А. Овчинников.

История Ближнего и Среднего Востока с середины I тыс. до н.э. до XVIII в.



скачать книгу бесплатно

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

Компетенции обучающегося, формируемые в результате освоения дисциплины посредством данного учебного пособия

1. Владеть культурой мышления, быть способным к обобщению, анализу, восприятию информации, постановке цели и выбору путей ее достижения (ОК–1);

2. Уметь логически верно, аргументировано и ясно строить устную и письменную речь (ОК–2);

3. Быть готовым к кооперации с коллегами, работе в коллективе (ОК–3);

4. Стремиться к саморазвитию, повышению своей квалификации и мастерства (ОК–7);

5. Способность анализировать социально-значимые проблемы и процессы (ОК–9);

6. Использовать основные положения и методы социальных, гуманитарных и экономических наук при решении социальных и профессиональных задач (ОК–10).

В результате освоения дисциплины посредством данного учебного пособия обучающийся должен:

1) Знать:

а) основные закономерности исторического процесса;

б) основные исторические факты, даты, события и имена исторических деятелей;

в) особенности истории Востока.

2) Уметь:

а) самостоятельно анализировать социально-политическую и научную литературу;

б) ориентироваться в мировом историческом процессе;

в) анализировать умения и процессы, происходящие в обществе;

г) применять понятийно-категориальный аппарат, основные законы гуманитарных наук в профессиональной деятельности;

д) анализировать и оценивать социально-значимые явления и процессы;

е) понимать логику и закономерности развития исторического процесса;

ж) грамотно вести дискуссию по вопросам истории;

з) применять полученные знания при изучении гуманитарных дисциплин;

и) использовать в практической деятельности знания по истории, приобретённые в период обучения;

к) логически верно, аргументированно и ясно строить устную и письменную речь;

л) критически оценивать информацию, переоценивать опыт и конструктивно принимать решения на основе обобщения информации.

3) Владеть:

а) навыками целостного подхода к анализу проблем общества;

б) навыками самостоятельной творческой работы;

в) умением самостоятельно организовывать свой труд;

г) умением оценивать последствия решения;

д) способностью к формированию, поддержанию и использованию конструктивных социально-психологических ресурсов.

ВВЕДЕНИЕ

Ближний Восток – политико-географическая область, расположенная на стыке трёх континентов и включающая в себя территории Египта, Сирии, Ливана, Израиля, Палестины, Иордании, Кипра, Турции, стран Аравийского полуострова, Ирака. В пределы «Среднего Востока» обычно относят Иран и Афганистан, но иногда эти страны причисляют к Ближнему Востоку. Выделение огромного пространства обусловлено тем, что Ближний и Средний Восток – феномен историко-географический, это один из очагов формирования ранних государств.

В речных долинах Тигра и Евфрата, в дельте Нила в IV–III тыс. до н.э. совершился переход от первобытного к более высокому, государственному уровню социально-политической организации человечества. Начиная примерно с I тыс. до н.э. относительно небольшие государственные образования разрастаются до огромных империй или включаются в их состав. Особенностью империи как типа государства, кроме обширности территории, является нахождение в ней множества малосвязанных друг с другом политических образований, удерживаемых вместе силой центральной власти.

Понимание сути происходивших на Ближнем и Среднем Востоке исторических процессов, помогает ответить на ключевые вопросы истории, причём даже новейшего и современного периодов. С давних времён развитие человеческих обществ на территории России и интересующего нас региона происходило под знаком преобладания коллективной собственности и производных от неё социально-политических институтов. Чтобы понять сущность феномена коллективной собственности, достаточно попытаться ответить на вопрос: кому принадлежит парта, находящаяся в учебной аудитории «бюджетного» вуза, за которой, я надеюсь, студент читает данное пособие? Из своего преподавательского опыта могу сказать, что ответы будут разнообразными: вузу, министерству, государству, народу. В любом случае, невозможно указать, кому персонально принадлежит парта, но зато можно назвать более десятка человек, которые могут в определённых границах ей распоряжаться от имени тех же вуза, министерства, государства или народа. Если вместо парты мы представим землю с полями, садами и оросительными каналами, то без труда поймём характерную для всего Древнего Востока ситуацию, когда землей одновременно владеет и непосредственно обрабатывающая её крестьянская семья, и деревня (община) в целом, и наместник области, собирающий от имени верховного правителя налоги, и сам верховный правитель со своей семьей, действующий обычно от имени некоего божественного существа.

В условиях коллективной собственности, когда пересекаются права многих «собственников», вернее владельцев, образуется иерархия отношений, которую принято именовать феодальной лестницей. В трудах советских учёных история Востока и мира подразделялась на периоды рабовладельческой (древность) и феодальной (средневековье) формаций. Однако в последнее время ряд учёных, среди них, например, востоковед Л.С. Васильев, показали, что на Востоке феодализм был характерен не только для средневековья, но и для древности. Рабовладение присутствовало в обоих периодах, но определяющей роли в специфике социально-политических и экономических отношений не играло.

Следовательно, феодализм «наследует» первобытность и поэтому несёт в себе многие её черты. Главные из них, «основы основ» – это упоминавшаяся коллективная собственность и организация людей в замкнутые миры-общины. Последние могли совпадать с разросшейся семьёй (несколько поколений кровных родственников) или быть хозяйственным объединением нескольких неродственных соседских семей. Если в первобытную эпоху контакты между общинами были сведены к минимуму, то во время разложения первобытных отношений, с развитием производительных сил, взаимодействие начинает усиливаться, что приводит к установлению иерархии соподчинённости общин, что и является началом сложения феодальной лестницы. Наиболее удачливая община (например, семейства Ахеменидов, Селевкидов, Сасанидов, Газневидов, Тимуридов и т.д.) путём войн устанавливали контроль над огромным конгломератом других общин. «Установить контроль» в то время значило заставить «уважать себя», а уважение могло материализоваться только в виде получения подарков и услуг (например, строительство гробницы, военная служба и т.д.). Складывалась типичная для Востока система отношений между общинами, названная К. Марксом «азиатским способом производства».

Представлявший правящую общину (государство) правитель мог соорганизовать подчинённые общины на строительство дорог, каналов, нового города и т.д. Он через своих чиновников обращался не лично к непосредственному исполнителю, а сначала к наместнику области, тот – к старосте деревни. Община должна была исполнить повеление, в противном случае, следовало наказание. Если рядовой общинник отказывался идти на государственные работы или дарить правителю в знак уважения «подарок» (подать, дань, налог), то «ставил под удар» всю общину, и та находила пути давления на отступника. Подобные отношения и составляют суть «азиатского способа производства». В условиях господства не коллективной, а частной собственности такое невозможно: человек, собственность которого (прежде всего, земля) принадлежит ему и только ему, априори лично свободен не только экономически, но и политически, следствием чего является развитие демократии (см. примеры Древней Греции классического периода, республиканского Рима и современных развитых «западных» стран).

Государство на Востоке было коллективной собственностью правящей семьи, глава государства был таковым, поскольку одновременно являлся старшим в семье и защищал её интересы, которые в его понимании полностью совпадали с интересами страны в целом. Закономерным являлось постепенное разрастание семьи, что приводило к появлению противоречий за право распоряжаться семейной собственностью – государством, а если быть точнее – податями, военной добычей, землями и т.п. Отсюда постоянные интриги, заговоры, подозрительное отношение к родственникам и крайняя неустойчивость государственного образования, которое могло легко распасться после смерти его главы. Не стоит забывать, что кроме правящей семьи существовало множество знатных семейств, которые часто контролировали огромные территории, вели себя на них как независимые династии, лишь платя верховному правителю подати и неся в случае опасности иноземного вторжения или внутреннего мятежа военную службу. В этих семействах происходили те же процессы, их владения дробились, в то же время глава каждой семьи желал как можно больше «чести и уважения», поэтому мог, если позволяли силы, свергнуть правящую династию, отделиться от неё, основав свою, или перейти под покровительство другой. Читая текст пособия, Вы сможете на конкретном материале проследить эти процессы, и наверняка у Вас возникнут аналогии с распадом СССР в начале 1990-х гг. К середине 1980-х гг. большинство союзных республик контролировал один или несколько кланов, нередко устроенных по семейному принципу. В этих условиях распад был закономерен, и некоторые такие кланы, особенно в бывших восточных союзных республиках, в условиях острой политической борьбы смогли ещё более закрепить свою власть и даже в некоторых случаях установить свои династии (см., например, династию Алиевых в Азербайджане, семьи Каримовых в Узбекистане, Рахмонов в Таджикистане, Назарбаевых в Казахстане).

Говоря о политической структуре восточных обществ, нельзя обойти вниманием влиятельнейший социальный слой, перед которым часто «трепетали» непосредственные производители и которого опасались всемогущие правители. Речь идёт о бюрократии. Показателен исторический генезис её появления. Правящей семье в условиях увеличения подконтрольной территории и проживающего на ней населения со временем требовалось всё большее количество хозяйственных и административных слуг. Необходимо было точно фиксировать поступавшие в «Большой дом» (дворец) подарки, рассчитывать, сколько их нужно отдать приближённым правителя, чтобы те уважали его ещё больше. Наконец, необходимо было «на местах» заниматься организацией строительства различных объектов, контролировать прибывающих туда общинников. Работа не заметная, но очень важная. Правители часто старались, чтобы её выполняли чужие для них и местного населения люди. Чаще всего это были военнопленные и рабы. Складывалась парадоксальная ситуация – раб, исполняя государственное поручение, имел больше власти, чем вынужденный ему подчиняться свободный человек. Со временем прослойка рабов-чиновников всё более увеличивалась, они становились лично свободными и фактически начинали контролировать всё государство, включая и правителя. Более того, приближённые к трону «военные рабы» часто совершали перевороты и ставили династию из своей среды. Всевластие бюрократии возможно только в условиях коллективной собственности. Некоторые исследователи считают, что бюрократия являлась коллективным собственником страны, а материальное положение каждого чиновника зависело от занимаемой им ступени иерархической лестницы. Вообще, для Востока в целом характерен феномен т.н. «власти-собственности», когда степень богатства человека зависела не от количества имевшихся у него ценностей, а от степени включённости во властные отношения. Это отличается от обществ с частной собственностью, где степень политической значимости индивида находится в зависимости от его кошелька. Проблемы бюрократии и «власти-собственности» характерны и для современной России, что, по мнению исследователей, задерживает её экономическое и социально-политическое развитие.

Обрисованная выше в самых общих чертах система общественных отношений самими их носителями в полной мере не осознавалась. Люди осмысливали их с помощью мифов, прежде всего религиозных. Миф – это не фантастический вымысел, сказка, а набор имеющихся в сознании индивида неадекватно упорядоченных образов, которые заменяют настоящую реальность (что-то вроде сновидений). Постоянное нахождение в общине, необходимость следовать устоявшимся правилам, низкая самооценка приводили к примитивности мысли (по К. Марксу), слабому развитию логических навыков. Религиозно-мифическое сознание рисовало навсегда установленный высшим существом (существами) порядок. Бог (боги) (которых никто никогда не видел) создали этот мир, владеют им на правах главных феодалов. Получая от них власть, земной правитель со своей семьёй является важным звеном миропорядка, а подвластное население, чтобы не разрушить гармонию, должно исполнять его приказы и указания «лучших людей». Поддерживает такую идеологию большая группа жрецов, которые пользуются значительными правами и привилегиями. Сам правитель обычно является главным жрецом. Мифические идеологии были характерны и для XX в., особенно для тоталитарных государств (фашистская Италия, нацистская Германия, коммунистические СССР и Китай и т.д.).

Из сказанного выше становится понятно, что история Ближнего и Среднего Востока не так далека от нас, россиян XXI в., как может показаться на первый взгляд.

1. Держава Ахеменидов

Иранские племена, принадлежащие к одной из ветвей индоевропейцев, появились на территории между Каспийским морем и Персидским заливом на рубеже II–I тыс. до н.э. Ранее они обитали в степях севернее Черного моря. Постепенно, возможно волнами, древние иранцы мигрировали через Кавказ и вдоль северного побережья Каспийского моря в Среднюю Азию (восточные иранцы), и на территорию Иранского плато (западные иранцы) (Карта 1). В ходе миграций быт и образ жизни западных иранцев менялся. Эти кочевые племена постепенно переходили к земледелию и оседлости. Западные иранцы занимались скотоводством, земледелием, владели обработкой металлов. Двигаясь по Иранскому нагорью, они освоили легкую конную колесницу. Частично ассимилировавшись, к VIII в. до н.э. они разделились на две части: мидийцев, населявших северо-западные районы Иранского плато, и персов, обитавших на юге в районе Аншана.

С IX в. до н.э. мидийские племена стали испытывать сильное давление со стороны ассирийцев и вынуждены были выплачивать им дань скотом и ремесленными изделиями. Внешняя опасность заставила мидийцев объединиться в царство (Карта 2). Мидийский царь Киаксар усовершенствовал армию и в союзе с другими государствами разгромил Ассирию. Ему удалось значительно расширить территорию государства за счет Северной Месопотамии, Закавказья и части Малой Азии. Сын Киаксара Астиаг встретил сильное сопротивление персидской военно-родовой знати, не довольной стремительным укреплением царской власти. При ее содействии в середине VI в. до н.э. произошло восстание молодого персидского царя Кира II.

В отличие от мидийцев, консолидация персов происходила медленнее. Они хотя и находились в зависимости от Мидийского государства, но долгие десятилетия существовали практически автономно, сохраняя власть собственных племенных вождей. Персидский племенной союз состоял из 6 земледельческих племен и 4 племен кочевников-скотоводов. Путь персов от племенного союза к великой империи, вероятно, проходил через создание небольших предгосударственных образований.

Вся история государственного объединения персов носит полулегендарный характер. Основателем династии традиция считает Ахемена. Подлинным создателем Персидского государства стал Кир II (558– 530 гг. до н.э.). В 558 г. до н.э. он объединил персидские племена, среди которых особенно выделялись пасаргады. Территория этого племени, по всей вероятности, и стала центром консолидации персов. Здесь произошло решающее сражение с мидийцами, на месте которого был построен город Пасаргады (Крепость Персии), ставший первой столицей Персидского государства.

С 550 г. до н.э., когда персы разгромили Мидию, началась их экспансия в разных направлениях с целью создания великой империи. Вся политика Кира была направлена на реализацию этого плана. Персам удалось за короткий срок покорить Парфию, Гирканию, Армению (549– 548 гг. до н.э.), Лидийское царство (547 г. до н.э.) (Карта 3), подчинить себе территорию Плато (совр. Иран и Афганистан) и ряд оазисов Средней Азии. Кир достиг северо-западных границ Индии, южных отрогов Гиндукуша и бассейна реки Яксарт. После захвата Вавилона персам добровольно подчинились Сирия, Палестина и Финикия. Предваряя военную экспансию в Египет, Кир решил обезопасить от кочевников среднеазиатские границы своей державы. В 530 г. до н.э. в сражении с массагетами персы терпят поражение и гибнет сам Кир.

Его сын, Камбиз (529–523 гг. до н.э.), став царем Персии в 530 г. до н.э., продолжил начинания отца. В 525 г. до н.э. персы разгромили египетскую армию и захватили Египет. Камбиз был провозглашен фараоном и, возвращаясь в 525 г. до н.э. в Персию, умер при загадочных обстоятельствах.

В результате острой политической борьбы осенью 522 г. до н.э. к власти пришел Дарий I (522–484 гг. до н.э.), который не принадлежал к царской семье, хотя и происходил из рода Ахеменидов. Возвышение Дария послужило поводом для появления самозванцев и многочисленных востаний. Началась долгая и жестокая война за восстановление державы Ахеменидов. Дарию пришлось заново создавать державу. Год с небольшим он потратил на укрепление своей власти единого персидского царя и на восстановление Ахеменидской державы в прежних пределах.

В знак успехов Дарий велел высечь на Бехистунской скале, расположенной в 30 км к востоку от города Керманшах и древнего караванного пути, пролегавшего между Вавилоном и Экбатанами, рельеф и надпись. На рельефе была изображена фигура персидского царя, к которому приближается длинное шествие людей в разных одеждах, связанных между собой за шею, с руками, скрученными за спиной. Над всей группой парит крылатая фигура божества. Огромная надпись (400 строк) на персидском, вавилонском и новоэламском языках возвещала об умиротворении страны и восстановлении Дарием государственного единства Персии.

В 518 г. до н.э. он приступил к осуществлению своих знаменитых реформ, которые должны были создать, во-первых, устойчивую систему государственного управления и контроля над завоеванными странами, во-вторых, упорядочить сбор налогов и, в-третьих, увеличить армию.

Великая держава царя Дария I (Карта 4) была, по сообщению Геродота, разделена на 20 административных областей – сатрапий, во главе каждой стоял «правитель области» сатрап (древнеперсидское хшатрапаван).

Так как в состав Персидского государства входили древние монархии, города-государства, различные этнические объединения, то и сатрапии имели различную протяженность: наряду с Египтом и Вавилонией было несколько сатрапий в Малой Азии. Лишь собственная область персов была исключена из общего числа сатрапий, она занимала особое положение – с неё не взимались подати.

Сатрап пользовался неограниченной гражданской властью. Во многих областях продолжали существовать прежние, местные правители: царьки, представители жреческой верхушки, родовые вожди, но они во всех гражданских делах подчинялись сатрапу. Военные силы сатрапий были подчинены военачальникам, которые были независимы от сатрапов. Этим путем мог быть достигнут взаимный контроль гражданского управления над военным и обратно при непосредственном подчинении сатрапа и военачальника царю. Большое значение имел и контроль, осуществляемый специальными чиновниками – «государевым глазом», «государевым ухом», т.е. инспекторами, которые посещали сатрапии, узнавали и следили за тем, чтобы не возникали восстания, заговоры, мятежи, не появлялись всякого рода сепаратистские тенденции. Военачальники имели обычно под своим началом войска нескольких сатрапий (четырех или пяти). Воины вербовались из местных жителей: греков, нубийцев, египтян и вавилонян, но основной организующей силой и ядром войска были не эти «иноплеменники», а персы. Персов и мидийцев в отрядах, по сравнению с другими, было сравнительно небольшое число. Войско было рассредоточено по всей области, но в экстренных случаях его передвигали, направляя на границы государства или в области, требовавшие особого внимания.

Одной из важнейших функций сатрапа был сбор податей. До постановлений Дария области персидской державы преподносили царю подарки (подношения или дары, не имевшие постоянных и определенных размеров). Дарий точно установил обязательства каждой сатрапии в зависимости от ее благосостояния и культурного уровня.

Как военная, так и торговая необходимости требовали развитой сети дорог и их безопасности, эта задача в государстве Дария была разрешена.

О большой, прекрасно содержавшейся магистрали, соединявшей прибрежную полосу Эгейского моря с Сузами сообщает Геродот, путешествовавший по ней в середине V в. до н.э. Путь из Сард до Суз имел 111 почтовых станций и требовал около 90 дней. На протяжении каждых 25 километров находились станции, где путник мог найти отдых и приют. Дороги охранялись отрядами войск, которые строго наказывали за попытки грабежа и разбоя, и дороги стали благодаря этому безопасными.

Исправность дорог позволяла пользоваться ими для торговых перевозок, для передвижения войск, а также для почтовой связи. На дорогах на небольшом расстоянии друг от друга находились пикеты. Почта от пикета к пикету передавалась всадниками как эстафета, благодаря чему доставлялась с исключительной для способов передвижения того времени быстротой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

сообщить о нарушении