Альберт Налчаджян.

Психика, сознание, самосознание



скачать книгу бесплатно

Одной из самых неопределенных понятий теории уровней психической активности человека является понятие «порог сознания». Это пограничная «линия» между сферой сознания и сферой подсознательного. Это, во-первых, гипотетическое понятие и точно измерить порог сознания вряд ли возможно. Здесь можно предположить наличия какого-то «правила неопределенностей». Во-вторых, это вероятностное (статистическое) понятие. (Можно провести аналогию с порогом ощущения. Кстати, порог ощущения, с нашей точки зрения, – это частный случай, модус порога сознания; специфика порога ощущения состоит в том, что содержаниями сознания являются ощущения.

Б. Центр сознания и тенденция филогенетического развития мозга. – Если принимается точка зрения, согласно которой центром сознания в головном мозгу человека является центрэнцефалическая система, то относительно эволюции мозга можно выдвинуть следующую гипотезу: эволюция мозга, его кортикализация означала увеличение объема и функциональных возможностей тех областей мозга, которые обслуживают сознание. Кора головного мозга, таким образом, является инструментом «в руках» центрэнцефалона и ретикулярной формации.

Отсюда можно прийти к выводу, что сознание и его мозговой центр возникли намного раньше, чем так называемые «высшие отделы мозга» – корковые центры запоминания, речи, счета, предвидения и др.

Эта гипотеза, как я убежден, создает новую точку зрения на когнитивную эволюцию человека и даже этносов. Причем развитие коры головного мозга шло в двух направлениях: 1) количественного увеличения ее массы и поверхности; 2) качественного совершенствования ее внутренней структуры, электрохимических процессов и возможностей установления синаптических связей. Поэтому для успешной работы мозга качество его серого вещества важнее его количества.

Эти изменения привели к увеличению числа тех функций, которые индивид может осуществлять благодаря развитию своего мозга[163]163
  О главных тенденциях развития мозга см.: Шорохова Е.В. Проблема сознании в философии и естествознании, с. 182–183, и др.)


[Закрыть]
.

В. Причинная обусловленность сознания. – Философы долго дискутировали вокруг вопроса о существовании и причинной обусловленности сознания[164]164
  См. об этом.: Шорохова Е.В. Проблема сознания в философии и естествознании. М.: «Соцэкгиз», 1961.


[Закрыть]
.

В психологии на современном уровне развития науки рассмотрение проблемы сознания в такой общей форме мы не считаем правильным.

Для нас сознание – это высший уровень психической активности и специфическая сфера психики человека. Следовательно необходимо говорить о причинной обусловленности всей психики человека, а в ее составе – ее сознательной сферы.

Психика же обусловлена биологией мозга и всего тела, наследственностью; воздействиями внешней среды; одновременным действием этих двух групп факторов, их взаимодействием с индивидом.

§ 2. К проблеме чужого сознания

Проблема сознания имеет еще один важный аспект, который можно выразить с помощью следующего вопроса: каким образом мы узнаем, что другие люди также обладают сознанием и психикой?

Об этом мы узнаем с помощью нескольких процессов. 1) С помощью механизма проекции: имея сознание и разум, мы те же самые особенности и способности приписываем другим, проецируем собственные способности и качества на других людей; здесь, как нетрудно видеть, в первую очередь играет роль механизм проективной атрибуции. 2) Но когда мы можем использовать названный механизм? Только в том случае, когда мы с помощью интроспекции и самоотражения узнаем, что сами обладаем сознанием и психическими способностями. Интроспекция, как мы полагаем, предшествует появлению атрибутивной проекции названного типа. 3) О наличии сознания у других людей мы узнаем по целенаправленности их деятельности (хотя только этого недостаточно, поскольку и активность многих животных внешне выглядит вполне целенаправленной; таковы, например, инстинктивные действия животных). 4) Если человек, совершая ошибки в ходе деятельности, начинает исправлять их, то нетрудно понять, что он реагирует на собственное поведение, а следовательно – действует сознательно. 5) О существовании чужого сознания мы узнаем также с помощью механизма эмпатии (симпатического сопереживания). При этом происходит интроекция чужого сознания (как следствие проективной атрибуции). 6) Поскольку сознательное состояние возможно только при бодрствовании человка, то, исходя из того, что другой бодрствует, мы заключаем, что он находится в сознательном состоянии. Все признаки наличия у человека активной сферы сознания можно искать только в том случае, если он находится в состоянии бодрствования. Но при этом следует иметь в виду (и в повседневной жизни люди это обстоятельство, по-видимому, понимают), что сознание не сводится к бодрствованию, иначе нам пришлось бы каждому бодрствующему животному приписать обладание сознанием.

Обладание сознанием мы приписываем также тем животным, которые по своему анатомическому строению похожи на человека. В условиях Земли это вполне логично, хотя и не обязательно истинно. Однако в других космических цивилизациях разумные и сознательные существа могут иметь совсем другое строение и физико-химический состав. Вообще следует провести различие между всеобщими критериями сознания и «геоцентрическими» его критериями. Не исключено также, что сознание и психика разумных существ других миров, если они существуют, могли бы иметь такие свойства, какими наша психика не обладает. Поэтому следует различить также следующие две стороны обсуждаемой проблемы: а) проблему чужого сознания, т. е. сознания другого человека и б) проблему иного сознания (иного типа психики и сознания – нечеловеческой в земном понимании этого явления). В психологическом отношении эти проблемы имеют существенные различия.

Итак, проблема чужой психики должна занимать свое место в общей теории психической жизни человека.

§ 3. Процесс осознания психических содержаний

А. Процесс осознания. – Осознанность определенного психического содержания (например, мысли или ряда мыслей) является результатом процесса осознания – не совсем понятного, но безусловно реально существующего психического процесса. Мы в принципе осознаем каждое психическое явление (образ, мысль и т. п.) постепенно, но данный процесс обычно происходит так быстро, что у нас создается впечатление мгновенности осознания. Мы замечаем на улице человека и сразу же осознаем, что это наш знакомый М. Порою это происходит так быстро, что оставляет впечатление мгновенного акта. Причем в подобных и других случаях осознание объекта выступает слитно с его пониманием, что требует от нас исследования также процесса понимания, в том числе понимания осознанного. К этому вопросу мы вернемся позже, а сейчас отметим, что осознание любого психического объекта или процесса есть более или менее длительный процесс. Это ясно видно в тех случаях, когда мы затрудняемся в отражении предмета и осознании того, что он собой представляет (т. е. в идентификации предмета). В подобных случаях мы замечаем, что более или менее полное осознание образа предмета приходит к нам постепенно, как процесс.

Для того, чтобы осознать психические содержания, вполне понятно, что необходимо, чтобы психика человека уже существовала, а в ней – хотя бы минимальное количество психических содержаний (ощущений, образов, мыслей, памяти в целом).

Процесс осознания до некоторой степени удается непосредственно наблюдать при пробуждении ото сна. Психофизиологической базой осознания психических содержаний является состояние бодрствования, которое является результатом пробуждения. При пробуждении человека у него появляется внимание, которое имеет двойную направленность: как на внешний мир, так и на себя. Сведения о том, что в первую очередь осознает пробуждающийся ото сна человек – внешний мир, или себя (свои ощущения и мысли) – противоречивы. Есть результаты самонаблюдений некоторых лиц, которые свидетельствуют о том, что вначале человек сознательно воспринимает внешний мир: предметы, звуки, запахи и т. п. Внимание и восприятие являются основой осознания, причем при пробуждении внимание вначале является непроизвольным. Непроизвольно, т. е. без намерения, воспринимая внешний мир человек в какой-то момент начинает давать себе отчет о том, что занят восприятием внешнего мира (идущих извне раздражителей – например, стука в дверь, голосов людей, шума автомашин на улице, телефонного звонка и т. п. При этом совершается переход от восприятия с непроизвольным вниманием к восприятию произвольному. Произвольное восприятие – это уже в определенной мере осознанный психический процесс.

Следующий (второй) этап – это уже восприятие самого себя. Мы считаем, что если у человека нет беспокоящих ощущений (например, болевых), то при пробуждении, после первого этапа восприятия «только» (преимущественно) внешнего мира, он начинает воспринимать себя. Вначале, на основе бодрствования и непроизвольного внимания, появляется общее чувство собственного Я, в котором главным компонентом является восприятие физического образа своего тела. Затем, если совершается переход от непроизвольного внимания к произвольному, человек начинает осознать уже более «психологичные» аспекты своей личности. Он начинает давать себе отчет о том, кто он, где находится, какое время дня, куда предстоит идти, какие имеются планы на начинающийся день и т. п.

Осознание как процесс есть постепенный переход в сферу сознания психических содержаний – новых восприятий, прежних знаний и впечатлений, различных аспектов своей Я-концепции. Но данный процесс управляется из центра Я. Вот почему следует еще раз подчеркнуть, что при переходе от сна к бодрствованию Я и не-Я в принципе возникают одновременно. Но центр личности (Я) обычно вначале осознает внешний мир и лишь с некоторым опозданием – те или иные аспекты своей Я-концепции и других аспектов собственной личности. Когда человек говорит: «Я вижу», «Я хочу» и т. п., то это значит, что он осознает то, что видит, осознает свое желание и т. п. Они у него есть и он знает о них. Осознать что-либо – означает иметь это нечто и знать, что имеешь его.

Б. Знание без сознания. – Но что значит «знать»? Ведь знание бывает не только осознанное, но и подсознательное. Знать и иметь знание – психологически разные вещи. Слово «знать» подразумевает осознанность какого-либо знания, того обстоятельства, что это знание находится в сфере сознания. В то же время «знание» есть организованная, структурированная информация, которая может осознаваться или находиться в подсознательном. Например, когда человек спит, его знания существуют в подсознательном состоянии.

В отличие от содержаний сферы сознания, которые более или менее четко осознаются, содержания подсознательного непосредственно не осознаны, но они известны человеку и могут осознаваться. О них личность осведомлена, знает, что имеет такие знания, которые в настоящий момент им не осознаются. Такая осведомленность, знание, что знаешь, но не осознаешь, примерно соответствует тому, что имеют в виду англоязычные люди, да и психологи тоже, используя слово «awareness». «To be aware» означает знать, быть осведомленным. Но иногда это слово, как мы ранее уже сказали, используется также в смысле «осознание» или «дать себе отчет». Но это не то, что имеют в виду, когда говорят о сознании (consciousness). Последнее – это сфера сознания, тогда как «awareness» – это по существу то, что мы обозначаем словами «предсознательное знание». Иные истолкования этих слов, встречающиеся даже у такого серьезного исследователя, как Р. Орнстейн, создают лишь путаницу[165]165
  См.: Ornstein R. The Psychology of Consciousness. New York: Penguin Books, 1986, pp. 65–66.


[Закрыть]
. Этот автор фактически отождествляет awareness и consciousness, что я считаю крупной ошибкой.

Приведем пример осведомленности без осознания. Человека спрашивают, знает ли он современную физику. «Да, конечно, знаю», – отвечает он. Он, действительно, изучил физику и знает (осведомлен) что знает физику, но в данный момент не осознает это свое обширное знание. Если бы он, желая доказать, что знает физику, начал рассказать, например, о законах Ньютона или об элементарных частицах, то он стал бы осознавать часть этих своих знаний из области физики. У него возникло бы сознание (consciousness) этих знаний.

Но осознать какое-либо психическое содержание – значит не просто перевести его в сферу сознания (которая во время этого перехода и возникает, если до этого человек ничего не осознавал), но и мыслить, совершить логический вывод. Например, когда человек рассуждает, нередко использует слова «значит», «таким образом» и т. п. Мы считаем, что с помощью этих лингвистических средств человек не просто переходит от одного суждения к другому, но и «вытаскивает» из своего подсознательного все новые психические содержания. Вывод этот может быть любым – верным или неверным, логическим или психо-логическим и т. п., но он, как мы полагаем, является механизмом осознания подсознательных психических содержаний. Кстати, мы считаем, что до сих пор процесс осознания психических содержаний фактически не был исследован более или менее конкретно именно по той причине, что психологи не учли следующее: необходимо обращать внимание не столько на то, что проникает в сферу сознания, сколько на те механизмы и средства, с помощью которых эти содержания переводятся, «таскаются» в сферу сознания. Мы думаем, что вербализованные средства логического вывода (если – то, поэтому, значит, отсюда вытекает и т. п.) – это конкретные механизмы или средства реализации осознания конкретных психических содержаний, в данном случае – мыслей. Процесс логического или психо-логического вывода – это процесс осознания до того неосознанных психических содержаний. Констатация факта восприятия и вывод – два центральных элемента процесса осознания.

При исследовании процесса осознания психических содержаний – новых восприятий или содержаний памяти – всегда надо иметь в виду, что существуют уровни осознания: от смутного (едва заметного) – до отчетливого и ясного. Что это такое, что возникает и добавляется к данному уровню осознания, превращая его в более ясное осознание: мысли ли, понимание ли, или нечто иное? Это вопрос, который требует новых исследований и самонаблюдений. Есть также проблема объема («ширины») сферы сознания человека. Это уже легче понять: чем больше психических содержаний одновременно осознается человеком, тем шире («объемнее») сфера его сознания.

Мы здесь позволяем себе сформулировать два закона. Закон 1: величина объема сознания и уровень осознания его содержания (содержимого) находятся в обратно пропорциональных отношениях друг с другом. Закон 2: этот закон мы называем законом синтеза, имея в виду следующее: чем шире объем сферы сознания, тем легче осуществить синтез ее элементов (образов, мыслей и т. п.), тем продуктивнее творческий процесс. После того, как энное количество элементов сферы сознания (обозначим их х1, х2… хn) ассоциируются друг с другом, они получают импульс перемещения в центр сферы сознания, вследствие чего уровень осознанности этих элементов повышается. Подобное новое синтетическое образование становится объектом сознательного внутреннего внимания и анализа. Сфера сознания сужается. Мы полагаем, что новые эмпирические факты подтвердят эту концепцию.

Итак, сознание как осознание противостоящего человеку объективного мира и выражающее отношение человека к этому миру, в конкретном психологическом плане можно определить как осознание данного психического содержания и результат этого процесса. Такое определение ценно тем, что подчеркивает возможность осознания уже накопленного в психике человека содержания. Тем самым устанавливается связь между различными уровнями психики, и указывается на характер этой связи (в частности, как перехода подсознательных содержаний в сферу сознания).

Как известно, И. П. Павлов придавал большое значение бессознательному в психической жизни человека и не раз возвращался к проблеме соотношения сознания и бессознательного. По свидетельству Ф. В. Бассина, который специально выделил и исследовал соответствующие отрывки из произведений этого известного физиолога, И. П. Павлов уподобил психолога, ограничивающегося изучением лишь сознательных явлений, человеку, «… идущему в темноте с фонарем, который освещает лишь небольшие участки пути. А с таким фонарем, говорил И. П. Павлов, трудно изучать всю местность»[166]166
  См.: Бассин Ф.В. Проблема бессознательного, с. 162.


[Закрыть]
. Но такое сравнение по существу идентично с известными аналогиями, которыми пользовался З. Фрейд для образного выражения своей мысли о том, что психические явления в основном бессознательны, а сознательными становятся лишь в частных случаях[167]167
  См.: Фрейд З. Основные психологические теории в психоанализе. М., 1923; его же: Введение в психоанализ. Лекции. М., «Наука», 1989 и др.)


[Закрыть]
. (Но это верно, конечно, только актуально, а не генетически, поскольку значительная часть содержаний подсознательного накоплена благодаря сознательной активности человека как итог запоминания содержаний его потока сознания). Иначе говоря, и И. П. Павлов, и З. Фрейд по существу исходили из определения сознания как осознания определенных психических содержаний, которые, естественно, в каждый данный момент времени составляют только небольшую часть объема подсознательной сферы.

Тот факт, что мы выделили четыре основных уровня психической активности, вовсе не означает, что ими исчерпывается весь спектр вертикальных переходов психических содержаний. Упрощенная схема «сознание – неосознанное», как неоднократно указывалось в психологической литературе, было характерно для раннего психоанализа: либо психическое содержание полностью осознается, либо оно вытеснено в бессознательное и в сфере сознания никак актуально не представлено[168]168
  См.: Бассин Ф.В., указ. соч., с.164; Rugg H., Imagination. New York, London, 1963 и др.


[Закрыть]
. Это противоречит многочисленным клиническим данным о существовании большого диапазона переходных состояний между ясным сознанием и полным подсознательным существованием психического содержания[169]169
  Психиатры об этом знают очень хорошо. См., например: Портнов А. А., Федотов Д. Д. Психиатрия. М., «Медицина», 1971; Банщиков В.М. и др., Общая психопатология. М., 1971; Меграбян А. А. Теоретические проблемы психопатологии. Ереван, 1967 и др.


[Закрыть]
.

Однако для психологической теории особенно важно то, что, например, при интуитивном «озарении» имеется, по крайней мере, три уровня осознания психического содержания. Данное наблюдение имеет принципиальную важность, поскольку относится к нормальной психической активности человека, к таким обычным явлениям, как догадка, предвосхищение и т. п., т. е. ко всем разновидностям интеллектуального интуитивного познания. Хотя клинические данные представляют безусловную ценность для создания общей теории психической активности человека, тем не менее, предпочтительно, во избежание атрибутивных ошибок, где это возможно опираться на факты нормальной психической жизни.

В. Знание, сознание и процесс осознания. – В сфере сознания всегда имеется информация об определенных предметах. Сознание, как мы уже показали, нельзя свести к знанию, как это пытаются делать исходя из структуры слова (со – знание). Сознанию свойственно осознание определенных психических содержаний, в том числе знаний.

Знание – это образ или мысль, или их ассоциации, которые находятся в психике человека, в его памяти и могут участвовать в процессах его дальнейшей психической активности. Имеются различные виды знания, которые можно выделить исходя из различных критериев. 1) По уровню сложности можно выделить: а) отдельные образы, слова или суждения; отдельные символы и т. п.; б) различной сложности ассоциации между элементарными знаниями; имеются иерархии знаний по уровню сложности и структурированности. (Мы полагаем, что следует создать теорию памяти на основе критерия структурированности тех знаний, которые в ней сохраняются). 2) По критерию осознанности – неосознанности можно выделить бессознательные, подсознательные и осознанные знания (последние – это знания «моментально», в психологическом настоящем осознаваемые знания. Эта классификация показывает, что наши знания актуально преимущественно бессознательны или подсознательны. 3) Знание является основой сознания. Но осознание и возникновение сферы сознания являются спорадическими, временными явлениями и связаны с бодрствованием организма и мозга индивида. Нет бодрствования – нет и актуального сознания. Но психика при этом, конечно, не исчезает: она продолжает существовать бессознательно и подсознательно.

Содержание сознания или, вернее, сфера актуального сознания, включает следующие явления: 1) образы предметов, которые возникли у человека в процессе непосредственного восприятия ситуации; 2) воспроизведенные из подсознательной и бессознательной сфер психики образов, мыслей, впечатлений и чувств; 3) имена соответствующих предметов, т. е. соответствующие символы; 4) отношение субъекта к тому предмету, образ которого возник в сфере его сознания. Это может быть осознанием того, что предмет принадлежит ему, а не другому, что он представляет собой ценность или наоборот и т. п. Отношение субъекта к тому, что им осознается, может быть самым различным. Осознание образов предметов тем ярче, чем более существенные свойства этих предметов раскрываются субъектом. Кроме того, осознание и последующее понимание предметов имеет свои уровни обобщенности того знания, которое касается этих предметов.

Есть разные виды и уровни знания. Знание об определенном предмете может иметь градации – от поверхностного знакомства до глубокого познания его качеств и связей в другими предметами. И все эти уровни в разное время могут быть представлены в сфере сознания. Мы можем лишь осознать присутствие определенного предмета, получить поверхностное представление (впечатление) от него, иметь его внешний образ и все это содержание осознать. Но осознание углубляется и расширяется по мере дальнейшего изучения этого предмета, раскрытия его все новых свойств и связей с другими предметами и явлениями. Понимание расширяет и углубляет осознание и сферу сознания. Еще У. Джеймс говорил о том, что осознавая предмет, мы чувствуем его сродство с другими предметами, и это чувство сродства является одним из особенностей потока сознания.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17