Альберт Налчаджян.

Основы этнопсихологии



скачать книгу бесплатно

3) Этническая группа – такое сообщество людей, которое имеет общие для всех своих членов специфические культурные традиции, общую культуру. Сюда входят оригинальные стереотипы поведения, причем, как отмечают Л. Н. Гумилев и другие авторы, как структура общности, так и поведение ее историчны и подвижны, являясь фазой этногенеза. Есть авторы, которые сводят сущность этноса именно к культуре. Так, Н. Н. и И. А. Чебоксаровы пишут: “Коротко этнос можно определить как осознанную культурно-языковую общность”[9]9
  Чебоксаров Н. Н. и Чебоксарова И. А., Народы, расы, культуры. Изд-во “Наука”, М., 1985, с. 29.


[Закрыть]
.

Понятие культура очень широкое. Когда в этнологии и этнопсихологии, характеризуя этнос, говорят об общности его культуры для всех его членов, имеют в виду в первую очередь наиболее традиционные и массовые ее элементы, проявляющиеся в быту. “В области материальной культуры таковы традиционные виды жилища, хозяйственной утвари, одежды, пищи и т. п. В духовной культуре это обычаи, обряды, народное искусство, религия и т. п.”[10]10
  См.: Этнография. Под ред. Ю. В. Бромлея и Г. Е. Маркова. М., “Высшая школа”, 1982, с. 5.


[Закрыть]
.

4) Этнос противопоставляет себя всем прочим аналогичным коллективам людей, различая “своих” и “других” (“мы” и “не мы”). Тем самым этнос приобретает самосознание (я-концепцию или мы-концепцию). Этническое самосознание – важнейшая особенность и психологическая структура этносов и их членов. Если оно образовано, члены этноса уже ощущают себя единым народом.

Внешним выражением этнического самосознания является самоназвание (этноним). Самосознанию мы посвящаем отдельную обширную главу. Здесь отметим лишь то, что самосознание этноса включает, кроме других элементов, представления о тех признаках этноса, которые мы сейчас обсуждаем. Создание этих преставлений означает этническую самоидентификацию части этнофоров. Между различными их подгруппами по этому вопросу могут существовать разногласия.

5) Этнос имеет внутреннюю структуру или организацию. Как указал один из известных исследователей в области этнологии Р. Джексон, под этнической организацией следует понимать “ассоциацию самосознающих взаимодействующих членов” этнической группы[11]11
  См.

Jackson R. H., Ethnicity. In: Social science concepts: A systematic analysis. Ed. by G. Sartori. Beverly Hills – London, 1984. (См. в нижеупомянутой работе Т. В. Таболиной, с. 150).


[Закрыть].

Но внутриэтническая организация имеет одну важную особенность: в ней возникает много неформальных групп, в том числе “компульсивные институции”: системы родства и религиозные группы. Члены этноса, поэтому, общаются между собой относительно легко. Этому способствует постоянное чувство этничности (“русскость”, “германство”, “армянство” и т. п.), что, как мы знаем, связано с верой в то, что у них были общие предки, следовательно, они являются носителями общих наследственных черт.

Членство в группе через систему родства – важнейший признак этнической группы и этничности. Если у человека русская семья, то он принадлежит русской нации. Правда, этническая группа выходит за рамки родственных связей и не все ее члены непосредственно общаются друг с другом. Несмотря на это, в этнической группе преобладает эндогамия (внутреэтнические браки).

6) Этнос на высоких уровнях своего развития создает общую государственность, ту или иную разновидность государственного строя, которая охватывает этнос целиком. Если этнос достиг такого уровня развития, то его уже называют нацией или этнонацией. Последним термином “…обозначают этническую группу, которая стремится достичь в стране достойного политического статуса, удовлетворения своих особых прав”[12]12
  См.: Таболина Т. В. Этничность и общество: поиск концептуальных решений. В сб.: Этнология в США и Канаде. М., “Наука”, 1989, с. 148–176.


[Закрыть]
. Это означает, что этническое меньшинство, живущее в составе доминирующего национального государства, может превратиться в нацию. Такие этносы могут закрепить за собой постоянную территорию проживания.

7) Члены этноса обладают чувством идентичности с данной этнической группой. Это означает, что члены этноса осознают и ценят свою принадлежность к этой этнической группе.

8) Некоторые исследователи считают, что общая религия всех членов этноса также является признаком нации. Такая точка зрения особенно характерна для мусульманских авторов, в частности – турецких исследователей, часть которых является сторонниками панисламизма[13]13
  Еремеев Д. Е. Этногенез турок. М., “Наука”, 1971, с. 35.


[Закрыть]
. Но данная тенденция наблюдается и у некоторых христианских народов. Например, ряд армянских авторов, в первую очередь религиозные мыслители, считают, что вера в христианскую религию является характерной чертой армянской нации. Связь “армянин – христианин” считается неразрывной и неверующий армянин уже вызывает недоумение даже в наше время широкого распространения атеизма. Данная тенденция имеет глубокие исторические корни.

Любая этническая общность наследует целый ряд характеристик или маркеров. Среди них – раса, цвет кожи, язык, обычаи, географическое происхождение и, как уже говорилось, религия. Как утверждает Р. Джексон, маркеры являются “оперативными опознавателями этнических категорий” даже в том случае, если не признаются индивидами, которые их унаследовали. “Тем самым маркеры – это объективные реалии. Как минимум этническая общность состоит из личностей, разделяющих одну или несколько таких характеристик”[14]14
  См.: Jackson R. H., Ethicity. In: Social science concepts: A systematic analysis. Ed. by G. Sartory. Beverly Hills, London, 1984.


[Закрыть]
.

9) Общий язык, который служит средством общения внутри этноса. Язык этноса также является важным этнодифференцирующим признаком, или, как называют еще иначе – маркером.

Роль языка в качестве этнического признака велика там, где язык и этнос идентифицированы, где их связь является устойчивой и долговечной. Например, отличительной чертой русского этноса является то, что практически все его представители говорят и мыслят на руссом языке.

В этногенетическом отношении язык следует рассмотреть двояко: а) как условие этногенеза: возникнув каким-то образом, язык, даже в своем зачаточном состоянии, объединяет определенное число людей, поскольку им легче понимать друг друга. Можно даже утверждать, что появление языка – начало осознанного существования этноса. Поэтому исследование генезиса национальных языков имеет важнейшее значение для понимания процесса этногенеза. Однако основой существования групп древнейших людей могла быть и неречевая коммуникация: язык жестов, поз, голосовых доречевых сигналов и т. п. Поэтому было бы не совсем верно сказать, что генезис этноса совпадает с появлением первых слов и словосочетаний. Для того, чтобы последние появились, люди должны были жить совместно; б) язык является также итогом этногенеза, поскольку в истории этноса он все время развивается и обогащается. Поэтому по уровню развитости языка можно судить об этнической, особенно этнопсихологической истории каждого народа.

Язык является одним из важнейших признаков этнической принадлежности человека.

10) Важнейшей особенностью этнической группы является то, что ее члены обладают некоторыми общими психологическими особенностями. Именно в силу психологической общности большинства членов этноса возможна этническая психология как отдельная наука со своим особым предметом и методом. А утверждение, что “Культурное единство членов этноса в свою очередь неразрывно связано с некоторыми особенностями их психики, главным образом оттенками, стилем проявления общечеловеческих свойств психики. Эти особенности в своей совокупности составляют так называемый этнический (национальный) характер”[15]15
  Этнография. Под. ред. Ю. В. Бромлея и Г. Е. Маркова. с. 5.


[Закрыть]
, верно лишь частично. Как мы увидим, этническая психика – чрезвычайно сложное динамическое образование, состоящее из многих механизмов и процессов, а национальный характер можно толковать совсем по-другому. Исследование национального этнического характера – лишь одна из важнейших задач этнопсихологии.

Здесь следует отметить, что в качественной целостности каждого этноса вышеназванные черты по-особому сочетаются. Каждый этнос можно охарактеризовать не отдельными признаками, а совокупностью, системой признаков. Простое перечисление этих признаков не приводит к пониманию характерной особенности, специфичности этноса, поскольку этими же чертами могут обладать и другие этносы. Даже язык (например, русский, английский, армянский, и т. п.) может быть одним и тем же для нескольких различных этносов. Только качественное сочетание их и указание ведущих черт позволяет показать специфичность этносов. Совершенно справедливо утверждение Ю. В. Бромлея и других специалистов, согласно которому у одних этносов ведущим признаком может быть язык, у других – быт, у третьих – черты поведения и т. п. Например, у современных армян, особенно тех, кто живет в других странах (в диаспоре), ведущими национальными чертами являются язык и религия, а быт может быть почти полностью таким же, как у представителей того большого и доминирующего этноса, в среде которого они живут. Например, во Франции быт среднего армянина мало отличается от быта среднего француза, но он отличается от француза своим языком, мышлением, религией. Если он не сохранил эти признаки, тогда его нельзя назвать армянином-этнофором, т. е. носителем культуры и психологии своего народа. Только генетическая связь и память о своем этническом происхождении недостаточны для принадлежности армянскому этносу.

Когда этническая группа в расовом отношении является более или менее гомогенной, т. е. состоит в основном из представителей одной расы, тогда, характеризуя ее, следует использовать также расовые признаки (т. е. физико-антропологические черты). В таких случаях система критериев выделения этноса среди других становится более сложной. Причем такую группу одни внешние наблюдатели в одной ситуации могут воспринимать в качестве расовой, а другие наблюдатели и в других условиях – в качестве этнической группы. Это зависит от мотивации наблюдателей и от их апперцепции.

Б. О конструктивизме в этнопсихологии. – Точка зрения, согласно которой этносом является та общность, члены которой считают, что имеют общее происхождение, называют примордиализмом (от анг. слова primordial – первозданный, изначальный, исконный).

Концепцию примордиальности этничности развивали К. Гирц, Р. Рамбино, У. Кантор, Э. Стюарт, П. ван ден Берге, а в России – Ю. В. Бромлей. Эти авторы считали этничность врожденной и неизменной, т. е. психобиологической. Впервые американский социолог Э. Шилз использовал слова “примордиальные связи” в середине 20-ого века, хотя сам этот подход к этничности появился в 19-м веке в Германии. Считается, что осознание групповой принадлежности заключено в генетическом коде и является результатом ранних этапов эволюции[16]16
  См.: Тишков В. А. Очерки теории этноса и политики этничности в России. М., 1997; Винер Б. Е. Этничность: в поисках парадигмы изучения. – “Этнографическое обозрение”, 1998, ?4; Садохин А. П. Этнология М. “Гардарикы”, 2000, с. 80–85.


[Закрыть]
.

Имея такую веру, этнофоры переживают эмоциональную привязанность друг к другу, словно находятся в родственных отношениях друг с другом. Как мы помним, веру в общее происхождение и чувство общей исторической судьбы мы всклочили в перечень основных признаков этнической общности.

Однако, не все согласны с такой точкой зрения на этнос. В этнологических науках 20-го века возникло направление, которое называют конструктивизмом (или “инструментализмом”). Его представители считают, что этничность не является исконной, а создается, конструируется членами социальной группы, частью интеллигенции; этничность, по их мнению, создается для определенных этнополитических целей.

Такую точку зрения развивают Д. Белл, М. Фишер, Дж. Окамура и другие.

Хотя инструменталисты правы в том, что этничность, вернее – ее интенсивность, зависит от социальных и экономических условий общества, они неспособны объяснить устойчивость этнических чувств и связей, даже в Западной Европе, США и Канаде, в высокоразвитых индустриальных обществах.

Мы считаем, что необходимо осуществить синтез рассмотренных здесь подходов. Да, этничность является первобытным, идущим из глубин веков и эмоционально насыщенным явлением, но интеллигенция может оказать на нее влияние. Мы считаем, что приведенное выше описание черт этноса, являясь характеристикой этничности, содержит все необходимые предпосылки для развития этнопсихологии.

По-видимому, после “чувства” принадлежности к виду "человек разумный" (homo sapiens) главным для любого индивида является “чувство” этнической принадлежности. На основе этого “чувства” возникают этнические я – (и мы —) концепции. В этом смысле “чувство” этничности первично. (Отметим, что под "чувством" понимаем психический комплекс, состоящий из образных, мыслительных и эмоциональных компонентов). Этническая группа редко бывает малочисленной и простой, т. е. однородной по своей структуре. Например, такие этносы, как современные французы, немцы (германцы), русские или армяне, являются большими группами и состоят из великого множества других групп: классов и слоев (страт), организаций, семейных групп, профессиональных, возрастных, половых и территориальных (городских и сельских общин) и других групп.

В. Оценка “инъюнктивного” определения этноса и этнических типов. – Нелишне отметить, что выше было дано т. н. “инъюнктивное” определение (характеристика) этноса. “Инъюнктивным” называют такое определение какого-либо явления, которое заключает в себе несколько признаков этого явления: только их сочетание создает данное явление. Каждый из этих признаков в отдельности встречается и у других явлений, даже у явлений более низкого порядка.

В настоящее время инъюнктивно определяются, например, следующие явления: 1) жизнь, которая налицо тогда, когда сочетаются обмен веществ, рост, ассимиляция, размножение и т. д.; 2) этнос тоже налицо лишь тогда, когда общность людей имеет определенное сочетание признаков; 3) нация, как высшая форма этноса, включает дополнительные признаки, например государственность; 4) этнический характер или определенные этнические типы характеров тоже пока что мы можем определить лишь инъюнктивно.

Но в тот момент, когда мы указываем на ведущие черты, вокруг которых структурируются остальные, мы уже выходим за пределы инъюнктивного определения (характеристики) явления и поднимаемся на более высокий уровень определения и познания. Поэтому определение этноса с указанием в качестве ведущей черты наличие у его членов этнического самосознания, уже преодолевает инъюнктивный уровень его определения.

Очевидно, что конкретные этнопсихологические исследования должны раскрыть общеэтнические черты и установки, которые в различных модификациях встречаются во всех группах (подструктурах этноса).

Г. Этничность. – Под этничностью нередко понимают этническое самоопределение, о котором более подробно будет сказано позднее. Этническая идентичность бывает как индивидуальной, так и групповой[17]17
  См.: Royce Anya Peterson. Ethnic Identity. Strategies of Diversity. Indiana Univ. Press,Bloomington, 1982.


[Закрыть]
.

Этническая идентичность, по нашему мнению, это то, кем человек себя считает и кем его считают другие. Уже на индивидуальном уровне идентичность определенной личности зависит от точки зрения наблюдателя: самой этой личности (опирающейся на свое самонаблюдение) и от внешнего, “объективного” наблюдателя. Этническая идентичность – только одна из возможных идентичностей человека. Как верно заметил Джордж де Восс, этническая идентичность требует некоторой последовательности поведения индивида, чтобы другие люди могли включить его в определенную категорию людей. Действительно, внешние наблюдатели главным образом на основе поведения устанавливают принадлежность человека к определенной этнической группе.

Как формируются этничность и связанная с ней последовательность поведения? Они формируются с участием двух групп факторов: а) институциональных – иммиграция, внутренняя миграция, колониализм, национализм; б) индивидуальных – мотивами, символами, тактическими и стратегическими целями индивида и т. п. Эти два уровня взаимодействуют.

Четкое, острое осознание своего этнического самосознания характерно для жителей полиэтнических государств. Возникающие в таких обществах конфликты, способствующие ясному осознанию своей этнической принадлежности, приводят к проникновению этничности во все сферы жизни, даже экономики и бизнеса. Казалось бы, эти области должны быть в этнопсихологическом отношении нейтральными, но это вовсе не так. Общественные организации, профсоюзы, разные клубы и общества начинают организовываться по этническим признакам. Создаются отдельные этнополитические партии, членами которых могут быть только представители соответствующих этносов. Много подобных примеров приводится в работах этносоциологов и исследователей этнополитики[18]18
  См., например: Horowitz D. L., op. cit., pp. 8–10.


[Закрыть]
. Все они – проявления этнического самосознания и конфликта я– и мы-концепций различных этнических групп. Группа, организованная из членов одного этноса, отталкивает от себя представителей других этносов, поэтому последние составляют свои группы. Возникает межгрупповая антипатия. У различных подобных групп – различные этнические идентификации.

Этничность (“русскость”, “армянство”, “турецкость” и т. п.) – широкая сфера жизни людей. Согласно этнопсихологу Эд. Спайсеру, этничность одновременно является лингвистическим, моральным и политическим явлением[19]19
  Spaicer, Edward. Persistent Identity Systems. “Science” (4011), 1971, pp. 795–800


[Закрыть]
. Этническую идентичность группы невозможно сохранить, если ее члены не взаимодействуют во всех этих трех сферах. Однако в различные эпохи и у разных индивидов уровень активности взаимодействия в этих сферах различен. У одного высока активность в политической сфере, у второго – в моральной и лингвистической, у третьего – в основном в лингвистической. Эд. Спайсер не согласен с теми авторами, которые считают этничность только политическим явлением.

В лингвистической сфере существует специфический словарь для выражения этничности и конфликтов. Существуют слова самоидентификации и для характеристики противников. Поэтому язык обеспечивает единство внутри этнической системы и определяет границы между своим и чужим этносами. Для осуществления этих функций существуют соответствующие группы слов.

В сфере морали речь идет об общих ценностях и их использовании как внутри этноса, так и в межэтнических отношениях. Эта сфера включает в себя предписания (правила) общения с другими, основанные на стереотипах характера и поведения.

Политическая активность выражается в виде участия в деятельности политических партий. Ее целью является сохранение системы идентичности перед лицом соперников.

В этих характеристиках намечаются проблемы, которые более подробно будут рассматриваться в различных главах настоящей книги. Но мы здесь скажем еще несколько слов об этничности как идеологии.

Этничность как идеология. Мы считаем, что на основе этнических черт, их осознания и теоретического осмысления можно создать этническую идеологию. Этничность, если понимать ее как совокупность характерных этнических черт, всегда является потенциальной идеологией. У разных народов она превращена в реальную, разработанную идеологию в различной степени, в зависимости от того, в какой мере в этой области работали этнологи, психологи и политологи.

Поэтому, когда представители конструктивистского направления в этнологии объявляют этничность идеологией, инструментом в руках политиков, служащим для завоевания и удержания власти, то они правы лишь отчасти: они схватывают и абсолютизируют лишь одну из функций этничности, а именно: политическую. Этим путем они приходят к выводу, что этничности как таковой в природе нет, что она создается лишь в умах идеологов. Это уже, безусловно, грубая ошибка. Нет сомнения, что этносы и этничность существуют реально. Но поскольку они концептуализируются идеологами и учеными, в создаваемых идеологиях могут присутствовать также приписываемые, иллюзорные атрибутивные элементы. Ученые – этнологи и этнопсихологи – стремятся, чтобы этого не было, но задачи политиков – другие. Ученые создают научные идеологии, а политики не всегда ограничивают себя в рамках научных идеологий. Они создают нередко мифы.

Таким образом, этничность можно использовать в политических целях, что и нередко делается лидерами этнических (национальных) политических партий. Но это не значит, что она – искусственное образование.

Мы считаем, что самым серьезным и обоснованным подходом к определению этноса является т. н. примордиалистский подход, о котором мы уже говорили. Развивая его, можно решить все вопросы, связанные с существованием и функцией этносов как в моно-, так и в полиэтнических обществах.

В России инструментализм развивают этнолог Н. Н. Чебоксаров и этносоциолог С. А. Арутюнов. В их работах инструментализм принял форму информационной концепции этноса. Ее авторы считают этничность своеобразным информационным фильтром, с помощью которого люди защищаются против избытка информации. Именно поэтому, считают эти авторы, в наше время активных межнациональных коммуникаций наблюдается возвращение к актуализации этнических картин мира[20]20
  См., Чебоксаров Н. Н., Чебоксарова И. А., указ. соч.; Садохин А. П. Этнология, с. 87–88.


[Закрыть]
.

То, что содержание этничности можно выразить на языке теории информации, ничего не меняет в ее сущности. Что же касается психологической самозащиты этносов с помощью своей культуры, то данное явление лучше исследовать конкретно, что и нами осуществлено в другом месте[21]21
  Налчаджян А. А. Этнопсихологическая самозащита и агрессия. Ереван, “Огебан”, 2001.


[Закрыть]
.

Д. Этнос, народ, нация. – Как мы уже показали, слово “этнос” означает “народ” и соответствует немецкому слову Volk, которое германские антропологи употребляют в смысле “народ” (people). В Германии слово Volkerkunde означает учение о других народах, а Volkskunde – учение о своем народе.

Есть авторы, которые отождествляют “этнос” и “народ”. Так, в уже упомянутой книге Чебоксаровых мы читаем: “Народ, или этнос, – это как бы основная единица этнической классификации человечества, наряду с которой существуют этнические общности более высокого и более низкого порядка”[22]22
  Чебоксаров Н. Н., Чебоксарова И. А., указ. соч., с. 30.


[Закрыть]
.

Однако не всякий этнос является нацией. Существует точка зрения, согласно которой нацией является тот народ (этнос), который имеет одно правительство[23]23
  См.: Shibatani T. and Kian M. Kwan. Ethnic Stratification, pp. 40–41.


[Закрыть]
. Добавим, что этнос, чтобы быть народом, должен обладать также собственной единой родиной (национальной территорией). Эти условия – общие органы самоуправления и общая территория – играют существенную роль в формировании национального психологического склада. Если этнос объединяется в едином государстве, то тем самым ускоряется его превращение в нацию.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10