Алекс Лэмб.

Роботер



скачать книгу бесплатно

Alex Lamb

ROBOTEER

First published by Gollancz London.

Печатается с разрешения издательства Orion при содействии литературного агентства «Синопсис».


Copyright © Alex Lamb 2015

All rights reserved.

© Дмитрий Могилевцев, перевод, 2018

© Борис Аджиев, иллюстрация, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Джилл, которая поддерживала меня с первого дня



Я хочу поблагодарить Луиса Лэмба, Сару Пинборо, моего агента Джона Джэрролда и прекрасную команду издательства «Голланц». Без них ничего этого не было бы.



1
Битва при Мембури

1.1
Уилл

Когда завыла сирена, Уилл Куно-Моне выводил автопогрузчики на площадки. Он застопорил десятитонные махины на полпути и прислушался. Наконец настало то, чего ожидали уже несколько дней. Земляне атаковали.

Он отправил грузовики по местам, открыл глаза и отдёрнул занавеску у шконки. Товарищи уже выскакивали из коек, крича, отталкивались и летели к выходу из тесного кубрика.

– Двигай! Быстрее! Шевелись!

– Не загораживать люк!

Уилл торопливо отстегнулся, оттолкнулся и понёсся следом.

В коридоре за люком – поток тел в серебристо-зелёных униформах, похожий на косяк летучих рыб, мчащихся в миллиметрах друг от друга сквозь повороты коридора при нулевой гравитации. Уилл бросился в толпу, едва не зацепив пару инженеров.

Через десять секунд и две корабельных палубы Уилл достиг отсека погружения: тесного куба из пластмассы телесного цвета, заполненного эластичными тяжами и амортизирующими коконами. Уилл продрался сквозь чащу кабелей и шлангов к своему месту в дальнем углу мимо спешно упаковывающихся коллег – ещё семи роботеров.

Трясущимися руками Уилл натянул мешок, расслабился, позволяя гелю облепить тело, напялил на шею жировой контакт и спрятал в мешок руки. Всё – за секунды, пока не застыл гель. Мысленная команда – и ультраполосной кабель открыл связь. Боевая обстановка предстала Уиллу в уже сформированных полных ощущениях, с отчётливым оттенком угрюмой брезгливости – типичной чертой центрального СОП, само-осознающего программного комплекса крейсера «Феникс».

Шесть земных кораблей выстроились в тесном гексагональном порядке. На схематичной карте Уилл видел их как алые стрелки, указывающие на зелёный кружок, фабрику антивещества у звезды. Похоже, земляне решили пробиваться к ней напрямую. «Фениксу» дали команду удерживать позицию.

Стратегический анализ показывал, что силы землян слишком слабы для основного удара. Относительно слабое искажение гравитационного поля указывало: это лёгкие канонерки, скорее всего, класса «Иисус», не способные тягаться с тремя огромными галатеанскими крейсерами, охраняющими фабрику. Наверняка эта эскадра отвлекает внимание, основные силы атакуют позже.

Уилл видел крейсеры в виде зелёных прямоугольников, мчащихся через всю систему на перехват.

Их двигатели были гораздо совершенней земных, и в окрестности звёзд, загрязнённой пылью, быстрыми частицами и радиацией, галатеанские корабли шли намного быстрее земных. Учитывая запаздывание передачи, скорее всего, крейсера уже вступили в бой.

Уяснив обстановку, Уилл связался с непосредственным начальством – экспертом Францем Ассимер-Лёнг, тактическим координатором корабля, – соединив зрительные каналы с входом камеры, висевшей прямо над коконом Франца. Перед глазами появилось угловатое морщинистое лицо эксперта.

– Сэр, к работе готов! – отрапортовал Уилл.

Жировой контакт передал слова прямо в микрофон, вживленный в ухо Франца. Тот деловито изучил визуальные данные, подготовил свой СОП, причём пальцы эксперта непрерывно метались по виртуальной клавиатуре на коленях.

– Готовность подтверждаю, – сказал Франц. – Уилл, соберись. Всё внимание на работу. Я не хочу, чтобы ты опять уплыл не туда.

Уилл разозлился. Он никогда не «уплывал не туда» во время боя, что бы это «уплывать» ни значило.

– Так точно, сэр! – сухо отозвался он.

Но Франц не отреагировал, полностью поглощённый работой, и Уилл подключился к сенсорам дальнего поля, изучая происходящее. Слишком далеко. Заметны лишь слабые блики гамма-пучков, почти скрытые звёздным фоном. Фильтры на пределе, оттого небо черным-черно.

Ждать невыносимо. Что же делают чёртовы земляне? Скорее всего, эта битва определит ход войны.

Мембури была главной заправочной станцией землян на прямом пути между Землёй и Галатеей. Не отбив Мембури, земляне вряд ли смогли бы атаковать свою бывшую колонию – та с лёгкостью отражала попытки обойти станцию. Если же Галатея потеряет узловой пункт, то откроется дорога для нового вторжения. Пусть земляне отстают в технике, но значительно превосходят числом и готовы бросить в топку любое количество пушечного мяса.

Внезапно рядом послышался нервный смешок. Уилл глянул искоса на соседа, роботера защитных систем Гордона Иншайя-Брюн, крупного добродушного юношу, всего год служившего во флоте.

– Нас затащили сюда только для того, чтобы торчать без дела и смотреть? – проворчал он, не открывая глаз.

Это был его первый крупный бой.

Уилл знал: Гордон говорит сам с собой, но обрадовался возможности отвлечься. Всё лучше, чем глазеть в пространство и бездельничать.

– Наверное, так.

Гордон открыл глаза и уставился на Уилла. Глаза были большие, голубые и полные простодушного удивления. Как и остальные роботеры «Феникса», Гордон относился к Уиллу со смесью благоговения и настороженности. Каждый из них отвечал за отдельную программную подсистему огромного корабля, и Уилл отличался от остальных. Он думал иначе.

– Да ты не бойся, звёздные бои кончаются быстро, – добавил Уилл.

– Именно это меня и беспокоит, – сказал Гордон и натянуто улыбнулся.

Понятные страхи. Команде суждено или выжить, или умереть с «Фениксом». С корабля никак не выберешься. На многие километры вокруг жилого модуля – массы чудовищно облучённой и облучаемой машинерии, последнего слова человеческой техники. Из битвы либо уходят на работающих двигателях, либо жарятся заживо.

Внезапная вспышка приковала внимание Уилла к сенсорам. Пространство далёкой битвы выглядело необычно ярким. Полыхнуло ещё раз. Если земные корабли пошли в самоубийственную атаку, то, наверное, они детонируют. А значит, скоро пойдёт вторая волна – причём непонятно откуда.

Уилл ждал. Язык прилип к пересохшему нёбу.

1.2
Айра

Капитан галатеанского звёздного корабля «Ариэль» Айра Барон-Лек наблюдал битву с расстояния в несколько тысяч километров. Очень близко, но гораздо дальше, чем хотелось бы. Из-за облака прерывателей ближе было не подобраться.

Капитан лежал в противоперегрузочной койке, положив ладони на рукояти управления. На стандартном дисплее визора стреляющие корабли выглядели мерцающими мертвенно-белыми точками на чёрном фоне. Но на полном увеличении можно было различить и очертания. Каждый земной корабль – приплюснутое яйцо, утыканное крошечными зонтиками. Их спицы извергают ветвящиеся бело-голубые молнии, окутывающие корпус пульсирующим сиянием.

Капитану увиденное не понравилось. Землян слишком мало: всего лишь кольцо из шести лёгких кораблей, вторгшееся между тремя огромными крейсерами. Земляне не стали пробиваться к фабрике, но застыли, словно подстрекая атаковать их. Что-то здесь нечисто.

– Эми, уточни сводку.

Хотя Эми, первый офицер корабля, лежала на соседней койке в крошечной главной кабине «Ариэля», Айра воспользовался субвокальным микрофоном у горла, а не сказал вслух. «Ариэль» – корабль для разведки и софт-диверсий. На нём боевые команды никогда не отдаются вслух.

– Без изменений, – доложила Эми. – Земляне жгут топливо будто за час до конца света. И не включили гравитационные щиты. Выкинули облако маяков-прерывателей, и всё. Централ уверен: самоубийцы.

Айра нахмурился. Единственное назначение маяка-прерывателя – заполнить пространство ионизированным мусором, не дающим врагу использовать варп. Важный инструмент войны, но в ход идёт лишь изредка. Прерыватели – обоюдоострое оружие, лишающее варпа и своих, и чужих. Однако каждый из земных кораблей нёс столько маяков, что мог бы заморозить целую армаду. Они метались вокруг кораблей, будто сердитые пчёлы вокруг улья. Бессмысленный расход оборудования. Но как ярко на поле боя!

– Что они там делают? Обстреливают гамма-лучами?

– Похоже на то, – сказала Эми.

Айра покачал головой. Г-лучи кораблей-разведчиков против линейных крейсеров – это как палки против бульдозера.

Гамма-лучи – всего лишь пучок гамма-квантов из лазера. Они тем эффективнее, чем больше в них энергии. Если противник загонит столько же в свои Казимир-буферы, гамма-лучи из оружия превращаются в средство подзарядки чужого корабля. Но ведь землянам это известно. Они не могут не знать, что не соберут достаточную мощность, даже если все сосредоточатся на одной мишени.

– Они сошли с ума, – пробормотал капитан.

– Не уверена, – заметила Эми. – Гамма-лучи очень жёсткие и мощные. Наверное земляне перенаправили на оружие выход главных реакторов.

Тактика ясна: прерывателями вывести из строя вражеские гравитационные двигатели, навязать энергетический бой на малой дистанции. Точно самоубийцы. Они не оставили себе никакого пути к отступлению.

Но всё-таки ситуация Айре не нравилась. Даже самоубийцы обычно запускают щиты на своих кораблях.

Приближаться к полю боя не хотелось. Капитан открыл канал связи с экспертом по оружию, лежащим на койке нижнего яруса.

– Джон, нашёл их планы? Хочу знать, на что надеются эти ублюдки.

Молчание.

– Э-э, погоди-ка … – отозвался эксперт.

Он вместе с Дугом, корабельным роботером, ломал вражескую сеть с помощью небольшого флота дронов-разведчиков.

– Погоди-ка! – радостно объявил эксперт. – Дуг, иди сюда. Думаю, вот оно.

Он пробормотал что-то под нос, затем рассмеялся.

– Ха, да! Кэп, у нас данные, и целая куча!

– Эй, Джон, – вклинился звонкий голос Эми, – кажется, ты сорвал тревогу.

Она отправила стрелку на его дисплей.

Земляне отправили целую тучу дронов в погоню за «Ариэлем». К счастью, им пришлось пробираться сквозь плотное и обширное облако прерывателей, и они не могли использовать варп. Ковыляя на реакторной тяге, они вряд ли представляли немедленную угрозу – им требовалось несколько минут, чтобы добраться до корабля.

– Вижу, – откликнулся Джон. – Готовлю ответ.

Пока Джон барахтался в потоке информации между кораблями, Айра изучал поле битвы и готовился сделать свой ход.

Земляне перехватили практически все торпеды, и битва превратилась в нудную медленную субсветовую перестрелку. Однако земляне сильно уступали в огневой мощи. Их поражение – всего лишь вопрос времени. Как только иссякнет антивещество, заряд буферов тоже кончится. Прерыватели не помогут, сколько бы их ни было. Однако секунда бежала за секундой, Айра терпеливо ждал и нервничал всё сильней. Чересчур долго умирает эта бригада самоубийц.

Галатеане непрестанно молотили противников, но земляне стояли твёрдо. В конце концов замедлились и галатеанские атаки. Крейсера не были рассчитаны на долгие сражения. Все знают: космические бои длятся считанные минуты.

– Что-то не так, – предупредила Эми. – Я не вижу никакого убывания в облаке прерывателей. Оно всё больше и больше.

Она выслала капитану отфильтрованную картинку поля боя. На ней виднелась проделанная землянами рваная черная дыра в локальном потоке ионов – грязное пятно на радуге пространства.

– На этой скорости оно достанет нас через двести секунд.

Когда оно подберётся, «Ариэль» застрянет. И умрёт. Софт-кораблю нельзя попадать в облако прерывателей. Его могут выдержать лишь тяжёлые мощные корабли. «Ариэль» – хрупкий и тихий. Его конёк – скорость и маскировка.

Айра открыл экстренный канал связи с адмиралом Брайантом-Лейсом на «Аслане», флагмане атакующих сил Галатеи.

– Сэр, у нас проблемы. Облако настигает нас. Прошу разрешения отступить.

Капитан наблюдал за приближающимся облаком. Невыносимо ползли секунды ожидания.

– …согласен, – наконец пришёл ответ. – Айра, делай что должен.

Айра переключился на команду.

– Внимание всем: отходим. Рэйчел, полный варп.

– Готово!

– Дуг, закрепись, – предупредил капитан.

Айра включил зажигание. Тут же невидимая ладонь вдавила в койку – включились гравитационные движки. «Ариэль» пошёл, но слишком медленно. При старте с места требовалось накопить энергию. От реакторов шла мерная пульсирующая дрожь, словно бил молот.

– Айра, внимание! – крикнула Эми.

Капитан видел и сам, но что он мог поделать? Земляне направили весь поток прерывателей против корабля. Невидимая рука исчезла так же мгновенно, как и появилась. Гравитационные движки заглохли. «Ариэль» засел, словно муха в смоле. Очевидно, земляне очень не хотели, чтобы корабль ушёл с украденными данными.

– Рэйчел, всю мощность на реакторы! – заорал Айра.

– Сделано!

Айра включил тягу – и его снова вдавило в койку, но теперь уже обычным ускорением. Корабль пополз из облака на черепашьих двух с половиной «g». Капитан чертыхнулся. Так медленно! А дроны всё ближе. Они могут ускоряться как им вздумается. Им не нужно заботиться о людях на борту.

Нельзя так влипать. Надо было сменить позицию, не спрашивая адмиральского разрешения. Теперь жди, что на могиле напишут: «Он всё делал правильно». По протоколу.

– Айра, дроны близко, – предупредила Эми.

– Вижу.

Первый дрон спокойно вышел на дистанцию стрельбы и открыл огонь. Кабина заполнилась сумасшедшим треском – гравитационные щиты пытались скомпенсировать лучевую атаку.

– Дерьмо! – вскрикнул капитан, дёрнувшись от неожиданности.

– Я же говорила: лучи жёсткие, – заметила Эми.

Айра дёрнул ручку управления, и корабль заложил вираж, от которого захрустели кости.

– Рэйчел, повреждения?

– Улетели тридцать процентов вторичных буферов, – доложила инженер.

Айра поморщился. Дроны с такой мощностью? Немыслимо. Ещё один подобный залп – и финал. Откажет первичный буфер – хрупкое корабельное ядро зальёт гамма-лучами.

– Всю лишнюю энергию – в буферы, – скомандовал капитан.

– Всё уже там, – сказала Рэйчел.

Как же может единственный дрон загонять в лазер больше энергии, чем выдают реакторы «Ариэля»?

Айра подключился к роботеру.

– Дуг?

– Кэп, ремонт идёт. Сейчас всё сделаем.

Хотя голос роботера синтезировался в микрофоне, Айра всё равно ощутил, что Дуг говорит с трудом. Он скверно переносил ускорение и единственный на борту не был с рождения приспособлен к тяготам космоса.

– Джон, наш ответ! – потребовал капитан.

– Запускаю.

– Джон, мне нужно знать, с чем я имею дело. Дай мне их тактический профиль. Данные по оружию.

– Айра! – взвизгнула Эми.

Тот заложил резкий вираж и увеличил скорость, видя, что очередной дрон вышел на дистанцию. На грудь будто обвалился грузовой поезд. Звёзды запрыгали в глазах. Внизу кто-то застонал.

– Эми, сколько до выхода из облака? – прохрипел капитан, надеясь, что микрофон превратит хрип в слова.

– Ещё восемнадцать секунд. Вижу нового дрона.

Айра заложил ещё один вираж и едва не потерял сознание. Перегрузка ударила как молот.

– Десять, девять, восемь… – выдыхала Эми.

– Рэйчел? – спросил Айра.

– Готово!

Айра продолжал поворот, на ходу включая гравитационные двигатели. Пусть наберут мощность к моменту выхода из облака.

– Три, два, один! – досчитала Эми. – Вышли!

Айра включил варп. На одну жуткую секунду тяга реакторов наложилась на гравитацию варп-двигателей. Показалось, кишки хотят вылезти сквозь спину. Но затем реакторы погасли, и корабль вошёл в варп.

Дроны остались точками за спиной.

1.3
Уилл

В ушах Уилла зазвенел голос капитана Бьюмон-Кляйна.

– Готовьтесь к варпу!

Последние десять минут Уилл изнывал от ожидания. А теперь захотелось подождать ещё хотя бы минуту. Амортизационный мешок дёрнулся – включились реакторы «Феникса». Рычание двигателей заполнило пространство. С мостика прилетела стая команд и развернулась в голове, словно ещё один апокалипсис.

Дела пошли хуже некуда. Охранявшие фабрику корабли едва держались. Сцена боя заполнила поле зрения Уилла. Такого огромного облака прерывателей он не видел никогда. Лоскутные края расползлись на десятки тысяч километров, словно тёмный шарф, который медленно несло сквозняком. Уилл похолодел.

Все трое подбиты. «Балу» не отвечает. «Вальрус» теряет мощность. На «Аслане» сосредоточился огонь. Все трое сидят глубоко в облаке. Это катастрофа. Её непостижимым образом учинили всего шесть маленьких кораблей.

«Феникс» быстро направился к месту боя, огибая облако по самому краю, затем развернулся и пошёл прямо на полной термоядерной тяге. Мешок Уилла качнуло в сторону. Капитан Кляйн мчался спасать попавшиеся крейсера.

Оказавшись в пределах досягаемости, «Феникс» тут же попал под огонь. Гамма-лучи вспороли мощные буферы звездолёта. Он автоматически запустил гравитационные щиты. Уилл вызвал карту поля и посмотрел, как уходят крошечные дроны. Каждый – как маленькое, очень плотное сгущение на почти ровном поле. Щит притягивал огонь к себе и уводил его от корабля. Но щиты почти сразу размягчились и пропали под сосредоточенным огнём вражеских дронов.

– Уилл? – спросил Франц.

– Сэр, на связи.

– Работаем по прерывателям. Держи темплейт.

Загрузился СОП, выглядящий карандашным наброском неимоверно сложного часового механизма. На центральном цикле висели блистающие ветвящиеся цепи обратной связи с подключенной памятью, каждая единица – разноцветный блок, топорщащийся колючими семантическими метками.

– Должно скомпенсировать их уклонение, – пояснил Франц. – К делу!

Уилл прижал СОП к разуму, словно маску к лицу, и ощутил изощрённость плана, нетерпение. Квазиразум хотел на охоту.

Взмахом виртуальной руки Уилл создал шестьдесят четыре копии СОПа, внедрил их инжекционные модули торпед «Феникса» и выстрелил. Уилл переключил восприятие на головную торпеду и полетел вместе с ней во тьму.

Для такой работы он и родился: управлять, обучать и вести СОПы. Физически это означало, что его мозг приспособился к прямому контакту с корабельным серверным комплексом. Сервера сообщались с коммуникаторами, а те вспышками лазеров передавали сигнал торпедам. Но Уилл стыков не ощущал, видя сенсорами торпеды.

Его немигающий взгляд нёсся в кромешную ночь. Ему передалось желание, оживившее торпеду: слиться с висевшими впереди прерывателями в смертельном объятии. Прерыватели – косяк жирной рыбы – бросились врассыпную. Уилл врезался в облако, нацелился на ближний, догнал и распался в термоядерном взрыве.

Роботер переключился на зрение следующей торпеды. Прерыватели отчаянно дёргались, уклоняясь, но пытаясь при том не выпустить из прицелов подавленные крейсера. Уилл помчался за вражескими дронами, и с ним – собратья-камикадзе. Он выбрал цель, зашёл. Прерыватель не успел увернуться. Гамма-пучок с корабля хотел проткнуть торпеду. Бесполезно. Уилл – акула, прерыватель – неповоротливый кит. Столкновение и взрыв – всплеск, экстаз.

Зрение перепрыгнуло в очередной снаряд. Вокруг – лес гамма-лучей. Уилл петлял между ними, как на слаломной трассе. Оцифрованные чувства роботера были намного быстрее старомодных программ наведения земных кораблей.

Вдруг рядом вспыхнул белый раскалённый шар. В собрата попали. Уилл чертыхнулся. Терять торпеду так рано – дурная примета.

Встревожившись, он выскочил из торпеды, вернулся и схватился за схему атаки. Как и ожидалось, торпед пока хватает, чтобы поразить все прерыватели. Торпеда сможет без труда пробить земную защиту. Но отчего так неспокойно на душе?

И тут он увидел очень тонкую, почти незаметную особенность. Её мог подметить лишь специалист, привычный к распознаванию знакомой структуры в хаосе. Бой перестал быть погоней акул за рыбой. Франц не учёл большую мощность новых земных гамма-лучей. Даже скользящие попадания выводили торпеды из строя. Очень быстро их останется мало – и они не смогут подавлять прерыватели, отравляющие космос вокруг пойманных звездолётов. В ловушке останется «Аслан» и «Феникс» вместе с ним.

Надо заставить торпеды прорваться. Уилл глядел в отчаянии на стаккато лучевых вспышек, разносивших в клочья атаку, и чертыхался.

Но внезапно пришла идея: если гамма-лучи так опасны, то могут вредить и своим. Можно ли это использовать? Да! Но торпеды должны из акул превратиться в пастушьих овчарок.

Уилл оставил головную торпеду разбираться самой и нырнул в обычный мод, где перед глазами висела СОП-модель с вихрями цветных маркеров вокруг активных блоков каждой оставшейся торпеды.

Он помчался по каменным туннелям своего разума к личным воспоминаниям, подхватил горсть обрывков, связанных с игрой и забавами, проигнорировал тест на стабильность, пришлёпнул обрывки к новой ветви сети, и, работая на предельной скорости, принялся громоздить рефлекторные реакции. Если всё сложится, новый инстинктивный механизм охоты добавит гибкости тщательно распределённой боевой схеме Франца и выведет торпеды на цель.

Сенсориум Уилла заполнился яростным криком, чуть не нарушившим концентрацию.

– Уилл? Какого хрена ты себе думаешь?!

Франц рассвирепел. Дизайн СОПа для боя – его работа. По идее, Уилл не смел его и пальцем коснуться.

– Оставь мой СОП в покое и катись на поле! – заорал Франц.

Уилл не слушал. Нельзя останавливаться. Иначе торпеды не переварят новое инфо и застопорятся.

– Стоп! – завыл эксперт. – Ты хочешь отправить нас всех к чертям?!

Уилл слышал, как он открыл канал связи с капитаном.

– Сэр, у нас ЧП! Мой роботер свихнулся!

Уилл подцепил последний линк и прыгнул в головную торпеду. Та неслась сквозь заграждение из гамма-лучей, азартно преследуя удирающий прерыватель. Уилл подключил новую память.

Патч вышел грязноватым, но сработал. Уилла окатила волна нечленораздельной радости – ракета на полуповороте решила действовать иначе: не мчаться прямо на добычу, а свернуть в последний момент, заставляя прерыватель отскочить и врезаться в собрата. Оба взорвались, испустив поток раскалённых ионов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9