Альберт Налчаджян.

Агрессивность человека. Том 2. Социальная и этническая психология агрессии



скачать книгу бесплатно

© Налчаджян А. А.

Глава 1. Среда, обучение и агрессия

§ 1. Факторы социальной среды, усиливающие агрессию

Проблему факторов, оказывающих интенсифицирующее влияние на агрессию, тщательно исследовали американские психологи Альберт Бандура и особенно Леонард Берковиц, два крупных специалиста в области исследования человеческой агрессии. Они представляют бихевиористское направление исследования агрессии, хотя и в значительной мере учитывают роль внутрипсихических факторов.

Так, Л. Берковиц считает[1]1
  См.: Berkowitz L. Aversive conditions as stimuli to aggression. In “Advances in Experimental Social Psychology”, 1982, V.15, Pp. 249–288; Berkowitz L. A Survey of Social Psychology. New York, 1988.


[Закрыть]
, что фрустрация вызывает в личности готовность к агрессивным действиям. Но приведет ли такая готовность к агрессивным действиям, и если приведет, то какими они будут по силе, типу и продолжительности – зависит не только от внутренних мотивов и психических состояний человека, но и от средовых факторов. Многое зависит от того, какие раздражители имеются в данной ситуации и какую они имеют значимость для человека.

Какие средовые факторы усиливают агрессивность человека и, отсюда, интенсивность его агрессивных действий? Рассмотрим некоторые из них.

А. Наличие оружия

Когда в ситуации, где находится человек, есть оружие, то есть орудие агрессии, оно как бы намекает на возможность и даже желательность агрессии. Враждебное психическое состояние, гнев человека, сочетаясь с восприятием оружия (пистолета, автомата, ножа и т. п.) приводит к “освобождению” агрессивных действий, к их развязыванию. Вид оружия усиливает агрессивную мотивацию человека. Эти выводы основаны на целом ряде экспериментальных исследований.

Во время эксперимента группу студентов фрустрировали тем, что вызвали у них чувство недовольства несправедливой оценкой их работы. Некоторые из них находились в комнате, в которой, как бы случайно, оставили пистолет. Другая же подгруппа находилась в комнате, где присутствовали “нейтральные” предметы, например решетка для бадминтона. Затем, во втором этапе эксперимента, испытуемым – студентам была предоставлена возможность нанесения электрических ударов другим испытуемым – студентам. Испытуемые первой подгруппы наносили больше электрических болевых ударов, чем члены второй подгруппы[2]2
  См.: Берковиц Л.

Агрессия. Причины, последствия и контроль. СПб, Москва, 2001, с.102.


[Закрыть]. Такой результат ясно показывает, что дополнительные стимулы фрустрирующей ситуации тоже оказывают влияние на защитное поведение раздраженной, фрустрированной личности.

Дальнейшие исследования показали, что оружие оказывает подобное влияние на поведение человека, если воспринимается и интерпретируется адекватно, то есть как средство причинения вреда другому человеку. Кроме того, если человек предвосхищает, что его агрессивные действия вызовут наказание, эффективность влияния оружия снижается. Но общая закономерность остается в силе: вид оружия усиливает агрессивность людей[3]3
  См.: Turner C.W., Simons L.S. and Frodi A. The stimulating and inhibiting effects of weapons on aggressive behavior. – “Aggressive Behavior”, 1977, 3, Pp. 355–378.


[Закрыть]
.

Л. Берковиц считает, что значительная часть агрессивных действий не предвидится заранее и не планируется. Они являются импульсивными и вызываются в качестве ответов на стимулы среды. Если наряду с этими стрессорами и фрустраторами человеку доступно также оружие, то его агрессивность усиливается, увеличивая вероятность совершения насильственных и разрушительных действий. Последующие исследования доказывали верность выводов Берковица. Более того, оказалось, что даже ранее не рассерженные люди при виде оружия становятся более агрессивными[4]4
  См. также: Крейхи Б. Социальная психология агрессии. СПб, Москва, “Питер”, 2003, гл. 4.


[Закрыть]
.

Исследование влияния оружия на уровень агрессивности людей имеет серьезное практические значение. Речь идет, в частности, о том, должно ли оружие продаваться свободно. Цель доступности оружия для граждан – самозащита. Однако исследования показывают, что в тех странах, в которых оружие доступно гражданам (например, в США), число убийств значительно выше, чем там, где ношение оружия запрещено (например, в Канаде). Есть, конечно, и другие факторы, влияющие на уровень убийств (различия культурных традиций, вероятность задержания, воздействие средств массовой информации и т. п.), но факт влияния оружия считается твердо установленным.

Однако описанный эффект, открытый Берковицем, не во всех опытах других исследователей воспроизводится. В некоторых из них оружие как будто не оказывает никакого влияния на агрессивное поведение людей, а в одном эксперименте А. Басса и его коллег наличие оружия даже существенно уменьшило агрессию по отношению к ассистенту экспериментатора, выступившего в роли фрустратора. Эти противоречия психологи стремятся объяснить тем, что разные люди, исходя из личного опыта, по-разному осмысливают наличие оружия: для одного – это орудие нападения и устрашения, для другого – орудие самозащиты и т. п.[5]5
  См.: Бэрон Р., Ричардсон Д., Агрессия. СПб, “Питер”, 1997, с. 178.


[Закрыть]

Но есть и другое обстоятельство, которое следует учесть. Это необходимость постоянного осознания того. что агрессивность и агрессия – не одно и то же. Мы считаем, что вид оружия всегда усиливает агрессивность человека, а что касается агрессии как формы социального поведения, то у одних она усиливается, а у других, наоборот, подавляется. Последнее, по видимому, имеет характер психологической самозащиты. Эти индивидуальные различия обусловлены тем, что у разных людей ведущие и чаще всего используемые адаптивные стратегии различны. Тот, кто привык решать свои задачи с помощью агрессивных действий и получал за это вознаграждение, под впечатлением оружия будет действовать более агрессивно (оружие для него – релизер агрессии), а другой, предпочитающий мирные стратегии, будет действовать менее агрессивно (оружие для него – ингибитор агрессии).

Б. Общее возбуждение и психофизиологический фон для фрустрации и стресса

Если иметь в виду специфический вид возбуждения – озлобленность человека под влиянием фрустраторов и стрессоров, то вполне очевидно, что она является не просто фоном, но и одной из условий, даже причиной агрессивных действий. Озлобленность, наряду с ненавистью и презрением, является одним из мотивирующих истоков агрессивного поведения.

Но существует также неспецифическое физиологическое возбуждение, например такое, которое наступает в результате физических упражнений, жары или сильного холода и т. п. Речь идет фактически о неспецифических стрессовых состояниях организма. Являются ли они условием (или благоприятствующим фактором) возникновения агрессивного поведения? Оказывается, могут быть таковыми. Но, как известно из знаменитых опытов Стенли Шехтера, состояния возбуждения переживаются различным образом в зависимости от того, с какими факторами их связывают переживающие их индивиды. Общее состояние психофизиологической возбужденности конкретизируется в форме той или иной эмоции в зависимости от того, с чем человек связывает ее, как объясняет ее для себя[6]6
  См.: Schachter S., Singer J. Cognitive, social and physiological determinants of emotional state. “Psychological Review”, 1962, 69, Pp. 379–399.


[Закрыть]
.

Телесное возбуждение усиливает любую эмоцию. Но когда человека спрашивают о причинах его эмоционального состояния, в частности – об агрессивности, он может делать атрибуции на другие причины или повод и т. п.[7]7
  См.: Майерс Д. Социальная психология, с. 508–509.


[Закрыть]

Данный аспект проблемы об условиях, способствующих агрессии, разрабатывает Дольф Зильман, который предложил теорию переноса возбуждения. Согласно этой концепции, возбуждение, вызываемое у человека в одной ситуации, может быть перенесено в другую ситуацию, приведя к усилению другой эмоции[8]8
  Zillman D. Hostility and aggression. Hillsdale (N.J.), Erlbaum. 1979.


[Закрыть]
. Например, общее возбуждение в одной ситуации может усилить радость, а в другой – гнев и агрессивность. Можно предложить следующую гипотезу, существенно дополняющую “теорию” Зильмана: возможно, что именно по причине такого переноса у легко возбудимых людей эмоциональные состояния быстро чередуются в зависимости от того, в каких ситуациях поочередно они оказываются или воздействию каких раздражителей подвергаются.

Правда, как заметил Зильман, выражение гнева или какой-либо другой эмоции зависит не только от общего возбуждения (или наличия у человека источника энергии), но также от усвоенных привычек, установок и от личной интерпретации ситуации и своего возбужденного состояния. Известно, что определенное событие вызовет у нас агрессивную или иную реакцию в зависимости от того, как мы интерпретируем его. Более того, согласно Д. Зильману, психофизиологическая энергия может переноситься из одной ситуации в другую, и остаточное раздражение, причина которого теперь уже забыта, может стимулировать другую эмоцию. Вот почему люди часто неадекватно сильно реагируют на казалось бы незначительные неприятности.

В. Агрессивные действия других людей

Агрессивность человека усиливается и в том случае, когда в окружающей ситуации совершаются события или налицо условия, вызывающие сильные сексуальные и враждебные эмоции, особенно когда сами эти события включают агрессивные акты других людей. Такими стимулами являются, например, кинофильмы о войне, спортивные состязания с сильным креном к агрессивному соперничеству (бокс, борьба, иногда – хоккей и футбол и т. п.). Такое же воздействие на людей оказывают другие сходные события.

В реальных ситуациях жизни редко бывает, когда один человек выступает только в роли агрессора, а другой – исключительно в роли его жертвы. Люди обычно отвечают на агрессию и между ними развертывается агрессивное взаимодействие. В этом процессе агрессивные действия одного из них вызывают агрессивные ответы другого и так – до определенного результата[9]9
  См., например: Toch H. Violent men. Chicago. Aldine. 1969; Toch H. Psychology of Crime and criminal Justice. New York: Holt, Rinehart and Winston, 1979.


[Закрыть]
. Отметим, что сходное – но в значительной мере качественно иное и более сложное – агрессивное взаимодействие имеет место также между социальными группами, общинами, организациями, этносами и государствами.

Соперничество за обладание ограниченными ресурсами обычно является агрессивным взаимодействием или содержит значительную долю агрессивных действий – физических, словесных и символических. В межэтнических отношениях такой процесс может начинаться с неагрессивных, мирных требований одной стороны, когда они истолковываются другой стороной как несправедливые и насильственные, вызывают агрессивные ответы. На эти действия первая группа уже вынуждена отвечать агрессивно и начинается социально-психологический процесс агрессивного взаимодействия этнических групп и государств. В определенной мере именно это и случилось между армянским Нагорным Карабахом и Азербайджаном начиная с февраля 1988 года, хотя корни этих конфликтов – в глубине истории. Турецкие племена начиная с XI века начали свои захватнические проникновения на земли народов Малой Азии и Закавказья, но в настоящее время считают себя здесь хозяевами, причем самыми древними! Иррационализм здесь сочетается с эгоистической расчетливостью и примитивной жестокостью.

Являются ли агрессивные действия других – словесные или физические атаки – фрустраторами? Если придерживаться строгого определения фрустрации как блокады целенаправленной деятельности человека – не всегда. Но мы считаем, что следует брать за основу более широкое определение фрустрации: нас фрустрирует все то, что препятствует нашему самоутверждению и наносит вред нашей самооценке. В этом смысле любая атака – словесная, физическая или смешанная – является стресс-фрустратором и вызывает ответ. Ответ же этот нередко тоже является агрессией.

Так, Р. Джин провел эксперимент, во время которого испытуемые решали головоломки. Одну группу фрустрировали тем, что не дали завершить процесс решения задачи. Вторую же группу разрешили завершить решение задачи, но после этого начали оскорблять испытуемых, недооценивая их мотивы и интеллект. Иначе говоря, они подвергались словесному нападению. Оказалось, что такая словесная агрессия вызывает более сильную ответную агрессивную реакцию, чем фрустрация (блокада процесса решения задачи)[10]10
  См.: Geen R.G. Effects of frustration, attack, and prior training in aggressiveness upon aggressive behavior. – “Journal of Personality and Social Psychology”, 1968, 9. Pp.316–321.


[Закрыть]
.

Однако мы вправе задать вопрос: не является ли словесная агрессия фрустратором? Ведь оскорбление наносит вред самоуважению личности, препятствует самоутверждению через успешное решение задач. Нет сомнения, что самоутверждение тоже есть цель, к которой стремятся люди, причем нередко очень страстно. Иметь положительное мнение о себе – тоже очень привлекательная цель.

Или рассмотрим с социально-психологической точки зрения более значительный случай: молодой парень идет по улице с девушкой и на него нападают какие-то люди, используя смешанную агрессию – словесную и физическую. Фрустрирован этим парень или нет? Безусловно, причем у парня одновременно фрустрируется несколько целей: а) он и она вдвоем куда-то шли и на их пути возникло препятствие в лице этих агрессоров; б) парень хотел бы произвести на девушку наилучшее впечатление, а его перед ней оскорбляют: цель не достигнута и ее трудно достичь, если агрессоров несколько, они сильнее и т. п. Ясно, что молодой человек переживает многоуровневую, очень сложную фрустрацию. И его непосредственным ответом может быть агрессия. Причем очень верно и экспериментально доказано, что агрессивно взаимодействующие люди дозируют свои агрессивные действия так, чтобы их интенсивность соответствовала интенсивности агрессивных действий противника[11]11
  См.: Taylor S.P. Aggressive behavior and physiological arousal as a function of provocation and the tendency to inhibit aggression.-“Journal of Personality”, 1967, 35, Pp. 297–310.


[Закрыть]
.

Мы считаем, что даже в таких острых конфликтных ситуациях подспудно действуют нормы равенства и справедливости, которыми регулируется уровень выражаемой агрессивности. И в таких острых ситуациях к женщинам обычно проявляют менее интенсивную агрессию, чем к мужчинам.

Г. Влияние химических веществ

На уровень агрессивности человека оказывает влияние также “химизм” организма. На уровень готовности к агрессивным действиям оказывают влияние различные химические вещества, которые человек принимает вовнутрь отдельно или с пищей. Особый интерес представляет воздействие наркотиков.

Экспериментальные исследования позволили установить картину воздействия алкоголя или марихуаны на человека. Небольшие дозы алкоголя уменьшают агрессивность человека по сравнению с ситуацией, когда он его не принимал. Когда доза увеличивается, наблюдается обратный результат: при больших дозах алкоголя агрессивность усиливается. Итак, алкоголь в целом усиливает агрессивность, хотя в этом отношении между людьми имеются существенные индивидуальные различия.

Марихуана же имеет обратное воздействие. При малых дозах (0,1 миллиграмм на один килограмм веса организма) она не влияет на агрессивность. Когда доза достигает 0,3 миллиграмма на 1 кг веса, агрессивное поведение больше не подавляется, однако у человека пропадает желание отомстить агрессору[12]12
  Краткий обзор этих исследований см.: Deaux K., Dane C. and L. S. Wrightsman, Social Psychology in the 90s, Pp.266–367; см. также: Крэйхи Б. Социальная психология агрессии. Москва, СПб, 2003, гл. 4.


[Закрыть]
.

§ 2. Другие стрессоры, вызывающие агрессию
А. Влияние шума и температуры

Шум, особенно сильный, вызывает общее раздражение и агрессивное психическое состояние. Шум, по-видимому, снижает порог толерантности к фрустраторам и стресс-фрустраторам и под его воздействием люди с большей легкостью отвечают агрессией на эти раздражители. Человека, находящегося в таком состоянии, легче провоцировать на насильственные действия.

Сходное влияние на человека оказывают загрязнение воздуха, дым, смог. Предполагается, что увеличение количества озона положительно коррелирует с числом насильственных преступлений. Под его влиянием увеличивается также число семейных конфликтов.

Когда жаркая погода сочетается с безветренностью, вследствие чего загрязненность увеличивается, происходит больше насильственных действий, чем обычно. Вообще жара, по мнению многих исследователей, способствует усилению агрессивности людей, и многие бунты происходят в жаркую погоду. Об этом сообщает Комиссия по бунтам США.

Сходные результаты получили Р. Бэрон и его коллеги. Но есть и противоречащие этим данные. Бэрон считает, что главное – не столько температура сама по себе, сколько тот дискомфорт, который переживал человек. Агрессия с бо?льшей вероятностью возникает при среднем уровне дискомфорта. Если дискомфорт крайне интенсивный или очень слабый, агрессия подавляется. Однако многие факты реальной жизни не подтверждают эти выводы.

На уровень ощущаемого дискомфорта и агрессивности оказывает влияние также холод[13]13
  См.: Бэрон Р., Ричардсон Д. , указ. соч., с. 162.


[Закрыть]
. Поэтому целесообразно объединить полученные для жары и холода данные и вывести общую нелинейную закономерность влияния температуры воздуха на агрессивность человека и на количественные изменения совершаемых агрессивных действий.

Б. Дискомфорт и выбор адаптивной стратегии

Тип личности и характерные для нее стратегии поведения, взаимодействуя со средовыми факторами, в частности, с температурой воздуха, приводят к выбору человеком определенной линии поведения. Именно поэтому жара не у всех усиливает агрессивность, точно так же, как и холод.

Еще в 1973 году Альберт Бандура указал на то, что любые фрустраторы и другие неприятные раздражители, вызывая дискомфорт, способствуют возникновению агрессии, если у человека агрессивные модели поведения являются устойчивыми и доминирующими. Эту концепцию можно расширить следующим образом: когда различные внешние стрессоры и стресс-фрустраторы вызывают у человека психический дискомфорт и отрицательные эмоции, в ответ он выбирает ту адаптивную стратегию, которая для него характерна и была закреплена в его памяти в прошлом. Выбор часто производится непроизвольно, как бы “сам собой”, естественным образом, что означает следующее: механизмы выбора в значительной мере подсознательны.

Когда в таких условиях человек выбирает агрессивную стратегию адаптации, другие возможные стратегии и модели поведения подавляются. И наоборот, когда выбирается неагрессивная стратегия (например, уход из ситуации, избегание неприятностей), тогда подавляются возможные агрессивные действия. В каждом из таких случаев у человека, как мы предполагаем, имеются и актуализируются соперничающие стратегии адаптации: выбор одной из них приводит к вытеснению остальных. Конкретно для случая жары А. Бандура предположил, что “изнуряющая жара будет подстрекать к нападениям на окружающих, когда агрессия – доминирующая тенденция, но подавит подобные действия, если агрессия является лишь слабой второстепенной реакцией”[14]14
  Бэрон Р., Ричардсон Д. , указ. соч., с. 160.


[Закрыть]
. Но следует иметь в виду также и то, кто находится рядом с человеком, когда он оказывается под воздействием изнуряющей жары. Если рядом люди, к которым он пытает отрицательные чувства и если эти люди не способны на эффективную самозащиту, агрессия нашего субъекта будет более интенсивной, чем тогда, когда эти люди обладают противоположными качествами. Иначе говоря, имеет значение наличие или отсутствие релизеров и ингибиторов агрессии.

В. Дополнительная ситуативная фрустрация, стресс и агрессия

Можно предположить, что в тех случаях, когда жара или холод вызывают дискомфорт и индивид склонен выбирать неагрессивную стратегию адаптации, такой выбор могут пресекать новые фрустрации, усиливающие агрессивность человека. Проведенные эксперименты, как нам кажется, подтверждают такое предположение.

Например, Р. Бэрон и другие психологи проводили эксперименты, во время которых, кроме жары, испытуемых дополнительно подвергал фрустрации ассистент экспериментатора. Дополнительная фрустрация увеличила вероятность агрессивного поведения испытуемых. Но если дискомфорт очень интенсивный, люди все же стремятся скорее уйти из ситуации, чем отвечать агрессией на провокации ассистента. Если же, кроме общего дискомфорта от жары, человек, подвергаясь воздействию новых фрустраторов и стрессоров, переживает сильный гнев и другие негативные аффекты, он будет действовать агрессивно. Возможен и другой вариант: человек фрустрирован и находится в агрессивном, гневливом состоянии, а жара, “…Доводя ощущение дискомфорта до предела, становится для испытуемого “последней каплей”, порождающей стремление свести напряженные чувства до минимума (то есть выйти из эксперимента), вместо того, чтобы прибегнуть к агрессии. А вот при позитивном отношении со стороны ассистента вызванный жарой негативный аффект, возможно, лишь раздражает участников и доминирующей реакцией становится агрессия”[15]15
  Бэрон Р., Ричардсон Д. , указ. соч., с. 161.


[Закрыть]
.

Как видно из приведенных выше рассуждений и данных, взаимодействие факторов личностного и внешнего характеров достаточно сложно и нельзя однозначно утверждать, что усиление жары всегда вызывает агрессивное поведение. Играют роль также личность, ее доминирующие адаптивные стратегии и такие дополнительные внешние факторы, как присутствие других людей и их отношение к испытуемому.

Г. Смена адаптивных стратегий

Лабораторные исследования воздействия жары на агрессивность человека обнаружили один феномен, который фактически был указан выше, но мы считаем необходимым более четко показать его, поскольку он представляется нам принципиально важным.

Речь идет о следующем: когда с ростом температуры негативный аффект испытуемого усиливается, сначала наблюдается преобладание агрессивных реакций, но, в результате все большего усиления дискомфорта и отрицательного аффекта, эти ответы сменяются несовместимыми с агрессией реакциями, в частности, уходом из ситуации[16]16
  Бэрон и Ричардсон, указ. соч., с. 165.


[Закрыть]
.

Мы уже отметили, что в подобных случаях имеет смысл говорить не просто о каких-то реакциях: речь должна идти об агрессивных стратегиях, в которых ведущую роль играют или агрессия (тогда это агрессивная адаптивная стратегия), или другие стратегии. Уход или бегство – лишь одна из возможных адаптивных стратегий.

Если так, то переход личности (испытуемого) от агрессии к другим формам поведения есть не что иное, как смена адаптивных стратегий, весьма интересное и фактически еще не исследованное явление. Здесь интересно то, что качество воздействующего раздражителя (жары) не меняется: меняется лишь ее интенсивность, но внутри личности происходит качественный скачок переживаний и, как следствие, смена адаптивных стратегий. Когда человек в реальной жизни вынужден оставаться в ситуации, его агрессивная стратегия тоже, по-видимому, сохраняется.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7