Александр Черняк.

Кремль 90-х. Фавориты и жертвы Бориса Ельцина



скачать книгу бесплатно

Расследуя эту историю, американский журнал «Форбс», пользующийся безупречной репутацией в деловых кругах, утверждает: «В апреле 1996 года Березовский и Глушков образовали при помощи «Андавы» финансовую компанию, именуемую «ФОК» (Финансовая объединенная компания). Получив регистрацию в Москве, «ФОК» подписала контракт с «Аэрофлотом», обязуясь оплатить некоторые из его зарубежных долгов: 139 миллионов долларов в 1996 году и 82 миллиона за первую половину 1997 года. На самом деле «ФОК» не стала рассчитываться с долгами, «сбросив» их некой компании «Гранджленд Холдинг», зарегистрированной в столице Ирландии Дублине. Долговые операции «ФОКа» – «Гранджленда» дорого обошлись «Аэрофлоту». В первой половине 1997 года авиакомпания заплатила этим двум фирмам 29 миллионов долларов – »штрафов» по данным операциям. Возможно, это не единственные потери «Аэрофлота», пострадавшего от комбинации «ФОКа» и «Гранджленда».

Хитроумные шаги людей Березовского не так просто распутать. Вот одна из схем. «Аэрофлот» был должен компании «Бритиш Петролеум» за авиатопливо 500 тысяч долларов. «Аэрофлот» переадресует счет «ФОКу» в Москве, тот перебрасывает в «Гранджленд», которая и оплачивает его. За услуги «Гранджленд» запрашивает с «ФОКа» гонорар в размере 30 процентов. «ФОК» перекладывает эти платежи на «Аэрофлот», добавляя собственные «издержки», что составляет 50 процентов».

«ФОК» процветал, а российская казна пустела. Согласно конфиденциальному отчету за 1996 год, «ФОК» списывал 97 процентов своих налогооблагаемых прибылей на «потери при обмене валюты». Ежегодная отчетность «ФОКа» демонстрировала, что ее потери становились прибылями «Гранджленда». Но что представлял собой «Гренджленд»? Адрес компании в Дублине – это лишь абонентский ящик на почте. В составе акционеров было две компании, зарегистрированные в Панаме, а два руководителя «Гранджленда» работали в маленьких швейцарских финансовых фирмах, обслуживающих «Андаву», то бишь в империи Березовского.

Когда следователи заглянули в документы «Аэрофлота», то им на глаза попалась еще одна небольшая фирма в Лозанне – «Forus Service S.A.». Как и «Андаву», ее создали Березовский, Глушков и компания, которая являлась финансовым консультантом «Аэрофлота» и посредником в делах с западными банками. «Forus» также среди основателей «Объединенного банка» – финансового представителя компании в России.


Свидетельство очевидца: Александр Коржаков, бывший начальник охраны президента: «Березовский также присвоил себе сборы, выплачиваемые «Аэрофлоту» иностранными авиакомпаниями за использование российских аэропортов, за право пролета над территорией России. Это ежегодно оставляло более 100 миллионов долларов. Большая часть этих денег поступала либо непосредственно Березовскому в швейцарский банк, либо расплата велась наличными прямо в аэропортах. Когда представители иностранных авиакомпаний обращались за получением права перелета к официальным лицам, то на это уходило несколько дней или даже недель.

Если они напрямую обращались к Березовскому, вопрос решался за несколько минут. Налогов с этих денег Березовский не платил».


«Приватизация доходов» «Аэрофлота» – одно из хитроумнейших изобретений Березовского. Он стремится не нарушать закон, а использовав все лазейки, не подписывал никаких документов, оставляя это право директорам – генеральным, коммерческим, финансовым. Всевозможных «комбинаций» у него – больше, чем у Остапа Бендера.

Когда началось следствие по делу «Аэрофлота», Березовский тут же заявил журналистам: «А я в «Аэрофлоте» никогда не работал, так что следователи вряд ли предъявят мне обвинение». Так оно и получилось. К тому же, дружба с президентской дочерью Таней Дьяченко служила для него охранной грамотой от налоговых органов и расследований Генпрокуратуры.

Для Березовского-бизнесмена характерна мобильность, умение быстро собрать необходимые средства, одолжить, если нужно, у своих же коллег. Они ему верили. Так, побив горшки с гендиректором «ВАЗа» Каданниковым, он без проблем «достал» крупную сумму для погашения долга «ЛогоВАЗа». Беспроцентный кредит дал ему «Менатеп». Выручал не раз и Смоленский, Лев Черной.

…После выборов президента на второй срок у Березовского появился и кабинет в Кремле. Хотя и не по соседству с Ельциным, но все же – в святая святых, где он чувствовал себя, как дома. События в стране менялись как в калейдоскопе – закончился первый этап приватизации, в ходе которого Березовский основательно погрел руки. Началась первая чеченская война. И тут он не упустил своего. Потом последовали изгнание Коржакова, восхождение на Олимп Лебедя, Хасавюртовский мир, покупка акций «Сибнефти», аукцион по «Связьинвесту», появилось «дело писателей», последовал второй приход в Белый Дом Черномырдина, возникло дело сотрудников КГБ, пошла атака на Примакова, создание предвыборного блока «Единство» – и во всем этом важную роль играл двойной гражданин России и Израиля, имевший еще и вид на жительство в США, член-корреспондент РАН, член Совета директоров АО «ЛогоВАЗ», член Совета директоров «АVVА», член совета директоров «Аэрофлота», заместитель секретаря Совета безопасности России, исполнительный секретарь СНГ… и еще член многих советов директоров и акционер бог весь чего – Борис Абрамович Березовский.

Он умеет быть полезным в нужную минуту сильным мира сего. Готов 25 часов в строить комбинации, интриговать, науськивать одних на других, обманывать, запугивать, шантажировать… Может стать смиренным, терпеливым, льстивым, щедрым, только бы обаять нужного ему человека. При этом ничего не забывает, как и подобает математику, просчитывает ходы, фиксирует их, используя для накопления информации все что можно и чего нельзя. Когда необходимо, имеющиеся факты превращает в компромат для уничтожения человека, перед которым Борис Абрамович еще вчера стелился скатертью. Просто так он ничего не делает.


Свидетельство очевидца: Александр Коржаков, начальник охраны президента РФ. «В 1995 году Березовский начал лоббировать высокопоставленных правительственных чиновников, добиваясь продажи ему одной из крупнейших государственных нефтяных компаний – «Сибнефти», якобы для поддержки ОРТ. Тогда все пели одну и ту же песню про выборы и деньги. Березовский пел громче всех.

Однажды он попросил разрешения привести в президентский клуб одного человека. Пришел с губернатором Омской области Полежаевым. Это был единственный случай, когда Березовский за свои деньги заказал пиво. Он сказал, что у Полежаева есть идея создания «Сибнефти» и что Полежаев готов отдавать часть прибыли на ОРТ. Я в экономике не очень силен. Вот два экономиста и запудрили мне мозги, да еще под пиво-то. Сказал, чтобы делали, что хотят. Больше я к этому никогда не имел отношения.

Березовскому просто необходимо было мое согласие. Если бы я получил со стороны сигнал, что Березовский создает нефтяную компанию, то быстро бы с ним разобрался.

– А когда появился Роман Абрамович?

– Я узнал об Абрамовиче только тогда, когда он стал в Кремль деньги носить в чемоданах.

– Прямо в чемоданах?

– Прямо и ежемесячно.

– И кому?

– Тане и Юмашеву, по моим источникам. Им не хватило совести, чтобы свой гешефт делать где-то в стороне. Они его делали прямо в Кремле, в первом корпусе. Рядом с президентом».


«Сибнефть» создана, судя по всему, по инициативе Березовского, хотя омский губернатор Леонид Полежаев утверждает, что эта мысль родилась у него после указа Президента РФ 24 августа 1995 года. «Сибнефть» – это, скажем вам, – штучка! Шестая по добыче и восьмая по запасам нефти (1092,8 млн. тонн) компания в стране. В состав ее вошли нефтедобывающая компания «Ноябрьскнефтегаз» (41 000 рабочих), в 1995 году на ее промыслах добыто 20,34 млн. тонн нефти; Омский нефтеперерабатывающий завод (11 800 рабочих), самый высокотехнологичный в России, глубина переработки нефти достигает 91 процента; сервисно-исследовательская компания «ННГгеофизика» (1000 рабочих), сбытовая компания «Омскнефтепродукт» (2500 рабочих). Как видим, от разведки до реализации нефти – все в одних руках! Но и это не все. Дело еще в геостратегическом положении компании. «Ноябрьскнефтегаз» базируется в Ямало-Ненецком округе, Омский НПЗ – практически на границе с Казахстаном. «Сибнефть» как бы образует стратегическую ось через всю Западную Сибирь, на которую нанизывается весь нефтяной комплекс региона.


Читаем прессу: «Правда», 20 августа 1998 года: «27 ноября 1995 года появляется Указ Ельцина «Об управлении и распоряжении акциями ОАО «Сибирская нефтяная компания». Предусматривалось закрепить 51 процент акций «Сибнефти» в федеральной собственности на три года, причем из них по 5 процентов акций предполагалось передать в управление администрациям Ямало-Ненецкого автономного округа, Омской и Тюменской областям. Остальные акции разрешалось продать на аукционах. Вроде бы честь по чести: соблюдены интересы и государства, и регионов, и самой компании.

Но дальше события развивались по иному сценарию, близкому к криминально-детективному. Уже в день подписания президентом указа состоялось заседание комиссии по проведению аукционов на право заключения договоров кредита, залога акций, находящихся в федеральной собственности. Председательствовал исполняющий обязанности руководителя Госкомимущества Альфред Кох, который предложил выставить на аукцион весь 51-процентный пакет акций – собственность РФ. Начальная цена – 100 млн. долларов. Откуда взялась эта цифра – неизвестно.

Аукцион, если его можно так назвать, состоялся 28 декабря 1995 года. Комиссия по его проведению признала победителями, как явствует из официальных документов, группу заявителей, состоящую из АКБ «Столичный банк сбережений» – кредитор и ЗАО «Нефтяная финансовая компания» – залогодержатель. Победители предложили 101,3 миллиона долларов, «положив на лопатки» остальных претендентов на сибирскую нефть. А поверженными были «Инкомбанк», дававший 170 миллионов долларов, но не допущенный до конкурса в последний момент по каким-то формальным признакам, ОАО «Самарская металлургическая компания («Самеко»), отозвавшая свою заявку в день аукциона, банк «Менатеп», которому принадлежала «Самеко», набросил сверх нормы лишь 100 тысяч долларов».


Свидетельство очевидца: В. Виноградов, президент «Инкомбанка»:

«Дело было так. Члены конкурсной комиссии в составе замминистра финансов Андрея Казьмина, председателя ГКИ Сергея Беляева, председателя РФФИ Владимира Соколова и представителя Тюменской администрации (на землях которой расположены некоторые предприятия «Сибнефти») в непрерывных консультациях с Березовским долго обсуждали как отрубить от конкурса «Инкомбанк», с его более выгодными предложениями. Наконец, нашли зацепки: неправильно оформлены гарантии «Мосбизнесбанка». Недействительной была признана подпись бухгалтера. Было также заявлено, что собственный капитал «Мосбизнесбанка» не позволяет давать поручительство на столь крупные суммы. Еще раньше снял свою заявку генеральный директор «Самеко», которого припугнули, заявив, что если не сделает этого, может оказаться на кладбище».


Попытался попасть на аукцион и «Онэксимбанк», но тоже «отжали». Представляющая его интересы фирма «МК Инвест» сообщила, что готова предложить за «Сибнефть» 800 млн. долларов. БАБ это сообщение сразило наповал. Все майские праздники он со своими партнерами посвятили «мозговому штурму» и нашел выход из создавшейся ситуации, объявив, что «МК Инвест» не перечислила через Центробанк на счет «СБС-Агро» требуемую залоговую сумму. На самом же деле «МК Инвест» еще 7 мая перечислила банку Смоленского всю сумму, но за день до аукциона «СБС-Агро» вернул часть денег обратно с формулировкой: «Возврат средств в связи с отсутствием подтверждающего документа». Такие вот игры.

Березовский щедро одарил побежденных. «Менатеп» прокручивал перечисленные на его счет «СБС-Агро» 97,3 млн. долларов (залог вычли) до 31 января следующего года, хотя должен был переправить в госбюджет на следующий же день после у конкурса. «Навар» имел и Смоленский – по условиям конкурса залог хранился в банке 45 дней, без начисления процентов. Таким образом Смоленский получил на полтора месяца беспроцентный кредит на сумму в 6 трлн. рублей.

Устроители «аукциона» закрыли глаза на явно заниженную стартовую цену пакета акций и на то, что она не была умножена, как принято в мировой практике, на коэффициент 1,4–1,5. Только на этом государство потеряло миллиарды рублей. Дальнейшие же потери несоизмеримы с начальными.

Кому же приготовил такой пирог своим указом Ельцин? Кредитор, как уже отмечено, – банк «СБС» (печально знаменитый «СБС-Агро» Александра Смоленского). Может возникнуть вопрос: не эта ли операция разорила банк? Да нет же, наоборот, помогала заработать. Накануне аукциона Министерство финансов услужливо разместило на депозитах банка «СБС» ни много ни мало… 137,1 млн. долларов. Не расплачиваться же Александру Смоленскому за приобретенную нефть своими деньгами! Можно и государственными!

Итак, 28 декабря 1995 года «Нефтяная финансовая компания» («НФК») – за счет государственных средств получила в свое распоряжение солидный пакет акций «Сибнефти». Знал ли кто о компании «НФК» раньше? Не мог знать, ибо она образована в декабре того же года, явно под сибирскую нефть. Ее учредители: «Объединенный банк», «ЛогоВАЗ, «АвтоВАЗбанк», и 000 «Вектор-А». Последняя фирма детище компаньона БАБа, тогда еще малоизвестного Романа Абрамовича. Вскоре в состав учредителей «НКФ» вместо «Вектора-А» вводится ЗАО «Форнефть», принадлежащее тому же Абрамовичу.

Березовский и Абрамович действуют умело, «тонко» и «неуловимо» для контроля со стороны государства. Судите сами, 20 сентября 1996 года Российский фонд федерального имущества проводит инвестиционный аукцион по продаже 19 процентов акций ОАО «Сибнефть». Побеждает «Фирма «Синс», предложившая в качестве инвестиций рублевый эквивалент в размере 45 млн. долларов. Фирма эта учреждена за два месяца до конкурса. Учредители – ЗАО «Бранко», принадлежащее Абрамовичу, и ЗАО «ПК-Траст», учрежденное Березовским и Абрамовичем. Уставный капитал учредители фирмы «Синс» поделили поровну.

Характерна такая деталь. Фирма «Синс» победила на этом аукционе фирму «СТЭНС», принадлежащую тому же Абрамовичу, предложившему на полторы тысячи долларов меньше, поэтому Роман Абрамович вкупе с Борисом Березовским победил Романа Абрамовича. Точно так же был выигран аукцион по продаже 15 процентов акций «Сибнефти» 24 октября 1996 года. С той лишь разницей, что состязались фирмы, принадлежащие на этот раз одному Роману Абрамовичу.

Убедившись, что все сходит с рук, нефтешулеры решили продать на коммерческом конкурсе с инвестиционными условиями и 51 процент акций, принадлежащих им как залогодержателям и комиссионерам. Законом это не предусматривалось. Но какой закон для Березовского писан? 12 мая 1997 года «Нефтяная финансовая компания» проводит конкурс и скупает «Сибнефть». Естественно, учредители фирм, участвующие в этом «конкурсе», Березовский с Абрамовичем. Рыночная же стоимость 51-процентного пакета акций «Сибнефти», по оценкам Счетной палаты РФ, составляет около 3 млрд. долларов – более чем в 25 раз выше начальной цены на «конкурсе». Вот, какие потери понесло государство и какой куш получили Березовский с Абрамовичем!

Но самое удивительное в следующем: анализ бухгалтерских документов, проведенный Счетной палатой, показал, что никакой «Нефтяной финансовой компании» не было! Она существовала лишь на бумаге. Не вела никакой хозяйственной деятельности: не имела на балансе ни собственного, ни арендованного помещения, не имела ни одного работника, которому начислялась бы зарплата. Тем не менее, председатель совета директоров мифической компании Бадри Патаркацишвили после конкурса сразу же становится членом совета директоров «Сибнефти».

Вот так определялась судьба «Сибнефти», сибирской нефти. Определялась не в честной, конкурентной борьбе, на открытых торгах и аукционах, а «на сходняках», да в келейной тиши властных кабинетов, которые олигархи открывали левой ногой. Правда, подельники чуть не поссорились. У Абрамовича акций оказалось по недосмотру больше, чем у Березовского. К тому же к маю 1999 года долги «Сибнефти» только Пенсионному фонду достигли 350 миллионов рублей. Другими словами, люди Березовского оставили без пенсий 790 тысяч российских стариков. Причем долг этот накоплен за 1997–1998 годы, т. е. даже в период процветания «Сибнефть» предпочитала пенсионерам деньги не отдавать.

«Инкомбанк» не сразу смирился со своим поражением, опротестовал итоги конкурса по «Сибнефти» в суде и обратился с письмом к Ельцину, в котором просил урезонить Березовского. Березовский тут же делает ответный ход – Главное управление Центробанка по Москве начинает глобальную проверку «Инкомбанка». Она шла вяло почти пять месяцев, но как только московский арбитражный суд признал результаты аукциона по «Сибнефти» недействительными, тут же проверяющие активизировались. Березовский позвонил президенту «Инкомбанка» Виноградову и потребовал отказаться от претензий по «Сибнефти», иначе от банка Виноградова останется мокрое место. Виноградов отверг ультиматум, его спас приход в Совбез Лебедя, который был дружен с Владимиром Трошевым, председателем совета директоров «Инкомбанка». Впрочем, вскоре «Инкомбанк» все равно обанкротили.

Злоупотребления и нарушения при покупке «Сибнефти», тем не менее, были выявлены Счетной палатой при проверке деятельности Российского федерального имущества и Федеральной фондовой корпорации. Кстати, в этот период ФФК непосредственно руководил человек БАБа небезызвестный Александр Волошин. Счетная палата признала результаты аукционов незаконными и предложила отменить их, опубликовав материалы проверок в своем бюллетене № 5, сообщила о своих выводах во все надлежащие инстанции. И – никаких результатов. Разве, что Александр Волошин из кресла руководителя ФФК пересел в кресло… главы администрации Президента РФ.

Получив в свою империю «Сибнефть», Березовский встал лицом к лицу с Черномырдиным, неофициальным хозяином газовой отрасли России. Постояли, вернее, посидели наедине друг с другом, договорились дружить и дорожку не переходить. Тем более что Ельцин неожиданно для всех сделал Березовского заместителем секретаря Совета безопасности. Как уже говорилось, сразу же после этого назначения разразился скандал: выяснилось, что у Березовского два гражданства – российское и израильское, плюс почти готовый вид на жительство в Америке. Впрочем, где Березовский, там и скандалы…

Как видим из примера с «Сибнефтью» и «Аэрофлотом», Березовский всегда держится в тени. При этом от посторонних глаз скрыто, какой именно личный выигрыш получает в данной сделке сам БАБ. Он до конца ни перед кем не раскрывается. И первым обычно сходит с корабля. Скажем, ту же «Сибнефть» оставил в 1999 году, очень выгодно продав свои акции иностранным акционерам.

Чтобы удержаться в ближайшем окружении власть имущих, он задумал поднять рейтинг дряхлеющего Ельцина, предложив Семье раскрутить партию защиты интересов среднего класса, выращенного за время правления Бориса Николаевича. По мнению Березовского, среднее сословие могло бы стать опорой слабеющей власти Кремля. С этой его идеей, правда, не стыкуется тот факт, что на закате президентства Ельцина, 17 августа 1998 года, Кириенко дефолтом переломил хребет этому самому среднему классу.

Березовского называют кремлевским «крестным отцом». И это утверждение близко к истине. Он стремился иметь своих людей на ключевых постах. Во имя этого водил дружбу с Валентином Юмашевым и Татьяной Дьяченко. После ухода Юмашева сделал все, чтобы свергнуть Николая Бордюжу и посадить в заветное кресло опять-таки своего, бывшего менеджера «АVVA» Александра Волошина. С его поддержкой и помощью Романа Абрамовича пост министра по атомной энергии занял Евгений Адамов. Зачем он был нужен Березовскому? А затем, что атомная отрасль была лакомым кусочком, оставалось еще неприватизированным островком в великом переделе российской собственности. В структуру Минатома входили три государственные корпорации: концерн «Росэнергоатом», объединяющий шесть АЭС, ОАО «Твэл» (изготавливает ядерное топливо), и компания «Техснабэкспорт» (экспортирует ядерное топливо). В 1998 году Минатом произвел продукции на 7 млрд. долларов. Вот эти 7 млрд. долларов и не давали спокойно спать Березовскому. Из атомного пирога его людям удалось одно время взять под контроль многомиллиардные поставки в США низкообогащенного урана – проект ВОУ-НОУ.

Мощную кампанию провел Березовский и для свержения с Олимпа власти Евгения Примакова и вторичного прихода к государственному рулю Виктора Черномырдина, в частности, сумел убедить Ельцина, что Черномырдин именно тот человек, который не даст в обиду президента и олигархов. Правда, второй приход Черномырдина в Белый дом несмотря на титанические усилия Березовского, был краткосрочным.

Как и у всякого смертного, у БАБа случались дни ясные и облачные. Самым черным днем для него стало не 17 августа 1998 года, когда грянул дефолт и рухнули банки Ходоровского, Смоленского, Гусинского, а месяц спустя, 10 сентября, когда Государственная Дума отвергла кандидатуру Черномырдина на пост премьер-министра и утвердила Примакова. Он долго и мастерски плел интригу, кругами ходил вокруг Ельцина, поставил всех олигархов на уши, но Черномырдин через Думу не прошел. Это была звонкая оплеуха для БАБа, как впрочем, и для Ельцина. Влияние Березовского на Кремль сильно ослабло. А тут еще и Юмашева «ушли». Больше того, Примаков пригрозил упрятать за решетку олигархов. Березовский тут же пошел ва-банк!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7