Алекс Молдаванин.

Армия бастардов. Книга 2. Молодые боги



скачать книгу бесплатно

– Вкусно, – согласился Авель. – Ну военный опыт от дяди Миши, это понятно. Альпинизм от Стаса и охотничьи навыки от Виктора тоже пригодятся. Но зачем мне опыт радиолюбителя от Давида – не понятно…

– Ты забыл, что он был коммерсантом, – напомнила Симона. – Без коммерческой жилки ты не сможешь управлять государством.

– Возможно, – согласился Авель. – Альпинизм от Наташи и поварское искусство от Веры тебе пригодятся в жизни. Даже то, что Марина в своё время носила погоны, тоже укладывается в схему. А что тебе эта болтливая мышь Евгения дала?

– Марина заведовала службой снабжения полка. А Евгения – хороший картограф и заботливая жена.

– Ты что замуж собралась? – удивился Авель.

– Да нет, пока, – ответила Симона. – Наверное, это для того, чтобы помимо охраны твоего никудышного тела, я ещё стала заботливой хозяйкой.

– Сделали из хулиганки заботливую служанку, – захихикал Авель.

– Да пошёл ты! – обиделась Симона.

– Ладно, Симка, не обижайся, – попросил Авель. – Такой оторве как ты не помешают знания примерной жены. Ты лучше скажи, если все знали свои роли, то почему Давид всё делал наперекосяк?

– Он с самого начала был какой-то странный, – ответила Симона. – Мои команды просто игнорировал. Постоянно что-то вынюхивал и вообще вёл себя как настоящий человек, а не клон.

– А мне всё равно их жалко, – произнёс Авель. – Хоть и клоны, а всё равно живые.

– Пешки в Игре Богов! – заявила Симона. – Благодаря им мы вышли в ферзи.

– Слушай, а если, допустим, простой житель выбился в крупные чиновники, то что тогда происходит с его браслетом? – спросил Авель, чтобы сменить тему.

– Пуля в сердце и новое тело, – ответила Симона. – А браслет переделывают. Чем выше статус человека, тем больше в браслете адаманта и сложней рисунок.

– А куда девается душа прошлого владельца тела?

– Браслет вышибает её из тела и подсаживает новую душу.

– А как же чужая память и комплексы? – удивился Авель.

– За деньги любая весталка удалит из тела чужие воспоминания и комплексы, – заявила Симона. – А весталка-лекарь сделает новое тело похожим на старое или таким, какое пожелает новый владелец.

– Круто! – оценил Авель. – Идеальное общество для избранных. Только платить за их бессмертие приходится другим.

– Ты ещё не видел, братишка, на чём в Империи ездят! – задумчиво произнесла Симона.

– На чём? – насторожился Авель.

– На душах людей, – ответила Симона. – Забирают душу специальными душеловами. Тёмную – у душегубов, а светлую – у праведников или детей. Засовывают в специальные коробочки-аккумуляторы и вперёд. Ни копоти, ни грязи…

– Чистая атмосфера и минус две души.., – грустно произнёс Авель, вспомнив, сколько машин в таком городе как Москва. – Чтобы заменить в моём родном городе весь автопарк машин, нужно полстраны под капот загнать. И надолго хватает таких аккумуляторов?

– Пока машина не развалится, – ответила Симона. – В кабине два зеркальца из серебряной крошки стоят.

В одну матерятся, а в другую читают молитву. Понял теперь, что это за идеальное общество?

– Понял, – ответил Авель. – Если ты не гражданин Империи, то ты никто и звать тебя никак. А на Виканае тоже есть такие машины?

– На Виканае таких машин нет, – ответила Симона. – Там они не нужны. У Вау и серафимов есть крылья, а виканаи ездят на осликах.

– А туристы? – спросил Авель.

– Четыре вау или серафима в сетке доставят куда надо, – ответила Симона. – На Виканае нет своего адаманта, поэтому приходится крутиться. Пока папка не прыгнул в круг, Имперцы меняли шерсть на адамант, а теперь только на золото.

– Куда это он прыгнул? – насторожился Авель.

– В весталочный круг, – ответила Симона. – Только очень большое количество энергии может убить призрачное тело Бога Хаоса. Говорят, от отца осталась одна фуражка. Даже призрачный браслет и тот улетел.

– В таком мире поживешь, ещё не туда прыгнешь, – сделал вывод Авель. – Лучше к вам на Виканай перебраться. Ослики и воздушные рикши. Красота! Прямо райское место!

– Да что ты знаешь о Виканае! – воскликнула Симона, подскочив на ноги. – Серафимы ведут себя как сливки общества, вау своих гобов как овец держат в загонах, и всем плевать на виканаев, которые живут в лачугах. Только и знают, что грызутся между собой и лезут наверх по головам.

– Чё ты завелась? – одёрнул её Авель. – Я что ли в этом виноват?

– Да ладно, – также быстро успокоилась Симона, махнув рукой. – Был бы свой адамант, наделали бы рабских браслетов. Сразу бы притихли все.

– Рабских? – переспросил Авель.

– Браслетов уровня Раб, – ответила Симона. – Говорят, страшная штука. Они полностью и навсегда ломают волю того, кто их носит. Ещё говорят, что одна из жён Императора Медеи Антьена, нашего сводного брата, когда-то носила такой браслет. Она до сих пор ведёт себя как раба, хоть и приходится Главному Богу Хаоса, Фениксу, родной матерью.

– Крутая у нас семейка, – хмыкнул Авель.

– Не обольщайся, – охладила его пыл Симона. – Антьен и Император Мирны Александр II – законные дети нашего отца, а мы – бастарды. Для них мы – никто и звать нас никак. Как ты там говорил…

– И много нас таких?

– У деда было трое бастардов, включая нашего отца, – ответила Симона. – А у самого отца, если считать с Серафимом, Павлом и атланткой Букашкой, выращенной в пробирке, – тринадцать.

– Ну и ходок, – покрутив головой, произнёс Авель. – Только двое законных и куча бастардов.

– Был ещё один законный, – произнесла Симона. – Его Симоном звали. Его выкрали из дворца в тот день, когда отец погиб.

– Может он с горя прыгнул в этот ваш круг? – предположил Авель.

– Да нет, – ответила Симона. – Принц Симон пропал уже после. Там говорят такой кипиш по всей империи стоял. За любую информацию о нём или похитителях давали 50 миллионов золотых драконов.

– Ничего себе, золотой мальчик! – аж присвистнул Авель. – Эшелон золота за информацию!

– Копейки по меркам Имперских олигархов, – произнесла Симона. – Рем и Ромул, сыновья наших тёток, Веры и Надежды, могут золотом засыпать эту долину на метр.

– Прямо Рокфеллеры, – удивился Авель. – Скрудж Магдак отдыхает. Может попросить их поделится по-родственному.

– Не обольщайся! Говорят, они редкостные козлы и даже отец их не любил.

– Хотелось бы мне побыть таким козлом, – усмехнулся Авель.

– Побудешь еще! – пообещала Симона. – Папка тоже был не бедным. Здесь, в пирамиде, находится наше наследство. Не знаю сколько, но этот ряженый серафим сказал, что на постройку небольшого города хватит.

Авель знал сколько стоит построить обычную жилую девятиэтажку и прикинув сколько может быть в небольшом городе таких домов закрутил головой от удивления.

– Может всё-таки попробуем проникнуть внутрь пирамиды? – предложил Авель.

– Не стоит рисковать, – произнесла Симона. – За такую гору золота воры не то что через горы перелезут, океан переплывут. Лучше дождёмся инструктора.

– Ладно, – произнёс Авель. – А почему отец в Империи одних девок тренировал, что с мужиками проблема?

– Да нет, – ответила Симона. – Это ещё с деда повелось: из девок спецназовцев делать.

– Сладколюбцы, – усмехнувшись, произнёс Авель. – Представляю, какая там, в их армиях, бабовщина процветала.

– Вряд ли, – усомнилась Симона. – Говорят, что отец их плётками порол за пролёты.

– Жёстко, – почесал нос Авель. – А по весне поди текучка кадров начиналась?

– Если ты про беременность, то в Империи обязательная блокировка от залётов, – ответила Симона. – Хоть затрахайся, а пока весталка блокировку не снимет, детей не будет.

– Мудро, – хмыкнул Авель. – Никаких абортов и гондонов. Ну а всё-таки, если кто-то захочет ребёнка?

– Те, кто становятся военнослужащими, продают свою душу Империи, – ответила Симона. – Доберманы-охраны, это что-то вроде ваших контрактников. Отслужил три года и гуляй или новый контракт подписывай, если понравилось служить. А вот офицерский корпус, это навсегда. Родить такая военнослужащая может только после того как купит дом и будет иметь в банке кругленькую сумму денег. Когда ребёнку исполнится 16 лет, она обязана вернутся на службу, если, конечно, за это время не родит еще детей.

– Пожизненный цик с гвоздями, – усмехнулся Авель. – И какой с неё боец после 16 лет семейной жизни?

– Ей дадут новое тело и время на переподготовку, – ответила Симона.

– И тысячу лет война, – грустно произнёс Авель.

– Империи около трёх сотен лет, – произнесла Симона. – Говорят, что в Армии Сирот есть ветераны, которые начинали служить ещё при нашем деде.

– Триста лет в сапогах, – удивился Авель. – Да такое даже не каждый мужик выдержит.

– Такие, как ты в Армии Сирот и трёх дней не продержатся, – произнесла Симона. – Там в первый месяц обучения нужно убить 30 здоровых мужиков.

– Весело. И как они их убивают?

– Набирают из таких миров как твой отморозков и закидывают их в яму, где лежит гора всевозможного холодного оружия, – ответила Симона. – А потом кидают туда девку в чём мать родила, с небольшим кинжалом в руках.

– А если она не справится? – поинтересовался Авель.

– На вашей помойке девок хватит не на одну армию, – с сарказмом произнесла Симона. – Волчицы, чтобы вступить в Орден Серых, прыгали в такие ямы вообще без оружия. Тех, кто проходил все испытания, потом клеймили раскалённым адамантом перед строем.

– А это ещё зачем?

– Чтобы показать свою крутость перед другими подразделениями, – ответила Симона. – За это отмороженных девок и не любят.

– А что было с теми, кто не смог пройти испытание? – спросил Авель.

– Этих зачисляли в Чёрные Волки, – ответила Симона. – Это что-то вроде Лесных Доберманов.

– Слушай, Симка, давай пока этот пряник не появится, ты меня потренируешь, – попросил Авель. – А то ты тут жути нагнала про отмороженных девах.

– Не вопрос, – пообещала Симона. – Вот завтра с утра и начнём. Можешь начинать вешаться прямо сейчас.

– Нет, – попросил Авель. – Давай не будем впадать в крайности.

– Нельзя, братишка, – произнесла Симона. – Если девки почувствуют, что ты слабей их, они тогда перестанут тебя слушаться.

– Может, ты сама ими командовать будешь? – предложил Авель.

– Нет, – произнесла Симона. – У женщин на генетическом уровне заложена тяга к сильному самцу. Они подчиняются или сильному мужику, или бой-бабе. И с этим ничего не поделать.

– Что-то мне уже расхотелось быть твоим учеником, – укладываясь спать, заявил Авель.

– Пару раз по харе получишь, сам запрыгаешь серым козликом, – захихикала Симона.

– И долго мне придётся получать по харе? – спросил Авель, уставившись в звёздное небо.

– Стандартное время подготовки – три месяца, – заявила Симона, тоже разглядывая звёзды. – Но я управлюсь за месяц.

– Да ну, – не поверил Авель. – В моём мире мужиков-спецназовцев годами учат, а ты за месяц.

– Ваших мужиков даже рядовая Доберманша отмудохает, – произнесла Симона. – Да, ты не бойся. В Империи по-другому обучение происходит. У нас нет школ и училищ. Раз в год ребёнок получает от весталки напрямую в мозг пакет с учебной программой. А будет он осваивать эту программу или нет, это уже никого не волнует. Работа в Империи найдётся для любого. Хочешь попасть в белый список на получение престижной работы, старайся.

– А если проболтался весь год, то сложней железного лома тебе ничего не доверят, – продолжил за неё Авель. – А всё-таки, почему одни девки служат?

– Ходят легенды, что когда наш дед выводил выживших людей с погибающей земли, то один козёл по имени полковник Романов, стал перехватывать всех мужиков с боевой подготовкой в свою службу безопасности, – ответила Симона. – Вот деду и пришлось набирать в свою армию одних девок.

– А почему он козёл? – удивился Авель.

– Да потому, что ещё хуже вашего Берии. – Говорят очень жестокий и коварный человек. Ещё говорят, что он редкостная сука и на каждого жителя Империи имеет отдельное досье.

– Серьёзный противник.

– Мы ему пока не противники, – произнесла Симона. – Говорят, что он нашего деда держал на коротком поводке и отцу постоянно пытался указывать, что делать.

– Ну и зачем он был нужен отцу? – удивился Авель. – Пнул бы его хорошенько.

– Да нет, тут другое, – ответила Симона. – Он вроде грамотного менеджера без фантазии. Отец или дед рожали гениальную идею, а он подхватывал её на лету и пускал в дело. На пользу Империи. Все эти браслеты и аккумуляторы на людских душах благодаря его стараниям появились.

– Но ведь это хорошо, – удивился Авель. – Он же для людей старался.

– Кому как, – заявила Симона. – Все Санни-Шали свободу любят, а он их в золотую клетку запихивает, чтобы было удобно сосать новые идеи.

Авель в душе не согласился с Симоной. Он долго ворочался без сна, думая, что лучше, свободный полёт или золотая клетка, пока его не осенило.

– Клетка – это бетонные коробки 75 серии, а свободный полёт – это зимние дворцы и эйфелевые башни, – прошептал Авель. – Нет, полковник Романов, оставьте клетку для своих детей, а я отправлюсь в свободный полёт и стану Великим Архитектором.

Каменный полигон

На следующий день Симона потащила Авеля за пирамиду и, показав ему на каменные столбы, приказала:

– Разминайся пока, а мне кое-что нужно ещё подготовить.

Разминаясь, Авель поглядывал в сторону каменных столбов и пытался угадать, для чего они нужны. Самые высокие столбы были у сооружения, напоминающего горбатый мост, если бы поверх столбов был уложен настил. В самом высоком месте этого сооружения столбы достигали трёхметровой высоты.

Ещё один 100-метровый мост был немного подальше, но там столбы были одной высоты. Что это тренажёры, по которым нужно бежать, прыгая со столба на столб, Авель уже понял. Напрягало только то, что столбы были расположены на разном расстоянии, а в не которых местах вообще отсутствовали.

При желании подобные сооружения преодолевались на автомате и в едином ритме. Но только не эти. Здесь нужен был не ритм, а везенье.

Самое загадочное сооружение состояло из большого количества полуметровых столбов и напоминало танцплощадку. Мало того, что столбы были разной толщины, так ещё и стояли хаотично.

Авель залез на один и попробовал попрыгать со столба на столб. Медленно начав, он постепенно начал ускорятся и понял, что эта танцплощадка для выработки хаотичного ритма.

– Хорошая штука, – произнёс Авель, спрыгивая на землю. – Даже такой лузер как я и то освоил рваный ритм за 15 минут.

Тут мимо прошла Симона с охапкой свежих веток в руках и ехидно крикнула Авелю:

– Ну что, натанцевался?

– Да, – ответил Авель. – И ничего сложного в этих сооружениях не вижу. К вечеру я легко смогу их преодолевать на большой скорости.

– Сможешь, – ехидно произнесла Симона. – Если я мешать не буду.

– Это как? – удивился Авель. – Столбы башкой бодать начнёшь?

– Зачем бодать, – ответила Симона. – По танцплощадке я тебя палкой гонять буду, а с горбатого мостика – камнями сбивать.

– Тоже мне, девятая рота, – не поверил ей Авель.

– Вообще-то с танцплощадки положено кошками сбивать, а горбатый мостик преодолевается под пистолетным огнём, – произнесла Симона. – Но ни кошек, ни пистолета нет, так что придётся импровизировать.

– Да иди ты в задницу, с такими танцами! – заорал Авель.

– Вот мужик пошел гнилой, – ехидно произнесла Симона. – Волчицы под пулемётным огнём горбатый мостик преодолевают, а под пистолетным огнём танцуют.

– Если они ломом подпоясанные, то это их проблемы, – заявил Авель. – А что это ты делаешь?

Симона, показав на бетонное углубление на дне огромного каменного карьера, заявила:

– Будем сюда мочится.

– А зачем, – удивился Авель. – Да и бегать в такую даль смысла не вижу.

– Наших лохмотьев надолго не хватит, – крикнула из карьера Симона, закладывая яму ветками. – А голой тут бегать перед тобой я не собираюсь. Да и ты далеко не мечта нимфоманки.

– Очень смешно, – крикнул ей Авель. – Из тебя фотомодель тоже не очень.

– Ладно, Авелька, не дуй губки, – засмеялась Симона, поднимаясь наверх по каменной лестнице.

– Какой я тебе Авелька, собака серая? – прошипел Авель.

– Такой же, как я Симка, – улыбнувшись, ответила Симона.

– Ладно, проехали, – почесав башку, произнёс Авель. – Ты так и не сказала, зачем так далеко бегать?

– Будем кроличьи шкуры тут вымачивать и одежду из них шить, – ответила Симона, направляясь к лесу.

– Представляю, какой тут будет запашок, – крикнул ей вслед Авель.

– А ты не нюхай, – крикнула Симона.

Авель, постояв на краю карьера, вспомнил, что читал про такой способ в книге. Дикие народы севера в прокисшей моче умудрялись вымачивать даже оленьи шкуры.

– Вряд ли она хоть раз в жизни иголку в руках держала, – подумал Авель. – И шкуры вымачивала. А вот Евгения Митина, как примерная жена охотника, это могла уметь. Быстро же она освоилась. Только я как был балбесом, так и остался.

Зверинец для спецназа

Пока Симона таскала ветки из леса, Авель, здраво рассудив, что раз она бездельничала на Алтае, то пусть теперь отрабатывает свой долг и не стал предлагать ей свою помощь.

Вместо этого он стал осматривать каменные карьеры. Их было четыре, и располагались они квадратом, образовав посредине смотровую площадку. Перебравшись на центральную площадку по одной из разделительных стенок, он стал по очереди разглядывать карьеры.

Дно того карьера, в который Симона таскала из леса ветки, напоминал Швейцарский сыр. Дно было усеяно огромным количеством ям разного размера и глубины. А некоторые были соединены туннелями. Авель, почесав башку, так и не смог понять предназначения этих ям.

Заглянув в следующий карьер, Авель опять начал чесать башку. Карьер весь зарос деревьями, но создавалось впечатление, что они выросли после того, как по дну прошёлся ураган и повалил старый лес. Такого бурелома не мог сотворить даже Тунгусский метеорит.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное