Шэрон Кендрик.

Зов желаний



скачать книгу бесплатно

The Greek’s Bought Bride

© 2018 by Sharon Kendrick

«Зов желаний»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

Глава 1

Узнал он ее сразу, как увидел, хотя ему потребовалось время, чтобы вспомнить, где они встречались. Ксан Константинидес посмотрел на невысокую рыжеволосую женщину, чьи густые кудри падали ей на плечи, и почувствовал нечто среднее между желанием и гневом. Он постарался отвлечься, чтобы забыть данное им недавно обещание. Свадьба одного из его старинных друзей сделала неизбежное очевидным. А может быть, просто настал подходящий момент. Потому что прежде легко верилось, будто ничего не изменится. И он вел себя так, словно не бежали дни и годы. И внезапно будущее предстало перед ним во всей красе.

Брак, на который он согласился.

Судьба, к которой он всегда стремился.

Но бессмысленно думать об этом сейчас, когда его ждут выходные. Дружба и чувства делового партнерства заставили его поехать на свадьбу своего друга-шейха, хотя он обычно избегал подобных мероприятий, как чумы.

Ксан снова посмотрел на рыжеволосую женщину. Она была одна такая в маленьком терминале частного аэропорта; яркие и непослушные волосы выделяли ее из толпы. Одежда тоже делала ее заметной, и не просто потому, что она резко отличалась от узкого и короткого коктейльного платья, в котором она была в тот раз, когда Ксан ее видел. Тот наряд заставил его воображение взлететь до небес.

Ксан оценивающе посмотрел на нее. Сегодня на ней нет черных туфель на шпильках и чулок в сеточку, облегающих самые восхитительные ножки, какие он когда-либо видел. На ней повседневная одежда: теннисные туфли, укороченные джинсы, обнажающие стройные лодыжки, и простая зеленая футболка, подчеркивающая ее кошачьи великолепные глаза цвета изумруда.

Именно ее глаза он запомнил лучшего всего. И стройную фигуру в короткой униформе. И то, как эта женщина разливала коктейль, когда наклонилась, чтобы обслужить Ксана. Коктейль намочил его брючину, и холодная жидкость медленно растеклась по его бедру. Он вспомнил, как вздрогнул, а его подружка, с которой он уже планировал расстаться, тщательно вытирала его брючину салфеткой.

Ксан поджал губы. Рыжеволосая официантка выпрямилась и извинилась перед ним, но вызывающий блеск ее зеленых глаз доказал, что она врет. На мгновение он задался вопросом: уж не намеренно ли она опрокинула на него коктейль?

И вот теперь она сидит и ждет роскошного рейса на свадьбу шейха Кулала аль-Дия с неизвестной англичанкой Ханной Уилсон. Ксан лениво переключил свой мобильный телефон в режим полета, когда рыжеволосая женщина принялась рыться в объемной сумке, которая явно видела лучшие дни. Неужели она – гостья на свадьбе? Ксан презрительно усмехнулся. Вряд ли. Скорее всего, ее наняли для работы на самой пышной свадьбе пустынного региона за последние десять лет. И в стране, где царит жесткий дресс-код, она едва ли обнажит свое тело так, как в прошлый раз.

А жаль.

Сунув телефон в карман, Ксан едва заметно улыбнулся, когда она подняла глаза и увидела, что он смотрит на нее.

Между ними сразу пробежала искра сексуального влечения, которая почти ощутимо вспыхнула в воздухе. Словно не веря тому, что видит, она округлила великолепные глаза. Ксан обратил внимание, как напряглись ее соски под тонкой футболкой, и мгновенно возбудился.

И подумал, что иногда судьба дает человеку то, чего он хотел, не осознавая этого.


Это он.

Определенно он.

Тамсин удалось быстро скрыть удивление. Она думала, что здесь, в этом маленьком аэропорту, соберутся только богатые и знаменитые, чтобы сесть на королевский рейс, который доставит их в Заристан. Но она не обращала внимания на других гостей, которых пропускали в небольшой зал вылета. Все-таки невероятно, что ее сестра, Ханна, выходит замуж за короля пустыни и скоро станет настоящей королевой. И хотя Ханна беременна от шейха, и такой маловероятный союз оправдан, Тамсин с трудом сдерживала свое отвращение к подобным свадьбам. Потому что считала мужчину, за которого ее сестра выходит замуж, высокомерным и властным. И ей казалось, что он выбирает себе в друзья только тех, кто на него похож.

Она хитро покосилась на греческого миллиардера, сидящего на диване в маленьком терминале. Изысканный деловой костюм нисколько не скрывал великолепия его мускулистого тела. Ксан Константинидес. Незабываемое имя для незабываемого мужчины. Но помнит ли он ее?

Тамсин взмолилась про себя о том, чтобы он ее не вспомнил.

В конце концов, они встретились на пару минут, и с тех пор прошло много месяцев. Она прикусила губу. С какой стати она решила поддержать женщину, которую этот магнат собирался бросить?

В тот день она обратила внимание на Ксана Константинидеса сразу, как только он вошел в сверкающий коктейль-бар. Честно говоря, его заметили все. Такой уж он человек. Харизматичный и властный, он словно не обращал внимания на провоцируемый им интерес. Официантка Элли, она же лучшая подруга Тамсин, призналась, что его недавно признали самым завидным холостяком Греции.

Но Тамсин не слушала сплетни о состоянии его банковского счета и количестве красоток, побывавших в его объятиях. Внешняя красота делала его богатство почти ничтожным, и Тамсин, к собственному удивлению, пялилась на Ксана дольше, чем следовало официантке. Она вспомнила, как заморгала, оценив его телосложение, которым мог похвастаться неутомимый боксер. Прибавьте к этому роскошные черные волосы, темно-голубые глаза в обрамлении густых ресниц и губы, одновременно чувственные и жесткие, и вы получите довольно опасного типа. А Тамсин всегда хорошо чуяла опасность. Это качество она приобрела в беспокойном детстве и вела себя как кошка, которая знала, что получит по голове, если зазевается.

Тамсин помнила, как, пошатываясь в туфлях на высоченных каблуках, подошла к столику, за которым сидел греческий магнат и самая красивая блондинка, какую она когда-либо видела. Тамсин услышала, как женщина шмыгнула носом.

– Пожалуйста, Ксан, – тихо сказала она дрожащим голосом, – не поступай так со мной. Ты же знаешь, как сильно я тебя люблю.

– Но я против любви. Я предупреждал тебя с самого начала, – категорично протянул он. – Я объяснил тебе условия наших отношений и сказал, что никогда не передумаю. Почему женщины отказываются принимать очевидное?

Этот разговор взбесил Тамсин. Он ставит блондинке условия? Он ведет себя так, словно обсуждает сделку и его подружка – вещь, а не человек. Тамсин была уверена, что женщина не должна так откровенно признаваться мужчине в любви, если он против этого. Ее раздражение усилилось, пока она ждала, когда бармен приготовит два классических коктейля. А вернувшись к столику, она заметила, что Ксан Константинидес наблюдает за ней. Тамсин не понимала, что рассердило ее сильнее: то, что он лениво оценивал ее, словно новенький автомобиль, или то, как ее тело отреагировало на подобную высокомерную оценку.

Она не забыла странное ощущение внизу живота и покалывание в груди; ее соски напряглись и уперлись в ткань униформы. Она помнила, как остро ощущала на себе взгляд темно-голубых глаз; Ксан игнорировал женщину рядом с собой, которая изо всех сил старалась не плакать. И тут Тамсин пришла в ярость. Все мужчины одинаковые. Они добиваются своего и уходят, если только не загнать их в угол. Но даже тогда они обычно находят способ выйти сухими из воды. Неудивительно, что Тамсин сознательно держала всех мужчин на расстоянии вытянутой руки. Ободряюще улыбаясь, она вручила женщине коктейль, а когда взяла с подноса бокал с коктейлем для греческого магната, встретила его чувственный и издевательский взгляд.

После она говорила себе, что ей не надо было наклонять бокал и выливать коктейль на ногу Ксану. Она не отрицала, что испытала удовлетворение, когда он слегка отшатнулся, а потом блондинка начала промокать его брюки салфеткой.

После того инцидента Тамсин уволили. Менеджер бара заявил ей, что опрокидывание напитка на одного из самых уважаемых клиентов стало последней каплей. Видимо, Тамсин не годилась для работы, требующей определенного уровня спокойствия, и реагировала на клиентов совсем неуместно. Ей было любопытно, уж не Ксан ли Константинидес потребовал ее увольнения. Ведь он один из тех влиятельных людей, что заставляют мир плясать под их дудку. И еще ей было интересно, вспомнил ли он ее сейчас.

– Всех пассажиров просим пройти на посадку. Королевский самолет вылетит в Заристан примерно через тридцать минут.

Тамсин наклонилась, взяла свою сумку и поднялась. Не имеет значения, помнит ли ее Ксан, потому что он для нее пустое место. Она отправилась в эту поездку только для того, чтобы поддержать Ханну в день их свадьбы, несмотря на то, что ее очень пугал жених. Хотя Тамсин пыталась убедить свою старшую сестру не вступать в такой неподходящий брак, ее слова не были услышаны. Либо Ханна не хотела ее слушать, либо не осмеливалась это сделать. Дело в том, что она вынашивала ребенка короля одного из пустынных государств, и тот желал сделать своего наследника законнорожденным. Тамсин вздохнула. Она сделала все возможное, чтобы повлиять на свою сестру, но теперь должна смириться с неизбежным.

Надев сумку на плечо, она направилась следом за другими пассажирами, многие из которых знали друг друга, думая о том, что еще ни разу так не волновалась перед полетом. Прежде она всегда летала дешевыми рейсами, чувствуя себя селедкой в банке. Сейчас все иначе. Холеные стюарды выглядели как модели и были неизменно вежливы со всеми пассажирами, пропуская их на борт самолета.

И вдруг Тамсин услышала у себя за спиной голос с сильным акцентом. Низкий и резонансный, он походил на песок, вмешиваемый в густую патоку. У Тамсин пересохло в горле. Она слышала этот голос однажды, когда Ксан громко выругался по-гречески и спросил, какого черта она вытворяет. Тогда по ее спине пробежала дрожь. Она и сейчас вздрогнула, когда могущественный греческий магнат встал рядом с ней.

Тамсин уставилась в его холодные темно-голубые глаза и побоялась, что ее сердце выскочит из груди. Она пожалела о том, что ее соски так заметно напряглись и видны через ткань дешевой футболки. Но чувства отказывались подчиняться ей, поскольку Ксан Константинидес доминировал в ее мыслях и ощущениях.

Она заметила, как мягко поблескивает его оливковая кожа под манжетами белоснежной рубашки. От него исходил слабый аромат сандалового дерева и мощный запах его тела. Каким-то образом ему удалось заставить Тамсин затаить дыхание. Он был воплощением энергичности, жизни и загадочности. В его удивительных глазах читалась тревога и понимание. Внезапно Тамсин почувствовала себя уязвимой, посмотрев на него, и испугалась. Потому что она не любила беспомощность. И не реагировала на мужчин, особенно на таких как Ксан. Таков был ее принцип. Несмотря на чувственную внешность, она была холодной и бездушной и хотела всегда такой оставаться.

Тамсин приказала себе не паниковать. Люди медленно проходили вперед. Через несколько минут она будет на борту самолета и сядет как можно дальше от Ксана. Если бы она летела коммерческим рейсом, то имела бы полное право игнорировать Ксана, но это не коммерческий рейс. Все пассажиры – гости на эксклюзивной королевской свадьбе, и даже Тамсин, которая постоянно нарушала правила, знала, что не должна быть грубой.

Но она, безусловно, останется хладнокровной. Ей не надо вести себя очень дружелюбно. Она ничего ему не должна. Она больше не прислуживающая ему официантка.

– Ну-ну, – пробормотал он на безупречном английском языке, вытащив паспорт из внутреннего кармана пиджака. – Не ожидал увидеть вас здесь.

Тамсин одарила его вопросительным взглядом:

– Простите? Мы знакомы?

Он прищурил темно-голубые глаза.

– Ну, если у вас нет двойника, – протянул он. – Вы официантка, которая прошлым летом вылила напиток мне на колени. Неужели вы забыли?

На секунду Тамсин захотелось сказать ему, что она о нем забыла. Она подумала, не притвориться ли ей, что она никогда не встречалась с ним. Но подозревала, что Ксан обо всем догадается. Потому что никто не забудет встречу с таким человеком, как Ксан Константинидес.

Она пристально посмотрела на него:

– Нет, я не забыла.

Он прищурился:

– Мне было любопытно, всем ли своим клиентам вы выливаете напитки на ноги?

Она покачала головой:

– Вообще-то нет. Раньше этого не случалось.

– Я первый? – спросил он.

– Вы первый, – призналась она.

Пауза.

– Значит, это было преднамеренно?

Она обдумала его тихий вопрос и ответила на него предельно честно:

– Я так не думаю.

– Что это за ответ? – возмутился он.

Тамсин встретила его пронзительный взгляд и вдруг захотела все ему высказать. Вероятно, он не подозревает, что женщины не вещь, которую можно выбросить в мусорную корзину.

– Я не стану отрицать, что пожалела ту женщину, которую вы бросили.

Он нахмурился, словно не понимая, о какой женщине она говорит.

– Нет, – тихо произнес он на своем родном языке и снова нахмурился. – Что значит, вы ее пожалели?

Тамсин пожала плечами:

– Она явно была очень расстроена. Это было видно любому. По-моему, вы могли быть с ней повежливее.

Он недоверчиво хохотнул:

– Вы сделали негативный вывод обо мне, основываясь на нескольких словах из подслушанного разговора?

– Я видела, что она очень расстроилась, – упорствовала Тамсин.

– Да, расстроилась. – Он прищурился. – Наши отношения закончились, но она отказывалась это принимать. Мы не виделись несколько недель, потом она пригласила меня выпить чего-нибудь, и я согласился. И я откровенно сказал ей, что не дам ей того, чего она хочет.

Тамсин стало еще любопытнее.

– А чего же она хотела? И чего вы не могли ей дать?

Он улыбнулся. Одна из сотрудниц аэропорта взглянула на него с обожанием.

– Выйти за меня замуж, конечно, – негромко ответил он. – Боюсь, это неизбежный побочный эффект знакомства с женщинами. Они постоянно ищут отношений с обязательствами.

Тамсин заговорила через несколько секунд.

– Вот это да! – выдохнула она. – Ни разу не встречала такого высокомерного человека.

– Пусть я высокомерен, зато честен.

– Вас никто никогда не бросал? – спросила она.

– Никто, – отозвался он. – А вас?

Тамсин не понимала, почему ведет подобный разговор, стоя в очереди перед посадкой в самолет. Ей стало не по себе, потому что Ксан затронул болезненную для нее тему. Нет, ее никогда не бросали, но отношения с мужчиной были у нее только однажды; она закончила их, поняв, что ее тело, как и сердце, молчит. Но она не собиралась рассказывать об этом Ксану Константинидесу. И она решила ответить ему вопросом на вопрос.

– Вы пожаловались на меня начальству?

Он отвел взгляд от дерзкой стюардессы, которая помечала имена пассажиров в блокноте.

– Нет. А что?

– Меня уволили, – произнесла она.

– По-вашему, я этого хотел?

Она пожала плечами:

– Почему бы и нет? Так однажды было с моей сестрой. Из-за мужчины, за которого она выходит замуж, ее уволили с работы.

– Да будет вам известно, я на вас не жаловался. У меня полно собственных сотрудников, за которыми надо присматривать. Мне некогда следить за тем, кого нанимают другие люди, независимо от их компетентности. – Он помолчал, а потом спросил: – Что случилось с вашей сестрой?

Тамсин догадалась, что он понятия не имеет, кто она такая. Ему невдомек, что сам шейх уволил ее сестру, а после субботней блестящей церемонии он станет зятем Тамсин. Для Ксана Константинидеса она – официантка, которая не сумела удержаться на работе.

– О, вы ее не знаете, – правдиво сказала она. Ханна призналась ей, что еще не познакомилась с друзьями своего жениха-шейха, и боялась с ними встречаться, потому что все они очень могущественные.

Их разговор прервала улыбающаяся стюардесса, которая дала Тамсин посадочный талон. Тамсин заставила себя улыбнуться и повернулась лицом к Ксану Константинидесу.

– Я с удовольствием поговорила с вами, – язвительно сказала она и увидела, как помрачнели его глаза. – Приятного полета!

С бешено колотящимся сердцем она села в самолет и взяла книгу – криминальный триллер об австралийской глубинке, которую надеялась прочесть во время долгого путешествия в столицу Заристана, Ашхазар. Но ей было трудно сосредоточиться на довольно мрачном сюжете, потому что она не переставала думать о властном греке, оказавшем на нее такое сильное влияние. Она попыталась уснуть, но и это ей не удалось. Она уставилась в иллюминатор на облака, похожие на большие куски ваты, и решила поесть вкусной еды, предложенной в самолете, но у нее пропал аппетит. Она с грустью размышляла о предстоящем празднике, когда ее мысли прервал низкий мужской голос.

– Как я полагаю, по прилете вы начнете работать?

Тамсин подняла голову и увидела, что Ксан Константинидес стоит в проходе рядом с ее креслом с явным намерением поболтать с ней. Она встретила его взгляд.

– Работа? – переспросила она в замешательстве.

– Я предполагаю, именно поэтому вы здесь, – тихо сказал он.

Тамсин осенило. Он думает, что она будет работать официанткой на королевской свадьбе!

А почему ему думать иначе? Она не одета как другие женщины в салоне; на ней нет дизайнерских нарядов и золотых украшений, которые, вероятно, стоят целое состояние. Ханна хотела купить Тамсин новую одежду перед свадьбой, но та упорно отказывалась. Ханна слишком часто выручала ее в прошлом, и теперь Тамсин желала быть самостоятельной.

– Ты собираешься замуж за богача, Ханна, но я не должна принимать его деньги, – с гордостью заявляла она. – Спасибо, но я надену то, что у меня имеется.

Не потому ли Ксан Константинидес решил, что она сотрудница, а не свадебный гость? На Тамсин теннисные туфли, а не модные лубутены на красной подошве, от которой сходят с ума многие женщины. Внезапно Тамсин подумала, что может повеселиться на свадьбе. Разве не бесценно то, что греческий магнат не знает о ее связи с королевским домом аль-Дия?

Она посмотрела ему в глаза и застенчиво пожала плечами:

– Да. На таком мероприятии хорошо платят. Им потребовался обслуживающий персонал из Британии. Ну, чтобы англоговорящие гости чувствовали себя как дома.

Он кивнул:

– У них отличный вкус, если они наняли вас.

Тамсин сдержала смешок. В любую минуту он начнет расспрашивать ее, летала ли она когда-нибудь на самолете! Вытянув руку, она быстро сжала шикарную кожу подлокотника, словно пухлую щечку милого малыша.

– О да, – вздохнула она. – Будем надеяться, что я не привыкну ко всей этой роскоши, потому что скоро вернусь к своему нищенскому существованию.

– Будем надеяться, что не привыкнете. – Он одарил ее краткой и пренебрежительной улыбкой и уставился на круглую задницу стюардессы, словно уже забыл о Тамсин. – Я ухожу. У меня дела.

Тамсин открыла рот, чтобы сказать, что он сам начал этот разговор, но что-то заставило ее промолчать. Она смотрела ему вслед, пока он шагал по проходу самолета. И она была не единственной. Казалось, каждая женщина в самолете следит за его чувственным уходом в нос самолета. К собственному неудовольствию, Тамсин разглядывала его мощные плечи и густые черные волосы, вьющиеся у шеи. Она ни разу не встречала такого самоуверенного человека. Он распространял вокруг себя необычную и сильную энергию и производил на женщин неизгладимое впечатление, даже не прикладывая к этому усилий.

По спине Тамсин пробежала непривычная дрожь. Она сжала кулаки, а самолет продолжил лететь в пустынное царство.

Глава 2

Тамсин стояла в центре огромной комнаты; ее голова кружилась ото всего, что она видела вокруг. Она знала, что жених ее сестры живет в настоящем дворце, в котором собиралась остановиться перед свадьбой. Но реальность была такой ошеломляющей, что на мгновение Тамсин решила, будто видит сон.

Разглядывая интерьер, она вытянула шею и посмотрела на высокий сводчатый позолоченный потолок. Она ни разу в жизни не видела столько золота! Мягкие шторы закрывали окна от пола до потолка, из которых открывался вид на зеленые пышные сады. Широкая кровать была застелена роскошным парчовым покрывалом и усеяна бархатными подушками. И везде, куда бы она ни посмотрела, были цветы. Большие бордовые и алые розы стояли в золотых вазах. Их густой аромат смешивался с благовониями, горящими в лампаде, усеянной рубинами и изумрудами. Что касается ванной комнаты… Тамсин сглотнула. Такой ванной комнаты не было ни в одном элитном отеле, в котором она когда-либо работала, а она работала во многих отелях. Она провела кончиками пальцев по пушистому халату и осмотрела сверкающие стеклянные флаконы с маслом для ванн и духами, задаваясь вопросом: сумеет ли взять некоторые из них с собой домой?

Отпустив слугу, который кружил вокруг нее после приезда, она почувствовала облегчение. Она думала, что будет одна, пока ее не вызовут на ужин перед свадьбой, но внезапно в дверь постучали. Тамсин открыла дверь и прищурилась, уставившись на женщину на пороге. На той были красивые шелковые одежды сапфирово-синего цвета, ниспадающие вниз словно водопад. Ее блестящие волосы покрывала прозрачная серебристая вуаль, а сверкающие серьги подчеркивали аквамариновый оттенок глаз. Шокированная, Тамсин молчала, понимая, что не узнала собственную сестру!

– Ханна? – выдохнула она. – Это ты?

Ханна вошла и закрыла за собой дверь, потом крепко обняла Тамсин:

– Конечно, я. А кто же еще?

Тамсин озадаченно покачала головой:

– Я не верю своим глазам. Ты настоящая королева.

Ее сестра усмехнулась:

– Ну, в субботу я ею стану.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении