Александр Шевцов.

Первая Ведогонь



скачать книгу бесплатно

Серия Прикладная Культурно-историческая психология


© Шевцов А.

© Издательство «Роща»

* * *

В памяти русского народа хранятся поразительные свидетельства когда-то имевшихся у нас древних знаний, вероятно, ведических. Вчитайтесь:

 
Я была у маменьки на роду одна,
Отдала меня маменька замуж за реку,
Не велела маменька часто в гости быть.
Прожила я годичек, прожила я два,
А на третий годичек зажурилася,
К маменьке я в гостюшки запросилася.
А просить мне коника – знаю, не дадут,
А идти мне пешею – знаю, не дойду.
Сяду я, скручуся, вспорхну и улечу.
Прилечу я к маменьке во зеленый сад,
Сяду я на веточку, буду куковать.
В это время маменька выйдет воду брать.
Что это за пташечка жалобно поет?
Не моя ли доченька горьки слезы льет?
Если ты кукушечка – в поле полетай,
Если моя доченька – в гости пожелай.
Я к тебе, моя маменька, в хату залечу,
Все твои гостинцы слезами оболью,
Всю твою посуду крылами размечу.
Сяду я, скручуся, вспорхну и улечу.
 

Сяду я, скручуся, вспорхну и улечу… Это волшебное искусство называлось оборачиванием и было женским, даже девичьим по преимуществу.

Но было и другое, по преимуществу, мужское искусство. Оно отразилось, к примеру, в колыбельных песнях.


Сидит дрема на заборе…

 
Идет дремота?,
Расшибает ворота.
 
 
Сон ходит по лавкам,
А дрема по стенам…
Уж ты дремушка-дрема,
Приди к (имя) в голова.
Дремушка-дрема
По проулочку брела.
Уж ты дремушка-дрема,
Зайди к Семену на двор…
 
 
Сон шел по нитке,
Дрема по паутинке,
Нитка урвалась,
Паутинка прорвалась…
 
 
Бай, бай, бай!
Угомон тебя возьми.
Сон да дрема
У тя в сердцах…
 

Сейчас все эти странные образы предпочитают называть поэтическими метафорами, но попробуйте написать Дрема в этих припевках с большой буквы, точно имя, и вы окажетесь в совсем ином мире.

Волшебное искусство, которое переносило в него, называлось Ведогонь. Думаю, само это древнее имя объясняет, почему я вспомнил Веды…

Введение

Книга с названием «Первая Ведогонь», которое вряд ли понятно большинству современных читателей, посвящена исследованию снов. В сущности, это лишь запись исследования, которое было проведено Исследовательской мастерской Академии Самопознания в ноябре 2004 года.

Велось это исследование в ключе прикладной культурно-исторической (КИ) психологии.

Ведогонью называлась когда-то у славян наука и искусство использовать сны, хотя это очень узкое ее понимание. По большому счету, это путь или мировоззрение ведуна, путь знания, отличающийся от пути колдуна, который назывался Ерегонью.

Наверное, посторонний наблюдатель посчитал бы Ведогонь одним из колдовских искусств, но я застал бытование этой науки уже на ее излете во время этнографических поисков, и те, кто мне о нем рассказывали, не считали себя колдунами.

Они однозначно заявляли, что это способ познать себя.

Понять Ведогонь до конца мне вряд ли удалось, да это и не простое дело, как вы поймете из самого содержания. Поэтому для меня и тех, кто принял участие в этой работе, она оказалась вполне научным, КИ-психологическим исследованием.

Когда-то Ведогонь была чем-то гораздо большим, чем то, что я показываю в этой книге. Да и мои собственные знания не ограничиваются тем, что я посчитал возможным рассказать здесь. Те же люди, у которых я изучал это искусство, владели им гораздо лучше меня. Просто в качестве примера скажу, что мой первый учитель, которого друзья звали Докой, а я в своих рассказах о нем ограничиваюсь по некоторым весьма для меня существенным соображениям отчеством Степаныч, вызывал меня к себе, являясь во снах.

После того, как я, впервые попав к нему, прожил с ним потрясшую меня до оснований неделю, я спросил его, уезжая, когда мне можно приехать к нему снова. На это он ответил: Сам поймешь!

Я остался в недоумении, но подумал, что это означает что-то вроде того, что во мне родится внутреннее знание, что пора приезжать. Ничего подобного. В один прекрасный день, точнее, ночь, примерно через неделю, Степаныч просто приснился мне и сказал: Пора!

Я тут же проснулся, внутри что-то сильно пульсировало, и было твердое ощущение, что это не сон.

Когда я его спросил, он так и ответил: Нет, не сон. Ведогонь.

Таким было мое первое знакомство с этим искусством.

Не могу сказать, что мы после этого только тем и занимались, что изучали Ведогонь. Степаныч относился к ней как к чему-то второстепенному, что придет чуть ли не само, если будет сделана главная подготовка. А главным для него было очищение сознания – Кресение. Я ему доверял, как доверял и тем людям, к которым попал после него. Поэтому знания о Ведогони ко мне приходили по крохам. И я подозреваю, что до сих пор не знаю, что относится к ней, а что к другим искусствам той Хитрой науки, с которой я тогда столкнулся.

Да, Степаныч так и называл свои знания – Хитрой наукой. Мне изначально сказали про него, что он дока. Я думал, что это означает лишь то, что он умелец в каких-то делах, вероятно, в ремеслах. Но оказалось, что это, во-первых, прозвище. А во-вторых, как я теперь догадываюсь, какое-то звание или место, которое он занимал в своем сообществе, Братчинке, как они говорили.

Само сообщество это, от которого ко времени моего прихода в 1985 году оставалось лишь несколько человек, называло себя Мазыками. Мазыки или Масыги – это одно из самоназваний Офеней – коробейников, о которых поется в песне на стихи Некрасова: Эх, полным-полна моя коробушка… Жили офени на Владимирщине, занимая местность от Суздаля до Южи и от Шуи до Коврова. Я познакомился с мазыками, жившими недалеко от поселка Савино Ивановской области и в той части Ковровского района, что ближе к Клязьме.

Именно они и считали себя этим особым сообществом внутри офеней, что не только имело особое имя – Мазыки, но и хранило знания, недоступные даже простым офеням. Среди них науку очищения – Кресение и искусство сна – Ведогонь.

Лично для меня задачи рассказать о Ведогони не было. Как-то раз, лет десять назад, я проводил в рамках нашей экспериментальной этнопсихологической лаборатории семинар по Ведогони и понял, что этот разговор преждевременен. Сейчас, когда мы работаем как Исследовательская Мастерская Академии Самопознания, оказалось, что он необходим как подготовка к большому семинару по Прикладному очищению. Поэтому он и проводился как короткий подготовительный семинар, имеющий задачей ввести некоторые понятия, без которых будет неясен «Состав человека», как это называлось. Иными словами, предмет очищения. К тому же, нужно было наработать несколько приемов самонаблюдения, для чего создать у слушателей определенные понятия, в которых мы не нуждаемся в обыденной жизни.

Все это определяет форму книги.

Она написана как отчет об исследовании по искусству самонаблюдения. В самом семинаре приняло участие 165 человек, но отчеты самонаблюдения постоянно присылали немногим более 100 исследователей. Остальные прошли наблюдателями.

Само исследование велось по переписке в сети Интернет и строилось как своеобразное удаленное обучение. Сначала всем участникам были даны задания: высказать то, что они знают о сне в рамках своей бытовой культуры. Это исходное требование культурно-исторического подхода – двигаться к истокам понятий сквозь те культурные слои, которыми уложено наше сознание.

Затем им были даны материалы о сне, как его видели Мазыки. Для этого была использована моя лекция на одном из семинаров Академии Самопознания, где я вводил некоторые исходные понятия, как они применялись мазыками во время Ведогони.

После этого я предлагал участникам определенные задания на самонаблюдение, а сам обобщал их ответы и делал предварительные выводы. Однако, сказать, что это исследование было в чистом виде исследованием сна, нельзя. Поскольку я решал свою задачу – как подвести участников к прикладной работе с очищением, – я исследовал сон не в чистом виде, что позволило бы вывести все необходимые понятия строго из проведенных наблюдений, а использовал эти наблюдения, чтобы проверить, верно ли описывали сон мазыки.

В сущности, работа наша велась так. После обобщения какого-то объема наблюдений я предлагал слушателям рассказ о том, как это видели мазыки, и просил проверить: не противоречит ли мое понимание мазыкской Хитрой науки тому, что они наблюдают в действительности. Если противоречий не обнаруживалось, мы двигались дальше по тому пути, который я изначально наметил для этого семинара. Все лишнее, что появлялось в письмах участников, отсекалось и переносилось на второй семинар, чтобы не раздувать размеры Первой Ведогони.

В итоге, огромное количество любопытнейших вопросов и необъясненных наблюдений осталось за рамками нашего исследования, но при этом нам удалось создать очевидное описание и объяснение каких-то начальных вещей, пройти мимо которых все равно не может ни один исследователь сна. Это позволило выработать общий понятийный язык. Причем, понятия эти теперь являются для всех прошедших обучение не просто именами каких-то состояний, а и памятью этих состояний. Иначе говоря, это прикладные понятия, что само по себе говорит о качестве языка, который был заложен нами в этомисследовании.

Будет ли Вторая Ведогонь и когда она будет, я пока не знаю. Если это понадобится для остальной нашей учебы и для исследований, мы ее проведем. Вероятно, она будет еще ближе к образцу строгогоисследования.

Что же касается этой книги, то ее чтение может быть несколько затруднено использованием нами во время исследования особых понятий. Пожалуйста, примите в рассмотрение то, что в исследовании принимали участие подготовленные люди, чаще всего уже давно изучающие Хитрую науку и близко знающие друг друга по семинарам и учебе, проводящимся вживе. Поэтому часто они используют какие-то слова и выражения, которые им всем понятны, а для стороннего читателя могут оказаться загадкой.

Мы постарались объяснить как можно больше подобных выражений, вынеся их в сноски. Но все же непонятные выражения могут сохраниться. Пожалуйста, учтите, что все эти понятия в действительности доступны, поскольку систематически излагаются в Учебном курсе Училищ русской народной культуры.

В любом случае, все эти незнакомые слова не затмевают смысл высказываний и происходящего. Но если какое-то из них вас особенно заинтересует, вы всегда можете связаться с Академией Самопознания или одним из Училищ и задать им вопросы. Адреса указаны в конце книги.

Последнее, что необходимо учитывать, это особенности подобных исследований. Поскольку люди, познающие себя, вынуждены раскрываться и доставать на свет что-то, подчас, весьма сокровенное, мы думаем об их защите. Все участники подобных исследований получают рабочие имена, подобные моему – Иван Скоморох.

Не имеют имен только новички, которые еще не начали работать настолько искренне, чтобы это могло сделать их уязвимыми. Поэтому новичков мы публикуем под инициалами. Все же остальные идут под особыми именами, которые не просто прозвища и не могут быть изменены по желанию слушателя. Все эти имена дает участникам Водящий и дает на основании их собственной работы по самопознанию. Иначе говоря, эти имена отражают какую-то важную личностную черту каждого.

Над этими чертами люди ведут работу, которая идет параллельно с участием в семинаре. Поэтому имена могут смениться по ходу исследования. Участникам моего семинара все имена давал я. Но честно признаюсь, в итоге не узнаю почти никого. Имена закрывают людей настолько плотно, что всем нам трудно вспомнить то тело, к которому они относятся. В итоге постепенно приходит способность видеть не то, что помнишь о человеке, а то, чем он проявил себя.

Это дополнительное исследование, идущее во всех наших семинарах, параллельно с заявленным. В сущности, это очень важное исследование и придает всей работе вкусовой букет, который можно назвать лишь словом самопознание. Его обязательно надо учитывать, потому что без него основное исследование значительно обедняется, а многое станет непонятным, как бы бессмысленным. Ведь вы будете не понимать, что заставляет людей совершать те или иные поступки.

Объясняю: все участники семинара живут в рамках главной цели – познать себя. Она настолько действенна, что позволяет им менять свою жизнь и себя настолько, что они сами и их близкие не узнают их. Это же позволило им писать так, что я лично зачитываюсь их отчетами. По моим понятиям, соблюдя форму строгого исследования, мы создали настоящее художественное произведение. Жаль, для этого жанра нет еще имени.

Иван Скоморох

Часть первая

Сетевой Семинар «Первая Ведогонь» проводила Исследовательская мастерская (ИМ) Академии самопознания. ИМ проводит множество семинаров, в которых участвуют разные люди, в зависимости от их интересов. Но в целом все они, так или иначе, пересекаются друг с другом и в некоторых случаях собираются все вместе для исследований, которые интересны всем.

Не могу сказать, что в Первой Ведогони участвовали все, кто принимает участие в исследованиях ИМ. Многие так и писали, что вначале посчитали, что им эта тема не нужна. Тем не менее, она оказалась настолько интересна, что собрала исследователей из других семинаров. Это объяснение необходимо для того, чтобы стало понятным странное начало первого письма Скомороха, в котором он говорит о Граде.

Сетевой семинар (сем или сим, как мы их называем) Первая Ведогонь был проведен по просьбе участников семинара другой мастерской Академии самопознания, – мастерской «Темная», – проводившемся вживую в Вятке в самом начале ноября 2004. На семинарах Темной изучается Душа через ее способность видеть без телесных глаз. По большому счету, обучить этому без определенной школы самонаблюдения и самопознания невозможно. Но выбор сделали сами участники.

Право выбора им было дано за то, что они очень хорошо отработали по Учебной программе. В награду за освоение основного Учебного курса мы иногда проводим внеплановые семинары для души. В данном случае учащиеся вначале хотели заказать себе дополнительный семинар по Любже – любовному чародейству, если несколько упрощать, – или Ведогони, науке снотворения. И вдруг, обсуждая семинар, они почувствовали, что достигли такого душевного состояния, которое вспоминали лишь как состояние их давно забытой Родины…

Тема Возвращения Домой или Града, которого взыскуют все русские, поднималась на наших семинарах несколько раз. Подымалась, скорее, литературно, как душевный разговор, а не как исследование или учеба. Но она красной нитью проходит через все, что мы делаем. И, в каком-то смысле, мы все живем, чтобы вспомнить, откуда мы пришли, и чтобы найти, зачем мы это сделали…

Когда в наших симах шли хоть какие-то обсуждения Града, это всегда выводило на щемящее чувство нежной тоски, и люди начинали присылать воспоминания, приходившие иногда во снах, иногда наяву, но часто и во время каких-то сложных и глубоких работ прямо на семинарах. Вести разговор о Граде – очень большая ответственность, и я, честно говоря, боюсь затевать такие разговоры. Уж слишком открываются и становятся ранимыми во время него людские души…

Участники семинара заказали семинар, посвященный Граду. Поскольку им было обещано, и они имели право на любой выбор, я обязан был посвятить семинар тому, что они требовали. Но при этом я обязан был и честно сделать свое дело, то есть обучить людей чему-то настоящему. Разговор о Граде невозможно сделать настоящей учебой, не освоив некоторые орудия исследования, в число которых входит и Ведогонь. Поэтому я предпочел не бередить души людей болезненными воспоминаниями, с которыми все равно пока ничего невозможно сделать, а начать настоящую подготовку к этому разговору.

Внешне это выглядит так, будто я обхитрил всех, и вместо их выбора рассказал о чем-то своем. Но это такой же обман, как то, что ребенка, который хочет быть врачом или космонавтом, посылают в первый класс школы. Да, там не учат тому, что он просил…

Глава 1. Меты сна и меты сна наяву

Главная задача начала любого семинара по прикладной культурно-исторической (КИ) психологии – выявить какой-то пласт сознания участников, который живо отзывается на внешние раздражения. Поэтому иногда приходится начинать, вроде бы, издалека и не прямо с той темы, что заявлена. Однако все, что будет названо в этом первом и немножко странном письме, неожиданно отзовется и окажется прямо относящимся к исследованию сноподобных состояний.

Первое письмо Скомороха, открывающее
Сетевой семинар «Первая Ведогонь»
Подготовка к Ведогони

Итак, вы просите еще раз вспомнить Град и хотите поразмышлять о том, как можно уже сейчас жить в Граде и строить его прямо там, где живешь и работаешь. А я, как полагается плуту, увиливаю от прямых ответов и подсовываю какую-то постороннюю Ведогонь, а сам при этом пытаюсь обмануть доверчивых ягнят: мол, на то же и выйдем!

А що вы хотэли?! Тропа – это бесконечная череда обманов!

Вот, берем Ведогонь, осваиваем ее и смотрим, точнее, пытаемся смотреть. Как, по-вашему, что вы посмотрите первым, если я вас всеми силами уводил от Града? Ну, вы у меня сами умные, я дальше не продолжаю, ладно?

Поэтому, раз вы хотите Град, я буду давать Ведогонь. Понятно теперь, как эти темы между собой связаны? Для особо сообразительных поясняю: они связаны вашим мышлением. Причем, обе и насмерть. Лежат себе, ни шелохнуться, ни вздохнуть! Одной веревочкой повиты. Все тем же самокатом, который нам на очищении скоро изучать. И увиты, как лев ниткой. Если царя зверей хорошенько обмотать ниткой, пока он спит, то, даже проснувшись, он вам уже не гроза… Вот и ваши скрытые силы так от вас скрыты, что вам можно вспоминать даже Град. Все равно не опасно, потому что ни к чему не ведет.

Но вот если мы освоим кое-что из Ведогони, то тут путы могут начать трещать, и вы можете попасться в то, что придется менять свою жизнь. Вот ведь беда, может, ну ее, Ведогонь? Займемся чем-нибудь привычным, что вы научились побеждать всегда?


Вот, к примеру, я спровоцировал новую устримовскую[1]1
  Устрим – так называлась серия семинаров ИМ, посвященная устроению своего дела. Устр-ИМ – устроение Исследовательской Мастерской. В ходе этой работы постановка дела, включая его экономику и управление, изучалась на примере того, как делалась Исследовательская Мастерская при АС (Академии самопознания). Использовать ИМ в качестве учебного наглядного пособия было гораздо удобнее, чем придумывать искусственные секреты или брать какое-то действительное предприятие.
  Во время этой работы накопился какой-то опыт и понятийный материал, который Скоморох использует в данном случае, чтобы, как говорится, зацепить участников исследования за живое и сделать новую учебу и полезной, и вызывающей не «интеллектуальный интерес», а живой душевный отклик.


[Закрыть]
разборку. Теперь из-за денег. Все наши предприятия сообщили мне, что отчисляют какие-то доли то ли авторских, то ли на Академию. Это хороший знак. Значит он то, что они немножко выздоровели после предыдущих устримов. Нельзя не воспользоваться здоровьем товарища, тем более, когда он начинает размахивать кошельком.

И я тут же задал пару лишних вопросов. К примеру, заставил выяснить у Горюхи, куда делись те деньги, которые она однажды объявила моим фондом в ее Училище, заявила мне, что я его единоличный хозяин, но тут же сообщила, что при этом управлять я ничем не могу, поскольку деньги они уже потратили. Как вы помните, я ее тогда всетропово послал в ее дорожку и отказался с ней работать.

После этого лиса, конечно же, прокралась обратно и заманила меня в Училище тем, что вроде бы начала работать над учебным курсом. Потом она и над курсом работать бросила, как только поняла, что вулкан усмирен. Но зато теперь отчисляет мне долю, которую я не беру, а Найдена переправляет в Издательство.

В общем, такое бабское счастье я стерпеть не мог, и велел ее поворошить, задать вопрос: а как были израсходованы средства, которые она израсходовала не по назначению. Судите сами: если был зарегистрирован фонд, а он был зарегистрирован обычным правом нашего троерусского народа[2]2
  Троерусский народ – еще одна игровая реальность наших психотренингов. Для того, чтобы познать себя, как душу, мы в одном из исследований вышли на понятие «народной души». Понятие это настолько непростое, что нам пришлось провести большую психологическую игру, в которой участвовало несколько сотен человек, в ходе которой мы моделировали рождение и существование маленького народа, который мы назвали Троерусским казачеством. Поскольку мы используем офенские, мазыкские понятия, то и заложили в название народа два главных понятия, из которых исходим в своей работе: русская культура и жизнь, по-офеньски – Троя.


[Закрыть]
, значит, расходование средств фонда было возможно только в соответствии с его Уставом. В соответствии с заявлением самой Горюхи, в Уставе Фонда значилось только то, что распоряжаться им могу лишь я.

Теперь забудем о деньгах, вернемся к вашему мышлению, к тому самому, которое повивает ваши силы и не дает вам стать богатыми и дееспособными. Просто попробуйте расписать все это, как математическую или логическую задачу. Если средства выделены в Фонд, они должны быть в Фонде. Отозвать их нельзя. Если средствами распоряжаюсь я, то любое использование их в обход меня – незаконно. Что это значит?

Это значит, что средства либо до сих пор должны быть в фонде, либо они похищены!

И это ваше кривое мышление.

Что было, когда Горюху поворошили? Поворошила для начала Балина, запросив отчет за те деньги, что сдавались, кажется, в январе на одном из семинаров на издание книг в Товариществе всеми его участниками. От этого я просил перейти и к моему фонду.

Горюха сначала унижалась и крутилась, словно у нее рыльце в пушку, а потом возмутилась и поцапала Балину за то, что та ее проверяет.

Вопрос: почему вы все не имеете права проверить учреждение или начальника на предмет того, как используются ваши деньги? Быдлячество в рамках варяжества[3]3
  Понятия «Варяги – быдло» являются для нас рабочими именно в рамках тренинга «Народная душа». Летом этого года мы посвятили ему большой семинар, у котором участвовало до полутысячи человек, пытающихся понять, как же так выходит, что русские постоянно отказываются сами управлять своей страной и своим хозяйством, предпочитая быть «быдлом», то есть подлым людом, как говорили раньше. Подлец исконно – это человек, который живет подле, подле барской усадьбы, подле замка Варяга, которого сам же призвал, чтобы он правил и володел им.


[Закрыть]
.

Соответственно, потому же и начальство может на вас спустить собаку в ответ на такой вопрос, поскольку у русских принято не интересоваться судьбой денег, которые сданы на общественные нужды.

Погано. И одно это уже стоит того, чтобы поработать над собой и понять, как все уложено. Но это очевидно, мы это проходили, и это вы разберете сами. В первую очередь, все те, кто сдавал деньги. Вы опять не можете мне уверенно ответить, знаете ли вы, какова судьба ваших денег. И вы опять унижены и подле.

Но сим у нас Ведогонный. А это значит, что вопрос будет другой.

Вопрос будет связан с тем, что такое сон. Ведогонью называлась у мазыков наука, посвященная снам, точнее, снотворению. Понять себя во сне – вот задача Ведогони на первых шагах. Потом научиться использовать сны. Вплоть до умения жить в Дреме и Ведогонце, как иных телах.

Начиналось это обучение с такого простого требования: начать видеть соответствия сна и действительности. Точнее, того, что вы считаете действительностью. Начать видеть меты сна.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10