Адриенна Бассо.

Единственный и неповторимый



скачать книгу бесплатно

– Не припоминаю, чтобы мне когда-нибудь доводилось встречать дочерей Макферсона.

– А как насчет весеннего праздника в прошлом году? – спросил Джеймс. – Там присутствовали члены всех кланов. Ты не мог встретиться с девушкой тогда?

– Это возможно, но я бы определенно помнил! – громко воскликнул Малколм. Его голос эхом прокатился по пустому залу.

И все же, если быть честным, он не мог быть абсолютно уверенным. Проведя несколько недель, предшествовавших празднику, в гостях у брата, Малколм был настроен, мягко говоря, своеобразно. Ему было трудно постоянно видеть любовь и внимание, связывавшие Джеймса и его жену – женщину, которую он некогда хотел назвать своей.

Первоначальное облегчение, которое он испытал, покинув, наконец, их компанию, в конечном счете стало причиной нехарактерного для него поведения. Он пропустил все турниры и сражения праздника, до которых раньше был большим охотником, а вместо этого много пил – виски на празднике лилось рекой – и флиртовал с хорошенькими девушками.

Мог ли он затащить в постель дочку Макферсона, когда был слишком пьян, чтобы это запомнить? Столь постыдная возможность, хотя и, безусловно, существовала, чрезвычайно не понравилась Малколму.

– Малколм? Что ты можешь рассказать нам о празднике и леди Бриенне?

Строгий голос матери вывел Малколма из задумчивости. Он почувствовал, что краснеет, и исподлобья взглянул на леди Эйлин. Она нахмурилась, и Малколм сразу почувствовал себя зеленым пятнадцатилетним юнцом. С трудом проглотив застрявший в горле комок, он отвел глаза.

– Отвечай матери, только честно, – рыкнул лэрд Маккенна. – Пусть лучше она услышит правду от тебя. Это избавит меня от тяжкой необходимости запоминать все, что ты скажешь. Она же затравит меня, если я что-то пропущу.

– Когда речь идет о моих сыновьях, от меня не может быть никаких секретов, – сказала леди Эйлин, устремив тяжелый взгляд на старшего сына. – Я хочу знать правду, Малколм. И не вздумай щадить мою чувствительность. Мне известны мужские нужды и желания.

Все глаза уставились на Малколма. Он покраснел еще сильнее, но, видя, что отступать некуда, кашлянул и выдавил из себя:

– Ну, я помню, что там было несколько женщин, привлекших мое внимание.

– Они проявили добрую волю? – спросила мать.

– Конечно! – возмутился Малколм.

Леди Эйлин выгнула одну бровь.

– Они были опытными?

Малколм едва не застонал и обратил умоляющий взгляд на отца.

– Эйлин, неужели ты всерьез думаешь, что мои сыновья должны платить женщинам за услуги?

– Я имела в виду не это, – огрызнулась леди Эйлин. – Я хотела сказать, что это были вдовы, а не девственницы.

– О чем ты говоришь, Эйлин! – взревел Брайан Маккенна. – У Малколма достаточно здравого смысла, чтобы не связываться с девственницами. Разве не так, сынок?

Малколм почесал подбородок и прикинул, не достаточно ли небольшой щели в полу, чтобы он в нее провалился и избавился от всех мучений.

– Лэрд Макферсон утверждает, что его дочь не только соблазнили, но и ее соблазнитель обещал на ней жениться, поэтому награда будет выплачена, только если сэр Малколм будет доставлен живым.

Малколм вздрогнул и выпрямился.

– Пусть я был пьян во время праздника и действительно провел несколько ночей с женщинами… разными… я думаю… Но я наверняка запомнил бы, если бы сделал кому-то из них предложение, – объявил он.

– Интересно, – задумчиво протянула леди Эйлин.

Крайне раздосадованный Малколм, что-то тихо бормоча себе под нос, взъерошил свою и без того непричесанную шевелюру.

– Если Макферсоны говорят об обещании жениться, значит, они стремятся не только к справедливости, – мрачно изрек лэрд Маккенна.

– Но зачем лэрду открыто лгать? – удивился Джеймс. – Эти слова бесчестят и его дочь, и его клан.

Маккенна пожал плечами.

– Лэрд Макферсон в прошлом обращался ко мне, предлагая заключить союз.

Он хотел договориться о помолвке между его сыном и вашей сестрой Кэтрин.

– Ты был против этой идеи? – спросил Джеймс.

Уголки губ Брайана слегка дернулись.

– Не совсем. Но ваша мать и слышать об этом не пожелала.

– Кэтрин тогда было четыре года, – скривилась леди Эйлин. – И когда речь заходит о женитьбе или замужестве моих детей, я имею право голоса. Тем более если дело касается моей единственной дочери.

– Что ж, если он и сейчас хочет заключить союз, то выбрал для этого странный способ, – проворчал Малколм. – Меня никто не заставит жениться на женщине, которую я не знаю, и признать ее ребенка своим наследником, если я не уверен, что этот ребенок действительно мой.

– Возможно, он действует из самых лучших побуждений, – предположил сэр Гидеон. – Не исключено, что лжет его дочь, а лэрд Макферсон всего лишь старается защитить ее честь.

– Может быть. – Малколм сделал большой глоток, тщетно пытаясь обрести внутреннее спокойствие. – Или он ищет повод напасть на нас.

– Если они хотят войны, мы легко можем оказать им услугу, – пылко заявил Джеймс. – Пусть сами убедятся, насколько грозны Маккенна, когда им в лицо бросают ложное обвинение.

– Успокойся, Джеймс, – предостерегла леди Эйлин. – Я не пошлю своих сыновей в кровавое сражение по такому чертовски глупому поводу.

– Со всем моим уважением, леди Эйлин, хочу заметить, что лэрд Макферсон относится к этому вовсе не так легко, – сказал Гидеон. – Он назвал сумму, которая заставит многих сделать попытку захватить сэра Малколма.

– Мы не можем оставить это обвинение без ответа, – задумчиво проговорил Брайан, – но мы также не можем позволить, чтобы чувство мести и несправедливости распространилось на другие кланы. Это имеет особенное значение сейчас, когда английский король Эдуард Третий короновал претендента на шотландский трон, Эдуарда Баллиоля. Мы должны сохранять верность молодому королю Дэвиду Второму, даже если он пока вынужден скрываться во Франции. Когда-нибудь он вернется и не сможет править страной, разделенной межклановой войной.

– А не в этом ли заключается план Макферсона? – спросил сэр Гидеон.

– Какова бы ни была причина, это оскорбление для Малколма и удар по нашей чести, – сказал Джеймс.

– Если это неправда, – тихо проговорила леди Эйлин.

Малколм в досаде стиснул зубы. Хотя его мать утверждала, что вовсе не шокирована случившимся, он чувствовал себя крайне неуютно под ее острым взглядом.

– Я считаю, что обвинение ложно, – заявил он. – Но чтобы окончательно в этом увериться, я должен увидеть девушку.

Лэрд Маккенна на некоторое время задумался, после чего проговорил:

– Нам нужен посредник, который смог бы договориться о мире. Обе стороны должны собраться и разрешить недоразумение к всеобщему удовлетворению.

– Это должен быть кто-то объективный, и ему должны доверять обе стороны, – добавил сэр Гидеон.

Маккенна согласно кивнул.

– Необходим клан, имеющий одновременно союз с нами и связи с Макферсонами.

– Как насчет клана Армстронгов? – спросила леди Эйлин. – У них прочные связи с Макферсонами на протяжении многих поколений.

Лэрд Маккенна улыбнулся.

– Отличный выбор, дорогая. Мы связаны с Армстронгами, благодаря женитьбе Джеймса на Давине, но, главное, у лэрда Армстронга перед нами должок. И, судя по всему, настало время его получить.

Глава 2

Леди Джоан Армстронг выглянула из длинного узкого окна и вздохнула. Голубое небо быстро затягивали темные грозовые облака, ветер завывал все громче. Весенняя гроза, предсказанная ее горничной Гертрудой, точнее ее ноющими костями, вот-вот начнется.

Джоан ничего не имела против плохой погоды, поскольку она в точности соответствовала ее поганому настроению. Какая ужасная неделя! Абсолютно все шло не так, как хотелось, – разве что ее маленький сын, наконец, начал выздоравливать от простуды.

Она устала – вымоталась до полного изнеможения, однако у нее имелись обязанности, которыми нельзя было пренебречь. Она была хозяйкой в замке Армстронгов и не могла себе позволить вызвать неудовольствие отца. Он с большой неохотой принял ее с ребенком под своей крышей год назад, когда Джоан ушла от мужа, и не делал секрета из того факта, что воспользуется любым поводом, чтобы отправить ее собирать вещи.

Джоан не собиралась давать ему такой повод. По крайней мере до тех пор, пока не появится другое место, где ее примут. Она грустно усмехнулась. Конечно, можно было бы найти убежище в монастыре, но эта идея ей не нравилась. Не такой у нее характер. А что самое важное, спрятавшись за монастырскими стенами, она не сможет взять с собой своего двухлетнего сына Каллума.

Его придется оставить. Где-нибудь. Неожиданно почувствовав сильное головокружение, Джоан прислонилась к холодной каменной стене. Ее ребенок – свет в окошке – был единственным теплым лучиком в ее беспросветной жизни. Без него у нее не было причин жить.

Ей очень хотелось иметь собственный дом. Но этого можно достичь, только если она снова выйдет замуж. При этой мысли она почувствовала страх и отвращение. Нет, больше никогда она не даст мужчине власть над собой, не станет опять уязвимой.

Джоан вышла замуж за лэрда Арчибальда Фрэзера, будучи наивной девочкой и ничего не зная о его характере. Спустя четыре года ей лишь случайно удалось спасти свою жизнь, и она понимала, что второго такого шанса может и не представиться.

Разумеется, далеко не все мужчины монстры. Только большинство из них.

Ее кузина Давина вышла замуж за Джеймса Маккенна, второго сына могущественного лэрда клана Маккенна. Ее супруг вроде бы порядочный человек, но когда речь идет о мужчине, ни в чем нельзя быть уверенной. Джеймс определенно был увлечен Давиной, а она – им, но пламя страсти рано или поздно погаснет, и Давина станет уязвимой. И кто знает, что будет тогда.

– Ах, вот ты где, Джоан, – проговорил женский голос. – Ты прячешься? Я по всему замку разослала слуг, чтобы тебя нашли.

«Ох, только не это! Не сейчас! У меня раскалывается голова, и я почти не спала уже несколько ночей. Меньше всего мне сейчас нужна эта настырная девица».

– Добрый день, Агнес. – Джоан медленно повернулась к подошедшей к ней женщине. – Из-за чего такой шум? Что-нибудь случилось?

Хотя двадцатишестилетняя Агнес была на год старше Джоан, выглядела она намного моложе. Она была невысокого роста, худощавая, изящная, имела бледное лицо, глубокие голубые глаза и яркие рыжие волосы. Она казалась довольно симпатичной, пока не открывала рот. Ее резкий пронзительный голос изрядно действовал на нервы.

Три недели, на протяжении которых она жила в замке Армстронг, стали настоящим испытанием для Джоан. Леди Агнес прибыла сюда в надежде выйти замуж за отца Джоан, лэрда Армстронга. Официально ничего не было решено, но возможность того, что ее овдовевший отец действительно возьмет в жены эту женщину, Джоан старалась не рассматривать, ввиду ужасных последствий такого исхода для себя.

Если у него появится жена, чтобы вести хозяйство в замке, зачем ему Джоан? Или еще хуже: если эта женщина родит ему ребенка, сына, станет ли когда-нибудь ребенок Джоан лэрдом клана Армстронгов?

– Твой отец получил письмо от лэрда Маккенна, – сообщила Агнес. – Возник какой-то спор между Маккенна и Макферсонами, и твоего отца призывают стать посредником, чтобы решить дело миром. Нам следует приготовиться к приему большого числа людей – представителей нескольких кланов. Они прибудут через две недели.

«Нам? Проклятье! Агнес, вероятно, абсолютно уверена в том, что получит брачное предложение от моего отца».

– Чтобы подготовиться к приему такой оравы, конечно, надо многое успеть, – сказала Джоан, – но времени еще много.

Глаза Агнес вспыхнули торжеством.

– Я уже взяла дело в свои руки, – заявила она. – Не сомневаюсь, именно этого ждал от меня лэрд Армстронг. Он был очень доволен, когда я ему об этом сказала.

– Тогда зачем тебе я?

Агнес принялась нервно накручивать на палец выбившуюся из прически прядь рыжих волос.

– Повар заявил, что не сможет накормить столько людей. Его слишком поздно предупредили. Запасов мало, а времени на их пополнение нет. Ты должна немедленно с ним поговорить.

Джоан взглянула на Агнес с насмешливым удивлением.

– Ты вроде бы только сейчас утверждала, что у тебя все под контролем.

На миловидном лице Агнес проступила искренняя обида.

– Так и есть. Женщины убирают комнаты, проветривают матрасы, стирают белье, чтобы мы могли принять лэрдов и самых важных членов свиты в замке. Плотники делают новые стулья, чтобы поставить их на помосте. Так что все, у кого есть на это право, получат места за высоким столом. Гардеробные вычищают, бочки с вином поднимают из погребов, в пивоварне заказали эль.

– А виски? – спросила Джоан.

Агнес вспыхнула.

– Его нам понадобится больше, а также свежего мяса, овощей и хлеба. Повар считает, что пополнить запасы будет трудно. Мы должны убедить его, что ничего невозможного в этом нет.

Убедить его? Джоан мысленно усмехнулась абсурдности идеи. Кухарил у них в замке дородный мужчина с большой любовью к выпивке. Нет никаких сомнений, что к этому времени суток он уже изрядно напился и потому был не в настроении выслушивать требования Агнес.

– Он выгнал тебя из кухни с помощью разделочного ножа? – как бы между прочим спросила Джоан. – Или горячей кочерги?

– Нет! Он бы ни за что не осмелился относиться ко мне с таким неуважением! – Судя по тому, как забегали глаза Агнес, Джоан была недалека от истины.

Джоан отвернулась, с большим трудом справившись с искушением расхохотаться. Чтобы сохранить мир в доме, ей придется зайти в кухню, но она не станет приставать к повару с требованиями, когда он пьян. Вместо этого она сочувственно выслушает его жалобы и попросит, чтобы он сделал все от него зависящее.

Трезвый, он гордился своей работой, что, наряду с желанием угодить лэрду и клану, обеспечивало выполнение даже самых трудных заданий. Разумеется, Джоан не собиралась делиться этой информацией с Агнес.

Она отвернулась от окна и осторожно пошла вниз по каменным ступенькам. Джоан грациозно прошла через большой зал – Агнес следовала за ней по пятам.

В кухне было жарко и дымно. Джоан втянула носом воздух, сразу почувствовав аромат жарящейся оленины. Под бдительным присмотром повара два паренька старались повернуть вертел с большим куском мяса. Их лица покраснели от жара и усилий.

На каменном полу стояли корзины с весенними овощами – к корешкам прилипли комья влажной земли. Здесь же была сложена грязная посуда и еще стопка пустых корзин стояла в опасной близости от очага.

Повар – без рубашки – священнодействовал у длинного деревянного рабочего стола с ножом в руке: он разделывал тушки кроликов. Он поднял голову, когда женщины вошли в кухню, но сразу опять ее опустил и продолжил работу. Заметив свежую кровь, стекавшую с ножа, и бутылку виски, стоящую под рукой повара, Джоан предпочла остановиться на безопасном расстоянии.

– Извини, что мешаю работать, но леди Агнес почему-то считает, что ты не сможешь накормить кланы Маккенна и Макферсонов, когда они пожалуют к нам, – проговорила Джоан, с удовольствием услышав, как Агнес в ужасе ахнула.

Губы повара негодующе скривились. Он с размаху отрубил голову очередному кролику и уставился тяжелым взглядом поверх плеча Джоан. Она почувствовала, как у Агнес задрожали колени.

– Вы хотите сказать, что я не делаю свою работу, леди Агнес?

– Нет! Я только забеспокоилась. Вы вроде бы говорили, что чего-то не хватает…

– Разве? – Повар налил себе изрядную порцию виски, сделал большой глоток и снова устремил злобный взгляд на Агнес. – Вы ошиблись.

Его слова повисли в дымном воздухе. Уголком глаза Джоан видела, как губы Агнес сжались в тонкую линию. Вряд ли этой женщине доводилось встречать такого слугу, как повар Армстронгов, и она определенно понятия не имела, как с ним управляться.

– Возможно, леди Агнес стоит провести ревизию кладовой? – предложила Джоан, отлично зная, как трепетно относится повар ко всему, что связано с кухней.

– Пусть попробует. – Повар допил виски, взял нож и вернулся к разделке тушек.

– Агнес? – Джоан через плечо взглянула на перепуганную и обозленную женщину. Она услышала, как та скрипнула зубами.

– Ты лучше знакома со здешними кладовыми, так что, думаю, эта задача достанется тебе, – пробормотала Агнес.

Джоан усмехнулась.

– Да? Конечно, если ты настаиваешь. Тогда я начну прямо сейчас. Да, и пожалуйста, не забудь сообщить об этом моему отцу. Он ждет от меня именно этого, поэтому будет очень доволен.

Агнес застыла, услышав, как ее собственные слова вернулись к ней бумерангом.

– Я надеялась, что мы сможем работать вместе. Это доставит удовольствие лэрду, как ничто иное.

– Иными словами, я буду работать, а ты получать похвалы? – уточнила Джоан. – Это у тебя на уме.

Агнес окинула ее свирепым взглядом.

– Тебе бы следовало проявлять ко мне почтение.

– Правда? С какой стати?

Агнес гордо выпрямилась, стараясь казаться выше, чтобы взглянуть на строптивицу сверху вниз, но ничего не вышло, поскольку она была на голову ниже Джоан.

– Скоро я стану здесь хозяйкой, и все будут подчиняться моим приказам, в том числе и ты.

Джоан напряглась и почувствовала, что у нее стал дергаться глаз. Она бросила мрачный взгляд через плечо на повара, который пожал плечами, показывая полное отсутствие интереса.

– Кажется, я пропустила оглашение предстоящего бракосочетания? – насмешливо спросила Джоан, хотя ей вовсе не было смешно.

Один из парнишек, возившихся с вертелом, фыркнул. Второй тоже не удержался. Их реакция не могла не порадовать Джоан.

Глаза Агнес – и ее рот – стали круглыми, как блюдца. Джоан снова усмехнулась. «Надо же, как ее легко вывести из равновесия».

– Не ошибись, Агнес, – почти дружелюбно продолжила Джоан. – Ты не первая женщина, которую мимоходом заметил мой отец, и не последняя.

– Я буду его женой, – заявила Агнес, впрочем, без прежней убежденности.

– Поживем – увидим.

Агнес открыла рот, но снова закрыла его, не в силах произнести ни слова, и задрожала от ярости.

– Я пыталась подружиться с тобой, – наконец, выговорила она. – Хотела быть доброй, отзывчивой. Но с тобой это невозможно. Ты холодна и высокомерна. Неудивительно, что лэрд Фрэзер поспешил избавиться от тебя.

Джоан бросило в жар. Агнес ей не понравилась с первого взгляда, и чувство неприязни становилось сильнее с каждой минутой, проведенной в ее компании.

– Ты ничего не знаешь о моих отношениях с Арчибальдом Фрэзером.

Агнес побледнела, но не отступила.

– Я знаю достаточно.

Джоан одарила ее мрачной усмешкой. С тех пор как в замке появилась Агнес – по сути, она вторглась и захватила его, – здесь не было мира. Этой женщине для жизни требовались сплетни и интриги, и она постоянно находилась в активном поиске и тех и других.

К несчастью, прошлое Джоан делало ее идеальной мишенью. Мало кто мог понять, почему она сбежала от молодого, красивого, изысканного лэрда, коим считался Арчибальд Фрэзер, зато никто не подвергал сомнению тот факт, что расторжение их брака было его решением.

После возвращения Джоан домой потребовался почти целый год, чтобы отвратительные слухи, распространившиеся из замка Армстронг со скоростью лесного пожара, наконец стихли. Но благодаря нескольким заинтересованным вопросам Агнес они легко воскресли.

Уже только одного этого было достаточно, чтобы проникнуться к ней неприязнью. А ее чванство и всезнайство стали последней каплей. Джоан понимала, что самым правильным было бы избегать ее и не обращать внимания на язвительные замечания, однако ей всегда было трудно уклоняться от споров. За открытое неповиновение ей пришлось заплатить высокую цену в браке. Супруг избивал ее так сильно, что она потом много дней не могла ходить.

– Ты мелочная недалекая бабенка, которой Господь дал меньше мозгов, чем гусю, – с вызовом заявила Джоан. – Твои знания о моем браке основаны на досужих сплетнях и лжи. Если бы ты для меня хотя бы что-то значила, я бы поделилась с тобой правдой, а так, мне жаль зря тратить время на разговоры с тобой.

Агнес побагровела.

– Я не стану терпеть оскорбления от тебе подобных! – взвизгнула она. – Ты еще пожалеешь, что приобрела такого врага, как я. Когда я стану здесь хозяйкой – а я ею буду, не сомневайся, – то с величайшей радостью вышвырну тебя отсюда вместе с твоим грязным ублюдком.

Рука Джоан инстинктивно взметнулась, чтобы дать глупой женщине пощечину, но удара не последовало. Вместо этого Джоан сжала кулак и медленно досчитала до десяти. Она никогда и ни на кого не поднимет руку, даже если человек этого заслуживает.

Агнес развернулась и поспешила выбежать из кухни. По пути она споткнулась о корзину с овощами и едва не растянулась на каменном полу. В кухне воцарилась тишина, прерываемая только шипением капель жира, падающих с вертела в огонь.

– Это плохая идея – делать из нее врага, – заметил повар.

Все еще чувствуя себя возбужденной, Джоан повернулась к нему.

– Знаю, но эта женщина способна довести до греха святого.

– Да, крайне неприятная особа. – Повар взмахнул рукой, в которой все еще сжимал окровавленный нож. – Но ее слова не кажутся пустыми угрозами. Ты бы лучше поостереглась.

Удивленная столь явной поддержкой, Джоан благодарно кивнула.

– Думаешь, он на ней женится?

Повар пожал плечами.

– Не знаю. Может быть. Лэрд не скрывает желания иметь сына и наследника, а для этого ему нужна молодая жена.

Правдивость этих слов не могла не уязвить.

– А как же внук? – спросила Джоан. – Он мог бы стать хорошим лэрдом.

– Он не Армстронг. Он Фрэзер, – ответил повар. – По крайней мере был им, пока отец от него не отрекся. Теперь я даже не знаю, кем считать мальца.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное