко. Неудивительно, что в Голицыно потянулись воспитанники Макаренко. Они называли себя «коммунарами». 1 апреля 1939 года Макаренко собирался в Москву на обсуждение своей книги «Флаги на башнях». Вышел из комнаты и спрашивает: «Есть у вас жалобная книга?» Директор отвечает: «Нет». Антон Семенович рассмеялся: «Мороз-то сегодня 4 градуса, а число – 1 апреля. Я и хотел написать жалобу, а жить надо без жалобной книги». Так же весело Макаренко отправился на станцию. Войдя в вагон, он вдруг схватился за грудь. Упал. Его последние слова были: «Я писатель Макаренко». Смерть от инфаркта была почти мгновенной. В Союзе писателей долго не могли в это поверить: «Так зло не шутят, даже на 1 апреля», – сказала секретарша. В Голицыно с 1939 по 1941 год жила Марина Цветаева – гениальная русская поэтесса. После возвращения из эмиграции Цветаева встретила в Голицыне теплоту и внимание. Жена писателя Н. Я. Москвина вспоминает: «Когда уже все сидели за столом, в комнату вошла худощавая седая женщина, чуть выше среднего роста, со строгим, немного замкнутым, но очень выразительным лицом. Держалась она подчеркнуто прямо с горделивым достоинством. Она сразу стала центром внимания и интереса. Еще не зная, кто передо мной, я поняла, что передо мной незаурядный человек, особый…» В Голицыне погружаешься в атмосферу цветаевской поэзии. Она всю жизнь мечтала о доме, «что к городу – задом встал, а передом к лесу», доме, который «по-медвежьи радушен, по-оленьи рогат». Цветаева не умела просто сближаться с людьми. В Москве вновь знакомиться ей было очень трудно. Все бытовые неурядицы казались ей неразрешимыми. Но поэт всегда поэт. Цветаева очень много работала – переводы, стихи. Почему же она выбрала Голицыно из всего Подмосковья? Не потому ли, что это пушкинские места? Ведь рядом – и годуновские да голицынские Большие Вяземы, а чуть подальше – бабушкино Захарово, где услышал Пушкин первые сказки от мамушки Арины. Цветаева посвятила Пушкину много страниц. Ее очерк «Мой Пушкин» входит в золотой фонд Пушкинианы. Пушкин был «спутником» Цветаевой на всех этапах ее многотрудной жизни.

Яков Захарович Шведов рассказывал мне, что, отправляясь на фронт военным корреспондентом, предложил Марине Ивановне поселиться на своей даче. Она быстро глянула на него и нервно сказала: «Вы их не знаете. Они досюда дойдут». Немцы немного не дошли, завязнув под Звенигородом на рубеже Москвы-реки.

Началась Великая Отечественная война. Голицынский дом опустел. Цветаева уехала одной из последних, отправившись в Чистополь на пароходе с причала Северного порта. Провожали ее Борис Пастернак и молоденький Виктор Боков. В Голицыне после жило много известных советских писателей: А. Т. Твардовский, К. А. Тренев, Мате Залка, Б. Л. Горбатов, К. Г. Паустовский. Не раз читала в этом доме свои стихи А. А. Ахматова. Вот как об этом времени пишет Н. И. Ильина: «Я стала гулять каждый день с Анной Андреевной. Тем летом ей исполнилось 65 лет. Она ходила медленно, задыхалась… Мы ходили, сидели на голицынских скамейках, на лесных пнях, молчали. Мне в голову приходили стихи Ахматовой».

Речные блики

В мае 2004 года в Одинцовском районе Подмосковья была обнаружена уникальная археологическая находка. Сотрудниками Государственного историко-литературного музея-заповедника А.С. Пушкина (село Большие Вяземы) в окрестностях поселка Голицына найден клад произведений древнерусского искусства XIII–XVI вв. Клад был найден при обследовании древнего поселения. Открытое археологами селище расположено в глухом лесу, поэтому раньше выявить его не удавалось. Лишь глубокий анализ корпуса архивных документов и старинных карт Генерального межевания позволил определить, что здесь с XIV по первую половину XVI в. располагалось крупное и богатое село, где селились числяки – сборщики княжеских налогов. В те времена здесь стоял храм, было кладбище, небольшой ручей перегораживала мельничная плотина…

Жизнь здесь когда-то кипела, но в лихую годину опричнины Ивана Грозного цветущее поселение было превращено в пустошь – безлюдное выморочное место. Несколько позже, уже при Борисе Годунове, народ вернулся сюда, взамен сгоревшей церкви был возведен новый храм, освященный во имя святителя Николая. Но последовавшие вскоре драматические события Смутного времени привели к окончательному разорению села. Это место постепенно заросло лесом и забылось на целых четыре столетия. Редкие охотники и грибники, забиравшиеся в эту глушь, не догадывались, что спотыкались не о простой замшелый камень, а о древнюю надгробную плиту, лежащую среди обширного погоста. И вряд ли подозревали, что оплывшие ямы среди вековых елей – это не воронки времен войны, а следы погребов и колодцев, которые копались ни много ни мало полтысячи лет назад. Придя сюда, ученые были удивлены размерами открытого памятника, сохранностью культурного слоя и обилием древней керамики (фрагменты горшков и кувшинов десятками торчали буквально из каждой кротовины).

ДЕТСКИЕ ПЕНАТЫ ПУШКИНА

От Голицына можно пройти или проехать на автобусе до Больших Вязем. По этому направлению многие москвичи имеют дачи, что подтверждает загруженность Минского, Можайского и Рублевского шоссе, а также забитость электричек. Но лишь немногие москвичи знают о существовании рядом с Голицыно, всего в пяти минутах езды от станции на общественном транспорте или попутке, красивейшего и тихого музея. Любителям пеших прогулок рекомендую пройти до музея пешком. Для этого достаточно отойти от станции метров 150 и свернуть направо, перебраться мостиком через речку Вяземку и дальше вдоль соснового леса и огородов дойти до территории музея. Здесь, конечно, не Архангельское, да и вид окрестностей сильно портит хаотично и некрасиво застроенный поселок, но ради того, чтобы взглянуть на Преображенскую церковь, рядом с которой похоронен брат Пушкина – Николенька, посетить Большие Вяземы стоит.

Памятка читателю

ВЯЗЕМКА (в верховьях именуется также Вяземка Большая) – правый приток Москвы-реки. Длина 19 км. Начинается из озера Рыбного, в 4 км к югу от ст. Голицыно Белорусского направления, устье – в 1 км выше с. Успенского. Рекомендуемый маршрут посещения: от ст. Хлюпино, куда можно доехать электричкой Москва – Звенигород с Белорусского вокзала, пройти вдоль путей назад (в сторону Москвы) примерно километр до пересечения ж/д со второй по счету просекой, уходящей на восток через густой еловый лес. Пройдя по просеке около 3 км в восточном направлении, туристы выхолят на берег Большой Вяземки в 300 м выше ее слияния с правым притоком – Малой Вяземкой. Если группа отправилась в путь в пятницу вечером, здесь можно разбить лагерь и встать на ночевку. Наутро туристы идут вдоль реки вверх по течению примерно 2 км до дачного поселка, от которого путь пойдет уже не по лесным тропам, а по дорогам. Еще через 2 км река выведет их к Можайскому шоссе у старинного с. Большие Вяземы.


Церковь в Больших Вяземах


Посетив эти места, можно побродить по тропинкам старинных парков, подышать волшебным воздухом, увидеть великолепные памятники архитектуры. В Вяземах сохранился дворцово-парковый ансамбль XVI–XIX веков, в первую очередь стоит взглянуть на церковь Преображения, звонницу и сам белокаменный дворец. Всего на территории Вязем более 20 памятников истории и культуры. Эти места связаны с ключевыми событиями в истории России: Смутными временами, Петровскими преобразованиями, Отечественной войной 1812 года, Гражданской и Великой Отечественной войнами. Здесь бывали Борис Годунов, Лжедмитрий I, Петр I, Павел I, Кутузов, Наполеон, Багратион, Н. Гоголь, Л. Толстой, М. Цветаева, А. Ахматова и многие другие, чьими именами гордится русская и мировая история. А из Захарова часто сюда привозили маленького Пушкина, который запомнил старуху Голицыну и запечатлел ее образ в «Пиковой даме».

Дальше дорога на Звенигород подводит к огромной поляне со скромным обелиском, обозначающиму, что это – детские пенаты Пушкина.

К 200-летию со дня рождения поэта в Захарове появился усадебный дом, куда вывозила подальше от французской болтовни в гостиных каждое лето Сашу бабушка Марина Алексеевна Ганнибал.

 
Мне видится мое селенье,
Мое Захарово; оно
С заборами в реке волнистой
С мостом и рощею тенистой
Зерцалом вод отражено.
На холме домик мой…
 
А.С. Пушкин

Здесь, под сенью вековых деревьев (одна липа донесла свою поредевшую крону до наших дней), под русскую речь, песни и сказки гениальной крестьянки Арины Яковлевой рождался русский национальный поэт. Дом восстановлен до мелочей и является гордостью его реставраторов: «Даже в Михайловском усадебный дом стоит не там – на фундаменте флигеля». Здесь, конечно, тоже новодел: на фундаменте прежнего барского дома вновь возвели двухэтажный скромный особняк с 4 колоннами и башенкой; рядом привели в порядок пруд, благоустроили парк, построили беседку в старинном стиле. Еще с 1976 года в Захарове стали ежегодно проводить Пушкинские праздники, а в 1986 году был создан Государственный историко-литературный музей-заповедник А.С. Пушкина, куда вошли Захарово и Большие Вяземы.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Поделиться ссылкой на выделенное