Александр Анохин.

Без Нас



скачать книгу бесплатно

Несмотря на все доводы, мой организм разделился на два лагеря.

Здравый смысл бунтовал и настаивал на активных действиях, а мой внутренний распорядок дня требовал немедленного покоя. Было не сложно предположить, что Я предпочту второе. Доставая ещё одну сигарету, Я наконец-то ответил Андрею:

– Спать.

– Спать? – удивился он. – Я ещё не…

– Не знаю, как ты, а я просто валюсь с ног. И поэтому мне нужен отдых.

Андрей опустил голову.

– Тогда да. Это надо – бормоча под нос, согласился мой спутник. – А где…

– Я буду спать в кресле – снова не дав ему договорить, произнес Я, попутно садясь в единственный не вписывающийся предмет интерьера.

Андрей растерянно проследил мои действия, а затем перевел взгляд на самодельную кровать. Он был растерян и не мог подобрать ни одного слова, которое смогло бы охарактеризовать его состояние. Я с улыбкой наблюдал за его ступором. Напоминать, что он и не собирался спать было бы чересчур жестоко. Выпустив несколько колец дыма, Я затушил сигарету. Желание курить пропало, но не выкидывать, же из-за этого половину сигареты? Здесь с ними сильный дефицит и поэтому нужно тратить их более умеренно. Но кого Я обманываю? Если Я захочу курить, то точно не буду сидеть рассуждать, что удовольствие надо растягивать. И только когда сигареты кончатся, Я буду сокрушаться, как же Я это не предусмотрел.

Наконец, Андрей перестал бессмысленно водить головой по сторонам и подошел к койке.

– Я не хочу спать – тихо произнес он.

– Тогда начинай думать, чем занять себя в ближайшие часы – ответит Я, откидывая голову назад.

Андрей ещё немного постоял перед койкой, а после осторожно лег на неё.

Не хочешь спать, да? Но с другой стороны у него нет вариантов. Койка для Андрея была маленькой и поэтому его ноги и голова свисали. Чтобы избавиться от дискомфорта, он свернулся калачиком, прижав колени к груди, и перестал двигаться. Первые десять минут на всю комнату раздавалось его обеспокоенное сопение, но после он сменилось ровным, почти бесшумным дыханием. Я несколько минут наблюдал за ним, ожидая, что он проснется. Но он продолжал спать. Чтобы окончательно в этом убедится, Я тихо спросил:

– Он спит?

– Да и крепко – отозвался Костя.

– Отлично – мне нужно с тобой поговорить – прошептал Я, вставая с кресла.

– А спать ты уже расхотел? – с издевкой спросил Костя.

Спать Я хотел по-прежнему и недолгое пребывание в жестком кресле, которое показалось мне очень удобным и даже мягким, только усилило эффект. Мои глаза не спеша закрывались, и организм постепенно тоже входил в сонный режим. Но желание выяснить несколько беспокоящих меня вопросов было сильнее сна. Пока Я не выясню на них ответы, спать не пойду.

Дверь в коридор так и не была закрыта, никто из нас об этом не позаботился. Выйдя в коридор, Я подкурил незаконченную сигарету и медленно шагая, обратился к Косте:

– Мне бы хотелось услышать, как ты смог привести нас сюда?

– Не знаю, смогу ли объяснить. – Костя выдержал паузу, а затем продолжил. – Начну по порядку.

Как я узнал о твоем друге…

– Кхем… – кашлянул Я.

– …и монстре? – продолжил он, не обращая никакого внимания на меня. – Я… стал видеть намного шире, чем раньше. Теперь мой кругозор не ограничивается твоими познаниями и твоими глазами. Я теперь могу перемещаться независимо от тебя, в совершенно иных направлениях и видеть картину своими глазами, такой, какой она является. Я видел всю картину со стороны, как зритель в кинотеатре. Я видел, как Андрей идет сюда – смог найти в его голове мысль. Она мне и рассказала, что он ищет тебя. Затем я нашел тебя. Это было просто – меня тянуло к тебе. Как тянет домой – примерно такое чувство. А потом, я увидел и услышал этого монстра. А уже догадаться о его намерениях было не сложно.

– Ага… – ошарашено протянул Я. – А как насчет нашего пути сюда?

– Почти то же самое. Сначала, я увидел это место, а потом нашел зажигалку. А вот, как я смог подобрать и использовать её – мне не понятно до сих пор. Я же не могу трогать вещи и предметы. Они материя, а я нет. Но ладно – мне не особо интересно, как это случилось. Когда я зажег огонь, передо мной возникла небольшая тропинка, которая и привела нас сюда. Вот и всё.

– А куда ты делся, когда мы сюда пришли?

– Я поднимался наверх – подышать свежим воздухом. И кстати, сейчас, там нет никаких монстров.

Ни одной мысли от него не спрячешь – в отличие от него, моя голова в общем пользовании.

– Бывает же такое – произнес Я, всё ещё находясь в неустойчивом состоянии от услышанного. – Да нет – такого не может быть. Не можешь же ты знать то, чего не знаю Я!

– Даже если ты это повторишь сто раз, то ничего не изменится.

– Я просто не могу это осознать.

– Ты справишься – улыбнулся он. – Ибо времени у нас предостаточно.

– Да. Но ты же только здесь – повторил Я, трогая свою голову.

– Как мило, что ты об этом иногда вспоминаешь – сказал Костя, опираясь на стену. – Но это не мешает тебе разговаривать со мной, как с реально существующим человеком.

– Костя, не начинай. Мы уже много раз об этом говорили – мне больно об этом говорить.

– Хорошо. Как скажешь.

Мы немного помолчали, прежде чем я задал очередной вопрос:

– И ты так можешь постоянно?

– Да я вообще-то всегда так мог. – Костя поравнялся со мной. – Только теперь я вижу намного дальше.

– Это хорошо. Это нам может пригодиться.

– Я даже не сомневался, что ты это скажешь – рассмеялся он. – Ты будешь искать выгоду везде и даже найдешь её!

– Нужно использовать то, что мы умеем и имеем.

– Только это использование – исковеркав последнее слово, как только можно процедил Костя. – Должно быть рациональным.

– Перестань – только и отмахнулся Я. – Я думаю, что с этим проблем не возникнет.

– Возможно.

– И знаешь, по поводу твоих новых способностей…

– Что тебя ещё интересует?

– А ты не думал, что это не у тебя способности, а у меня. Просто Я – проводник, а ты их используешь.

– Бред. Если бы они были у тебя – не я тогда бы нас вел.

– Но, а что если…

– Хотя знаешь – прервал меня Костя. – А может ты и прав. Мне стоит над этим подумать.

– Может Я смогу что-то ещё? Намного масштабнее?

– Всё возможно. Но ты не особо надейся на это, а то разочарование будет очень горьким – безнадежно разведя руками, ответил он. – Ты там вроде спать собирался?

– Да – согласился Я, зевая. – Надо поспать – заодно обдумаю всё, что ты мне сказал.

– Ага. Теперь и мне есть над чем подумать – улыбнулся он. – Тебя разбудить?

– Спасибо – не надо. Я хочу отоспаться – ответил Я, шагая обратно в комнату.

Зайдя в комнату, Я не стал закрывать дверь – желания не было никакого. Шаркая носками кроссовок, Я подошел к креслу и упал в него. Воздух с тихим шипением вырвался из-под поролона. Я поудобнее устроился в кресле и закрыл глаза. Больше ничего не надо – всё хорошо…


****


Я всегда любил лето – оно было самым приятным временем года, особенно когда оно только началось! И мне всегда нравился этот парк. Я был влюблен в это место.

Теперь мне этот парк не доставлял ни единого грамма радости. Мой мир наполовину рухнул. Наполовину уничтожен и не будет никогда восстановлен.

Прожив всего двадцать два года, я понял одну вещь очень хорошо, даже больше чем мне хотелось. Она была проста и заезжена, как мир. В нашем прекрасном и огромном мире, есть одна коронная особенность: все, что человек строил многие годы, может быть легко разрушено за несколько секунд. И теперь все рухнуло. По крайней мере для меня. В моей жизни было всего два человека, ради которых я хотел жить. Мой брат и моя девочка. Они были для меня всем – они мой мир, в котором я радостно проживал последние шесть лет. Но случилось то, чего я боялся больше всего. Они начали меня покидать. Брат ушел первым. Двадцать четыре дня назад сбила машина. Он умер из-за меня. Мы с ним поссорились в тот вечер, и он пошел в противоположную сторону. И когда он переходил дорогу, он не заметил машину…. Его размазало по асфальту. Смотря на его обезображенный труп, Я видел свой труп. Он пошел в эту сторону из-за меня. После я плохо помню, что было. Говорят, что я подошел к водителю, упал на колени и разрыдался. Я что-то ему говорил. Не помню что. У него в машине сидела жена и маленькая дочь, и они всё это видели.

Я хотел смерти этого человека. Я хотел его избить, но всё что у меня получилось – это разрыдаться. Я не был готов к этому.

Брат…

Я не могу поверить…

Я виноват… Я….

Я до сих пор не могу поверить, что тебя больше нет. Я просто выпал из жизни. Единственный человек, кому я продолжал уделять хоть каплю внимания, была моя девочка. Но и эта капля скоро кончится. Она это знала, но надеялась, что сможет мне помочь. И сейчас она сидела со мной рядом на скамейке в некогда любимом мной месте.

Мы молчали уже очень долго. Она отстранено сидела рядом, изредка посматривая на меня. Наше молчание могло продолжаться хоть весь день, пока она не начнет мне что-то говорить.

– Рустам – Позвала она меня. – Это не может продолжаться вечно!

Я повернул голову в её сторону и уставился на неё безжизненными глазами.

– Это я виноват. – Всё что удалось выдавить мне.

– Это не смешно. Мы же с тобой об этом уже разговаривали, помнишь? Ты не виноват – это несчастный случай.

– Это я виноват.

– Я понимаю, что брат для тебя много значил, но жизнь ведь не кончилась!

Я устало кивнул головой, этот разговор повторялся всю последнюю неделю. И с этим надо было что делать. Ходить и постоянно ныть не дело. Если решил, то надо действовать. У меня были мысли о самоубийстве. Но я не мог себя убить. Боль – это единственное, что меня останавливало. Я просто не мог причинить себе такую боль. Я хотел, чтобы меня кто-то убил. Но убил не жестоко, а быстро и безболезненно. Я знал, что так не может быть, как я хочу. Это решение пришло ко мне, когда я пытался перерезать себе вены. Я несколько часов просидел с ножом в руке, но не смог даже поднести нож к руке. Поэтому я искал того, кто сделает это за меня. Я сначала думал, что это сделает она. Но она боролась за мою жизнь и, ни за что бы, ни сделала это. Поэтому оставалось, немного усыпить её внимание ко мне, и начать искать нового палача.

– Рустам, ты должен понять, что ты ни в чем не виноват. Не вини себя и возвращайся уже! Ты мне нужен, очень нужен!

Её слова не меняются – постоянно повторяются. И это вызвано не скудным словарным запасом, а невозможностью сказать хоть что-то, что могло бы меня переубедить.

Поэтому я скажу ей то, что она хотела от меня услышать.

Я улыбнулся, наверное, впервые за последние двадцать четыре дня:

– Я постараюсь.

Она улыбнулась – её улыбка грела, ведь я уже и забыл, когда она в последний раз улыбалась. Положив голову ко мне плечо, она взяла мою руку и сказала:

– Когда-нибудь все будет как прежде.

Наивная….


****


Я открыл глаза и рефлекторно дернулся. Какой реалистичный сон. Сон. Нет, это был не сон. Это было, когда-то давно, ещё при жизни. Сомнений не было. В отличие от всего меня окружавшего, там всё было наполнено цветом. Не было ни одного намека, что где-то забыли добавить красок. Это и являлось для меня главным аргументом. К чему бы это? Понятно, что просто так люди не видят куски из прошлого. Есть какая-то причина. Может, чтобы напомнить? Что было до этого или к чему это привело в итоге?

Я попытался вспомнить, но безрезультатно. Моя память отказывалась выдавать хоть какие-то кусочки моих воспоминаний. Некоторые куски последних лет моей жизни просто отсутствовали. Может это и к лучшему – если эти воспоминания Я забыл, то значит так надо. Может, если Я их вспомню, то ничего хорошего мне это не принесет? Надеюсь, Я забыл что-то действительно плохое.

Провалы в памяти совершенно удручали.

Я потянулся за сигаретой и в спине раздался тихий хруст.

– А! – поежился Я от внезапной дрожи по спине. – Как всегда вовремя.

Хруст отдался не просто сигналом, что всё затекло – смени позу, а ещё и ноющей болью. Сигареты пока подождут. Расставив приоритеты, Я медленно поднялся с кресла. Голова слегка кружилась, и мое зрение показывала совершенно другую картинку – Я стал хуже видеть. Мое зрение никогда не было идеальным и когда оно начало становится хуже, Я всегда переживал. Это больше был страх остаться без главного органа. Нет зрения – нет нормальной жизни. Это как сидеть в хорошо освещенной комнате, где всё заставлено всякими разными безделушками, книгами или чем угодно! Ты всё ходишь и рассматриваешь это. Ты имеешь полное представление о любом предмете. И потом, свет резко выключают. Ты абсолютно ничего не видишь. Вокруг одна темнота. Но ты ещё не боишься – никакой паники. Ведь ты же знаешь, что свет скоро включат, и ты снова сможешь различать это огромное окружение. Или у тебя есть другой источник света, пускай это будут спички, фонарь или свеча. Хоть слабый свет, но они тебе дадут и не оставят тебя одного в темноте. Вот тут и начинается самое страшное: у тебя нет, ни фонаря, ни спичек и ты абсолютно уверен, что свет здесь никогда не включат. И ты остаешься один. Это не в физическом смысле, конечно. Вокруг тебя могут, находится люди, они могут помочь тебе ориентироваться в пространстве, помогать что-то делать.

И тогда у тебя есть два варианта: либо приспособиться, либо перестать быть полноценным членом общества. Ведь не все слепые сдаются – они пытаются жить дальше, не смотря на свой недуг, и у многих они вызывают восхищение и даже иногда предмет для подражания. Это случай из серии: «никогда не сдавайся!» Но так рассуждать может любой, кого это не коснулось. Я хочу быть реалистом в данной ситуации. Не каждый сможет справиться с навалившейся на него бедой. Не каждый сможет найти в себе силы. Я не смогу. Наверное.

Осуждать может каждый, но Я хотел бы посмотреть на тех людей, которые с отвращением смотрят на слабых. Я хотел посмотреть, как бы они действовали в данной ситуации. И Я знаю, что они мне ответят. «Мы справимся! Мы сможем!» Да-да. Так кричать и Я могу, причем обо всём. О любой ситуации. Но Я научился смотреть на жизнь трезво, и стараюсь не строить для себя иллюзий. Что Я мог бы сделать то или иное. Когда передо мной стоит какая-то цель или конкретная ситуация, в восьми из десяти случаев, Я знаю, на что Я способен, и что из этого получится. И в данной ситуации Я знаю, что мне страшно остаться одному в темноте. Ничего не видеть, абсолютно ничего! Я не хочу и боюсь этого. Но Я не боялся, когда Костя вел нас через потоки темноты. Я видел хоть какой-то кусочек света, и Я знал, что Костя не бросит меня тут. Это давало мне сил идти дальше.

Всегда, когда разговор заходит о моем зрении, Я начинаю метаться и суетится, как самый настоящий параноик. И как бы это ни было смешно со стороны, Я очень боюсь остаться без зрения. И поэтому этот сигнал стал для меня поводом для паники.

Глубоко вздохнув, Я поднес руки к лицу, борясь с искушением потрогать свои глаза. Я держал руки прямо напротив глаз, и теперь беспокойство об ухудшение моего зрения ушло на второй план. Относительно, хорошее качество – быстро переключаться с одной проблемы на другую. Не вспоминая причин первой. Но это только в определенных ситуациях, в конце концов – Я все равно вернусь к своим глазам. А теперь все мои мысли, занимали мои руки. Они потеряли свой первоначальный цвет – нежный оттенок серого сменил идеально белый цвет. И дело было не в освещении.

– Что за черт? – прошептал Я.

У меня не было ни одной идеи, чтобы это объяснить, но просто так ничего не происходит, верно? Возможно, Я просто испачкал руки где-то и из ничего развожу панику. Поэтому Я начал энергично тереть руками друг о друга. Но ничего не происходило – мнимая краска не стиралась. К тому же Я заметил, что мои руки были ледяными. Это был несвойственный рукам холод – Я не мог замерзнуть до такой степени.

Находясь в совершенно обескураженном состоянии, Я сел в кресло, продолжая держать руки перед собой. Я просидел так довольно долго, пока не стал замечать, что снова могу видеть без расплывчатых пятен. Дальний конец комнаты больше не представлял маленькие кусочки, которые перемешивались в хаотичном порядке. Картинка стала снова четкой. Моргнув несколько раз, Я решил убедиться, что с глазами всё в порядке, и провел пальцами по глазному яблоку. Моему удивлению не было предела, когда Я осознал, что вожу пальцем по сухому глазу. Он был идеально сухим. Не веря в происходящее, Я даже надавил на него слегка, пытаясь спровоцировать слезы. Но ничего не произошло. Я провел пальцем по другому глазу, но результат был тот же самый.

Почему они сухие?

Но было что-то ещё. Я моргнул ещё несколько раз. Я почувствовал небольшой дискомфорт – наверняка, что-то попало. Я провел по глазу пальцем ещё раз и сделал вывод, на моих глазных яблоках было что-то напоминающее рубцы.

Выйти из оцепенения мне помог голос Кости:

– Что это?

– Я не знаю – прошептал Я, поворачивая голову в его сторону. – Я не знаю.

– Пошли, пройдемся – предложил он.

Я молча последовал за ним – может он сможет определить что это? Костя подошел к противоположной стене и облокотился на неё. Я встал напротив него и спросил:

– Что со мной происходит?

– Не имею ни малейшего понятия. И мне это не нравится, как и тебе.

– Черт – прошептал Я.

Костя заметно нервничал, он беспокоился о моём состоянии не меньше моего.

– Расскажи мне всё, что ты заметил – может я что-то пропустил.

– Погоди. – Я глубоко вздохнул и собрался с мыслями. – Сначала Я заметил, что плохо вижу – Я очень испугался. Ты сам знаешь, как я отношусь к своему зрению.

Костя понимающе кивнул.

– Знаю – подтвердил он. – Что дальше?

– Потом мое зрение снова стало прежним, и тогда Я заметил, что мои руки стали белыми. – Я стал терять контроль над собой, и мой голос стал переходить на фальцет. – Я сначала подумал, что это Я где-то их запачкал и….

– Рустам! – оборвал меня Костя. – Не верещи – говори спокойно.

– Так. – Я несколько раз глубоко вдохнул, а затем продолжил. – Мои руки потеряли свой первоначальный цвет.

Нужно было успокоиться – что бы со мной не произошло, нельзя было паниковать.

– И все равно с моими глазами что-то не то! – не дав Косте заговорить, продолжил Я. – Они стали сухими и похоже на них что-то есть! Какие-то рубцы! Как они там оказались?

Я оттянул веко, чтобы продемонстрировать своё наблюдение.

– Не знаю. – сухо произнес Костя. – Но с ними произошло ещё кое-что.

– Что? – мой голос просел и вырвался глухим хрипом. – Что с ними?

– Я сказал, успокойся! – снова одернул меня Костя. – Они… тоже поменяли свой цвет. Черные треугольные пятна по всей роговице.

Я ничего не ответил – нечего было отвечать. Я полностью погрузился в размышления о своих изменениях. Просто так это начаться не могло – что-то послужило причиной. Я правильно начал искать проблему, но именно на этом моменте Я и застопорился. Вариантов никаких не было – оставалась надежда на Костю.

– Костя?

– Есть пару идей, как это с тобой могло произойти – начал он отвечать на мой не озвученный вопрос. – Ты мог отравиться каким-нибудь газом здесь, но этот вариант сразу отпадает – я бы это заметил. И второе…. Ты мог подцепить заразу в гостинице – меня там не было и я не могу знать наверняка. Поэтому этот вариант наиболее подходящий.

– Наверное – согласился Я. – Почему именно газ?

Костя буравил взглядом стену:

– Как по мне, это самый реальный вариант. И я даже знаю, как мы это проверим.

Я кивнул, что бы Костя продолжал.

– Я понаблюдаю за нашим другом. Если у него не проявится ни один из твоих симптомов, то ты подцепил это в гостинице. Его с тобой там не было – и значит, заразиться он не мог. Нужно немного подождать. Так что иди и разбуди его.

Я развернулся и собрался уже выполнить поручение Кости, но остановился, сделав несколько шагов. У меня появился вопрос, который касался уже непосредственно Костю.

– Костя?

– Что?

– Ты сказал, что можешь передвигаться независимо от меня.

– Да.

– Может дело не в способностях у тебя или меня? То есть, Я хочу сказать, что ты становишься… самостоятельным. То есть, отдельной личностью.

– Ты хотел спросить, смогу ли я существовать отдельно от тебя?

– Да – но помимо этого, меня ещё беспокоило, что Костя может стать полноценным человеком.

– Не знаю. Я об этом не думал – но я не думаю, что незримый образ сможет обрести плоть и второй шанс.

– Наверное – уныло вздохнул Я.

Костя попытался положить руку мне на плечо:

– Да ты не переживай. Я всегда рядом.

– Так и есть – немного приободрился Я. – Значит, пока не паниковать и просто ждать?

– Именно.

Вместе с Костей, Я смогу подождать – он проконтролирует, чтобы Я держал себя в руках.

– Кстати, как дела наверху? – решил сменить тему Я.

Чтобы окончательно успокоиться, мне нужно было поговорить о чём-то другом.

– Уже день – сказал он, подняв ненадолго голову. – Никого нет.

– Отлично. Я пошел этого чудака будить.

Костя растворился в воздухе, а Я уже подходил к спящему Андрею. Он продолжал спать, свернувшись калачиком. Смотря на своего спящего спутника, во мне стали появляться новые мысли о лежащем человеке. Для меня всегда было интересным, как быстро может измениться мнение о человеке. И вот сейчас все мои подозрения, неуверенность и недоверие к нему переросло в ненависть. Её природа также оставалась для меня неизвестной. Откуда ненависти взяться за столь короткий промежуток времени? Он не успел сделать ничего такого, что могло так резко изменить моё мнение или же смог? По крайне мере, Я такого не могу вспомнить. Нет, вроде не было. Но здравый смысл не мог заглушить ненависть. Что-то во мне щелкнуло и теперь нормального отношения к нему не будет. Или Я подсознательно знаю, что он не заразился ничем? Но Я не могу знать, пока не проверю. Я подкурил сигарету и пнул ногой по койке. Железная конструкция в ответ оградило меня глухим щелчком, а Андрей резко подскочил от звука.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7