Алекс Молдаванин.

Армия бастардов. Книга 2. Молодые боги



скачать книгу бесплатно

И сказал Давид в сердце своём:

когда-нибудь попаду я в руки Саула,

и нет для меня ничего лучшего,

как убежать в землю Филистимскую;

и отстанет от меня Саул и не будет искать

меня более по всем приделам Израильским,

и спасусь я от рук его.

Ветхий Завет Первая Книга Царств

© Алекс Молдаванин, 2017


ISBN 978-5-4485-0202-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Человек открыл глаза и попытался перевернуться на спину. С трудом, но это ему удалось. Обгоревшее со спины тело сильно зудело. Он знал, что боль скоро пройдёт и его многострадальное тело, как и прежде, будет здоровым. Но вот откуда он это знал, вспомнить не получалось. Возможно причина была в огромной шишке на лбу, которую он получил, ударившись головой о каменную площадку, на которой лежал.

Попытки вспомнить кто он и откуда лишь усилили головную боль. И спросить было не у кого. Кругом была тёмная ночь и лишь далёкие звёзды своим мёртвым светом напоминали ему о бренности всего сущего.

Поняв, что лежи не лежи, а надо что-то делать, он с трудом приподнялся и осмотрел своё тело. От одежды остались одни лохмотья, а тело мало того, что было обожжено со спины, так ещё и было ободрано спереди, будто его волокли по каменной площадке.

Осмотревшись, он увидел небольшую долину в кольце гор. Странным было то, что окружающий мир, несмотря на ночь, он видел как днём, только в сером свете.

– Это ещё что такое? – поморгав, подумал человек. – Видать, не слабо головой ударился, раз такой странный дар открылся.

Прислушавшись, он различил шум воды и вдруг почувствовал сильную жажду. Осторожно переступая на обожженных ногах, через камни, лежащие на каменной площадке, человек побрёл в ту сторону где, как он точно знал, протекает горная речка. Но вот откуда он это знал, он и сам не знал.

Добравшись до реки, он жадно напился и, посмотрев сторону того места где очнулся, понял, что услышал шум воды за километр от реки.

– Может я не человек? – подумал он, посмотрев на свои руки.

Но руки, хоть и обожженные, выглядели как руки человека, а не обезьяны. Он обратил внимание на странный браслет на левой руке, который был сделан в виде летящего дракона, попытался снять его, но не смог.

– Может от сильного жара к руке прикипел? – подумал человек. – Тогда почему рука не чешется и не болит?

Решив разобраться с браслетом при дневном свете, он стал осматриваться вокруг и заметил посреди долины огромную пирамиду, которою сперва принял за обычную гору. И возле этой пирамиды кто-то топтался.

Напрягая зрение, чтобы рассмотреть, что за люди возле пирамиды, он вдруг понял, что видит их довольно отчётливо, несмотря на большое расстояние.

Человек, испугавшись своей способности, помотал головой и всё прошло.

– Кто ж я такой? – присев на камень, задумался человек. – Собачье зрение, волчий слух, это, наверное, последствие травмы головы, но вот взгляд орла, это уже перебор.

Чтобы окончательно убедиться, что он превратился в зверя, человек повёл носом и понял, что различает тончайшие запахи, не доступные обычному носу человека.

– Значит, я – дикий зверь в теле человека? Может эти люди смогут мне помочь?

Размышляя так, он опять напряг зрение и стал рассматривать людей, стоящих у пирамиды.

Что-то ему подсказывало, что они ему не враги, но приближаться к ним он имел право только в крайнем случае. Поэтому он решил держаться на расстоянии.

Человек посмотрел на лес, расположенный за рекой, и вдруг увидел тепловой контур живого существа.

– Ну, это уже совсем не смешно, – опустив руки, произнёс человек. Но тут в его желудке заурчало и он, оскалившись, прошипел:

– Прости, косой. Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать.

Переплыв реку, человек-зверь скользнул в лес и исчез за деревьями.

Питомник для оборотней

После тёмного помещения пирамиды яркий солнечный свет резанул Авеля по глазам. Он зажмурился, но Симона по-прежнему волокла его за собой, крепко держа за руку. Он почувствовал, как его тело скользит по жёсткой поверхности, но вскоре твёрдое покрытие сменилось чем-то мягким, похожим на траву.

И тут прозвучал сильный хлопок взрыва и звук падающих камней.

– Что это было? – протирая глаза, спросил Авель.

– Защитный механизм сработал, – ответила Симона.

Проморгавшись, Авель прикинул на глаз расстояние до стоящих посреди каменной площадки гранитных столбов, и не поверил своим глазам.

– За полминуты пробежать километр, это мировой рекорд! – произнёс Авель.

– За этот мировой рекорд я собственным здоровьем плачу, – заявила Симона.

Посмотрев на Симону, Авель увидел, что спереди её одежда превратилась в обгоревшие лохмотья. А на нем одежда выглядела, так как будто его тащили по асфальту.

– Что это за хрень такая с нашей одеждой? – спросил Авель.

– Сверхскорость. Доступна только ифлингам.

– Как выглядят эти ифлинги? Ты вроде похожа на человека? – произнёс Авель.

– Я – человек, – подтвердила Симона. – Поэтому и приходится расплачиваться за это собственным здоровьем и одеждой. Знаешь, как Мама-Ягодка орала, когда у меня в первый раз получилось перейти на сверхскорость!

– А почему орала?

– Я в тайне от неё этому научилась, – ответила Симона. – Подсмотрела, как серебряные ифлинги это делают, и научилась.

– Что за серебряные ифлинги?

– Ну это вроде людей, – Симона шагала в сторону гигантской пирамиды. – Только у них рога, хвосты и толстая шкура.

– Хвосты и рога? – удивился Авель. – Это что, черти что ли?

– Да нет, не черти, – произнесла Симона. – Я же говорю, что они на людей похожи. Если мне позволят вернуться на Виканай, то я смогу стать ифлингом-обортнем.

– Ничего не понимаю, – произнёс Авель. – Оборотни, Виканай какой-то. Можешь ты толком объяснить?

– Если я вернусь на Виканай, то меня упекут на каторгу на 10 лет, – ответила Симона. – И то это благодаря тому, что я – сестра Императоров. Обычно за убийство вау скидывают с большой высоты.

– Что еще за вау? – спросил Авель.

– Это такая местная народность на Виканае, – бросила на ходу Симона. – Они что-то вроде летающих ифлингов. Вау все фемаль. Они откладывают по два яйца, а их мужская особь, которых называют гобы, высиживают их. У них очень тёплый мех и нет крыльев.

– Курятник, какой-то, – удивился Авель. – А люди там есть?

– Есть. Их виканаеми зовут. Они такие же люди, только в зеркальном отражении.

– Это как? – спросил Авель. – Левши, что ли?

– Ну, можно и так сказать. У них все не парные органы на другой стороне. Сердце справа, а печень слева. Мама-Ягодка говорила что, возможно, при их создании боги что-то напутали в своей машине, вот и получились такие зеркальные люди.

– Ты мне водичку в уши не лей, – попросил Авель. – Я – сторонник дарвинизма.

– Ну и дурак, – ответила Симона. – Мы с тобой – потомки древних богов, которые создали людей. И тоже кое-что можем. Наш брат Серафим I смог создать из вау-фемаль новый народ, серебряных серафимов. И при том обоих полов.

– А что ты такое натворила, за что тебя на каторгу могут упечь?

– Убила одну нахальную вау из клана Кобихан. На Виканае строгие законы. За убийство гоба или серафима заливают расплавленное золото в рот. За вау или виканая – сбрасывают с большой высоты.

– Жуть, – поразился Авель. – Как ты только там жила?

– Нормально жила… Ты пойми. Виканай – не приют для бандитов. Не хочешь жить по-человечески, никто держать не будет. Вот и мне поставили условие. Либо десять лет на каторге, либо двадцать лет епитимьи в твоём мусорном мире.

– Это почему это он – мусорный? – удивился Авель.

– Из твоего мира вещи и людей тащат все кому не лень. А имперские олигархи держат в твоём мире вредные производства. Я за год, что проторчала на вашей помойке, сто раз пожалела, что отказалась от каторги.

– А почему тогда не вернулась?

– Хотела… Но появился ряженый серафим и приказал пока не торопится обратно.

– Кто такой? – спросил Авель, пытаясь угнаться за Симоной.

– Оборотень. Я выросла среди серафимов и могу отличить настоящего виканайца от того, кто на Виканае не был сроду.

– А трудно стать оборотнем?

– Да нет. Можно получить тело от другого оборотня, если сможешь с ним подружиться. Ещё можно силой забрать часть души оборотня или животного. Но тебе это вряд ли удастся… Слишком слаб в коленках.

– А что такое жахнуло там, на площадке? – Авель попытался перевести разговор на другую тему.

– Это наш папочка-параноик натолкал под пирамиду взрывчатки, – ответила Симона. – Когда эти придурки заклинили дверь, то включился обратный отсчет. Теперь в твоём мире на том месте большая воронка.

– В моём мире? – удивился Авель. – Мы что, не на земле?

– Да. Мы нырнули через портал в другой мир. А когда пирамида взорвалась, через портал прошла звуковая волна и камни. Нам повезло, что успели отбежать подальше. Могло прилететь в голову и «привет!». Жди потом тысячу лет, пока сюда какой-нибудь чудик забредёт.

– Ничего не понял, – остановившись, произнёс Авель. – Причём тут чудик и почему так долго ждать?

– Наши браслеты сохранят нашу душу в случае гибели тела, – ответила Симона. – Если кто-то оденет наши браслеты, мы возродимся в новом теле. И давай оставим вопросы на потом. Извини, братишка, есть очень хочется после такого кросса.

Авель больше не стал задавать вопросов, но и бежать к пирамиде, как Симона не стал.

– Зачем торопиться? – произнёс Авель. – Столько лет эта пирамида простояла и ещё простоит.

Когда Авель добрёл до пирамиды, то увидел, как Симона с отрешённым видом сидит у стены и смотрит в одну точку.

– Ты летела как гоночный болид к этой пирамиде, – удивился Авель. – А сейчас сидишь, как истукан и смотришь в одну точку.

– Всё, братишка, мы попали, – прошептала Симона.

– С чего ты это взяла? – спросил Авель.

– Двери в пирамиду может открыть только дракон в теле зверя, – ответила Симона.

Авель посмотрел на стену, перегораживающую вход в пирамиду, и увидел отпечаток лапы огромной ящерицы.

– Может, попробуем, сломать стену? – предложил Авель.

– Чем? – спросила Симона. – Своей дубовой башкой. Да и под этой пирамидой тоже может лежать бомба.

Авель, присмотревшись к пирамиде, понял, что она копия той пирамиды, что была в горах Алтая. Только без бутафорских швов и раз в пять больше.

– И что теперь делать? – спросил Авель.

– Снимать штаны и петь разлуку, – невесело пошутила Симона. – Я к утру сдохну от истощения, а тебя загрызут местные кролики.

– Очень смешно, – произнёс Авель, шаря по карманам.

Все карманы, что были спереди, превратились в лохмотья, а вот задние карманы на брюках были целые. Вот и вытянул Авель из одного такого кармана мятый батончик гематогена.

Авель тоже был голодный и зашуршал обёрткой, пытаясь её вскрыть. Симона, услышав шуршание, насторожилась и, подскочив на ноги, вырвала гематоген из рук Авеля, свалив его при этом на землю.

– Ты что творишь, скотина? – прошипел Авель, распластавшись на земле.

– Извини, братишка, мне нужнее, – произнесла Симона, жуя гематоген.

– А что попросить, было трудно? – прошипел Авель, вставая с земли.

– Я, когда голодная, плохо себя контролирую, – вылизывая упаковку из гематогена, ответила Симона.

– И надолго тебе этой конфеты хватит? – спросил Авель.

– Минут на десять, – ответила Симона. – Так что у тебя, братишка, ещё есть время, чтобы убежать.

– Хрен его знает, чем они там на своём Виканае питаются, – подумал Авель, попятившись от Симоны.

– Не боись, братишка, – засмеялась Симона. – Я сырой человечиной не питаюсь. И виканайщиной тоже.

– А что есть разница, между людьми и виканаеми? – крикнул Авель издалека.

– Да нет, вроде, – крикнула ему Симона. – Даже скрещивать их пытались.

– Ну и как результат? – все так же на расстоянии выкрикнул Авель.

– Какая мать, такой и ребенок получается, – крикнула Симона. – Да не бойся ты, не трону.

– Не верю я тебе, сказочница. И про богов ты заливаешь. Пути эволюции неисповедимы.

– Это ваши горе учёные заливают про эволюцию, – продолжала Симона. – Людей, виканаев и гидеонов создали боги, чтобы населить ими миры.

– Что ещё за гидеоны? – крикнул Авель.

– Тоже наподобие людей. Но там, где они живут, низкая гравитация и они очень здорово отличаются от людей. А ещё там, на Атлантиде, живут трёхметровые атланты. Говорят они очень мудрые и добрые.

– Слышь ты, Аристотель, – крикнул ей Авель. – Ты то их видела?

– Нет, – ответила Симона и тут же переместилась за спину Авеля. – Виканай – закрытый мир. Туда пускают только туристов из земных миров.

– У меня скоро голова лопнет, от твоих фантазий, – крикнул Авель, отбегая ещё дальше.

– Не расстраивайся, братишка, – успокоила его Симона, вновь оказавшись за его спиной. – Если мы найдём еды, то я расскажу на какой помойки ты жил.

– Нормальный мир, – заявил Авель, поняв, что от этой сумасшедшей девки не убежать.

– Твой мир из разряда мусорных, – произнесла Симона, направляясь к реке. – Такие миры, как кормушка для имперцев.

– Что значит кормушка? – спросил Авель, направляясь вслед за Симоной. – Это ведь не правильно. Наш мир – не Африка.

– Самая настоящая Африка, – бросила на ходу Симона. – И твоему миру ещё повезло. Из земных миров на уровне 16—17 веков выгребают всё золото и антиквариат. А людей используют для замены тел.

– А что происходит с людьми из моего мира? – спросил Авель.

– По всякому, – ответила Симона. – Если он с головой или прямыми руками, то может со временем получить гражданство. Но в основном гребут молодых девок.

– В невесты что ли? – спросил Авель, наблюдая, как Симона заходит в воду.

– Таких невест у нашего папочки было несколько армий, – ответила Симона, выхватывая небольшую рыбку из воды.

– Сластолюбец, – скривился Авель, наблюдая, как Симона пожирает сырую рыбу. – А ещё какие миры есть?

– Есть союзные миры, которыми управляют наши родственники, – ответила Симона, ополаскивая руки в воде. – Есть ещё независимые миры. Они раньше входили в империю, но папочка подарил их своим любовницам.

– А почему твой Виканай, закрытый мир? – спросил Авель.

– Виканай – это что-то вроде вашего Казачьего Дона, – ответила Симона, выхватывая из воды ещё одну рыбку. – Если бы не шерсть гобов, то имперцы бы с нами давно контакт прервали.

– А что в Империи овец нет? – удивился Авель. – Что обязательно разумных стричь?

– Не знаю, что там имперцы в ней нашли, но платят за неё золотом, – ответила Симона.

– Дикари, – крикнул Авель. – А что это за мир?

– Не знаю, – ответила Симона. – Могу только про это место сказать. Это питомник для подготовки оборотней. Отец сюда сгонял девок из таких миров как твой и вправлял им мозги. Сюда только через портал попасть можно, если знать код доступа, конечно. А мир скорей всего из разряда резервных. Но точно не скажу. Видишь какие горы? Это наш папка в теле Бога Хаоса постарался.

Авель посмотрел на горы и понял, что его в них насторожило. Эти горы не могли возникнуть по воле природы. Такую симметрию мог создать только мозг разумного существа.

– Теперь я понял, как возникли эти пирамиды, – произнёс Авель и вдруг заорал. – Хватит жрать сырую рыбу. Описторхоз хочешь заработать?

– С нашими браслетами мы даже лошадиные дозы героина можем принимать, – произнесла Симона. – Если сразу не подохнем, то, благодаря повышенной регенерации, яд очень быстро будет выведен из организма.

Авель, не сильно поверив Симоне, плюнул и направился обратно к пирамиде.

Тайна браслета

Авель сидел на камне и с тоской смотрел на прогорающий костёр. В лес идти было далеко, да и опасно. Солнце давно скрылось за горами, и на долину опустилась ночь.

– Даже если там нет хищников, то напороться в такой темноте на острую ветку глазом, можно запросто, – здраво рассудил Авель. – А вот завтра костёр уже не развести.

В том же заднем кармане, где Авель обнаружил гематоген, нашлась и дешёвая китайская зажигалка. Но газа в ней было мало, и Авель снял металлическую защиту с зажигалки. Кое-как добыв маленький язычок пламени, он поджог сухую берёзовую кору и щёлкнул колёсиком ещё раз. Кремний выскочил из зажигалки и улетел в темноту.

А дальше началась борьба за огонь. Прокляв свою косорукость и производителей зажигалок, Авель кое-как раздул тлеющую кору и разжег костёр. Пока он возился, уже стемнело, и в лес идти было поздно.

Из темноты появилась Симона с десятком небольших рыбёшек, нанизанных на ивовый прут, и начала подкладывать дрова в костёр. Она доставала сухие палки из воздуха.

– Ты что делаешь? – спросил Авель, ошарашено наблюдая за ней.

– Дрова в костёр подкладываю.

– А откуда берёшь?

– Из подпространственного кармана.

– Из какого кармана? – заорал Авель. – Что ты мне тут в уши дуешь?

– Что ты орёшь, ненормальный? – возмутилась Симона. – Он есть у всех, кто носит адамантовые браслеты, даже у тебя.

– Врешь! – не поверил Авель. – И как им пользоваться?

– Возьми что-нибудь в левую руку и представь, что кладешь эту вещь в задний карман брюк, – объяснила Симона.

Авель посмотрел на сломанную зажигалку, которую он крутил в руках и попытался спрятать её за спину. Но у него ничего не получилось.

– Не так, – поправила его Симона. – Представь, что эта вещь самая дорогая в твоей жизни. Так все начинают, а потом прячут вещи в карман чисто на автомате. Правда, лишь то, что смогут удержать в левой руке. Так что танк туда не спрячешь.

– Моя прелесть, – произнёс Авель, вспомнив, что без этого куска дешёвой пластмассы, сидел бы сейчас в полной темноте.

Зажигалка исчезла с первого раза. Авель, не поверив, на всякий случай пошарил по земле рукой.

– А как вернуть обратно? – Авель озадачено почесал затылок.

– Представь себе этот предмет и как бы достань его из воздуха правой рукой, – терпеливо объяснила Симона, доставая из воздуха сухую ветку.

– Классный девайс! – играясь с зажигалкой, произнёс Авель. – А почему ты туда рыбу не сложила?

– Потому, что некоторые рыбки были ещё живы, – ответила Симона, поджаривая рыбу на костре. – Только мёртвую плоть или не одушевлённые предметы можно туда спрятать. Оборотни, кстати там свои запасные тела хранят.

– Почему хранят? – удивился Авель. – Оборотни вроде должны как бы перерождаться?

– Ваши киношники – лузеры, ничего не смыслят в оборотнях, – произнесла Симона. – Представь, какое количество энергии нужно затратить на трансформацию тела! Настоящие оборотни просто переносят свою душу в другое тело и всё. Шаг вперёд и, вместо человека, появляется ифлинг или серый волк.

– Логично, – согласился Авель. – А если оборотень-женщина забеременеет, например. Что тогда?

– Тогда на девять месяцев она перестанет быть оборотнем, – ответила Симона.

– Слушай, а что мы тут будем делать? – спросил Авель.

– Ждать инструктора. Он скажет, что дальше делать.

– И долго ждать?

– Не знаю, – ответила Симона. – Этот ряженый серафим приказал сидеть тут и не соваться в портал.

– А толку? – произнёс Авель. – Портал то накрылся!

– В твоём мире, да, – согласилась Симона. – Но я знаю код доступа на Виканай. Но нам там не будут рады.

Авель протянул руки к огню и обратил внимание, что ободранные о каменную площадку места на руках почти затянулись и не зудели. Он был бойким пацаном в детстве и знал, как долго и болезненно заживают царапины, а тут всё зажило за полдня.

– Ты говорила про усиленную регенерацию? – спросил Авель.

– Я говорила, что нас теперь трудно убить, – ответила Симона. – Если, допустим, нас отравят цианидом, то это – верная смерть, а травить нас мышьяком бесполезно. Только быстрая смерть нам страшна. А любое тяжёлое ранение – это верное выздоровление.

– Это что, мы можем ходить по заражённой радиацией местности? – спросил Авель.

– Запросто, – ответила Симона. – Если только в реактор не полезем. Я с детства мечтала о браслете и всё про них знаю, а тут сразу – Властелин.

– Они что, разные бывают? – спросил Авель.

– Ну да. Есть простые – для граждан и тех, кто работает на вредных производствах. Там одна функция – сохранить душу владельца. Есть ещё браслеты для избранных. Те уже с карманом и возможностью читать чужие мысли.

– Это как? – насторожился Авель.

– Просто кладешь левую ладонь на лоб человека и читаешь его мысли, – ответила Симона. – Только человек должен быть в сознании. А если его ещё и напугать, то можно забрать часть его души.

– А наши браслеты какого уровня?

– Самого высокого, – ответила Симона. – Властелин или, как его называют некоторые, Император даёт власть над другими браслетами. Правда одеть его может только тот, кто способен управлять большим количеством людей.

– Ну, мы же их как-то одели? – удивился Авель.

– Мы их одели благодаря жизням восьми клонов и крови древних драконов, – ответила Симона, подавая Авелю поджаренную рыбу.

– А откуда взялись эти клоны? – спросил Авель с набитым ртом.

– Это биороботы из Машины Атлантов, – ответила Симона. – Атланты заложили в них определённую программу и код подчинения, а отец расселил в твоём мире. Они жили среди людей и думали, что тоже люди. Когда пришло время, им сказали кодовое слово и приказали ехать на Алтай.

– А зачем нужны были такие сложности? – удивился Авель. – Если их так легко было подчинить, то почему им сразу не одели браслеты?

– Я же тебе говорю, что в каждом из них была заложена своя программа, – ответила Симона. – Плюс жизненный опыт, накопленный за 20 лет. В браслетах осталась информация о прошлых владельцах, и теперь мы получили их знания и жизненный опыт.

– Что-то пока я этого не заметил, – усомнился Авель.

– Пока не заметил, – произнесла Симона. – Но со временем эти качества проявятся. Я вот всегда была плохой поварихой. А теперь знаю, как вкусно готовить. Тебе понравилась жареная рыба?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное