Альберт Налчаджян.

Загадка смерти. Очерки психологической танатологии



скачать книгу бесплатно

3) Наличие опасности означает ожидание того, что какие-то наши ценности и возможности удовлетворения каких-то потребностей находятся под угрозой. Чувство угрозы – это ожидание опасности.

4) Ожидание опасности может иметь отношение также к жизни и здоровью человека. Переживание опасности для жизни – это ожидание и страх смерти.

5) Исходя из этого можно утверждать, что, во-первых, страх смерти является одной из разновидностей страха и возникает тогда, когда есть угроза для жизни. Во-вторых, этот страх вначале может быть врожденным и наследственным. В-третьих, страх смерти усиливается и развивается под влиянием других страхов и тревог, связанных с ожиданием опасности для других потребностей и ценностей человека.

Б. Психическая энергия и преодоление страха смерти

Когда у человека возникают тревога и страх, то на языке теории психической энергии это означает, что эти его чувства получили значительное количество психической энергии. Но не только (и не столько) эти чувства, сколько те когнитивные содержания (например, предвидения), которые лежат в основе этих чувств (или отношение о оценка которых выражают эти эмоции).

Но известно также, что человек способен с помощью внушения снимать страх других людей, а с помощью самовнушения – свой собственный страх, в том числе страх перед смертью. Подобные самовнушения позволяют людям совершить героические поступки. Но что происходит при этом в психике человека?

На это можно ответить исходя из двух разработанных мною теорий: а) из теории психической энергии, б) из теории воли, которая, в свою очередь, опирается на современные представления об индивидуальном самосознании.

Мы определили волю как «Я» и его Я-концепцию в процессе своей реализации и развития. Но для этого «Я» нуждается в психической энергии. Реализуя свое идеальное Я, центр личности заряжается большим количеством положительной психической энергии и направляет ее против отрицательной психической энергии страха. Если эта положительная психическая энергия по своему количеству и динамике превосходит отрицательную энергию страха и тревоги, связанной с опасными факторами, то она не только будет нейтрализовать или уничтожить страх: останется дополнительная положительная энергия, необходимая для совершения смелых поступков. Это и есть способ преодоления страха смерти.

§ 12. Прирожден ли страх перед смертью?

Страх смерти – явление общечеловеческое. Но является ли он прирожденным или наследственным? Такой вопрос возникает в связи с тем, что страх смерти в процессе возрастного развития человека возникает (проявляется) не сразу. Ребенок, младенец, может переживать испуг или страх перед разными предметами, звуками и т. п., но это вряд ли можно считать страхом перед умиранием или смертью.

Страх перед смертью и умиранием в подлинном смысле слова возникает позже, в подростковом и юношеском возрасте, когда развивающаяся личность узнает, что такое смерть, и осознает ее неизбежность для каждого индивида.

Кроме того, совсем необязательно, чтобы генетически запрограммированные психические способности, в том числе эмоции, проявлялись сразу и в младенческом возрасте. Наследственные психические явления и способности проявляются постепенно. Что касается целого ряда эмоций, то для того, чтобы переживать их, индивид должен достигать определенного уровня когнитивного (познавательного) развития. Это необходимо, например, для переживания интеллектуальных и эстетических эмоций.

И все же, существует ли страх смерти как таковой, без примеси страхов перед различными конкретными явлениями – болезнями, вооруженными врагами, духами умерших, и т. п.? Существует страх перед трупами умерших людей. Но почему возникает такой страх? Какую опасность представляет труп для живого человека?

Когда людей спрашивают, боятся ли они смерти, многие отвечают, что боятся умирания, а не смерти. Умирание часто является тяжким процессом, в ходе которого человек переживает тяжелые страдания. Многие боятся именно этих страданий, а не самого состояния отсутствия жизни. Недаром многие безнадежно больные люди просят ускорить их смерть, т. е. требуют от врачей осуществить по отношению к себе активную эвтаназию.

Встречаются утверждения, будто есть народы, представители которых не боятся смерти. В качестве примера приводят Тибет, где буддийские монахи создали целую культуру умирания. Но так ли на самом деле? И не были ли эта культура и «Тибетская книга мертвых» созданы именно с целью подавления страха перед умиранием? И зачем надо было внушить людям, что умирание – приятное переживание, если бы оно было таковым?

Сторонником точки зрения, согласно которой не существует прирожденный страх перед смертью, является биолог Л. Уотсон, занимающийся также исследованием танатологических проблем. Он утверждает, что нет наследственного страха перед смертью ни у человека, ни у животного. Смерть не является одним из стимулов, заставляющих животных инстинктивно избегать опасных ситуаций. «Когда молодые шимпанзе достигают определенного возраста, они предпочитают без какого-то ни было обучения избегать столкновения со змееподобными объектами. У них вырабатывается тенденция реагировать страхом на стимулы, ассоциирующиеся с опасностью, но мне неизвестен ни один организм, который бы демонстрировал природный страх перед смертью как таковой»[42]42
  Цит по сб.: Психология смерти и умирания, с. 394–395.


[Закрыть]
.

Однако что такое «смерть как таковая»? И каким образом животные и даже дети могут иметь такое обобщенное знание «о смерти как таковой»? Страх перед смертью у животных и детей принимает формы конкретных страхов перед опасными явлениями, перед трупами, опасными животными и т. п. Обобщенное знание о смерти как конце жизни у человека возникает позже, и в связи с ним возникает также обобщенный страх перед смертью. Итак. для того, чтобы иметь обобщенный страх перед смертью и умиранием, человек должен достигнуть определенного уровня когнитивной зрелости, в частности, приобретения обобщенной идеи смерти и умирания.

Итак, я считаю, что если у человека и животных имеется страх перед такими явлениями и предметами, которые опасны для жизни, т. е. могут вызвать смерть, то это и является свидетельством существования страха перед смертью и умиранием. Следовательно, нет ни одного человека в мире, у которого не было бы страха смерти. Просто есть люди, которым лучше удается подавить этот страх и проявить отвагу, и есть такие, у которых это не получается, у них страх смерти разрастается до панического уровня.

Различные восточные и западные учения о смерти и иллюзорности земной жизни имели целью преодоление страха перед смертью. Недаром американский специалист, обучающий людей умереть осознанной смертью, Э. Дж. Гоулд, утверждает: «Реальна лишь смерть. Если однажды вы поймете, что жизнь – это быстротечная иллюзия, насколько бы реальной она ни выглядела, значит, вы научились умирать»[43]43
  Цит. по сб.: Психология смерти и умирания, с. 399.


[Закрыть]
. Но многим нормальным людям трудно принять точку зрения, согласно которой земная жизнь есть иллюзия. Ведь это же самообман.

§ 13. Уровни страха и дифференцированная самозащита

Хотя страх смерти – общечеловеческое явление, однако можно сказать, что по-разному боятся смерти разные индивиды, один и тот же индивид в различные периоды своей жизни, а также разные народы и религиозные общины.

Но для научного обсуждения этих вопросов нам вначале следует иметь представление о различных видах и уровнях страха. Есть ли в психологии типология страхов? Возможно, что самыми приемлемыми являются (на сегодняшний день) концепции Р. Плутчика и К. Изарда. Следует выделить следующие уровни страха: беспокойство, тревога, боязнь, страх в подлинном смысле слова и ужас. Виды страха можно выделить также по его предмету, т. е. по тому, чего боится человек. В области психологической танатологии эти типологии могут играть полезную роль, поскольку образы смерти и потустороннего мира в различных этнических культурах различны. Это важное направление танатологии следует развивать.

В психологии широко принята и реализуется идея, согласно которой тревожное состояние человека вызывает мотивацию психологической самозащиты личности и актуализацию защитных механизмов.

Однако мы уже знаем, что слабая тревога – это первый уровень возникающего страха у человека, который предчувствует опасность. Психологическая самозащита при тревоге – это скорее всего предварительная самозащита личности. Можно выдвинуть следующую идею: на каждом уровне переживания страха защитные процессы имеют существенные различия. Различия должны наблюдаться по тому, осуществляется ли предварительная или актуальная психологическая самозащита; мобилизуются различные защитные механизмы; последующее поведение человека также может иметь различия. Одно дело, когда психологическую защиту осуществляет человек, у которого легкая тревога, и совсем другое деле, когда человек переживает ужас.

В процессе психической самозащиты у переживающего страх человека могут актуализироваться следующие механизмы: а) идентификация с опасным объектом (это механизм идентификации с агрессором, впервые описанный психоаналитиками); атрибуция опасному объекту положительных, даже приятных черт и смягчение значения опасных черт; самовнушение; обесценивание собственной жизни, потребностей и ценностей, их подчинение другим целям (как это имеет место при самопожертвовании).

§ 14. Страх смерти и страх перед потусторонним миром

С давних времен, особенно в религиозных представлениях, создавались образы рая и ада. Само по себе исследование истории развития этих представлений было бы полезным для танатологии. Но здесь я этого делать не буду и только выдвину несколько соображений, которые представляют интерес с психологической точки зрения. Я полагаю, что между образами рая и ада, доминирующими в данном обществе, и моралью этого общества, существуют связи. Этот вопрос обсуждает, например, Ф. Ариес. Более того, этот исследователь считает, что структурирование представлений о рае и аде является одним из важнейших феноменов истории ментальности народов, т. е. отношения людей к миру, к себе, к жизни и смерти[44]44
  См. в сб.: Психология смерти и умирания, с. 19.


[Закрыть]
. Можно считать, что «адотворчество» – это выражение агрессивности и мстительности людей. Поражает та изобретательность, с которой представители разных народов и религий создавали образы ада и человеческих страданий в этом воображаемом мире. Это воплощенное в образах агрессивное воображение.

Однако более важно для нашей темы следующее: важно исследовать не только страх перед смертью и процессом умирания, но и перед загробной жизнью. Что дает человеку вера в загробную жизнь? Последствий несколько. Но в аспекте психологии страха главным является то, что страх перед смертью заменяется страхом перед той карой (наказанием), которая «там» ждет нас за совершенные грехи и преступления. Появляется страх перед Судом Божьим. Но является ли такая замена полной? Я полагаю, что нет. Даже глубоко верующие люди переживают если не страх, то хотя бы тревогу перед наступлением своей смерти. Ведь он оказывается перед неизвестным миром, о котором люди создали определенные представления, которые могут оказаться совершенно ложными. Кроме того, если верно, что существует ад, то каждый может после смерти попасть туда: безгрешных людей не бывает.

Итак, есть по крайней мере три вида страха смерти по критерию предмета этой эмоции: 1) страх перед умиранием (как страшным процессом); 2) страх перед смертью (как состоянием небытия); 3) страх перед загробным миром. Эта разновидность страха состоит из целого ряда страхов – перед неопределенностью (тревога); перед возможным наказанием со стороны высших существ; перед возможной встречей с духами неприятных людей.

В этих трех случаях тревога и страх возникают совместно.

В заключение настоящей главы хотелось бы отметить следующее: интерес к опасному объекту и его исследование является одним из путей эффективного противостояния этому опасному объекту. Мой девиз следующий: исследуй то, что страшно (вызывает у вас страх) – и вы освободитесь от этого страха. Эмоция интереса и активное исследование – главные враги страха. Более конкретно, для танатологии: исследуй страх смерти – и ты в значительной степени освободишься от него.

§ 15. Новизна. чуждость и страх (еще один аспект психологии страха)

Мы видели, что у человека эмоцию страха вызывают опасные объекты, события и действия людей, воспринимаемые как содержащие угрозу для его благополучия и жизни.

Однако более пристальное наблюдение показывает, что новизна явления, сочетаясь с его необычностью (чуждостью), также вызывает сильную тревогу (до встречи с ним) и страх (при встрече). Новизна вызывает интерес. Но новизна, сочетаясь с чуждостью, непривычностью, по-видимому, уже вызывает тревогу и страх. На одном интересном примере на это явление обратил внимание К. Изард [45]45
  См.: Изард К. Психология эмоций. СПб.: «Питер», 2003, с. 111.


[Закрыть]
. В данном случае речь идет о том, что молодая американка, оказавшись в Париже, переживает страх от того, что ей придется, впервые в жизни, говорить на французском языке, причем с французами. Речь, по-видимому, должна идти о тревоге и страхе одновременно.

Когда такое испытание проходит успешно, у девушки появляется гордость собой и своим успехом. По-видимому, гордость – самостоятельная эмоция, а не результат преобразования тревоги и страха. Ожидание неудачи вызывает тревогу, а успех – гордость и удовольствие.

Давно известно, что чуждость и непонятность вызывают тревогу и страх, которые, в свою очередь, перерастают в агрессивность и враждебность. Эти процессы лежат в основе вандализма. Вполне понятно, что все сказанное можно применить в области психологической танатологии, где мы пытаемся понять, почему человек боится смерти.

§ 16. Длительный страх и его последствия

В № 27 (2007 г.) еженедельника «Аргументы и факты» был опубликован очерк «54 часа страха», в котором описывается, как 19-летняя Алла Жарикова трое суток оказалась одна в штормящем открытом море, на продувном матрасе.

В беседе с корреспондентом М. Агриоманти она сообщила, что почти непрерывно переживала страх, такой сильный, что даже не чувствовала боли и ожогов от солнца. Только временами страх сменялся радостью, когда вдалеке замечал берег. Но потом, потеряв его с виду, опять стала переживать страх.

Исходя из опубликованного материала можно сказать, что Алла временами была близка к патологическим изменениям: 1) сама признавалась: «Иногда казалось, что схожу с ума»; 2)имела желание совершить самоубийство: «Хотела сама утопиться»; 3) Была близка к расщеплению личности и даже пережила подобное состояние: «… неужели это происходит со мной?!»; 3) у нее появилась религиозная вера: начала молиться, «сначала про себя, потом вслух» и т. п. Это экзистенциальный страх перед смертью вызвала у нее подобные явления.

Потом ее подобрали рыбаки из Новоазовска в 4 километрах от краснодарского Ейска – и в 80 от Мариуполя.

После спасения у Аллы, по-видимому, произошла некоторая психическая регрессия: она сфотографирована лежа в постели, с медвежонком!

У этой девушки страх перед конкретной опасностью (морем) сочеталась с тревогой смерти. Это сочетание сильного стресса с фрустрацией. В реальной ситуации опасности она боролась за свою жизнь, как могла. Какими будут психологические последствия этих страшных переживаний?

§ 17. Страх смерти и конверсия личности

Конверсия, как мы видели, это глубокое изменение личности, такое, в результате которого целый ряд ведущих черт и установок личности превращаются в свои противоположности или заменяются ими. Изменения касаются не только черт характера и личности, но и познавательных процессов. Конверсия имеет место под влиянием серьезных стрессов и фрустраций, которые вызывают тревогу и страх.

Страх оказывает существенное влияние на текущие познавательные процессы личности. Это влияние выражается в виде сужения сферы сознательного восприятия: воспринимается только то, что вызывает страх и ужас.

Но ограничивается только этим влияние страха на познавательные процессы? Я думаю, что нет, и эта проблема нуждается в новых исследованиях. В частности, страх вызывает защитное поведение, в том числе активность интеллектуальных защитных механизмов (рационализации. Атрибуции и др.). Данный аспект влияния страха вообще, страха смерти – в частности, еще предстоит исследовать.

Под влиянием страха происходят также изменения сознания и самосознания личности, изменяются подсознательные познавательные процессы. Переживающий страх человек может специфическим образом проецировать свои представления (сохраненные в памяти образы) на окружающее пространство.

Убедительным примером конверсии личности под влиянием страха смерти и последующих переживаний приводят Станислав и Кристина Грофы в одной из своих книг. Одна молодая женщина рассказала им следующее:

«За те несколько секунд, пока мой автомобиль был в движении, я испытала ощущения, которые, казалось, охватили века. Необычайный ужас и всепоглощающий страх за свою жизнь быстро сменились ясным сознанием того, что я умру. Как это ни странно, одновременно пришло такое глубокое ощущение покоя и мира, какого я никогда раньше не испытывала. Казалось, я перемещалась с периферии своего существа – тела, заключавшего меня – в самый центр моего «Я», место невозмутимого спокойствия и отдохновения… Время как бы исчезло; я наблюдала свою собственную жизнь: она проходила передо мной, как фильм, очень быстро, но поразительно подробно. Достигнув границы смерти, я как бы оказалась перед прозрачным занавесом. Движущая сила опыта влекла меня через занавес – я была все еще абсолютно спокойна, – и вдруг я осознала, что это не конец, а, скорее, переход. Описать мои дальнейшие ощущения я могу только следующим образом: все части моего существа, чем бы я в тот момент ни была, ощущали континуум за тем, что я раньше считала смертью. Я чувствовала, что сила, направлявшая меня к смерти, а потом за ее пределы, будет вечно вести меня в бесконечную даль». – Это хорошее описание первого этапа умирания. Неплохо описывается также выход души из тела и то, как она наблюдала все происходящее, в том числе на свой разбитый автомобиль, свои раны и все прочее извне, и как все пространство вокруг было залито ярким светом.

Для проблемы психологической конверсии непосредственны интерес представляет то, что рассказывает эта реанимированная женщина дальше: «Я ощутила счастье и бьющую через край радость, несмотря на драматизм обстановки, и это состояние сохранилось в течение нескольких дней в больнице. Это происшествие и связанный с ним опыт полностью изменили мое мировоззрение и понятие о существовании. Раньше я не особенно интересовалась вопросами духа и считала, что жизнь заключена между рождением и смертью. Мысль о смерти всегда меня пугала. Я верила, что «мы проходим по сцене жизни лишь однажды», а потом – ничего. Попутно меня мучил страх, что я не успею осуществить в жизни все, чего хочу. Теперь я совершенно по-другому представляю мир и мое место в нем. Мое самоощущение превосходит представление о физическом теле, ограниченном рамками времени и пространства. Я знаю, что я часть огромного безграничного творения, которое можно назвать божественным»[46]46
  Цит. по сб.: Психология смерти и умирания, с. 86–87).


[Закрыть]
.

Здесь хорошо описывается процесс клинического умирания. Но особенно интересно описание тех личностных изменений, которые претерпела эта женщина. Перед нами убедительный случай конверсии личности под влиянием переживаний клинической смерти.

Отмечу еще раз, что конверсия личности означает возникновение у личности таких психических черт, которых не просто не было у нее, а, что еще важнее, у нее были противоположные черты. Например, в данном случае: а) отсутствие веры в загробную жизнь сменилось верой в реальность такого мира; б) вместо страха смены появилось не просто состояние отсутствия такого страха, сколько ожидание благодати, и т. п. – Настоящая конверсия есть превращение типа личности в свою противоположность, пусть частичное. Бывают различные уровни конверсии, этот процесс в разных случаях имеет различный по широте охват – от глобального до поверхностного.

§ 18. Почему пожилые люди меньше боятся смерти, чем молодые

Да, имеет место с первого взгляда парадоксальное явление: пожилые и старые люди меньше боятся смерти, чем молодые, во всяком случае – до непосредственного начала процесса умирания. Как объяснить данный феномен? Я предполагаю. что следующие объяснения в какой-то степени отвечают на данный вопрос.

1) Пожилые люди уже имеют за своей спиной длительную историю жизни, они уже пережили многие события и приобрели опыт, что можно считать успехом, завоеванием (многим даже это не удается). Поэтому они считают, что если даже в ближайшее время умрут, главное уже сделано: жизнь прожита.

Между тем у молодых вся жизнь или значительная ее часть еще впереди, и им страшно умереть не использовав те возможности, которые им предоставлены природой. Жизнь (предстоящие годы) – это богатство, которое дается один раз и которого они не хотели бы лишиться. Старые же люди уже худо – бедно использовали это богатство.

2) Вторая и очень важная причина следующая: большинство пожилых людей становится фаталистами, причем преимущественно внешнего типа[47]47
  О типологии фатализма см. нашу книгу «Психология фатализма».


[Закрыть]
. Они принимают реальность так, как она есть, смиряются с неизбежностью смерти. Такая мудрость возникает не сразу, у молодых ее нет, поэтому и они боятся смерти.

3) У пожилых людей страх смерти смягчается, превращаясь в умеренную тревогу, поскольку многие из них надеются, что есть другая жизнь после смерти. Эта неизвестная жизнь и новые для человека загробный мир вызывают у них тревогу, но не такой страх, какой возникает у молодых, а также у атеистов, которые убеждены, будто после земной жизни другой жизни (формы существования индивидов) больше нет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11