Александр Шевцов.

Первая Ведогонь



скачать книгу бесплатно

Что мы здесь видим? Что душа может двигаться во время сна куда-то. Старики считали, что она действительно выходит из тела. И значит, её можно вывести из тела хотя бы в сон. Но если её можно вывести хотя бы в сон, тогда, может, её вообще можно вывести из тела? А куда её можно вывести из тела так, чтобы это было защищённо? Естественно в то, что ещё является неким расширением тела, то есть в защищённые места – в Собь или в Жило?[14]14
  Жило? – некий пузырь сознания, окружающий тело и, как и Собь, обычно относимый к ауре. Граница Жила проходит на расстоянии в локоть от тела. Иногда называлось Жилой пузырь.


[Закрыть]
, Пузырь.

И они давали такое упражнение: попробовать понаблюдать за тем, как ты засыпаешь. Просто наблюдать и всё. И вот прямо сейчас вы сядете как вам удобно, не обязательно это делать лёжа. Раз нет места; то сидя, если кому-то удобно лёжа, то лёжа. Вы сейчас попробуете сделать это, но быстро.

Как можно ускорить что-то, что мы делаем? Только добавив в это силу. А сила добывается дыханием.

Вы уже подышали сегодня. И значит, вы примерно представляете, как надо дышать. Что вы сделаете? Вы начнёте, как и в прошлый раз, наблюдать за тем, как течёт ваше дыхание. Довольно быстро вы почувствуете, что вам не надо дышать много. Но вы услышите, что у вас дыхание свищет. Оно где-то там, в дыхательных путях, за что-то как-то задевает. В этот миг вы поймёте, что у вас где-то напряжение в дыхательных путях. В бронхах или в гортани, это не важно.

Вы берёте ладошки и складываете крестиком, и кладёте на то место, которое по вашим ощущениям чуть-чуть болит. И начинаете дышать так, чтобы дыхание как бы ударялось о ладонь и возвращалось обратно. Это место начнёт тут же прогреваться. И как только оно начнёт прогреваться, у вас отпустит то напряжение, которое там было. Дыхание помягчает, и тогда вы опустите или подымите руки в те места, которые у вас опять дают шипение, свистят при дыхании. Хотя бы это был лёгкий звук, или только ощущение звука. Свищет – это не обязательно действительный свист, это ощущение, что вы хоть как-то слышите дыхание или оно хоть как-то напряжено, хоть как-то тяжело. И у вас начнёт мягчать дыхание. Это и называлось делать дыхание мягким.

Сделайте дыхание мягким. Оно станет не просто полностью беззвучным, оно погрузится в тело, оно перестанет быть только лёгочным. Это начала дышать душа. Душа может дышать только мягким дыханием. Как только она начала дышать сама – дыхание потечёт по телу. Оно начнёт течь в ноги, и вы почувствуете, как холодок пробегает и как будто что-то тянется из ног. В руки потом пойдёт. И по всему телу начнёт гулять какая-то волна.

Как только это придёт – вы, спокойно наблюдая за этим, начинаете как бы прислушиваться не ушами.

И вы почувствуете, как будто что-то выйдет из груди. И разольётся как некий слой над телом. Вот это что-то и есть Дрёма. Вы наблюдаете за собой. И вроде бы у вас ясное сознание. Но вдруг пойдут образы. Тут сразу себя остановите – это Укемь. Ты проскочил за Дрёму. Удерживайтесь здесь.

Но в какой-то миг вы вдруг всхрапнёте. Это называлось Рывком. Это значит, сквозь Кемы вы проскочили к засыпанию, и вот это место – и есть место выхода души из тела. Всхрапывание, которое происходит, любое, самое тонкое, означает, что душа ушла из тела, или уходит из тела, и тело начало дышать само, без души.

Понаблюдайте за этим, и вы почувствуете – тело дёрнется, сменится дыхание, оно станет резче и грубее. Миг всхрапывания, миг засыпания меняет дыхание. И это всегда значит, что наконец-то бедная замученная обезьяна получила возможность подышать сама. Всё остальное время вы дышите – душой. Оставляя телу только то, что ему остаётся. Мы всегда дышим мягче, чем это нужно.

Ваша задача: научиться удерживать себя в Дрёме. Сила накапливается только в Дрёме. Как только в Кемарь проскочили – сила пошла на движение по образам. Не будет силы, если вы не в Дрёме. Сила только в Дрёме. Удерживать себя здесь.

Поэтому следите за тем, как пролетаете в Кемарь. А Кемарь начинается с всхрапывания, с лёгкого вздрагивания дыхательных путей. То есть лёгкие дёргаются. Даже у тех, кто не храпит, но если вы лежите на спине, всё равно произойдёт это дёрганье в дыхательных путях. Как будто резкий вдох. Это тело стало дышать само.

Давайте так. Сейчас вы опять начинаете делать дыхание мягким. И руки держать до тех пор, пока дыхание не стало мягким. Если всё смягчили и чувствуете, что дыхание потекло, – это значит, что состояние у вас поменялось. Как только оно потекло, руки лучше с груди снять и положить вдоль тела.

Вот вы прогрели себя, и у вас потекло мягкое дыхание. Как только оно смягчилось, вы почувствуете довольно быстро, что оно начинает исчезать. А вы осознанно наблюдайте за тем, как оно уменьшается. И тогда вы почувствуете, что дыхание течёт отнюдь не по дыхательным путям, а через всё тело, как через жабры. Подсасывая силу из пространства, подсасывая Режу[15]15
  Режа – разреженная часть воздуха, очевидно, сила, содержащаяся в нем. Само слово есть у Даля.


[Закрыть]
. Это значит, вы начали дышать режей, бусать[16]16
  Бусать – по-офенски – пить. Бусой – пьяный.


[Закрыть]
её.

Как только вы её почувствовали – её надо бусать, то есть пить. Чем? Тем, что несколько минут назад у вас выходило из тела как Дрёма. Вот теперь почувствуйте – оно вроде бы ещё внутри, я не даю ему выйти. И при этом дыхание на диафрагме, то есть на болони, всего лишь как бы мерцает. Брезжит. Вот то, как оно брезжит, должно ощущаться у вас как само состояние дыхания. То, что мы говорили про Дрежу[17]17
  Дрежа – свечение в груди, ощущающееся как душевное тепло, душевный свет.


[Закрыть]
. Вот оно и есть.

Вот кто-то сделал у нас звук пуффф. Это значит, он идёт уже не в душе, уже проскочил в тело. Вру. Как раз наоборот, он идёт уже не в теле – он улетел.

Но как только вышло, что вы начали засыпать, – всё, вы упустили наблюдение. Но этого состояния вы сейчас должны научиться достигать. Достигли эту пограничную точку, после которой улетите из тела, тут же открыли глаза, для того чтоб понять, что вы не спите. Проснулись, вернулись. И вы научились осознавать миг перехода в Кемар. Вот кто-то всхрапнул – сразу проснулся, открыл глаза. Всем, кто всхрапнул, открыть глаза для себя. Открыл на миг и опять закрыл. Чтоб не терять состояние. Но вы поняли – вот с этого мига вы в Кемаре. Если только вы себя не вернёте резко, то вы уснёте по-настоящему.

Ещё раз, поднялись. Разбудили себя. Глотнули воздуха. Почему? Вам уже не хватает душевного состояния, чтоб питать тело. Вы воздухом не дышали, а телу нужен кислород и углекислый газ.

Легли снова. Сделали дыхание мягким. Тем, что прогрели его. И почувствовали что препона вот та, что зовется диафрагма или болонь, которая проходит где-то по границам рёбер, начинает трепетать. И в груди у вас – брезжит. То есть режа начинает слегка-слегка мерцать. Нет больше дыхания, нет вдоха-выдоха. Доведите до того, чтобы она только брезжила. А по ногам и животу снизу, также и по рукам, с ладоней особенно, начал течь или как бы колебаться холодок.

Вот. Теперь вы начинаете использовать тело как жабры и сквозь него бусать режу. То есть втягивать в себя силу. Теперь почувствуйте, я вам пока не даю, и вы сами не вылезайте пока наружу, только почувствуйте то, что сейчас готово выйти. Оно сейчас и заполняет грудь там, где Дрежа. И брезжит. И туда и надо всё это бусать.

Как только вы втянули туда достаточный объем этого, условно говоря, холода, глядите туда. Как только вы туда втянули достаточное количество режи, то есть этого холодка, вам стоит только чуть-чуть развести грудную клетку, как бы расслабить её, раскрыться, и вы почувствовали, что что-то вышло из тела и у вас сменилось состояние. Вы заполнили собой собь.

И если вы позволите и дальше этому происходить, вы почувствуете, как вы проваливаетесь в сон. Если вы удержитесь ото сна и ещё дальше будете раскрываться, вдруг вы почувствуете, что выходите в Жило, и у вас пойдут образы. Вы сейчас не давайте им уловить себя, отслеживайте их. Но если вы бы отпустились, они бы полились и захватили вас. И в какой-то миг вы почувствуете, что проваливаетесь в сон. В Кемар входите. У вас сразу дёрнется дыхание.

Отследите себя. То, что было у вас над грудью как теплый комок, занимает сейчас пространство почти до границы жило. Тот самый комок, что был на груди. Заметьте, если он убежал внутрь, значит, спряталась душа. Смотрите туда.

Раскройтесь ещё раз. Тепло выйдет, выйдет еще больше за собь. Но ещё останется в пузыре, в Жило. Почувствуйте, что ваше тепло пошло дальше, чем Собь. Не полтора пальца (толщина соби). Почувствуете, как подымается этот комочек выше, выше и выше.

Всё. Хорошо. Вернулись.


Отклики

1.

Сим Ведогонь

8.11.04

от Слепой

Чтоб отдохнуть тебе, чтобы принять жизнь в этом мире, в этом теле, тебе надо отдыхать душой. И душа каждый день должна сбегать из тела туда, где её родина. Где как можно ближе к тем средам, к тем состояниям, в которых она должна жить.

Раньше для меня поспать, пока все дела не сделаны, было преступлением, и я через силу и борясь со сном все делала и доделывала то, что было запланировано. И сон после этого часто не приносил отдыха. Уж если спать, то спать долго нужно было.

Сейчас, примерно последние полгода, я стала замечать, что для меня сон стал лучшим средством, чтобы проснуться. И бывает достаточно несколько минут, чтобы прояснилась голова и пришло бодроесостояние. Стало не страшно уснуть и проспать все на свете, потому что я стала просыпаться тогда, как сама с собой решу.

Но это короткое засыпание стало как заныривание в какие-то пространства, а потом выныривание из них. И в них нет образов, кажется, что это очень глубоко. Но чем глубже нырнешь в сон, тем быстрее и полнее отдых.

Иногда, если чувствую, что не успеваю, как договорилась, внутри прямо все начинает торопиться, и договор о том, чтобы проснуться по времени, нарушался редко.

И ещё я стала замечать, что сны без картинок и снов приносят больше отдыха, чем те, где приходится думать, что-то делать или переживать. Тяжело бывает после снов, в которых есть люди, даже если это сны очень светлые и приятные, от них тяжесть остается, как будто в памяти бардак, и тяжело от этого, нужно все по своим местам разложить, где сон был, а где явный мир.

Бывают сны без людей и без картинок, но себя очень хорошо чувствуешь, как легкий поток или часть какого-то движения общего – после таких снов в теле легкость и радость, скорее на душе, а тело уже так, поддерживает это состояние.

И ещё, мне кажется, что душа не всегда сбегает во время сна из тела. Когда в обычной жизни все получается и складывается, а на душе легко – она во время сна тоже немного может разлечься и отдыхать, не сбегая, но при этом как-то шевелиться что ли.

Ведь что странно – начинаю описывать и понимаю, что ведь это все во мне замечается и помнится, кто-то все время не спит. Кто это этот наблюдатель? И все объединяется постепенно – жизнь одна здесь или не здесь, в разных состояниях, разная, но она непрерывная.


2.

Ведогонь-2

8.11.04

от Слепой

Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием.

…мы дремлем, потом нам начинают видеться какие-то картины, а потом мы вдруг оказываемся уже спящими. Я об этом рассказывал: шаги эти называются Дрема, Укемь и Кемарь.

Сегодня днем, засыпая, стала наблюдать за своим состоянием: была муть в голове, и я решила поспать. Сначала во мне даже радость появилась, что можно уснуть, перебор мыслей и размышлений начался, которые были в голове, а потом тело стало расслабляться и становиться мягче, уютнее в нем стало, и мысли стали уплывать дальше и становиться более редкими. А потом исчезли, но я пока не спала. Было уютно просто лежать и не о чем не думать, правда, была мысль, что я сейчас усну и чувствую, что усну. Картинок не было, или я их пропустила, наверное, были фоном, пока не могу сказать точнее.

Потом изменилось дыхание, оно стало ровным и легким, и ощущение, как будто бы проваливаешься в мягкую яму, но ещё понимаешь, что проваливаешься, а потом как будто бы выключили, и я, когда проснулась, сначала даже не могла понять, какой день и что за время, день или ночь. И как будто бы возвращалась постепенно, уже с открытыми глазами.

Не знаю, бывает ли так, что тело просыпается раньше, чем вернулась из сна душа, а душа как будто бы догоняет его, и постепенно все становится на свои места? Или это в памяти перестановки образов какие-то происходят, что потом нужно настраиваться?


3.

Ведогонь-2

09.11.2004

от Вспыхи (2)

Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием. Вы уже помните, засыпая, мы проходим как бы через несколько состояний: мы дремлем, потом нам начинают видеться какие-то картины, а потом мы вдруг оказываемся уже спящими. (Саныч)

Вчера перед сном наблюдала состояния. Ярче всего увидела первый переход в Дрему. Вот я ложилась спать, почитала дочке сказку, подумала о делах на завтра, выключила свет, закрыла глаза. А потом ощущение, будто слой мыслей и дневной суеты испарился, точнее, даже будто я из него вышла, как из одежды. Причем, переход был не постепенным, а резким. Будто я на ступеньку ниже спустилась. Описать, оказывается, явление не так просто.

Возникло состояние мягкости, будто я в молоке плаваю, и тело стало тяжелым. При этом осознается еще всё достаточно ясно, но как-то по-другому, без мыслей. И тело хоть стало тяжелым, но вообще-то вроде жить становится легче, будто с мыслями какой-то груз уходит. Может, это выход из какого-нибудь тела мыслей <…>?

Потом картины пошли – это я помню. Просто тот образ, который думался, вдруг стал очень ярким и стал развиваться, двигаться. Наверное, это была Укемь. Я еще наблюдать буду. Пока я хочу в общем как-то распознать эти шаги.

<…>


4.

Ведогонь-2

10.11.2004

от Вспыхи

Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием. Вы уже помните, засыпая, мы проходим как бы через несколько состояний: мы дремлем, потом нам начинают видеться какие-то картины, а потом мы вдруг оказываемся уже спящими…

Пожалуйста, научитесь отчетливо видеть все три состояния, иначе мне будет трудно объяснять вам что-то еще.

Скоморох

А когда я наяву засыпаю, я тоже ведь прохожу через какие-то состояния. Они похожи на Дрему, Укемь и Кемарь?

И где в это время моя душа? Она ведь в каких-то образах не здесь, если ей снится сон. И при этом она находится в теле, я так думаю. Как она может быть в теле, и при этом я нахожусь во сне?


5.

Ведогонь-2

10.11.04

от Вьюрки

Я наблюдала за собой, когда засыпала. И начала вспоминать, как вообще я засыпаю и сплю – что со мной происходит.

Когда я ложусь спать, сначала во мне суета, как будто что-то там носится и мельтешит. Потом как будто что-то щелкает, и я вдруг понимаю, что мне стало тихо и хорошо.

Я тут же успеваю отметить и удивиться, что раньше, оказывается, был гул и мельтешение. И было тяжело. Но я не замечала этого, потому что это привычно и всегда. И только после этого щелчка я понимаю, что жила в суете и гуле.

Наверное, это душа облегчается после того щелчка. Что же это за щелчок? Мне кажется, это как пленка между мирами – я через нее проскакиваю, и это кажется щелчком.

Почему-то вспоминаю Остров и обряд перехода в Русалки[18]18
  Русалии были древним славянским обрядом, известным еще в 12 веке. Этнографы фиксируют их исполнение еще в конце прошлого века. Я сам был свидетелем русалий в восьмидесятых годах в русскоязычной части Эстонии на границе с Псковской областью.
  Впрочем, в двадцатом веке это огромная редкость. А вот русалья неделя отмечается до сих пор. Это неделя перед Троицей, то есть приходящаяся на конец мая – начало июня. Считается, что в это время русалок можно видеть, и они своими играми и забавами придают природе плодоносящую силу.
  Однако наше исследование состояний, которые мы называем русалочьим, не является восстановлением обряда русалий. Пока мы лишь играем в психологические игры, а до настоящей работы по реконструкции обряда не дошли. Дело в том, что русалками чаще всего считались вовсе не девицы с рыбьими хвостами – это к нам германские рыбаки во времена Петра занесли, – а безвременно умершие. Особенно утонувшие девушки или проклятые дети. В силу этого русалки оказываются духами, которые задержались в межмирье, но при этом не просто мечутся, как привидения, а выполняют какую-то важную работу, помогающую людям выжить. Вот это состояние между мирами живых и миром душ, как это ни странно, некоторые люди почему-то помнят. Или подозревают, что знали.
  Если такое случается с человеком, ему очень трудно ощущать себя свободным, это мешает и самопознанию, поскольку не пускает к каким-то душевным глубинам. Поэтому мы создали условия для желающих рассмотреть в себе ту часть души, которая ощущает себя существом из того странного мира, в котором живут проводники душ. Нам это было тем легче, что мы сейчас ведем исследование души как таковой и себя как души.
  Настоящее исследование состояния «русалки» будет возможно лишь после того, как более или менее состоится начальное исследование понятия «душа» и будет проделано хоть какое-то исследование понятия «дух». Поэтому мы, скорее, отыгрываем русальи состояния, чем их исследуем. Но даже это отыгрывание оказывается потрясающе интересным для самих «русалок» и не менее потрясающе нужным для остальных участников нашей работы.
  Кстати, работает эта мастерская уже лет семь. – А.Ш.


[Закрыть]
. Когда Саныч их продергивал через кляцу[19]19
  Кляцей называются ворота между мирами. – А.Ш.


[Закрыть]
и позади что-то оставалось, и они становились легкие. Что-то похожее, очень похожее. Душа освобождается и становится легкой.

И похожее было, когда выводил меня плясать. Сначала была я привычная, потом вдруг я как будто чрез что-то проскочила, кажется, я даже ахнула и вдруг поняла, что я другая и легкая. Это что же, я на Острове была в Дреме, или я что-то путаю?

Но когда переходишь в Дрему – по-моему, что-то похожее происходит.

И точно – сначала я удивляюсь – надо же, как было тяжело и суетливо, а потом радуюсь – как стало хорошо и легко. И пропадает много мыслей, остается что-то одно. Одна дума. Точно одна, поэтому и легко – не разбрасываюсь.

И эта дума мне кажется, какая-то задача, которая внутри вертелась весь день, а я ее отталкивала и откладывала на потом. Она внутри как бы фоном весь день была, но я ее не замечала из-за шума. А тут шум отпал, и осталась только она. Но я ее не решаю тут, по-моему, я ее отмечаю как бы для себя, и тут же перехожу в Укемь.

Мне кажется, это Укемь. Потому что появляются образы, и я в них плаваю и играю, и летаю. Я начинаю их создавать, менять и переделывать. По-моему, там не все мои образы, есть те, про которые я знаю, что это я сделала. А есть те, которые просто есть, до меня. И некоторые можно менять и играть с ними. Есть те, которые нельзя трогать, и они как будто чужие. Вот смешно, что пишу. Но у меня полное ощущение, что это так.

И еще это иногда напоминает «Хроники Амбера» – где герои путешествовали по мирам, меняя их до тех пор, пока мир не становился таким, какой им нужен. Так они оказывались дома, например.

В детстве мне это состояние очень нравилось, и я помню, что я нарочно в нем задерживалась. Я там играла и летала. Ну да! Летала и радовалась, что я могу делать в воздухе все, что захочу. И я махала крыльями. Я очень хорошо помню, что я знала, как ими махать и как ловить воздух, чтобы парить. Но крылья нужны были не всегда, только вначале, когда я еще только вспоминала, как летать. Я ими шевелила и махала, пробовала разные движения, как бы вспоминала и приноровлялась. И сначала они были тяжелые, потом становилось все легче, а потом они исчезали, исчезало тело, и я уже совсем становилась легкая и летала сама. После этого я начинала летать по миру и смотреть и играть в воздухе. Причем, я не просто так смотрела. Мне кажется, я что-то искала, потому что что-то мне нравилось и было по душе. А что-то – нет, и я не задерживалась там.

Когда я начинала просыпаться, я не хотела обратно в тело. Я жалела, что я тяжелая и что я на самом деле не птица.

Сейчас думаю, я ведь летать, наверное, умею. Душой. А я не верила.

Еще про Думу, которая была в Дреме. Мне кажется, когда я просыпаюсь, сначала она и приходит, и я очень ясно вижу ответ. И тоже удивляюсь – ну почему же я не видела раньше! Это так просто. А потом я как бы выскакиваю в жизнь, уже совсем просыпаюсь и бывает, что это простое решение вдруг исчезает. Я его забываю.

Вообще я редко могу все эти шаги увидеть. Чаще всего я что-то одно замечаю. Или вдруг вижу, что уже летаю. Или сразу после Дремы уже не помню ничего и просто сплю.

Мне почему-то кажется, что душа, наверное, так вспоминает дорогу домой во сне и ищет способы, как вернуться. И это и есть та дума, которая постоянно внутри, и я ее не помню. Она всегда одна и разбивается на более маленькие задачи. И даже когда кажется, что я перед сном думаю совсем не про дорогу домой, я все равно каким-то образом двигаюсь именно к решению этой задачи. И это всегда – и во сне и не во сне. Не во сне – через дела, которые я делаю, даже в простых бытовых делах все равно задача одна. А во сне бытовое остается позади, и личность тоже, и я могу посмотреть все как бы по-другому, просто душой.

Вот не знаю, правильно ли я думаю, то или не то.

Но я чувствую, что все не так просто с тем, что со мной происходит во сне.


6.

Ведогонь-2

От Кирши

9.11.04

Задание: перед засыпанием понаблюдать за своим состоянием.

Пожалуйста, научитесь отчетливо видеть все три состояния, (Дрема, Укемь и Кемарь) иначе мне будет трудно объяснять вам что-то еще.

Я прочитала расшифровку лекции с семинара НКПС, сентябрь 2003 г.

То есть, как видите в самом переходе в сон как минимум три состояния: Дрёма, Укемь и Кемар.

Сначала привычное состояние. Я оцениваю, насколько тело мое устало. И все. Но потом, если дышать, то получается отследить, как меняется тело. Если я дышу мягким дыханием так, как сказано в лекции, то я начинаю и думать иначе. Возможно это? Что оттого, как я дышу, зависит и как я думаю?

То как научиться дышать было бы верным?

Я ведь только дышу. Но, такое ощущение, что тело меняется и размягчается. Словно утончается вкус вдыхаемого воздуха, если получается его пить всем телом. И при этом, наблюдая за телом, я знаю, странно, оно другое. Возможно, оно все пустое и легкое, очень зыбкое, способное раствориться краями, которые, кажется, горят таким холодным огнем. И возможно, я смогла бы узнать это со всей силой, если смогла бы это долго удержать. Но у меня не получается.

Но еще я пробовала два раза дышать и, кажется, рассчитывала наблюдать за телом, как оно меняется, словно извне и чуть свысока. Как над чем-то поставленным в подчинение. Как я наблюдала бы за своим котом. Но вот подумала, что это и не так. Я не свысока. А словно то, что я вижу и не вижу, все, все мои видимые и невидимые части и тела и думанья впервые сошлись в одно. И как смазанные маслом, объединились, и им очень хорошо вместе.

И я подумала, что, может, от этого праздника единения я думаю даже не важно о чем, как единую мысль? Не знаю это.

Кажется, еще вот что. Здесь меняется качество света. Стало светло. Свет словно бы включили. Но не прожектор, а такие бестеневые, операционные лампы прямо внутри меня.

Как картинки, кемы пошли. Я не знаю – раз, и уже картинки. Я не могу это отследить точно по шагам. Словно мне на голову наезжает трехмерный телевизор. Но когда я спохватываюсь и осознаю свою причастность, и хочу посмотреть повнимательнее, но это не получается. Они становятся двухмерными, отъезжают. Или от них отклеиваюсь и отъезжаю я? Но, тем не менее, они уменьшаются в точку. И растворяются. А я выныриваю в обычное состояние. Но удержать их и понаблюдать за ними, зная, что я смотрю на них, невозможно активными средствами, кажется, ни на какой стадии. Наверно, это возможно, но я не знаю, как. Если поэкспериментировать, можно вцепиться в какой-то фрагмент, какой-то очаг напряжения. И заметить, как картинка мертвеет, движение останавливается и сворачивается, вызывая беспокойство. Но понаблюдать за собой, как я понимаю, что перехожу в Кемарь от Укеми, не получается.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10