Алекс Хилл.

Найди 5 отличий



скачать книгу бесплатно

– Роман, вы меня извините?

– Конечно, Леночка. Я буду ждать твоего выступления.

Стараясь не поддаваться нервозной скованности, поднимаюсь из-за стола и быстро шагаю вглубь зала. Четверо злых мужчин с темными бородами зажали Полину в тестостероновым кругу. Рядом уже стоят два охранника – Женя и Боря, и ждут подходящего момента, чтобы вмешаться. Смотрю на перепуганную Полину и понимаю, что вмешаться придется мне. Прохожу между охранниками и громко произношу:

– Добрый вечер! Прошу вас всех успокоиться. Объясните, пожалуйста, в чем проблема?

На меня зыркает черноглазый мужчина и высекает сквозь зубы:

– Иди шест протри!

Расправляю плечи и делаю шаг вперед, миролюбиво улыбаясь:

– Господа! Давайте решим конфликт спокойно. Уверена, мы во всем разберемся, если вы озвучите проблему.

Черноглазый грозно раздувает ноздри. Его бритый под единичку друг делает ко мне шаг:

– Проблема в том, что мы внесли депозит и заказали стол, а он почему-то занят. И ваша администраторша не пытается даже объяснить, как это произошло.

– Мне очень жаль, что так вышло. Приносим свои извинения. Если позволите, мы подыщем вам другой стол или вернем деньги, если вы желаете уйти.

Лысый смотрит на охрану, градус ярости потихоньку снижается.

– Мы можем занять этот? – сухо спрашивает он, взмахивая на соседнюю свободную зону.

Перевожу взгляд на Полину, вопросительно поднимая брови. Она растерянно бегает глазами по лицам, словно не понимает, где очутилась.

– Я уточню. Вы пока располагайтесь здесь, – делаю шаг в сторону и хватаю хостес за локоть. – Возможно, удастся найти вам место получше.

Извинительно улыбнувшись гостям, увожу Полину за собой. Нужно добраться до стойки в холле и выяснить, в чем дело. В основном зале вижу Нату, танцующую рядом с одним из столов. Она ловит мой взгляд, повернувшись к клиенту спиной. Стучу себя дважды по груди, показывая, что нуждаюсь в помощи, и иду дальше, крепко сжимая предплечье Полины. Хорошо, что «тейбл» длится всего две минуты.

Усаживаю Полину в кресло администратора. Она обессиленно роняет голову вниз и хихикает. Наклоняюсь и тяну носом воздух у ее лица, едкий запах алкоголя обжигает слизистую.

Дура! Ну, какая же дура!

Открываю таблицу записи на планшете и проверяю бронирование. Ерунда какая-то. Ни фамилий, ни подтверждений оплаты депозита.

– Лен, что такое? – слышу за спиной озадаченный голос Наташи.

– Седьмой стол в випке. Скажи гостям, что он свободен для них. Попроси на баре бутылку рома за счет Полины и постарайся улучшить их настроение до того, как сюда примчится Артур.

– И все это бесплатно?

– Сочтемся, Нат. Сейчас не до шуток.

– Ладно. Потом все подробно расскажешь.

Наташа уходит, и я встряхиваю Полину, схватив за плечи:

– Какого черта ты напилась? Ты же в курсе, что тебе нельзя на рабочем месте?

– Меня угостили, – лопочет она.

– Понимаешь, что тебя уволят за это?

– Ну вам же можно?! И вообще, меня там ждут! – она пытается встать, но я грубо толкаю ее назад в кресло. – Эй! Отвали!

– Никто из нас не напивается в слюни.

Мы на работе, а не на гулянке.

– Ты, шлюшка, будешь мне про работу рассказывать? Знаю я, как вы работаете… Раз, два, сплюнула, и готово.

А вот это она зря…

– Ты сама кто? Ангелочек? Полина, я не дура. Ты ушла с прошлой работы не потому, что тебя там продавали, а потому что ценник был слишком низкий. Решила повысить ставки, подцепив богатенького дядю? Он тебя там ждет? Да ты и рубля не стоишь с таким поведением. Уверена, он уже забыл, как тебя зовут. А ты теперь потеряешь работу.

Полина поднимает голову, в ее глазах загорается черный огонь ненависти.

– Пошла ты, – ядовито выплевывает она.

– Полина! Что происходит?! – гремит на весь холл голос директора.

Выпрямляюсь и поворачиваю голову, выглядывая из-за стойки. Артур стоит в парадных дверях. Волосы всклокочены, пиджак небрежно висит на плечах. Шагаю чуть вперед, закрывая собой пьяную хостес, чтобы поберечь нервы шефа. Пусть хоть дух переведет.

– Добрый вечер, Артур.

– Не добрый, Лена. Не добрый. Мне позвонили товарищи и сказали, что в моем клубе их пытались надурить. Объясняйте! – он широким шагом подходит к ресепшену. – Сейчас же!

Я могла бы попытаться все уладить, но ради кого? Ради малолетней идиотки, которая только что облила меня дерьмом вместо того, чтобы поблагодарить?

– Я не знаю всего. Заметила конфликт и попыталась решить его мирно. Говорите с Полиной, это ее обязанности. Если, конечно, она сейчас сможет вам что-то вразумительно объяснить.

– А почему она не сможет?

– Смотрите сами, – отхожу в сторону, подставляя под его грозный взгляд хостес. – Мой выход скоро. Оставлю вас.

Слышу в спину тихое шипение:

– Сука! Ты еще пожалеешь!

Да-да, крошка… Протрезвей сначала.


Переставляю тяжелые ноги по ступеням и мечтаю поскорее оказаться в теплой уютной постели. Подхожу к двери и шарю в сумочке, выискивая ключи. Гигиеническая помада, салфетки, мелочь… Придется будить Виталика.

Жму на звонок и жду минуту. Тишина. Жму еще раз. И еще. Стучу в дверь, ответа все нет. Набираю его номер и прижимаю свободное ухо к двери. В квартире все также тихо. Странно. Виталик никогда не включает беззвучный режим.

Догадка впивается в сонный уставший мозг – остался у Тани. Наверное, опять болтали до утра. Вздыхаю и набираю другой номер, понимая, что дремать на грязной лестничной клетке после безумной недели совсем не хочется.

Из динамика звучит бодрый звонкий голос:

– Привет!

– Привет, Дашка. Я тут…

– Приезжай, горемычная, – отзывается она не дослушав.

– Спасибо.


В светлой просторной квартире Даши пахнет горячими оладушками. Сижу за столом, опустив голову на сложенные руки. Подруга летает по кухне, накрывая на стол:

– У вас там что, весь дом решил ремонт сделать?

– Нет. Я просто ключи забыла.

– А Виталик где? Неужели, наконец-то, устроился на нормальную работу?

– Он в гостях, – отвечаю сквозь зевоту.

– В семь утра?

– Даш, не начинай…

Она ставит передо мной большую чашку с ромашковым чаем и упирается руками в стол, нависая сверху:

– Сколько дней ты отработала?

– Шесть…

– Влада!

– Даш, пожалуйста… – зажмуриваюсь.

– Не могу поверить, что ты все ему прощаешь. Он сидит целыми днями перед компом и только рассуждает, как чудесным образом когда-нибудь разбогатеет, а ты должна ночи напролет улыбаться богатым мужикам, чтобы прокормить себя и своего раздолбая.

– Он сам себя кормит.

– Да? А должен еще и тебя кормить.

– Он мне ничего не должен.

– Ты хоть знаешь, где он сейчас?

– Да. У подруги.

– Подруги?! Издеваешься?!

– Даш, не вопи. Голова и так трещит, – выпрямляю спину и беру в руки чашку. – У нас все хорошо. Просто мы не ограничиваем друг друга только из-за собственного эгоизма.

Даша резко отталкивается от столешницы и садится на соседний стул:

– Все с ума посходили с этими свободными отношениями.

– С партнерскими, вообще-то, – поправляю ее и делаю глоток теплого горьковатого чая.

– Пофиг. Все одна чепуха.

– Мама! Мама! – к Даше подбегает маленький ураган и прыгает возле ее стула. – Когда мы пойдем гулять? На площадку! В парк! На горку! На качели!

– Софа, во-первых, ты болеешь. А во-вторых, пожалуйста, дай мне спокойно попить чай, а потом мы с тобой придумаем, чем заняться.

– Но мне скучно! – возмущается Софа, хлопая ладошками по коленям Даши.

– Хочешь посмотреть свое любимое видео?

– Да! Да! Да!

Даша нажимает на экран телефона и протягивает его дочери:

– Только сиди тихонько, ладно?

– Хорошо.

Софа забирается на стул с другой стороны от меня и утыкается носом в мобильник. Замечаю на экране двигающуюся фигуру и с удивлением тянусь ближе, чтобы рассмотреть. Белые волосы, очаровательная улыбка, отсутствие футболки…

– А я его знаю, – усмехаюсь.

– Знаешь Джека Фроста?! – с восторгом спрашивает Софа. – Правда?!

Умиленно треплю девчушку по волосам. Она, наверное, думает, что он правда персонаж мультика.

– Он как-то раз подвозил меня домой. Я даже видела, как он призывает метель, – приподнимаю брови в театральном изумлении.

– Круто! Позовешь его к нам в гости?

– Если еще раз встречу, то обязательно. – поворачиваюсь к Даше и перехожу на шепот: – Ты разрешаешь ей смотреть на танцы полуголых парней? Не рановато ли?

– Только он может заставить ее замолчать хотя бы на полчаса, – тихо отвечает она. – Она обожает Джека Фроста. Не знаю, кто этот парень, но последний месяц он – мой лучший друг. По крайней мере мы перестали без конца смотреть «Хранители снов» и «Холодное сердце». Отпустили и забыли.

– А то, что он в половине роликов без футболки, тебя не смущает?

– В штанах и ладно. Пусть у девочки развивается чувство прекрасного. Красивый ведь, зараза.

– Да-а-а… – тяну я с улыбкой, вспоминая наше знакомство.

– Ты правда его знаешь?

– Это долгая история. Расскажи лучше, как у вас дела? Уже нашла новую соседку?

Даша в момент меняется в лице, опускает голову и обхватывает ладонями чашку:

– Еще нет. Если через две недели не найду, придется искать не соседку, а новую квартиру.

– Напряженка с деньгами?

– Не больше, чем у всех, но после нового года еще и аренду повысили…

– А как у тебя с учениками?

Дашка морщит нос. Понимаю, что ей не очень комфортно обсуждать финансовые вопросы. Молча допиваем чай под веселую музыку и хихиканье Софы. Встаю из-за стола и снимаю со спинки стула сумку. Открываю внутренний карман и достаю ровную стопку купюр – чаевые за последнюю ночь. Кладу деньги на стол и прижимаю их пустой чашкой:

– Оплата за завтрак и койкоместо.

– Нет! Влада! А ну забери!

Даша тянет руку к деньгам, но я останавливаю ее на половине пути, сжимая теплые длинные пальцы:

– А это не от меня, а от одного богатого и щедрого парня, которому нравится, как я танцую.

– Влада… У тебя же…

– У меня все под контролем, – отвечаю с улыбкой. – Все. Пошла спать, а то отключусь прямо здесь.

Делаю шаг, но знакомая мелодия заставляет остановиться. Та самая, под которую мы с Джеком снимали видео в машине. Забираю из рук Софы телефон и смотрю на экран. Ого. И правда горячо получилось. Особенно в конце, когда он смотрит мне в глаза, касаясь своим носом моего…

Почти три миллиона просмотров, больше миллиона лайков.

Надо бы процент спросить, если вдруг встретимся еще раз. Хотя, вряд ли это возможно в таком большом городе.

– Лучше сохраняй его самые приличные видео и их уже показывай дочке, – говорю я, вручая Дашке телефон.

Она вглядывается в дисплей и вскидывает голову:

– Это что, ты?!

Разворачиваюсь и бреду в спальню.

– Влада!

– Спокойной ночи! – отзываюсь я и закрываю дверь.

Глава 3

POV Кирилл

С трудом протискиваюсь в дверь, сжимая в одной руке охапку золотых воздушных шаров, а в другой – коробку, завернутую в подарочную бумагу. Снимаю кроссовки, прохожу по коридору и заглядываю в гостиную, заранее зная, кого там найду. В этом доме ничего не меняется.

Мама поднимает голову, отрываясь от планшета:

– Ки…

– Ш-ш-ш… Сюрприз испортишь, – шепчу я. – Где она?

– Наверху, – тихо отвечает мама. – Проснулась недавно и засела в ванной. Приводит себя в порядок.

– Хорошо. А папа где?

– Поехал за сырниками.

– Вот ты лентяйка, – шутливо цокаю языком.

Мама убирает планшет на журнальный столик и встает из кресла, поправляя длинную юбку вязаного приталенного платья.

– Правильнее будет – рационалистка. Если есть возможность не делать то, что не нравится, грех этим не пользоваться, – она стреляет в меня фирменным взглядом «попробуй поспорить со мной».

Да ни в жизни! Я живу по принципам, которые вложила мне в голову эта замечательная женщина.

– Ты снова что-то сделала с лицом? – спрашиваю я, рассматривая чуть изменившиеся родные черты. – Губы увеличила? Или перманент?

– Если будешь еще реже к нам приезжать, то в один прекрасный день вообще меня не узнаешь, – мелодично хохочет она.

– Ты у нас самая красивая и без этого всего.

– Кирюш, без этого всего ты меня не помнишь. А у тебя что с волосами? Опять перекрасился?

– Новый образ. Что скажешь?

– Ты похож на…

– Только не надо. Не сравнивай, пожалуйста.

– Я хотела сказать, что тебе очень идет, – ласково говорит мама и подходит ближе.

Умиротворение мягко касается груди, нос щекочет знакомый аромат сушеной вишни, корицы и горького миндаля – ее любимые и неизменные духи. Чувствую себя снова семилетним мальчишкой, который с воодушевлением рассказывал родителям о мечтах и слышал в ответ: «У тебя все получится, милый. Мы в тебя верим». Как же здорово вернуться домой.

Мама гладит меня по щеке и нежно улыбается:

– Хорошо, что ты приехал. Мы все очень соскучились.

– Я тоже.

Со второго этажа слышится хлопок двери, тихие шаги и еще один хлопок. Птичка в клетке, пора идти поздравлять именинницу.

– Достань у меня из кармана телефон, – поворачиваюсь спиной. – Запечатлим этот торжественный момент.

– Кира вряд ли обрадуется, – серьезно говорит мама.

– Постарайся сделать так, чтобы она не сразу заметила.

– Постараюсь, – со вздохом отвечает она.

Операция «Поздравь младшую сестру и не получи трындюлей» начинается. Поднимаемся по лестнице и подходим к спальне сестры. Начинающий видеооператор занимает выгодную позицию справа от меня. Трижды стучу ногой в дверь и делаю шаг назад, широко улыбаясь.

– Входи, мам! – кричит Кира.

Приходится постучать еще раз с большей настойчивостью. Из комнаты доносятся торопливые шаги, открывается дверь.

– Кир! – взвизгивает сестренка.

– С днем рождения тебя! – затягиваю песню. – С днем рождения тебя-я-я! С днем рождения, маленький вредный монстри-и-ик! С днем рождения… Те-е-ебя-я-я!

Протягиваю подарок, но Кира отодвигает мою руку и с радостным криком бросается на шею:

– Ты приехал! Я думала, снова одним сообщением отделаешься!

– За кого ты меня принимаешь, Рюш?! Я не мог пропустить твое совершеннолетие.

Наклоняю голову, прижимаясь щекой к ее виску, и поглядываю на маму, намекая, что пора спрятать телефон. Умилительный момент семейного воссоединения прерывает злобный рык, Кира отскакивает назад, поймав оператора с поличным:

– Вы что, снимаете?!

– Для семейного архива, – оправдываюсь я.

– Ага… – она недовольно морщится. – И наш семейный архив хранится у тебя на странице в Инстаграм. Я же в халате и с мокрой головой! И вообще! – топает ногой. – Хоть бы раз приехал, чтобы реально с семьей повидаться, а не видео свои дурацкие снимать!

На такую реакцию я не рассчитывал, самое время для подкупа:

– Ты подарок принимать будешь? У меня скоро рука отвалится. Он тяжелый.

Кира злобно прищуривается, выхватывая коробку и шары:

– Думаешь, это поможет?

Растерянно хлопаю глазами, не зная, что сказать. Сестра бросает разочарованный взгляд на маму и хлопает дверью у меня перед носом.

– Да-да, мам… Ты была права, – прислоняюсь плечом к двери. – Она обычно долго злится?

Мама тихо усмехается и подходит ближе, возвращая телефон:

– Скоро узнаешь.

– В кого она такая вредная?

– Единственный человек, с которого она берет пример – это ты. Так что никаких претензий к производителям. Кофе будешь?

– Не откажусь.

– Хорошо. Тогда миритесь и спускайтесь на кухню.

Мама грациозно разворачивается и плавной походкой движется к лестнице. В каждом ее шаге и взмахе руки все еще видна стать и плавность примы-балерины.

Тяжело вздыхаю и трижды стучу в дверь.

– Рюш, – тихо зову я. – Можно войти?

– Нет! Не хочу с тобой разговаривать! Езжай обратно в свой чудесный мир блогеров!

Переходим к плану «б» – вторжение. Открываю дверь и вхожу в просторную бежевую комнату. Кира сидит на кровати, обиженно сложив руки на груди. Рядом лежит нетронутый подарок, а над головой печально болтаются золотые шары. Делаю еще один осторожный шаг. Кира вскидывает голову, пронзая меня холодным взглядом:

– Телефон оставь на входе!

– Но…

– Или вали!

– Ладно-ладно… – поднимаю руки, будто держу не мобильник, а ствол. – Только без глупостей, не трогай заложников.

Медленно наклоняюсь и кладу телефон на пол.

– Теперь пни его под стол, – командует сестра.

– Может, сразу в окно выбросить?

– А это идея, – серьезно произносит она.

Легонько дергаю ногой, выполняя требования мелкого террориста, и подхожу к кровати. Кира опускает голову, дуя губы. Чувствую себя худшим братом на свете, но… Она ведь знает, что съемка – основная часть моей работы. Я не просто хвастаюсь своей жизнью, это труд, который может открыть многие двери.

– Развернёшь подарок? Я старался…

– Старался, чтобы ролик получился эффектным? – язвит она. – Мне не нужны твои подачки.

– Ах так?! – падаю рядом с ней на кровать и хватаю коробку. – Тогда я себе его оставлю.

Разрываю блестящую бумагу и снимаю крышку, искоса наблюдая за реакцией сестры. Кира выдерживает ровно три секунды и с интересом наклоняется ближе. Напряжение от обиды постепенно рассеивается, и на ее щеках появляются ямочки от искренней улыбки:

– Да ладно, Кир?! Серьезно?! Это то, что я думаю?!

– Держи, – подвигаю к ней подарок. – Смотри сама.

Она вытаскивает из коробки еще одну поменьше, снимает крышку и бережно берет в руки коричневую изогнутую палочку. Крутит ее в пальцах, восхищенно рассматривая, и с сумасшедшей улыбкой Беллатрисы Лестрейндж тычет мне ею в лицо:

– Авада кедавра!

– Ты убила меня?! – ошарашенно распахиваю глаза.

– Имею право… – хмыкает Кира. – Мальчик, который накосячил, должен ответить за проступок. Круцио!

Заваливаюсь на бок, изображая жуткие мучения. Кира хихикает и возвращается к распаковке. Она с интересом вынимает оставшееся содержимое коробки: шарф и шапка «Слизерина», конфеты «Берти Боттс», бутылка бутафорского сливочного пива, фигурки главных героев «поттерианы». Но это все ерунда, главный подарок упакован в состаренный конверт. Сестренка с трепетом распечатывает его, будто там настоящее приглашение в «Хогвартс»:

– Не может быть, Кир…

– Да, да, да, малявка. Это оно…

– Я… – Кира слезает с кровати, сжимая в руках буклет. – Я поеду в Лондонский музей Гарри Поттера! – визжит она, поднимая руки вверх.

Любуюсь ее радостью, на душе приятно теплеет. Определенно не жаль денег, которые пришлось потратить на организацию поездки, но жаль, что этот момент не удалось заснять. Народ любит трогательные видео, просмотры были бы отличными.

– Спасибо, – Кира запрыгивает на постель и обнимает меня. – Это – лучший подарок.

Обнимаю ее в ответ и глажу по спине:

– Тур на двоих. Можешь взять с собой подругу или парня. Как его? Иннокентий?

– Энакин, – подавленно исправляет она отстраняясь. – Мы расстались три месяца назад.

– Отличная новость. Он тебя не заслуживал.

– Ты с ним даже не знаком, – Кира отводит взгляд в сторону, пытаясь спрятать печаль.

– Эй, – касаюсь ее ладони. – Ты паришься из-за него? Брось! Все это ерунда.

– Тебе не понять, – качает она головой.

– Это еще почему? Я расставался раз тридцать. Скоро отпустит.

– Ты их не любил.

Хлопаю себя по груди, накрывая ладонью сердце:

– Как ты можешь так говорить? Я самый чувствительный человек на Земле!

Кира бросает на меня пренебрежительный взгляд, поднимая бровь:

– Назови хоть одну, к которой у тебя были настоящие чувства.

– Легко! – задумываюсь, перебирая в памяти имена. – У меня ко всем были чувства. Список длинный.

– Ври больше.

– Так, погоди, – напрягаюсь я. – Он тебя бросил? Обидел?

– Я не хочу это обсуждать. Не с тобой.

– Я же твой брат.

Кира сжимает губы, заправляя за уши мокрые пряди светлых волос и вздыхает:

– Я мечтала поехать в музей Гарри Поттера, когда мне было четырнадцать, Кир. Ты брат с вышедшим сроком годности.

Неловкое молчание бьёт по ушам, стыд сдавливает грудь. После возвращения из армии, я редко общался с семьей.

– Я могу попробовать вернуть тур и купить тебе другой подарок, раз опоздал на столько лет. Что ты хочешь? Полное обследование организма? Курс психотерапии? Что там еще принято дарить взрослым? Чайный сервиз?

– Дело не в этом, Кир, – она расстроенно качает головой. – Подарок отличный, и я ему рада, но… Получается, все что ты обо мне знаешь, начинается и заканчивается на любви к Гарри Поттеру.

– Малявка, ну прости. Я пытаюсь…

– Захватить мир. Я в курсе, – без издевок произносит она. – Круто, что ты хочешь пробиться, но мне тебя не хватает. Мы совсем не общаемся, я даже не знаю, как ты живешь.

– Ты могла бы подписаться на меня…

– Ага, и смотреть, как ты отплясываешь голышом перед камерой? Пожалей мой желудок.

Опускаю взгляд, чуть поморщившись. Я привык к хейту, в сети подобного навалом, но слышать его от сестры неприятно. Тем более, что у меня полно видео, помимо танцев. Кира подползает ближе и упирается лбом в мое плечо:

– Извини. Я не хотела жестить. И за то, что психанула, тоже извини. Я понимаю, как для тебя важно снимать интересные моменты, но хотя бы один день ты можешь побыть просто моим братом?

– Конечно, могу.

Мелкая поднимает голову и заглядывает мне в глаза:

– На самом деле ты классно танцуешь. Половина моих подруг влюблена в тебя.

– А остальные что, уже обещали себя Господу?

– Остальные думают, что ты не интересуешься девушками.

– Миленько… А знаешь что, Рюш?

– Что?

– Включаем турборежим настоящего старшего брата. Завтра пятница, поедешь со мной в город. Устроим крутой взрослый праздник. Свожу тебя в бар или клуб, познакомлю с друзьями. Пообщаемся и повеселимся.

– Дети! – кричит мама. – Завтрак готов!

Кира смотрит на дверь, а потом снова на меня. Сомнения медленно гаснут в ее голубых глазах:

– И ты не будешь ничего снимать?

– Сойдемся на том, что я не буду снимать тебя, хорошо?

– Ладно, но я хочу оторваться по полной. У тебя есть симпатичные друзья, которые будут развлекать меня, пока ты таращишься в телефон?

– Самый красивый, конечно, я, но…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении