Айрат Галиуллин.

Палоа



скачать книгу бесплатно

Часть I. Команда

Кафе «Дольфи»

Эльф-бабочка поднялся на веранду кафе «Дольфи» и сел за столик возле резной балюстрады. Здесь было хорошо. Солнечные пятна играли в догонялки на мраморном полу. На стене колыхались блики воды. С моря кричали чайки.

– Palimea! Что будете заказывать? – спросил официант-палоанец. Его блестящие от геля волосы были тщательно зачесаны назад.

– Привет. Рис с креветками, лепешки с сыром, мятный чай.

– Что-нибудь выпить?

– Пожалуй, нет.

– Окей, принято. – Официант захлопнул блокнот и удалился, двигая головой вперед-назад в ритме регги. «No, woman, no cry», – пел Боб Марли в колонках.

Эльф-бабочка посидел, рассеянно глядя на яхты в заливе, достал из сумки ноутбук и подключился к Wi-Fi.

Открылась страница городского портала. Он стал просматривать новости.

ОРАНЖЕВАЯ КАРТА ЭТО НАРУШЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

…Так считает политолог Тадеуш Костельский. Напомним, что всего несколько недель осталось до вступления в силу нового миграционного закона. «Оранжевую карту» получат лица, обладающие на острове недвижимостью, либо имеющие официальную работу… Читать дальше.

ЛЮБОВЬ ПО-БАГАОНСКИ

В деревне Багао (юго-западная префектура) 32–летний автомеханик избил жену, приревновав ее к соседу. Супруга получила множество ушибов и лишилась переднего зуба. Староста деревни заявил: «Лучше бы этот дурак избил соседа, который не давал бедной женщине прохода»… Читать дальше.

МИФЫ О ЛООНИ

«У них не проведено электричество. Они не смотрят телевизор, не слушают радио. Они еще не выбрались из каменного века…» – Карина Пиддл-Бочо рассказывает о племени Лоони, чьи поселения находятся в глубине острова и охраняются Всемирным Фондом Дикой природы (WWF)… Читать дальше.

Официант выложил еду на стол. Эльф сдвинул ноутбук вперед. Истекающие сыром лепешки расположил по левую руку, тарелку с рисом и тигровыми креветками поставил по центру, чашку с чаем справа. Взял вилку и открыл почту.

Так, спам, спам, спам – в корзину. Шестнадцать уведомлений о комментариях к последней статье, это подождет. Некая Лорена хочет добавиться в друзья на Фейсбуке. С фотографии улыбалась сильно веснушчатая девушка с брекетами. Ладно, пусть. А это что? Сообщение от Бэдри Баллокса.

Не прекращая есть, он открыл письмо.

«Привет, старик! Получил мое вчерашнее послание? Я что-то разошелся и накатал целый роман (хе-хе). Если у тебя хватило мужества дочитать до конца, скажи, ты уже подумал над моим предложением?

Жду ответа, как соловей, сам понимаешь, лета.

С ув., Бейсик.

P.S. Не забудьте с Тимом махнуть текилы за упокой моей холостяцкой жизни. А по приезду, само собой, я еще проставлюсь.

P.P.S. Старик, надеюсь, что ты меня выручишь. Буду обязан по гроб».

Эльф-бабочка придвинул чашку с чаем. Сыпанул порцию сахарного песка, тщательно размешал. Вокруг ложки намотались листки мяты, он их вытащил и сложил на край блюдца. Глотнул чая и принялся писать ответ.

«Привет, Бейсик! Послание получил, и, надо признаться, слегка офигел.

С другой стороны, все в мире может когда-то случиться, включая свадьбу с миниатюрной блондинкой (перл про «глаза встревоженной лани» меня особо порадовал). Поздравляю, дружище, пусть у вас с Соней все будет хорошо.

Теперь о твоей просьбе. Бейсик, я бы с удовольствием подменил тебя, тем более, что, как ты верно заметил, это решит и мою проблему. Но, увы и ах, вынужден отказаться. Пойми правильно – у меня совершенно никакого опыта в вашем деле, не хочу подводить тебя под монастырь. Прости, дружище, и попробуй пошевелить своих. Уверен, не все разлетелись по прагам, как некоторые, и кто-то сейчас мается от безделья, поджариваясь на палоанских пляжах.

Еще раз поздравляю и желаю счастья».

Он отправил письмо, глянул на часы в углу монитора. Времени еще куча. Помахал официанту и нарисовал в воздухе прямоугольник. Тот изобразил пальцами «ОК» и двинулся, пританцовывая, к кассе.

Древний «Энфилд» стоял в ряду миниатюрных скутеров как огромный пыльный зверюга. Эльф провел пальцем по переднему крылу. Надо бы его искупать. Давно пора. Сунул ноутбук в притороченный сбоку походный кофр, перекинул ногу через сиденье и с силой толкнул педаль стартера. Двигатель взревел. Эльф переключился на первую и вырулил на дорогу.

Он протарахтел мимо яхт-клуба, выехал к рыбному рынку и на ходу полюбовался на серебристых с розовым отливом nakili, чудовищных креветок и живых крабов с клешнями, стянутыми банковской резинкой. Дальше начинался квартал Нико Леоне – местная Силиконовая долина. За месивом зелени прятались дома с нежно-голубыми, лиловыми, салатовыми, словно у кукольных домиков, крышами. Он обогнул площадь Больбао с фонтаном «Семи радуг», выехал к окраине парка и затормозил.

Мотор умолк, наступила тишина. Он слез с сиденья, ступил на тропинку между олеандрами и вскоре вышел к гигантскому и старому, как мир, дереву-баньян. С него свисали воздушные корни, образуя тенистый шатер до самого неба. Где-то на вершине возились обезьяны, оттуда порой сыпалась труха и планировали широкие сухие листья. Эльф вошел в шатер, сел на землю, закрыл глаза.

Храм. Настоящий храм. Можно молиться. Интересно, о чем бы я помолился, возникни такое желание? Раньше, наверно, попросил бы чего-нибудь. Дай мне это, это и это. И еще вот это. И этого побольше. А сейчас… Сейчас сказал бы – забери все обратно и взамен оставь меня в покое. Не в том смысле, что отстань, а оставь в состоянии, в котором мне хорошо…

Вот же ж блин, подумал он с тоской. Ищешь спокойствия и свободы, и, наконец, обретаешь, и только начинаешь привыкать, как приходится опять грести против течения, чтобы вернуться в точку равновесия. Нет, чуть-чуть путешествий вначале, конечно, не помешает. Ровно столько, чтобы насытиться впечатлениями и отыскать свое место. Тот самый белый городок в тропической зелени, с лагунами и водопадами, фонтанами и улыбчивыми людьми, живущими простой и размеренной жизнью. Снять бунгало и днем валяться под жарким ненашим солнцем, а вечерами сидеть на продуваемой бризом веранде и, потягивая кокосовое молоко с ромом и льдом, смотреть на смуглых туземцев. И особенно туземок. А когда спустится ночь, писать книгу, сидя на берегу океана в шортах и сланцах. Или делать еще что-нибудь не обязательное, не нужное, не приносящее прибыли. А потом закрыть крышку ноутбука и идти в дом – обнимать упругое смуглое нежное тело…

Вот что было нужно. Вот о чем мечталось. Но не мотаться в поисках по миру, снова и снова меняя места. Нигде не задерживаясь, не бросая якоря, не находя родной гавани. Гавань нужна. А уж из нее, из гавани, можно делать вылазки в большой мир. При этом точно зная, что где-то есть твой остров, твой берег и твой дом. Но сейчас, похоже, все идет мартышке под хвост, и придется начинать поиски заново…

Он еще послушал шелест листьев, затем встал и отправился назад к мотоциклу.

Кристи и Шаман

Шаман умирал.

Скрючившись, он лежал на залитой кровью траве, отрубленная рука скребла когтями землю. Рядом, опираясь на боевые топоры, стояли Викинги. Они глумливо усмехались и поигрывали невероятными бицепсами.

Кристи помочь напарнику уже не мог – он прошел Врата и маялся по ту сторону Территории.

– Фак! – Шаман с отвращением посмотрел в монитор. – Меня снова убили.

– Выбирайте выражения, Поль, – сказала с учительского места Кнышка. – Я все слышу.

– Госпожа Кнышевски, я учил! Всю ночь ведь зубрил формулы! Викинги сжульничали и применили магию за девятый класс. Кто ж помнит эти функции, когда столько времени прошло! Так же нечестно, ну?

– Обманули бедного дитятю, – сказал Рикки, вождь Викингов. Его напарник Леший-1 дернул бесцветный пушок на подбородке и добавил:

– Отрубили бедному ручонку.

– Так, мальчики, вы свободны. Зачет, – сказала Кнышка Викингам. – Вы, Кристофер, тоже. Поль Кахоа – пересдача в понедельник. – По ее голосу было понятно, что торговаться бесполезно. – И повторите формулу Тейлора, Поль, а то вас легко подловить на пройденном материале. Магию искривления пространства освежите в памяти. Определенные интегралы…

– Определенные! Интегралы! Блин… – Шаман закинул сумку на плечо и побрел к выходу. Кристи стал запихивать планшет в рюкзак. Викинги развлекались, отрубая раненному оставшиеся конечности.

На крыльце Шаман закурил тонкую коричневую сигарету.

– Фак, фак и фак! Уже третий заход.

– Люди сдавали и по шесть раз, – заметил Кристи. – Ничего, выжили.

– Спасибо, чел, успокоил. – Шаман округлил губы и выпустил дымное колечко, оно медленно поплыло в прокаленном воздухе. Крис провожал его глазами, пока не отвлекся на школьную беседку. За увитой виноградом решеткой сквозил чей-то силуэт. – Если в следующий раз завалю, сделаю харакири, – продолжал Шаман. – Пусть Кнышка обрыдается над моим трупом. А лучше переведусь нахрен в обычную школу, ну.

– Куда ты переведешься, два хвоста всего осталось. Переведется он.

– Это у тебя два. Точнее, уже один. А у меня еще четыре висяка.

– Ого, четыре. Да ты красавчик, – рассеянно сказал Крис. В беседке была Ани. Она склонилась над планшетом, а над ее головой медленно всплывало облачко со вписанным «+1». Над ее головой всегда всплывало облачко «+1», когда Кристи на нее смотрел.

Шаман отследил его взгляд, приставил ладонь козырьком ко лбу.

– Новенькая сидит. Ничо так, кстати.

Крис мысленно присвистнул, подзывая любимого боевого единорога. Взлетел в центаврийское седло, тронул поводья, снежно-белый зверь величаво двинулся по дорожке школьного сада. Мелодично позвякивала сбруя, за спиной колыхался тяжелый меч. Девушка в беседке поправила серебряный обруч в волосах и заиграла на лютне балладу о рыцаре, который…

– Айда подкатим, – предложил Шаман.

– Да ну, – замялся Крис. – Неудобно как-то.

– Пошли, пошли. Ссышь, что ли, ну?

– Да не ссу я…

– Смотри, сынок, и запоминай. Даю мастер-класс. – Шаман щелчком отбросил сигарету, оттянул сзади прилипшие трусы и двинулся вперед расслабленной походкой мачо.

Кристи поплелся следом. Блин, сейчас Шаман все испортит. Не так нужно. По-другому как-то. Его физически скручивало от стеснения. По-дурацки получается, тупо, тупо… Хм. А почему, собственно, тупо? Может быть, именно так и нужно. Не парясь, нахально, с невозмутимым фейсом…

– Palimea, детка. – Шаман облокотился о перила беседки, пригладил волосы. – Не меня ждешь?

Девушка подняла взгляд, расцвела в улыбке.

– Ой, наконец-то! А я все глаза проглядела – когда же ты явишься! Где пропадал, милый?

Шаман ошарашенно молчал. Улыбка слетела с лица Ани. Она бросила: – Отвали, – и уткнулась в экран.

Но пробить Шамана было не так просто. Перемахнув через перила, он плюхнулся на скамейку.

– Ладно, один – один. Давай знакомиться: меня зовут Шаман, то есть Поль. А этот чел – Кристи.

Девушка оглядела их без всякого любопытства.

– Почему я должна с вами знакомиться?

Крис прочистил горло. Пора себя обозначить.

– Потому что ты в школе недавно и, наверно, сдаешь разницу в программах. – Голос звучал несолидно. Слишком тонко. К тому же, фраза получилась какой-то вопросительно-просительной. Вот черт.

– Допустим. И что?

– А то… что у тебя пока не стоит зачет по Командному проекту.

– Логики не улавливаю, – холодно сказала она. У нее были серые, очень строгие глаза. Совершенно нереальные глазища.

– Ну, понимаешь… Это значит, что мы попадем в одну команду. – Крис надеялся, что Ани хоть чуть-чуть оттает. Но она таять не собиралась.

– А вы почему не сдали вовремя – двоечники, что ли?

– Ну почему сразу двоечники, – снисходительно сказал Шаман. – Просто были дела. Кристи долго болел, а я… я спортсмен. Тренировки, сборы, соревнования, когда учиться-то, ну?

– Ага-ага, – сказала девушка.

– Слушай, – Шаман закинул руку на скамейку за ее спиной, – ты здесь еще ничего не знаешь, так что держись за нас. Такой проект вместе забабахаем – все охренеют.

– Серьезно?

– Конечно, бэби. Не то чтобы мы с Крисом гении, но… – он пощелкал пальцами, – где-то около того. Вот только что Викингов раздолбали, на матанализе. Викинги – самая крутая команда в школе, а мы их вынесли как детей. Как лузеров просто…

– Как лузеров, говоришь? – У входа нарисовался Рикки, вождь Викингов. – А я думал, лузер это тот, кто валяется в луже крови с оттяпанными лапками. Кто не помнит, как ставится защита от огненной секиры.

– И прет напролом как обкуренный лось, – добавил Леший-1.

Кристи присел в боевой стойке, рука потянула из-за спины меч. Энергетический клинок с чавканьем вошел в тело Рикки, как в мармелад, и развалил его от макушки до яиц. Леший заблеял и бросился наутек, оглядываясь и спотыкаясь…

– Вас кто звал-то? – насупился Шаман.

– Точно не ты, абориген. С тобой мы уже пообщались. Пойдем, Ани?

– Что ты сказал? – Шаман поднялся со скамьи. – Чо ты сказал, повтори?

– Он не абориген, Рикки. Не путай, – поправил Леший. – Он Лоони.

– Ах ты, гад!..

Кристи рванулся и перехватил друга на полпути.

– Тормозни! Да пошли они… Остынь, серьезно… – Шаман был худой, но жилистый, Кристи удерживал его с трудом. Высоченные Викинги насмешливо наблюдали за ними.

Шаман подергался и затих.

Ани захлопнула планшет, бросила в салатовый рюкзачок. Не простившись, выскользнула из беседки и пошла по дорожке между Рикки и его приятелем.

Лютня стихла. Серебряный обруч блеснул последний раз и пропал в ажурной зелени сада. Белый единорог проводил его взглядом и поник благородной головой…

– Фак! Как же они меня достали. С самого утра. – Шаман упал на скамью, достал свои вонючие сигареты. Волосы на его макушке торчали, как перья нахохлившийся галки.

– Да уж… Но ты тоже кадр, – сказал Кристи устало. – Нафига было врать, что мы их раздолбали? Теперь она подумает, что мы не только лузеры, но и трепачи.

– Пусть себе думает. Нам-то что, ну? – Шаман выпустил длинную струю дыма и подозрительно глянул на Криса. – Хей, а ты не запал на нее, случайно?

– Я? Ты что, с дуба рухнул. – Кристи поправил лямки рюкзака. – Пошли уже по домам, жрать охота.

Он вышел из беседки и двинулся к воротам. Трепачи и лузеры, сказал он себе с горечью. Я-то уж точно лузер. Самый лузерный лузер из всех, кого встречал в жизни. Характер не победительский… Сказано в точку, чего уж тут. В самое яблочко.

Два цилиндра

Под навесом бара «Два цилиндра» стоял сумрак. Земляной пол был обильно сбрызнут водой, ветерок от вентилятора покачивал свисавшие с потолка хромированные запчасти. За угловым столиком два бородатых байкера вяло обсуждали проблему со сцеплением. В колонках негромко скрежетала «Металлика». В подсобке напевал что-то фальшивое повар-разнорабочий Флорин.

За барной стойкой Тим Ливенбрук, огромный, как кашалот, что-то считал, сдвинув очки к кончику носа. Из-под кожаной жилетки выпирало мощное голое пузо.

– Привет, балерина, – поздоровался Эльф-бабочка.

– Здорово, бродяга. – Тим вежливо хохотнул, отчего его живот заколыхался. Татуированная от пальцев до плеча лапа протянулась через стойку. – Что-то ты рано сегодня.

– Посижу немного, подожду кое-кого. – Эльф пожал руку и забрался на барный стул.

– Сиди, не мешаешь. – Тим бережным движением снял очки. – Холодненького?

Эльф подумал.

– Можно. И себе тоже, потому как есть повод.

– Ну? – Бармен задрал мохнатые брови. – Давай, колись.

– Получил письмо от Бэдри Баллокса.

– Хм. Он вроде в отпуск уехал, нет? Куда-то в Будапешт.

– В Прагу. И там женится. – Эльф поймал скользнувшую по стойке мокрую бутылку «Туборга».

– Иди ты, – удивился Тим, открывая вторую бутылку.

– Нашел в интернете родственную душу. С глазами встревоженной лани.

– Лани, о-хо! – Брюхо бармена опять всколыхнулось. – Так и теряем лучших людей… Ладно, за перебежчика.

Они чокнулись бутылками и отпили по глотку. Пиво было холодным и колючим.

В бар вошли двое светловолосых ребят и с ними хорошенькая девушка. Они огляделись, осторожно обогнули байкеров, заняли столик возле плетеной изгороди. Парень с пушком на подбородке подошел к стойке, спросил три колы. Тим залез в холодильник, с грохотом выставил запотевшие бутылки.

– Что еще пишет Бейсик? – спросил он, когда парень забрал напитки. – Как там Прага, стоит?

– Особо не распространяется. У него сейчас одно на уме. – Эльф вспомнил длинное послание Бэдри Баллокса. Половину письма занимал рассказ о семейном походе на «Риголетто» с невестой и будущей тещей. – Просил вот подменить его в боевом строю, пока он не вернется.

– Хех. А ты что?

– А что я… Извинился.

– Правильно, не поддавайся, – одобрил бармен. – Намучаешься с этими охламонами – один засопливит, другой коленку расшибет. Отвечай за них. – Тим покивал каким-то своим воспоминаниям, затем спросил:

– И что Бейсик, давит на жалость?

– Бьет изо всех орудий, – невесело сказал Эльф. – Включая оранжевую карту.

– Карту? А что с ней?

– Да так…

– Эге. – Бармен отставил бутылку. – У тебя что, не срастается?

Эльф неопределенно махнул рукой. Не хочу об этом говорить. Хватит. Noi. Тим нацепил очки, внимательно посмотрел.

– Тогда, может, это… согласиться? Это же не навсегда, перетрешься пару-тройку месяцев как-нибудь.

Эльф-бабочка сделал тягучий глоток, вытер губы тыльной стороной ладони.

– Расскажу тебе одну историю, Тим.

– Давай.

– Знал я когда-то одного чувака…

– Погоди, сейчас. – Бармен что-то черкнул в толстой тетради, убрал ее под стойку. Глотнул пива, рыгнул, прикрыв бородатый рот. – Ага, слушаю. Люблю, когда ты байки травишь, хо-хо.

– Это не байка, это быль. Знал я когда-то одного перца по имени Абдул Фромм. Он был очень ответственным человеком. Настолько, что если бы проводился конкурс на звание «Мистер Ответственность», знаешь, какое место он занял?

– Первое? – подумав, предположил Тим.

– Место председателя жюри. Абдул Фромм брал на себя ответственность везде где можно. И надо отдать людям должное, они охотно шли навстречу. Родственники поручали самые важные дела, потому что Абдул не подведет. На работе без него ничего не обходилось – он лично все контролировал. Девушки с удовольствием забирались на шею, доверяя принимать ответственные решения. Приятели поручали организовать барбекю, потому что только дружище Абби сделает все как надо. И так далее, и так далее…

– Хех, – бармен почесал бритый затылок. Эльф продолжил:

– Абдул Фромм тащил свой крест до тех пор, пока не выматывался до предела. Тогда со словами «Баста, карапузики!» скидывал надоевший груз ответственности и уходил.

Девушки очень удивлялись. Как? – говорили они. – Абдульчик, а ты о нас подумал? Они так привыкали, что он думает за двоих, что даже в драматический момент расставания ждали дальнейшего плана действий по шагам.

Родственники вздыхали. Сослуживцы оставляли в покое. Друзья подлизывались. Потом все начиналось заново…

Эльф покатал бутылку между ладонями.

– Так продолжалось довольно долго. Но время шло и Абдул начал кое-что понимать в смешной игре, где мы все актерствуем. Сейчас, когда его волосы тронула благородная седина, Абдул Фромм уже не столь наивно-ответственен. И предостерегает других: не будьте слишком ответственны. Ответственность не только усложняет жизнь, она развращает близких.

– О-хо, пожалуй…

– Ответственная мама рискует вырастить слабохарактерного ребенка. У ответственной супруги большой шанс превратить мужа в нахлебника. Ответственный начальник не дает подчиненным решать сложные задачи, и они тупеют. Ответственность не дает развиваться тем, кто рядом. Она тормозит рост, взросление, формирование личности…

Абдул Фромм вычеркнул из лексикона слово ответственность. Не любит также слов – долг, обязанность и чудное выражение «Кто, если не я?». Для жизни вполне достаточно слов «добросовестность» и «профессионализм»…

Эльф выдохнул и решительно закончил:

– Да, этого хватит, чтобы жить самому и давать жить другим. Так говорит Абдул Фромм.

Тим допил пиво и убрал бутылку под стойку.

– Да-а, поучительно… – Он хотел что-то добавить, но кинул взгляд поверх плеча Эльфа и заорал:

– Эй, пацанва! Вы там дурь шмалите, что ли?! – Эльф обернулся. Светловолосые парни торопливо разгоняли дым руками. Байкеры за столом встрепенулись и закрутили головами. – Вы это видели? – Тим не глядя ткнул большим пальцем в плакат за спиной. Там было написано: «А ПРИПРЕШЬСЯ СО СВОИМ БУХЛОМ ИЛИ ТРАВКОЙ – ВЫЛЕТИШЬ ЗА ДВЕРЬ НАХРЕН, ПОНЯЛ?!».

– Все-все, – сказали ребята. – Мы загасили.

– То-то же, – проворчал бармен, успокаиваясь. Бородачи вернулись к беседе.

Юнец с пушком на подбородке выбрался из-за стола и подошел к стойке.

– А у вас почем?

– Шесть бон, – хмуро ответил Тим.

– Хорошая?

– Ты хоть понимаешь, малек, что несешь? – опять закипел бармен. – Сомневаешься?

– Что вы, нет, – примирительно сказал тот и обернулся к приятелям. – На всех брать?

– Я не буду, – сказала девушка.

– Бери одну, Леший, нам с тобой хватит, – сказал второй парень.

Леший отсчитал деньги. Тим выдвинул ящик и кинул на стойку аккуратно склеенную самокрутку.

– А ты уверен, что им уже по восемнадцать? – спросил Эльф-бабочка, когда парень отошел.

– Мне что, паспорта у них спрашивать? – удивился Тим.

Эльф хмыкнул и посмотрел на часы.

– Есть еще время? Давай партейку, – предложил бармен.

– Ладно. Расставляй пока, а я позвоню.

Эльф набрал на мобильнике номер.

– Привет, красотка. Я в баре у Тима, играю в шахматы. Подходи, как освободишься.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6