Альбина Севенкова.

Отражение ночи



скачать книгу бесплатно

– Да. Но не стоит думать, что это произошло совсем без усилий. Вера в собственное слово далась мне нелегко и не за один день.

– Заяц, – вдруг произнес Артур. – Откуда он здесь взялся? Уже убежал. Нет на свете никого, трусливее этих животных.

– Вы так думаете? – неожиданно спросила Анна.

– А в этом есть сомнения? – усмехнулся Эдвард.

Девушка помолчала немного, а потом произнесла:

– Этот зверёк всегда заранее знает, когда хищник, превосходящий его во всем, выходит на след. Знает, но не спешит убегать. Он ждёт до последней минуты, до того мгновения, когда зубы врага уже готовы сомкнуться на его горле. И вот тогда заяц неожиданно ускользает из смертельной ловушки. Он петляет на бегу, проявляет чудеса скорости и выносливости и, в конце концов, оставляет нападающего с носом, доказывая, что достоин жить. Так кто же, по-вашему, труслив? Заяц или тот, кто нападает на него?

Сказав это, Анна вышла из-за стола с несколькими яблоками и направилась к лошадям, стоявшим в отдалении. Сокол проводил ее долгим взглядом зелёных глаз.


Король ел ароматную землянику, когда герцог Керн обратился к нему.

– Робин, отдай её мне.

Ворон, пристально глядя в глаза другу, протянул чашку.

Артур взял ягоды и усмехнулся:

– Делаешь вид, что не понимаешь? Значит, сам на неё глаз положил. Что ты можешь ей дать? Сделаешь очередной любовницей? Я не позволю тебе этого.

Робин забрал ягоды обратно и медленно отправил землянику в рот, продолжая смотреть Медведю в глаза.

– А я восхищен, – вмешался в разговор Эдвард. – Эту особу вы знаете около двух суток, а уже готовы из-за нее грызть друг другу глотки. Правду говорят, бабы – самое лучшее средство для раздора.

– Можно подумать, ты остался в стороне, – огрызнулся Артур и бросил быстрый взгляд на юношу, который не выдержал и отвернулся.


По возвращению король и его приближённые были заняты весь день, а графиня Рейн так и не получила разрешения покинуть дворец и была вынуждена проводить время среди придворных дам. Ближе к полудню ей сообщили, что она должна явиться на ужин к королю. Мрачно выслушав лакея, она ответила утвердительным кивком и отправилась на поиски Августа, которые не увенчались успехом.


В столовой, ожидая последних приготовлений, неподалеку друг от друга стояли Эдвард и Артур. Король же, как это часто бывало, смотрел в окно. Никто из троих не проронил ни слова.

Пробило ровно шесть часов, и в открытую дверь вошла графиня Анна Рейн, одетая все в то же зелёное бальное платье. Она присела в реверансе и, последовав за лакеем, села за стол. После этого к ужину присоединились все присутствующие.

Робин пристально посмотрел на гостью. На этот раз её лицо показалось ему непроницаемой маской. Девушка была холодна и собрана.

Белая строгая скатерть, сверкающее серебро приборов и каменные лица юношей делали атмосферу, царящую в столовой, напряжённой.

– Как прошел ваш день, леди Рейн? – нарушил молчание король.

– Благодарю вас, ваше величество, вполне сносно.

Я ждала вашего разрешения вернуться домой.

– Вы так торопитесь покинуть нас? – спросил он холодно-ироничным тоном.

– Я не хочу отвлекать вас от важных дел.

– Вот как?

Повисла пауза.

– За что вы были приговорены к смертной казни, леди Рейн? – голос Сокола прозвучал, словно гром среди ясного неба.

Артур и Робин вздрогнули, а вот Анна и бровью не повела. Наливая воды себе в стакан, она едва заметно улыбнулась.

– За измену короне, – сказано это было так, будто она только что сообщила об изменении погоды.

Несколько мгновений длилось молчание.

– И почему же вы до сих пор живы, мадам? – столь же ровно спросил Робин.

– Этому много причин, ваше величество, и о них долго рассказывать.

– Что ж, я никуда не тороплюсь и готов выслушать вас.

– Как прикажете. Лучше бы конечно было, если бы вы обо всём узнали из засекреченных архивов. Но, как я поняла, вы ещё не успели сломать защиту.

Артур поперхнулся, а Эдвард покосился на дверь.

– Сначала меня обвинили в связи с аренийским королем.

– В какой именно связи? – спросил Сокол.

– В той, о которой вы сейчас подумали. Вторым стало обвинение в переходе графства Рейн и герцогства Оден на сторону вражеской державы. Ну и ещё так, по мелочи: передача секретов магических изобретений за последние триста лет, разврат и попытка отравить монарха.

– Угу, – произнес Робин, машинально наливая себе вина. – И вы в этом во всём признались?

– Мое признание не требовалось. Мне сразу пообещали эшафот, а в Холодную башню поместили для очистки совести.

Ворон не заметил, как красное вино перелилось из бокала и расползлось пятном по белоснежной скатерти.

– Вы побывали в Холодной башне, мадам? И сколько вам удалось там продержаться?

– Потом мне сказали, что три недели. В этом заведении время летит незаметно, – равнодушно произнесла графиня Рейн.

– И вы подписались под своими обвинениями?

– Нет. По законам Адении имение аристократа, признавшего себя виновным, передаётся короне, и более достойного владельца выбирает совет. В итоге мои люди опять бы попали в рабство, а наследник Одена под новое опекунство. А опекунам редко бывают нужны наследники, поэтому они долго не живут. Впрочем, не только опекунам, правда, ваше величество? – она многозначительно взглянула на короля, который прожигал её взглядом.

– Это ложь, – отстранённо сказал Артур. – Женщина не может пережить пыток Холодной башни.

– Разубеждать вас не стану, – ответила Анна. – А знаете, – она вдруг взглянула на Сокола. Это была распространённая схема в те времена. Вдове Эреман, заслужившей репутацию ветреной кокетки, предложили выйти замуж. Многие подозревали её в отсутствии мозгов, но она быстро поняла, чем всё это закончится для её сына. Её отказ имел печальные последствия. Герцогине Эреман удалось не попасть в Холодную башню, только потому, что в случае её признания имение всё равно перешло бы её брату, на которого она в дальнейшем и оставила наследника провинции Осборн – будущего главу клана Соколов. Вскоре её и ваш, милорд, родственник погиб при невыясненных обстоятельствах.

Эдвард стал белым почти таким же, как настольная скатерть.

– Как вам удалось миновать той же участи? – хрипло спросил король.

– Мне помогли друзья. Начальник канцелярии, которого похоронили накануне, занимавший тогда незначительный пост, проявил небывалую смелость и предъявил доказательства моей невиновности.

– Которые, конечно, вам сразу же помогли, – усмехнулся король.

– Да, они не могли мне помочь. Но что для меня значила его поддержка в том ледяном аду, вы себе представить не можете. Он улыбался мне, спасая не только мою жизнь, но и душу. Рискуя всем, мою сторону приняла семья военного министра. С его женой мы дружили с юности. Вот только казнить меня передумали в последнюю минуту, благодаря графине Рогнеде Ронской, с которой мы выросли вместе.

– И как ей это удалось? – заинтересовался Артур.

– Она подняла бунт в трёх провинциях. От замков четырёх самых влиятельных вельмож королевства, среди которых был и брат короля, за считанные минуты не осталось камня на камне. Это был весомый аргумент. Меня срочно освободили и даже принесли извинения. Две провинции: Оден и графство Ронское оставили в покое и разрешили им мирно существовать по закону, а моя пустыня – графство Рейн осталась свободной.

– Почему вдруг стали претендовать и на ваши земли, на которых ничего не растёт? Ночью там – зима, а днём – раскаленное лето.

– Вы пользуетесь устаревшей информацией, ваше величество. Так было пятьдесят лет назад, когда пришедший народ и всех неугодных отправили туда, мои родители не стали искать путей возвращения. Вспомнив заветы предков, они начали облагораживать эту адскую территории. Сила, упорство и знания людей сделали свое дело. Постепенно ситуация там улучшилась. Я продолжила начатое родителями и, пережив несколько засух и голод, нам удалось превратить эту землю в настоящий рай. Плоды, которыми я угощала вас, теперь растут там.

– То есть формально, ваше графство не входит в состав королевства?

– Это так, – ответила Анна монарху. – Я прибыла во дворец только потому, что имею отношение к Одену и чту дружбу с Греем Лисборном, которого ныне нет в живых.

– Как целитель, я вижу, что вам всего пятнадцать-шестнадцать лет, как такое возможно? Вы снова будете утверждать, что обошлись без магии? – спросил Сокол.

– Это по вашим представлениям невозможно. Для нашего народа это – обычное явление. Продолжительность жизни в бывшей Пустоши превосходит вашу в четыре-пять раз.

За столом возникло неловкое молчание.

– Ваше величество, – первой нарушила его Анна. – Я ответила на все ваши вопросы без утайки. Теперь прошу ответить на мой.

– Всё, что в моих силах, графиня, пронзил её взором чёрноокий красавец.

– Когда мне будет позволено вернуться домой?

– Ваше возвращение домой не планируется, – холодно ответил Ворон.

– Почему?

– Я намерен сделать вас своей любовницей.

Эдвард и Артур метнули гневный взгляд в своего друга, что не ускользнуло от внимания Анны.

– То есть мое согласие вам не требуется?

– А его не последует? – делано удивленным тоном спросил Робин.

– Нет, – коротко ответила Анна.

– Значит, вы предпочитаете эшафот?

– Да, тем более что для меня это не в новинку. Разрешите удалиться?

Сокол окинул графиню внимательным взглядом. Она была хладнокровна и старалась разговаривать будничным тоном. Лишь на миг ее пальцы дрогнули, и он понял, какой ценой ей удаётся сохранять непринуждённый вид.

– Стража! – крикнул Робин.

В дверь вошли четыре воина.

– Увести, – как ни в чем ни бывало распорядился Ворон.

Уходя, Анна ни разу не оглянулась.

– Ты хорошо подумал, Роб? – глухо спросил Артур.

– Ты совершаешь ошибку, – сказал Эдвард, выходя из-за стола.

Двери снова открылись, и в столовую ворвалось полтора десятка воинов-магов.

– Ваша энергия была блокирована еще за обедом, так что, без глупостей, – произнёс Робин. – Посидите три дня в тихих местах и успокойтесь.

Артур и Эдвард переглянулись, оценивая ситуацию.

– Прошу сдать оружие и следовать за нами, милорды, – мрачно сказал предводитель магов.

– Я прошу тебя, не делай этого, Робин, – сказал Сокол, отдавая меч. – Никаких любовников у неё не было, слышишь?

Серые глаза лорда Керна метали молнии, и если бы они были магическими, то от его венценосного друга остались бы только дымящиеся останки.

Спустя несколько секунд король остался в столовой в одиночестве. Он сел на кованый стул и устало откинул голову назад, разглядывая потолок со старинной лепниной.


Шедшая в окружении солдат Анна прислушивалась к скрипящему снегу и была предельно сосредоточена. В воображении быстро пронеслись все лабиринты коридоров королевского дворца и вид сверху прилежащей к нему территории.

– Анна, – вдруг послышался детский голос.

Девушка улыбнулась Августу, продолжая идти.

– Мне сказали, что ты меня искала.

– Да. Нужна твоя помощь. Сорви, пожалуйста, ветку со старого можжевельника на заднем дворе и принеси её в помещение, дверь которого выходит в колонный зал.

Ребенок удивлённо смотрел на неё и одновременно видел весь план будущего передвижения в своём воображении.

– Ты должен там быть к полуночи, – она подмигнула ему.

– Я все сделаю, – донеслось ей вслед.

Внутренним зрением Анна быстро проникла в конюшню и тихо сказала:

– Пламя.

Гнедой вожак, находящийся в окружении двух конюхов, вздрогнул.

Поняв, что друг услышал её, она произнесла:

– Домой.

Осознав приказ, Пламя в тот же миг ринулся к выходу.

– Эй, ты куда! – заорал мужчина, пытаясь ухватить коня за узду. Тут же к нему подбежал помощник и накинул на шею животному петлю.

Через несколько мгновений толпе зевак открылось интересное зрелище. От резкого удара ворота конюшни были вынесены диким жеребцом, который вихрем мчался вперед. С криками: «Держи его!» за ним бежали потрёпанные конюхи.

Но никто не посмел даже близко подойти к этому воплощению безудержной энергии. Пламя перепрыгнул через каменное ограждение замка, оставив своих преследователей с широко открытыми ртами.

– Чёртов конь, – прошепелявил один из них, – сплевывая выбитый зуб.


Уже около часа Анна находилась в роскошной спальне, расположенной в гостевом королевском доме. Эта была новая постройка, отличающаяся приветливостью, по сравнению с громадным тёмным дворцом. В камине весело потрескивал огонь. Помещение было убрано в светлых тонах, а на столе лежали фрукты и лакомства. Бросив взгляд на огромные часы с резьбой, девушка подошла к окну.

Она слышала, как открылась дверь и в спальню вошли, но даже не оглянулась. Появившийся Ворон снял камзол и бросил его в кресло, оставшись в белой рубашке и чёрных брюках. Туда же он отправил снятый ремень, издавший металлический звук.

Анна продолжала стоять к нему спиной, когда он вплотную подошёл к ней и обнял, скользнув ладонями по рукам и захватив в плен кисти. Её напряжение вызвало в нём вспышку гнева, которую он подавил и спросил, шепча на ухо:

– Ты, правда, думала, что я отправлю тебя на эшафот?

– Я и сейчас думаю, что мне не миновать этой участи, – насмешливо произнесла Анна.

– Значит, ты – дура, – ровно сказал Робин, продолжая обнимать её.

– О, не спешите с выводами, мой король.

Он отошёл прочь и, почти отрывая пуговицы, снял рубашку.

– Называй меня по имени – Робин.

– Хорошо, Робин, – вдруг оглянулась Анна и, едва коснувшись взглядом мужского обнажённого торса, посмотрела ему в глаза.

– Ты отвернулась, – усмехнулся Ворон. – Я не нравлюсь тебе? На этой фразе он сделал шаг вперёд.

– Нет, ну что ты, Робин, ты отлично сложён, просто я стесняюсь чужих полуобнаженных мужчин, – сказала она, отступая.

Он вдруг улыбнулся по-мальчишески заразительно, отчего в глазах заиграли искорки.

– Так давай станем ближе. Поскорее.

На миг в Анне что-то отозвалось на его улыбку, и её лицо тоже отразило нечто подобное. Но потом выражение вдруг стало тоскливым. Он продолжал медленно наступать, пока графиня не упёрлась спиной в стену.

– Подари мне свою нежность, – тихо сказал Робин, касаясь рукой её волос. – Нам будет хорошо вдвоём. Он не удержался, наклонившись к ней, потерся носом о её нос, попытался поцеловать, но Анна мягко освободилась.

– Да, на короткое время нам действительно может быть хорошо, а потом… – она не закончила фразу.

– А потом? – завороженный звуком её голоса спросил Ворон.

– А потом придёт горечь разочарования и жестокая расплата, которые перечеркнут все приятные воспоминания.

Анна подошла к двери и дёрнула за ручку, спальня оказалась заперта.

– Ну-ну-ну, – протянул молодой человек, снова обнимая ее со спины и легко поднимая на руки. – Ты станешь моей женой.

– Робин, отпусти меня, пожалуйста, – сказала Анна, заглядывая ему в глаза.

Юноша поставил её на пол, не выпуская из объятий.

– Отпусти меня домой, – ласково попросила она.

Ворон вздохнул и снова горячо прошептал ей на ухо:

– Не могу, ты переступишь этот порог только после того, как станешь моей.

Ему было необычайно приятно держать её в объятиях и целовать волосы. Он даже подумал, что никогда не испытывал такого прежде.

Анна снова мягко вырвалась из его рук и заговорила:

– Робин, у нас есть ещё несколько минут до того, как я уйду отсюда.

– Куда, моя крошка? – усмехнулся король.

Она проигнорировала вопрос.

– Я хотела рассказать тебе немного о себе.

– Весь – внимание…

– Когда-то давно я любила. И сейчас тоже люблю.

Услышать от неё это молодой человек ожидал меньше всего.

– Вот как? – его взгляд стал колючим. – И кто же он?

– Его нет в живых, – голос Анны прозвучал так, словно она находилась за тысячу миль от него. – Его нет, а огонь во мне не угасает. Почему он не сожжёт меня? Почему?

Ворон молча смотрел на неё, и она ответила ему ещё более пристальным взглядом.       – Твои настоящие чувства, Робин, всего лишь разрушительная кратковременная страсть.

– А твои? – хрипло спросил юноша.

– Я могу показать их, но знай, что предназначены они для него, а не для тебя.

Робин на миг опустил взор, а подняв, увидел Анну рядом и ощутил её прикосновение на своей руке, которое могло быть простым и ничего не значащим, но по коже вдруг прошла дрожь. Он посмотрел ей в глаза и потерял связь с реальностью.

– Любимый мой, я так долго тебя ждала. Невыносимо долго, – на последней фразе её голос сорвался.

Она взяла его руку в свои ладони, прижалась к ней щекой, и юноша перестал чувствовать свое тело.

– Прошу тебя, подари мне сына. Я так мечтала об этом. Увидеть его глаза, такие же, как у тебя. Я хочу смотреть на него и вспоминать о тебе. Хочу, чтобы ты всегда был рядом со мной, всегда.

Анна медленно погладила его по волосам, отчего Ворон закрыл глаза. Его охватило нечто неизведанное. Но графиня отошла от него и забрала с собой подаренные чувства.

Тишину нарушил бой часов, и молодой человек очнулся.

– Мне пора, Робин, – произнесла девушка.

– Понятно, что я не заслужил таких слов, ведь у меня не может быть детей. Проклятие королевской династии, – бросил Ворон с горечью, толкнул её на кровать и встал рядом на колени, удерживая руками.

– Ты веришь в проклятия? – устало спросила Анна. – Осмысли свою жизнь и жизнь своих предков и поймешь, кто виноват в случившемся и как всё исправить. Посмотри вокруг, всё больше людей не могут продолжать род. Думаешь, что всех их кто-то проклял?

Она попыталась встать, но юноша не дал ей этого сделать.

– Я ведь не отпускал тебя, – сказал он с раздражением.

Анна бросила взгляд на меч, стоящий возле кровати, и Ворон увидел это.

– Королевский меч Адении. Он сам выбирает себе хозяина, его может удержать только сильнейший, а остальным это оружие причиняет боль.

Голос монарха обрёл былые твёрдость и властность. Он насмешливо смотрел на Анну. И даже не успел заметить, как она повернулась вокруг своей оси и, в мгновение ока, сверкающей молнией, приставила холодную сталь к его горлу.

Предводитель сильнейшего магического клана Воронов застыл на месте. Он не шевелился, чувствуя, как теплая струйка крови стекает по его шее.

– Да, – произнесла Анна. – Этот меч мне уже приходилось держать в руках. Может, заявить права на престол? Ведь я лично тоже имею отношение к династии королей Адении. И имею больше прав быть во главе государства, чем ты, мой племянник Ратмир, которого ты так боишься, и даже больше, чем покойный Лев Седьмой. Когда-то давно ему уступил власть мой дед. За что и поплатился. А ты так спокойно оставляешь эту игрушку, где ни попадя, Робин. А дурой, почему-то, называешь меня.

– Так ты за это приставила клинок к моему горлу? – спросил король, косясь на лезвие.

– Нет. За твою шутку с фонтаном, решила отомстить, – улыбнулась она.

Ворон воспользовался моментом, пустил в неё парализующее заклинание и тут же ощутил оцепенение всего тела, поняв, что Анна отзеркалила его атаку.

Быстрым движением умелого воина она рассекла клинком воздух, вложила его в ножны и закинула за спину. Затем подняла Робина и уложила его на кровать, постаравшись устроить поудобнее с помощью подушек. Удовлетворённо оглядев неподвижного юношу и подмигнув ему, она быстро надела плащ и вышла.

Пятнадцать минут пребывания в неподвижном одиночестве показались Робину вечностью. За это время он испробовал сотни способов, чтобы избавить себя от действия собственных чар.

Неожиданно дверь слетела с петель от сильного удара, и в комнату ввалился Артур. Сказать, что он выглядел удивленным, означало не сказать ничего. На полминуты лорд Керн просто превратился в статую. Следом за ним в проём влетел Эдвард. Приподняв брови, он молча встал рядом с другом и уставился на Робина. Прошло ещё несколько секунд, прежде чем юноши затряслись от смеха.

Возлежащий на подушках король, казалось, не выдавал никакого беспокойства по этому поводу, вот только его чёрные глаза яростно сверкали на смуглом лице.

– Как ты, Робин? – издевательским тоном спросил Артур.

– Может тебе помочь? – подхватил Сокол.

– А чем мы можем помочь? – недоумённо произнес Медведь. – У тебя есть магия, чтобы снять этот паралич?

– У меня нет, её заблокировали. А у тебя?

– И у меня тоже.

– Наверное, нужно позвать кого-нибудь? – молодые люди явно наслаждались сложившейся ситуацией.

– Да как? Я вообще сижу под арестом и ничего не могу сделать.

– Вот и я тоже.

Король только выражением глаз мог показывать, что он думает о своих подданных. Наконец, предводитель Медведей отлучился и привел стражу. Маги быстро освободили Ворона, который тут же смог заорать:

– Где она?!

Сокол и Медведь притворно недоумённо переглянулись.

Вдруг в помещение влетел бледный начальник стражи и спешно поклонился.

– Ваше величество, графиня Рейн покинула замок на своем коне.

– Догнать и вернуть! – рявкнул Ворон.

От волнения подданный стал заикаться.

– К-к-какую из них?

– Что?!

– Шесть всадниц ускакали в разных направлениях. Мы не смогли определить, где миражи, слишком быстро всё произошло.

– Преследуйте всех всадниц!

– Слушаюсь, ваше величество.

Стражники удалились. Робин быстро натянул рубашку и камзол, бесконтрольно передвигаясь по комнате взад и вперед. Зазвучавшая сирена заставила всех присутствующих напрячься.

– Взлом хранилища! – закричал Артур.

Юноши бросились бежать.


Дворцовое хранилище было защищено самыми мощными магическими чарами, которые только можно представить. Поэтому перед входом в него было безлюдно. Когда сирена возвестила, что все замки сломаны, в зале быстро появился большой отряд лучших стражей дворца. Рассредоточившись в боевой готовности, они оглядывались в поисках врага.

Первым чёрного рыцаря на самом верху лестницы заметил капитан. В руках безмолвного незнакомца сверкнули два клинка и разрезали воздух, как молнии. Проделав этот трюк, он на мгновение застыл в ожидании атаки, которая не заставила себя ждать. Потоки разрушительной энергии стеной полетели в него. Воин снова взмахнул мечами и, каким-то непостижимым образом, часть магии, отразившись, разметала отряд, а другая часть создала за их спинами стену. Что и увидели подоспевшие на место действия Артур, Эдвард и Робин.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6