Алекс Хилл.

Найди 5 отличий



скачать книгу бесплатно

Ком вырастает в горле, вызывая приступ тошноты. Закрываю приложение и бросаю телефон на коврик рядом с ванной.

Да пошли вы все!

Вспоминаю ласковый голос матери и фразу «не в деньгах счастье». Ее расстроенный взгляд, после долгого разговора о том, почему в этом году мы не можем купить мне новую школьную форму. Мы вообще ничего не могли себе позволить, кроме скромной корзины продуктов, резиновых сапог и оплату счетов.

Деньги, может, и не равно счастье, а вот комфорт – да. И каждый определяет сам условия этого комфорта. Кто-то мирится с тем, что есть, а кто-то барахтается, стараясь все изменить.


Бутылка пустеет, вода в ванне остывает, а мысли превращаются в пушистые облака. Снова беру в руки телефон и, поддавшись любопытству, скачиваю «ТикТок». Несколько минут смотрю на кривляющихся и танцующих детей и шальных взрослых. Певцы, психологи, кулинары, даже гадалки и астрологи есть. А я то думала, что Инстаграм – приют для умственно отсталых. Нет, у них теперь новый дом. Но эта штука так затягивает, что теряю себя и ловлю на просмотре десятого ролика про микро-кухню. Не могу сдержать смех. Совсем рехнулась. Пора уже вылезать и ложиться спать.

Провожу большим пальцем по экрану в последний раз, просто чтобы поставить точку, и застываю с открытым ртом, уставившись в нереальные голубые глаза. Видео, точно кипятильник, брошенный в ванную. Это он. Рюк! Танцует под зажигательную песенку в одних спортивных штанах. С краю указано количество просмотров и лайков.

Сколько?! Полтора миллиона?! Ничего себе!

Перехожу на его страницу и уже не могу остановиться. Смотрю одно видео за другим. Тело покрывается крупными мурашками. Вспоминаю нашу сегодняшнюю встречу и…

Блокирую телефон. Экран темнеет.

– Вита-а-аль! Принеси мне полотенце!

Он заходит в комнату через пару минут, удивленно приподнимая брови:

– Здесь же есть полотен…

Поднимаюсь на ноги, глядя ему в глаза.

– Понял. Не дурак.

Глава 2

POV Владлена

– Держи. – Ната садится рядом со мной на диван и протягивает баночку-шайбу. – Налепи патчи. Выглядишь паршиво.

– Вот спасибо…

– Тяжелый вечер?

– Бурная ночь с любимым.

– Ненавижу тебя, – улыбается она.

– Мы все тебя ненавидим! – хором голосят девчонки.

– Сучки! – смеюсь я.

Накладываю под глаза прохладные гидрогелевые патчи и обвожу взглядом гримерку. Десять потрясающе красивых и таких разных девушек сидят перед зеркалом в ярком свете ламп. Половина уже при полном параде: в сексуальных костюмах и с кричащим макияжем, а вторая ждет очереди на сеанс к фее красоты Люське. На полках у стены в ровный ряд выстроены цветные стрипы (прим.автора: специальная обувь на высоком каблуке и высокой платформе, которая предназначена для исполнения pole-dance, стриптиза и стрип-пластики). На вешалках наряды всех цветов радуги, украшенные перьями, блестками и стразами. По комнате разносится веселый девичий щебет. Обсуждаются последние сплетни, реалити-шоу и скидки в спа-салонах.

Громкий стук в дверь заставляет всех замолчать.

Слышится голос охранника Жени:

– Лена! Артур хочет тебя видеть!

Девчонки удивленно смотрят на меня с немым вопросом: «Что ты натворила?». Да мне и самой интересно.

– Иду! – отзываюсь я, поднимаясь с диванчика. – Люсь, дождись меня, ладно? У нас же сегодня не Хэллоуин, сама я не справлюсь.

Визажист кивает мне с понимающей улыбкой и возвращается к работе, а я отправляюсь на встречу с директором клуба.


Из колонок льется тихая расслабляющая музыка, бармены готовятся к смене, натирая бокалы, а официанты расставляют электрические свечи на столах. Артур сидит на своем привычном месте в вип зале и нервно стучит пальцами по столу – плохой знак.

– Здравствуйте, Артур. Вы хотели меня видеть?

Он поднимает голову, и его взгляд светлеет. Глубокая морщина между бровей разглаживается, а уголки тонких губ чуть приподнимаются:

– Здравствуй, Леночка. Прости, что оторвал тебя, но у нас небольшие проблемы…

Сердце пропускает удар. Только бы они не были связаны с моим долгом.

– Я могу чем-то помочь?

– Да, – вздыхает Артур. – Кристина снова заболела. Третий раз за месяц. У Ксюши выходной, не могу ей дозвониться. Уволю обеих к чертовой матери! Я уже устал закрашивать седину.

– Она вам очень даже к лицу.

Директор улыбается шире и качает головой, оттягивая пальцем ворот белой рубашки:

– Ох, Лена-Лена… Седина, может, и к лицу, а вот старческая полнота не очень. Все рубашки малы.

– Попробуйте пить больше воды и меньше виски, – киваю на стакан с янтарной жидкостью, стоящий на столе.

– Жена говорит то же самое каждый день, но я мужчина старых взглядов. Послушай женщину и сделай наоборот.

– Поэтому мужчины и живут меньше.

Артур расстегивает верхнюю пуговицу на рубашке и облегченно выдыхает:

– Зато веселее.

Спорить с ним невозможно. Задавит авторитетом.

– Артур, меня там ждет визажист…

– Да-да. Отвлекся. Сегодня придет девушка на вакансию хостес. Кристина должна была ее отстажировать, а теперь… Вся надежда на тебя. Она с опытом и хорошей рекомендацией от моего знакомого. Ее нужно лишь ввести в курс дела и познакомить с правилами, объяснить, что да как. Сюрпризы нам не нужны. Ты отлично справлялась, пока была хостес, так что это будет нетрудно.

– А как танцовщица я вас не устраиваю?

– Типун тебе на язык, деточка, но не могу же я сам встречать с ней гостей. Лицо заведения должно быть молодым и красивым, а не усатым и морщинистым, поэтому новенькой займешься ты.

Упираю руку в бок, отставляя бедро, и поднимаю бровь:

– Бесплатно?

Артур не сводит с меня взгляд, поджимая губы:

– А тебе палец в рот не клади…

– Как будто вы об этом не знали. В счет долга меня бы устроило. И часть процента новенькой хостес, раз уж я пропущу половину смены.

– Хорошо. Сойдемся на пяти тысячах в счет долга.

– И-и-и…

– И процент.

– Договорились. Я могу идти?

– Я видел, что ты взяла шесть смен подряд… – хмурится Артур.

– Хочу поскорее вернуть вам деньги.

– Ты же знаешь, что можешь сделать это всего за один вечер.

– А вы знаете, что у меня есть парень и я только танцую. Мы же договорились о сроке в полгода…

– Не волнуйся, я помню и не тороплю. Лена, ты не хочешь меня слушать, но я повторюсь. У тебя может быть большое будущее. Твой талант… Такое встречается не в каждой. Я много чего повидал, столько лет в этом бизнесе, и с первого взгляда понимаю, зачем вы приходите: заработок, спонсор, внимание, власть, месть, самоутверждение. Но ты… Тебя трудно раскусить.

– Я ничего не скрываю. Мне нужны деньги, и здесь они есть.

– Тогда почему ты до сих пор в долгах? Лена, ты отвергаешь варианты, которые могут помочь тебе, словно пытаешься что-то доказать.

– Артур, у меня есть принципы, если вы намекаете на то, что мы с вами…

– Типун тебе на язык, деточка. Я о другом, о твоем потенциале. Большинство гостей, которым ты отказала, приходят снова только ради тебя. И я вижу, что ты получаешь от этого удовольствие. Мы оба знаем, что мнение о том, кто такие стиптизерши, искажено стереотипами. Все думают, они прислуга для услады мужчин, но это не так. Вы имеете власть над ними, а не наоборот. Они не покупают вас, это вы заставляете их отдавать последнее, лишь бы ещё раз взглянуть. Кружите голову, истощая кошельки. Не все, конечно, и не во всех заведениях. Будем честными, в нашей стране с этим сложнее всего. Ты мне нравишься, и я вижу, что тебе нужна помощь. Я мог бы отправить тебя за границу, там танцовщицы совершенно на другом счету. Возможно, ты бы встретила настоящего мужчину, который тебя достоин. Похвально, что ты держишься за свои отношения, но делают ли они твою жизнь лучше? Насколько я могу судить, задолженность передо мной не единственная, верно? Ты работаешь на износ. Как твоего шефа, меня это, конечно, радует, но… По-отечески, мне тебя жаль.

– У вас ведь только сын. Я права?

– И я благодарю Бога за это каждый день.

– А что бы вы сказали, если бы он стал встречаться со стриптизершей?

Артур молчит, вновь принимаясь стучать пальцами по столу.

– Вот и ответ, Артур. Я довольна своими отношениями на все сто процентов, потому что в них не приходится изображать ту, кем я не являюсь. Приятно, что вы за меня переживаете, но не стоит. Жизнь у меня расчудесная, и я патриотка.

Артур тихо смеется, хлопая себя по лбу:

– Иди готовься к смене, патриотка.


Новенькой хостес оказывается симпатичная двадцатилетняя девушка. Черное узкое платье облегает миниатюрную фигуру, профессиональный макияж прибавляет парочку недостающих лет. Заканчиваю визуальную оценку и подаю голос:

– Привет. Я Лена, твой сегодняшний куратор.

Она упоенно разглядывает висящую под потолком холла хрустальную люстру.

– Привет. Я Полина. Рада знакомству.

– Первое правило, Полина. Никаких восторженных взглядов. Здесь для тебя все привычно и обыденно. Ты почти хозяйка этого места, которая радушно встречает гостей.

Она опускает голову и хлопает глазами, избавляясь от ненужных эмоций:

– Поняла.

Потенциал есть. Это хорошо.

– Идем. Покажу тебе все и объясню основные моменты.

Начинаем со стойки администратора. Программа для записи и бронирования столов, картотека постоянных клиентов и их предпочтений, правила для гостей и персонала. Полина схватывает на лету и не задает лишних вопросов, опыт очевиден.

Провожу для нее экскурсию по помещениям клуба: основной зал, вип, малый зал для банкетов и собраний, отдельный танцпол и бар, комнаты для приватов, «черные» комнаты. Рядом с последними Полина бледнеет, и я спешу ее успокоить:

– Главное правило нашего клуба – никакого насилия и принуждения. Тебе не о чем волноваться.

– Я ушла с прошлого места работы, потому что там приторговывали персоналом.

Ушла? Разве ее не перевели по рекомендации?

– А где ты работала раньше?

– В «Секрете», – мрачно отвечает она. – Там собираются одни озабоченные кретины и «золотые детки» с лимитом на папиной карте.

Наслышана об этом клубе, у него и правда отстойная репутация. И как же тогда Полина попала оттуда к нам? Это то же самое, что дворник сразу бы стал президентом.

– У нас такого не будет. Конечно, могут предложить, если приглянешься кому-то из гостей, но ты имеешь право отказаться без всяких проблем.

– Ты так уже делала?

– Сто раз, – усмехаюсь я. – Как видишь, жива и здорова. Место элитное, контингент высокого уровня. Бизнесмены, депутаты, иностранцы, артисты. С последним сложнее всего, они слишком высокого о себе мнения, но остальные достаточно вменяемые и понимают, куда приходят и зачем. А еще наш шеф никого не боится, поэтому и тебе не стоит. Если, конечно, справишься с испытательным сроком.

– Справлюсь.

Оглядываю ее с ног до головы. Уверенности маловато. Как бы хороши ни были условия клуба, случается здесь всякое. Хостес – первый сотрудник, который должен решать спорные ситуации и конфликты с гостями. Интуиция подталкивает продолжить расспрос, несостыковка в фактах не дает покоя.

– Полин, можно еще вопрос?

– Конечно.

– Почему ты снова пришла в стиптиз-клуб, раз тебя так пугает эта сфера?

Она заправляет прядь волос за ухо и стыдливо смотрит в пол:

– Мне дал наводку друг. Сказал, здесь хорошая зарплата и условия.

Прижимаю пальцы к губам, усмиряя улыбку.

Полина казалась такой невинной овечкой, но теперь все понятно. Артур говорил о рекомендации знакомого, а не коллеги. Вероятно, она подцепила кого-то из наших постоянных гостей, вот ее сюда и определили. Неплохо, все задатки обольстительницы налицо. Может, ее потом переманят, как и меня, главное, чтобы не накосячила.

– Отношения с гостями в рабочее время запрещены, – серьезно произношу я. – С этим строго. Все личное только за пределами этих стен.

– Конечно! – Полина изумленно округляет глаза, сквозь плотный слой тональной основы проглядывает естественный румянец. – Я все понимаю.

– Надеюсь, – хмыкаю я. – Идем. Скоро открываемся. Я побуду рядом несколько часов, а потом мне нужно на сцену.

Она поднимает голову, сводя широкие темные брови к переносице:

– Ты не хостес?

– Уже нет. Мои ноги шикарно смотрятся в стрипах рядом с шестом. Такое добро не должно пропадать.

Полина искривляет губы в подобии улыбки, явно не оценив шутку:

– А так и не скажешь, что ты…

– Кто? – мой голос звенит ледяными осколками.

В ее глазах загорается легкое пренебрежение, а подбородок взлетает вверх:

– Стриптизерша.

– Ты ведь хотела сказать не это, – делаю шаг вперед и нависаю над ней, глядя в глаза. – Осторожно, Полина. У нас здесь дружный коллектив, но по-большей части женский, а значит змеиный. Кусаем быстро, умираешь медленно. Я тебя прощаю, но не вздумай кому-то из девочек ляпнуть подобное. Ясно?

– Д-да…

– Вот и отлично! – весело подмигиваю ей. – Идем!


Рабочие ночи летят с сумасшедшей скоростью. И если первые четыре смены я отрабатываю налегке, то пятая уже дается с трудом, а шестая… Энергия стремительно близится к нулю после полуночи, впереди еще большая часть рабочих часов.

Заканчиваю номер и тороплюсь в гримерку, чтобы перевести дух. Падаю на диван, обмахивая лицо ладонями, и с удовольствием вытягиваю ноги, звенящие от напряжения в мышцах. В нос ударяет резкий запах лака для волос, и я недовольно вскрикиваю:

– Ната! И так дышать нечем!

– Дыши маткой, – хохочет она, разворачиваясь на стуле ко мне лицом. – Пройдешься со мной по залу? Выпьем, перекусим. Я там присмотрела парочку приличных вариантов. Женаты и бабла немерено. Может, расскажут что-нибудь интересненькое.

– Давай чуть позже? Что-то я с ног валюсь.

– Сколько у тебя еще выходов на «таблетку» (прим.автора: сцена)?

– Один. И потом еще в «випе».

– Хочешь, подменю?

– Я не зарабатываю столько, чтобы купить твой танец.

– Да ну тебя! – хохочет Ната. – И нафига ты так пашешь? У тебя же мужик есть.

– Есть. И он тоже пашет, чтобы встать на ноги. Я не собираюсь всю жизнь работать стриптизершей. Разберусь с проблемами, куплю квартиру и буду печенье для котиков печь, пока мой мужик зарабатывает миллиарды.

– Милая, я здесь уже пять лет, и первый год также, как и ты, заливала про «заработаю миллион и уйду на пенсию». А теперь посмотри на меня… – Наташа поднимается на ноги и закидывает руки за голову, демонстрируя крышесносный наряд и потрясающее тело.

– Отлично выглядишь. Для своих тридцати.

– Спасибо, но я все еще незамужняя стриптизерша. Подумай об этом.

Она бросает еще один взгляд в зеркало и шагает к двери.

– Ты просто хочешь избавиться от конкурентки! – кричу ей вслед.

– Ну да, ну да! – машет она рукой и выходит из гримерки.

Усмехаюсь, качая головой. И чего они все ко мне пристали? Будто наличие мужика панацея от всего. Женщина такой же участник отношений, как и мужчина. Все эти гендерные обязанности и разделения уже давно устарели.

Подхожу к шкафчикам, где храним личные вещи. Достаю телефон и проверяю сообщения, пока есть время. Улыбаюсь, увидев смс от Виталика. За эту неделю я видела его от силы раза три, и то мельком, когда выскакивала из дома.

Виталя: «Таня передает тебе привет) *фото*»

С экрана смотрят две пары счастливых глаз. Задерживаю взгляд на лучшей подруге своего парня. Ее обычно пушистые и волнистые темные волосы гладкими прядями обнимают лицо. Нет больше пухлых щек, да и по руке, обнимающей Виталика видно, что она похудела килограмм на пять точно. Узнаю обои на заднем фоне – кухня Тани, а внизу кадра торчит горлышко от бутылки. Ну, хоть кто-то из нас отдыхает.

Влада: «Ей тоже привет! Скажи, что она отлично выглядит, и я хочу к ней на курс по похудению! Как у тебя дела? Как с турниром все проходит?»

Виталя: «Не очень, но ты не волнуйся. При встрече все расскажу. Как ты? Завтра ведь выходная? Может, придумаем что-нибудь?)))»

Влада: «Я нормально. Завтра да – выходная.*вспотевший смайлик* Увидимся утром и все обсудим *поцелуйчик*»

Убираю мобильник обратно в шкаф, взгляд улетает в пустоту. Память подкидывают сцены трехлетней давности. Битая посуда. Я в слезах. Виталик орет во все горло, повторяя одну фразу: «Она просто подруга!»

– Лена!

Встряхиваю головой, вырываясь из плена воспоминаний. Ира зевает, закрывая дверь, и показывает пальцем за спину:

– К тебе пришли.

Поворачиваюсь к зеркалу, чтобы проверить внешний вид:

– Кто?

– Золотой Брют. Он уже за своим столом.

– Сейчас подойду.

Наклоняюсь к отражению и провожу кончиками пальцев под глазами, чтобы растереть собравшийся в складках век тональный крем. Поправляю волосы у лица и тонкие бретели облегающего полупрозрачного платья.

– Лен, все спросить хотела? Где волосы красишь? Хочу в блондинку, а у тебя такой красивый медовый отлив.

– Это мой натуральный цвет. – подмигиваю Ире и открываю дверь.

– Теперь я ненавижу тебя еще больше! – весело кричит она. – Нельзя было родиться такой идеальной! Ведьма!


Шагаю через основной зал, даря улыбки гостям. Почти все столики заняты. Мужчины разных возрастов и статусов, но все с расслабленными лицами и горящими глазами. Хрустальные люстры и торшеры, украшенные искусственными драгоценными камнями, блестят во вспышках цветных огней, но самая яркая деталь – девушка, танцующая на круглой сцене в мягких клубах прозрачного пара.

Вхожу в вип зону, полумрак здесь плотнее, чтобы гости не видели ничего, кроме подиума с пилонами и танцовщицами. Ступаю по ковру знакомой дорогой к крайнему столу и встречаю горячий взгляд зеленых глаз.

– Здравствуй, любовь моя! Ты, как всегда, прекрасна.

Растягиваю губы в улыбке и сажусь в мягкое кресло напротив. Упираюсь локтями в столешницу, устраивая подбородок на сложенных в замок руках:

– Добрый вечер, Роман. А вы, как всегда, очаровательны.

– Шампанского?

Опускаю взгляд на бутылку в подставке со льдом. Ненавижу этот французский брют, но он стоит, как хороший русский автомобиль, а я получаю процент с заказов, которые делают из-за меня и для меня, поэтому… Обхватываю тонкую прохладную ножку наполненного бокала и поднимаю его, не отпуская зачарованный взгляд Романа.

– Мое любимое. С удовольствием.

Чуть махнув в его сторону, делаю крошечный глоток и блаженно прикрываю глаза.

– Радовать тебя – вот настоящее удовольствие, – произносит он.

– Как поездка в Испанию? Успешно?

Роман торжественно сияет, услышав, что я помню наш прошлый разговор. Во время таких тет-а-тетов очень важно заставить гостя чувствовать себя особенным и долгожданным. Для этого мало делать вид, что слушаешь, приходится реально слушать и запоминать, чтобы в следующий раз он захотел задержаться подольше, а значит потратить больше денег, часть из которых упадет в мой карман.

– Все хорошо, – Роман небрежно поправляет рукой модную укладку и наклоняется вперед. – Контракт подписали. Бизнес на плаву. Скоро полечу принимать отель.

– И как вам Мадрид? Говорят, он прекрасен весной. Там сейчас, кажется, начинается сезон корриды? Удалось побывать на шоу?

Да, я готовилась. Врать не буду. Хвала интернету.

– Гулять одному по городу не очень хотелось. Вот если бы у меня была спутница… – он тянет руку по столу к моей ладони.

– Роман, – мягко произношу я, – вы ведь знаете правила.

Он коротко улыбается и хватает коньячную рюмку, взбалтывая напиток:

– С тобой легко забыться, Лена. И, кстати, может ты уже перестанешь звать меня на «вы»? Мне тридцать пять, а не шестьдесят.

– Вежливость и учтивость – еще одно правило нашего клуба.

– Тогда, если я приглашу тебя на ужин, то услышу желанное «ты»? Скажем, в «La Sirena Verde». (прим. автора: перевод с испанского «Зеленая Сирена»). Тебе понравится средиземноморская кухня, запеканка из креветок просто божественная. Тут совсем недалеко, – Роман прищуривается, а на его губах появляется лукавая улыбка. – Пять часов на самолете до Мадрида, а там на такси до улицы Гран-Виа. Я могу заехать за тобой в пятницу около десяти утра, и мы встретим вместе испанский закат. Как тебе предложение?

Отвожу взгляд, широко улыбаясь, и кручу в руке бокал золотого шампанского, наблюдая, как маленькие пузырьки шустро плывут вверх. Делаю глоток, возвращаю бокал на стол, и только потом вновь смотрю Роману в глаза. Его взгляд затуманен желанием и крепким алкоголем.

Считаю про себя…

Один. Два. Три.

Готов!

– Не думаю, что это возможно.

– Ты разбиваешь мне сердце, любовь моя.

– Лучше сдавайте его на хранение в гардероб, при входе, и забирайте в целости, когда покидаете нас.

Роман медленно качает головой, принимая юбилейный десятый отказ, и откидывается на спинку дивана, подергивая воротник рубашки:

– Ты танцуешь сегодня?

Оглядываюсь назад. Лика скользит вниз по пилону, ухватившись одной рукой.

– Конечно. Где-то через час.

– Значит, у нас есть еще целый час. Составишь мне компанию? Ты голодна? Заказать тебе что-нибудь?

– У нас, конечно, не средиземноморская кухня, но тоже неплохо готовят креветки.

– Заказ принят, любовь моя.


Роман увлеченно рассказывает о работе и путешествиях, а я цежу несчастный бокал шампанского, заедая резкий вкус креветочными хвостиками на шпажках, и внимательно слушаю собеседника. Он ходит сюда уже полгода, а последние три месяца ненавязчиво пытается ухаживать за мной. Просит посидеть с ним за столом, угощает выпивкой, беседует, но не заказывает «тейблы» (прим. автора: танец возле клиента, сидящего за столом) и «приваты» (прим.автора: танец в закрытой комнате). Смотрит на мои танцы только на сцене. Пытается казаться приличным.

Ну да, а я – Мать Тереза.

– И потом он… – недовольный рык прерывает Романа на полуслове.

– Охрана разберется, – успокаиваю гостя и прислушиваюсь.

В грубом отборном мате получается выловить четкую претензию. Накладка столов – двойная бронь. Полина-Полина, а ведь все так хорошо начиналось. Если Артур узнает про ее громкий косяк, тут же уволит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении