А. В. Гейджер.

Маленькие испуганные кролики



скачать книгу бесплатно

A.V. Geiger

SCARED LITTLE RABBITS


Оригинальное название: Scared Little Rabbits Copyright © 201 9 by A.V. Geiger.


Originally published in the United States by Sourcebooks Fire, an imprint of Sourcebooks, Inc. www.sourcebooks.com.


Фотография на обложке: ALEXEY KUZMA

Изображение использовано с разрешения https://www.stocksy.com/

После…

18 июля

Летний лагерь по программированию

Академии Уинтроп. День 18-й


Мы стоим тесной группкой высоко над озером. Не знаю, сколько мы уже тут ждем. Минуты? Часы? О том, что уже прошло много времени, можно судить только по тому, что солнце садится и у меня уже болят ноги. Ветер немного растрепал мне волосы, в остальном я стою абсолютно неподвижно – как гранитная скала под моими кедами.

Меня не должно здесь быть. Наверное, мне стоит вернуться… Нас просили не приходить, нам было велено оставаться в своих комнатах. В рассылке от директора лагеря объявлялось, что нельзя покидать стены кампуса, но мы все равно собрались вместе. Поодиночке мы пробирались по узкой тропинке к этому запрещенному месту – месту, где красота и опасность сплетаются воедино.

Теперь мы стоим плечом к плечу, смотрим и ждем. Девятнадцать студентов летнего лагеря. Здесь все, кроме одного ученика. Никто не издает ни звука. Приглушенный шепот и нервный смех уже давно уступили место молчанию. Я слышу только дыхание ветра и как с шелестом бьется о камни желтая огораживающая лента. Ее не было, когда я приходила сюда в прошлый раз. Лента смотрится здесь противоестественно – слишком яркая, слишком блестящая, она бьет по глазам, когда смотришь на белые ватные облака в небе и их изменчивые тени внизу.


///ОСТОРОЖНО! ///ОСТОРОЖНО! ///ОСТОРОЖНО! ///


Эти слова жирными буквами загораются в моем сознании. Так бывает во сне перед самым пробуждением – мерцающий проблеск сомнения, раз возникнув, медленно заполняет собой все, пока сон не исчезает вовсе; словно тихий голос в голове шепчет: «Эй, Нора… Нора… Нора! Тебе не кажется, что все это нереально?»

Как бы я хотела почувствовать это прямо сейчас – что это всего лишь сон и вот-вот случится пробуждение! Я все жду, что так и произойдет… но тошнотворное ощущение где-то в животе подсказывает мне, что я не отделаюсь от этого кошмара так легко.

Я стою позади всех. С этой «выгодной» позиции мне не видно, что происходит внизу, там, в воде, но я вижу профиль Мэддокса. Хотя бы сейчас он не прячет глаза за солнечными очками. Он смотрит прямо перед собой, его взгляд прикован к краю утеса и не выражает, кажется, ничего. Уголки его губ нервно подрагивают.

Выражение его лица не передает тех эмоций, которые кипят у него внутри. Интересно, что скрывается за этим пустым взглядом? Надежда? Страх? Чувство вины? Даже предположить не могу.

В конце концов, я его едва знаю.

Эта мысль померкла и отошла куда-то на второй план. Вчера вечером я думала, что влюбилась в него. Какая ирония! Мы познакомились всего-то пару недель назад, в день моего приезда в Академию Уинтроп.

Стоящая рядом с Мэддоксом девушка вцепилась в его руку, ее пальцы все сильнее сжимают его чуть выше запястья. Остальные шепчутся, а я подаюсь вперед и встаю на цыпочки, чтобы разглядеть, что происходит внизу, в воде.

– Они нашли что-то… Что это?.. Вам видно?

Мы все придвинулись и наклонились вперед, пытаясь разглядеть, что там. Поверхность озера гладкая и спокойная, если не считать лодки. С такого расстояния лодка напомнила мне игрушку, с которой я играла в ванной в детстве, – белую пластиковую копию моторной лодки с темно-синей надписью на корпусе: «ПОЛИЦИЯ».

Мы слишком далеко, чтобы разглядеть выражение лиц офицеров или расслышать, о чем они говорят. Но мы видим, как из-под воды появляется спасатель в черном гидрокостюме. По мере приближения к лодке его ласты нарушают безупречную гладь воды. Он плывет, одной рукой удерживая затонувшее «сокровище», которое он извлек из глубин.

– Это… – шепчут голоса вокруг меня, – это… это она?

До…

Глава 1
Невидимка

1 июля

Летний лагерь по программированию

Академии Уинтроп. День 1-й

НОРА

Повернувшись спиной к воротам лагеря и увитой плющом табличке «АКАДЕМИЯ УИНТРОП. Основана в 1813 г.», я присела на свой чемодан. Зачем я сюда приехала? С восьмого класса я отчаянно мечтала заполучить место в этой программе. Я много лет ждала, когда смогу наконец по возрасту подать сюда заявку. А потом считала дни до этого самого мгновения, когда мои родители высадят меня у ворот академии, обнимут, поцелуют и попросят не забывать отзваниваться им каждый вечер.

И вот я здесь. Машу им на прощание, стоя в свете красных стоп-сигналов. Их машина покидает V-образный съезд и исчезает за подъемом извилистой горной дороги. То, что я наконец нахожусь здесь, – самое значительное из всего, что я сделала в жизни. Так почему же я чувствую себя как ребенок, который впервые пошел в детский сад и изо всех сил пытается взять себя в руки, пока остальные дети не увидели, что он слабак?

Я расправляю плечи. Нора, соберись. Ты не ребенок. Тебе шестнадцать лет, и ты из кожи вон лезла, чтобы получить стипендию на эту летнюю программу. В конце концов, я ведь не переезжаю сюда на всю жизнь. Летний лагерь по программированию Академии Уинтроп длится всего три недели, а потом мои родители вернутся и заберут меня.

Я здесь. Я поступила… и это будет потрясающе! С замиранием сердца переворачиваюсь и вхожу в высокие кованые ворота. Это место до того великолепно, что успокоиться не получается. Я знала, что здесь будет пафосно, ведь это одна из старейших и самых престижных школ-пансионов в Новой Англии, но я не ожидала, что школа окажется настолько огромной. Кампус состоит из двух десятков строений, которые соединяются посыпанными гравием дорожками.

Мне уже знакомо самое большое здание – кирпичные фасады, башня с часами. Его фото украшало все файлы в онлайн-заявке. На сайте все выглядело так мило и гостеприимно: яркое солнце, голубое небо. Сейчас же небо было затянуто темно-серыми облаками.

Надо скорее разобраться, куда мне идти, пока дождь не пошел. Я берусь за ручку своего чемодана и наугад иду вперед по одной из косых дорожек. Впереди стоят две девушки, при виде их у меня улучшается настроение. Большинство учащихся уезжают из академии на лето, но она все же не полностью пустеет. Я надеюсь, что эти девушки услышат хруст гравия под моими ногами, заметят меня, но они не оборачиваются. Странно. Они вообще меня видят? Обе в солнечных очках, несмотря на пасмурное небо.

Уверенный в себе человек подошел бы к ним и представился. Улыбнулся. Спросил бы, куда ему идти. Поинтересовался бы, с какой они программы… Но уверенный в себе человек – это явно не про меня. Я сворачиваю на другую дорожку и достаю телефон – сделаю вид, что занята.

Может, я смогу найти карту кампуса в режиме онлайн? Я уже почти открыла свой веб-браузер, но тут заметила кое-что необычное. Новое, недавно загруженное приложение мигает в нижней части экрана. Мое настроение резко улучшается!

InstaLove

Я купила это приложение в AppStore сегодня утром, молясь, чтобы родители в суматохе последних сборов не заметили мою новую загрузку. Не то чтобы они открыто запретили мне пользоваться этим приложением, но я точно знаю, что если бы я спросила разрешения, то получила бы отказ. Именно поэтому я ни у кого ничего не спрашивала.

Я удалю его до приезда родителей, но эти три недели вдали от дома – идеальная возможность присоединиться к игре. Я мечтала об этом приложении, с тех пор как впервые услышала о нем на TeenHack[1]1
  «Юный хакер».


[Закрыть]
.


TEENHACK

___________________________________________

РЕКОМЕНДОВАННЫЕ ПРИЛОЖЕНИЯ

InstaLoveTM: Любовь – это игра.

Подростки придут в восторг от этой игры с дополненной реальностью, которая использует геоданные. Чтобы присоединиться к игре, достаточно просто загрузить приложение в свой телефон и выложить селфи в инстаграм с хештегом #lnstaLovelsReal – #ИнстаЛюбовьЭтоРеальность. Игра началась! Приложение автоматически сгенерирует вашу аватарку и отправит уведомление всем пользователям, находящимся поблизости. Когда игроки встречаются друг с другом в реальной жизни, приложение выводит их аватарки и предлагает обоим игрокам выбрать способ взаимодействия. Пользователи могут наблюдать, как растет их рейтинг привлекательности InstaLovabilityTM с каждой новой встречей… ЕЩЕ


Звучит неплохо. Моей реальности не хватает некоторого «дополнения». Не то чтобы я одержима мальчиками, но иногда приятно почувствовать себя любимой. Или хотя бы привлекательной… Я уверена, что еще никогда никому не нравилась «не как друг». Я шаркаю подошвой своих ботинок по гравию, разбрасывая светло-серую гальку. Тревор… Почему я до сих пор думаю о Треворе Ченге?

Я была уверена, что нравлюсь ему. В этом-то и дело. Он не разбил мне сердце, никакой драмы. Но я весь учебный год снова и снова обдумывала каждое его слово, и все указывало на то, что я ему нравлюсь. Он предложил быть моим напарником в лабораторных по биологии для начинающих. Он постоянно просил меня помочь ему с домашним заданием по математике, хотя у нас много других друзей по этому предмету. А когда я попросила его присоединиться к нашему школьному клубу по робототехнике, он согласился. Он ведь должен был догадаться, что это всего лишь прикрытие, чтобы можно было каждый день после школы вместе тусоваться в творческой лаборатории…

И как же тогда объяснить это выражение полнейшей пустоты на его лице, за которым последовали душераздирающие тридцать секунд заикающихся извинений, когда у меня наконец хватило смелости сказать что-то вслух?

– Блин. Нора, прости. Черт… я… ты мне очень нравишься. Конечно. Ты самая умная из всех девушек, которых я знаю. Я просто никогда… я никогда по-настоящему… не видел тебя… ну, в этом смысле…

Он по-настоящему меня никогда не видел. Что ж, эти девушки, мимо которых я прошла, тоже меня не видели. Это уже какая-то закономерность. Не знаю почему, но, похоже, люди меня не замечают. Честное слово, если бы я обладала какой-нибудь сверхспособностью, это точно была бы невидимость.

Я снова утыкаюсь в телефон. Пожалуй, прежде чем настраивать свою учетную запись в InstaLove, нужно сначала найти свою комнату и распаковать вещи. Но теперь я не в настроении. Хоть бы эта игра была так же хороша, как о ней говорят… Я провожу по экрану, чтобы войти в приложение, и меня приветствует мое собственное лицо.


Добро пожаловать в InstaLove!

Сделайте селфи, чтобы начать.


Я верчу головой из стороны в сторону, поднимаю телефон повыше, чтобы найти выгодный ракурс. Вижу свое лицо, но выглядит оно как-то по-другому. Что это, какой-то хитрый ретуширующий фильтр? Мне уже нравится это приложение. Я делаю снимок и следую инструкциям, чтобы выложить его в свой Instagram. Я даже не удосужилась изменить заданную по умолчанию подпись.


Любовь – это игра. Кто хочет сыграть?

#lnstaLovelsReal #ИнстаЛюбовьЭтоРеальность


Я мгновенно получаю «лайк», и мне сразу становится неловко. Это ведь не от кого-то из школы? Они обычно игнорируют мои посты. Но, к счастью, нет – это не от моих знакомых. Всего лишь часть игры.


?InstaLoveBot

Этот бот еще и комментарий оставил.

InstaLoveBot: Загрузка завершена.

Ваша аватарка готова.


Так быстро! Захожу обратно в приложение InstaLove, и вот она я. Или не совсем я. Моя аватарка. Взрослее, красивее, версия меня Нора 2.0, которая умеет пользоваться косметикой и у которой рот не такой большой, как у меня настоящей.

Я не могу сдержать улыбку – впервые с момента своего приезда сюда. С невероятной легкостью и быстротой мои пальцы кликают «Принять» и выполняют все прочие инструкции, чтобы зарегистрировать мою учетную запись. Камера меняет угол обзора, и приложение показывает мне дорожку передо мной. Моя аватарка теперь находится внизу экрана. Я вновь пускаюсь в путь с телефоном в руках. Интересно, встречу ли я других пользователей?

Вполне возможно. Ведь, в конце концов, приложение InstaLove появилось на свет именно здесь. Об этом я тоже прочитала на TeenHack. Несколько лет назад студент по имени Эмерсон Кемп разработал приложение InstaLove прямо тут, в Уинтропе. И дело дошло до того, что оно стало самым коммерчески успешным проектом за всю историю этого летнего лагеря.

Конечно, изначальная идея InstaLove была намного проще, чем игра, которую я скачала сегодня. В то лето, когда здесь был Эмерсон, самыми популярными по скачиванию в AppStore были инстаграм и PokemonGo, вот он и хакнул оба приложения. В результате получилось странное сочетание социальной сети и дополненной реальности. Когда пользователи инстаграма встречались в реальной жизни, его приложение накладывало фото из профиля на настоящее лицо и предлагало поставить «лайк» каждому из повстречавшихся. Приложение распространилось молниеносно, и Эмерсон основал компанию по разработке программного обеспечения с InstaLove в качестве основного продукта. Теперь он самый известный выпускник программы. Он появится здесь в конце третьей недели в качестве приглашенного судьи на Фестивале проектов, когда студенты этого года будут демонстрировать свои разработки. Как вам идея лично встретиться с настоящим Эмерсоном Кемпом после всех тех статей, которые я о нем прочитала? У меня внутри все опускается и поджилки трясутся от одной мысли об этом.

Ну я хотя бы не буду незаметной на фестивале. Медаль, конечно, я не выиграю, но у меня есть идея, что я буду разрабатывать. Я включила мое предложение в заявку на стипендию вместе с примерами моих программ и написанных мною скриптов. Но об этом можно будет подумать позже. Сейчас же меня манит InstaLove, и Нора 2.0 уже вышла на охоту. Я иду наугад по территории кампуса и продолжаю вертеть телефоном в разных направлениях, чтобы найти хоть чью-то аватарку. Куда все подевались? Да бог с ними, с этими аватарками… Где все люди?

Я заворачиваю за угол здания и чуть не врезаюсь в какого-то парня. На экране телефона возникает аватарка. Карие глаза. Темные волосы. Под фотографией имя, которое я от неожиданности и волнения не могу прочитать. Я поспешно закрываю приложение и смотрю на парня, стоящего передо мной в реальной жизни. На нем такие же солнцезащитные очки, как и на девушках, которых я встретила раньше. Он снимает их и трет глаза.

– Такой вариант действий не предполагался.

– Ч-что?

Этому парню не нужна аватарка. В реальной жизни он выглядит еще лучше. Он убирает за ухо прядь волос, но волосы упрямо падают на лоб, частично закрывая глаза. Почему парни выглядят такими симпатичными в своей нарочитой неопрятности?

– Нельзя выключать приложение, пока не сделал свой выбор, – кивает он на телефон в моих руках. – Это понизит твой рейтинг.

Меня бросает в жар, лицо пылает. Откуда он знает, что я новичок в этом приложении? Его телефона нигде не видно. Судя по его росту и ширине плеч, скрытых под рубашкой поло, он должен быть старше меня. Наверное, старшеклассник, который уже сотню лет играет в эту игру.

Он улыбается – контраст детского озорства и квадратной челюсти, и у меня перехватывает дыхание.

– Где твои очки? – спрашивает он. – Риз будет в бешенстве, если застукает тебя с телефоном.

Кто? Я прячу телефон в карман. Неужели здесь запрещены телефоны? Об этом не упоминалось в информационном буклете.

– Я не знала. Я только приехала.

– Я сохраню твою тайну, – смеется он. – Кстати, я Мэддокс.

– Нора, – отвечаю я и пожимаю протянутую мне руку.

Он удивленно вскидывает брови:

– Нора… Это, наверное, сокращенное имя? А полное?

Его вопрос застает меня врасплох. Уж и не помню, когда меня последний раз об этом спрашивали. Обычно я не говорю свое полное имя. Не то чтобы оно мне откровенно не нравилось. Просто, мне кажется, оно мне не подходит.

– Элеонора, – говорю я в ответ. – А что?

– О-о-о…

Снова эта озорная усмешка. Но его взгляд скользит куда-то в сторону, поверх меня, как будто смеется с кем-то над одному ему известной шуткой. Похоже, я снова становлюсь невидимкой. А я уж было подумала, что у Норы 2.0 все будет по-другому. Но нет. Назад, в реальную жизнь, к прежней Норе.

– Ну ладно…

Я пытаюсь обойти его и качу дальше свой чемодан. Но он падает. Получилось уйти эффектно, ничего не скажешь. Еще чуть-чуть, и я бы вывихнула плечо, пытаясь вернуть чемодан в вертикальное положение, если бы Мэддокс не схватился за его ручку.

– Тебе помочь? Эта штуковина больше тебя.

– Ничего, все в порядке.

Все совсем не в порядке. Теперь он уставился на меня. Уж лучше бы я была невидимкой. Он отпускает ручку, и я снова пытаюсь водрузить чемодан на колеса, судорожно соображая, что бы еще ему сказать. А что обычно говорят парню, который только что спас тебя от чудовищного вывиха плеча? Красивому парню, обладающему сверхспособностью рентгеновского зрения, которое позволяет ему видеть девушек-невидимок? Надо спросить дорогу. Вот что сделал бы уверенный в себе человек. Точно.

– Не подскажешь, где Фенмор-Холл?

– А! – Он указывает на одно из зданий позади меня. – Вон там. Это одно из общежитий. Все остальные живут в Грир-Холле.

Я киваю в знак благодарности и тащу чемодан в сторону указанного здания. Предполагалось, что это конец разговора, но он почему-то не заканчивается. К моему удовольствию (или, возможно, к моему ужасу), Мэддокс продолжает идти рядом со мной.

– Я скажу Риз, что ты новенькая, – говорит он. – Она тебя подключит.

– Риз – директор?

– Нет! – смеется он. – Риз тоже участница программы. Она разрабатывает модификацию InstaLove для фестиваля. Ее приложение дает возможность играть без рук. Полное погружение!

Он машет очками, и я наконец понимаю, что это вовсе не солнцезащитные очки. Я знаю, что это такое. Я видела их в интернете, но вживую никогда. Дополненная реальность… Очки с дополненной реальностью…

– Это что, ИнсайтВизор? – Я не могу скрыть благоговейного трепета в голосе. – Разве они не стоят около трех тысяч долларов?

– Они прикольные. Риз и… – Он замолкает на полуслове и резко останавливается.

Я на автомате поднимаю глаза. С крыльца здания, к которому мы идем, спускается девушка. Эту точно невидимкой не назовешь. Рубиново-красная помада и распущенные русые волосы ниже плеч. Ее нельзя назвать красивой, но она определенно привлекательная. Одна из тех, на которую все оглядываются, когда она входит в комнату. Это Риз?

– Эй, Элеонора! – зовет Мэддокс позади меня.

Его непринужденная улыбка исчезает. Лицо словно окаменело, что совсем сбивает меня с толку. Это он сейчас ко мне? Сам-то смотрит на другую девушку.

– Что это ты делаешь? – требовательно вопрошает она.

– Просто помогаю новенькой.

Девушка прищуривается, глядя на меня, резко разворачивается и уходит прочь.

– Элеонора! Погоди!

Мэддокс бросается за ней, и я снова остаюсь одна. Пожалуй, я и сама смогу найти свою комнату в общежитии.

Глава 2
Пропущенное соединение
НОРА

Мое узкое окно выходит на паутину кампусных дорожек внизу. Они пусты, как и моя комната. Не знаю, чего я ожидала от размещения в общежитии, но уж точно не этого: стерильно пустая комната с потертым бежевым ковром и безликими белыми стенами. В ней совершенно отсутствует мебель, за исключением низкой кровати с изголовьем и деревянного стола, втиснутого в угол. Значит, двухъярусных кроватей нет.

В сердце закрадывается разочарование. А я-то надеялась, что буду жить с соседкой по комнате в течение всей программы. Это была одна из причин, почему я вообще подала заявку. Подруги – это не мой конек, но я думала, что в лагере будет куча девчонок. Таких как я.

Поджимаю губы. И с чего я взяла, что эта комната будет полна «лучшими друзьями» типа InstaBestFriend? Как же я мечтала о своем мифическом двойнике! О некоей девушке моего возраста, помешанной на TeenHack и программировании, которая, так же как и я, готова не спать полночи, обсуждая относительные преимущества Java по сравнению с C++. Такой же сумасшедшей, которая проводит субботние вечера, ковыряясь в гараже и пытаясь модернизировать отцовскую газонокосилку с помощью самоходного двигателя и навигационной системы GPS. Я ведь не единственная девушка на планете, которая разрабатывает роботизированное ландшафтное оборудование развлечения ради? Видимо, все-таки единственная. Черт, наверное, поэтому моя идея «Умной газонокосилки» и помогла мне попасть в эту программу. Так и вижу: члены приемной комиссии прочитали мою заявку и уставились друг на друга в недоумении.

– Слушайте, давайте возьмем эту странную барышню на лето?

– Ну не знаю, Боб. Роботизированная газонокосилка? Это уже какой-то запредельный уровень бредовости для нас.

– Но ее технические навыки впечатляют.

– Видимо, у этой абитуриентки очень много свободного времени и ни одной идеи, на что его потратить.

– Может, мы возьмем ее, но будем держать в изоляции от всех нормальных студентов?

– Без соседа по комнате?

– Пожалуй, так безопаснее. Эта стадия безумия может оказаться заразной.

Тьфу, от самой мысли, что люди обо мне говорят, у меня ползут мурашки. Меня передергивает, и я тяжело опускаюсь рядом со своим чемоданом на край двойного матраса. По крайней мере, они не разместили меня в отдельном здании. Выше по лестнице я заметила комнату куратора, и еще я слышала отдаленный смех других девочек где-то в коридоре.

Наверное, мне надо проявить храбрость и пойти представиться, но я не могу пошевелиться, продолжая сидеть на своей кровати. А что, если та девчонка там? Та, что я видела на улице, моя тезка Элеонора. Другая Элеонора. Элеонора-красавица. Элеонора, при виде которой симпатичные парни обрывают разговор на полуслове и бегут за ней следом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5