Шэрон Кендрик.

Нежный шантаж



скачать книгу бесплатно

Барабаня пальцами по подлокотнику, Данте быстро просчитывал варианты. Попросить пилота сменить курс на Лондон? Но вечером у него встреча с итальянским миллиардером, отменив которую он не только понесет огромные убытки, но и незаслуженно оскорбит клиента…

– Чем могу помочь? – просияла вызванная стюардесса, удивленно уставившись на вываленную на стол коллекцию.

Пока он быстро запихивал купальники обратно в сумку, особенно крошечные трусики успели намотаться ему на палец, и он, чувствуя, как напрягается еще сильнее, невольно представил это великолепие на Иве.

– Свяжись с моим помощником, я хочу, чтобы он нашел мне женщину, – приказал он хрипло.

– Какую? – Стюардесса не сумела скрыть разочарование.

– Ее зовут Ива Гамильтон. Мне нужен телефон и адрес. Они должны быть у меня еще до того, как самолет приземлится.


Выйдя из метро, Ива недоверчиво уставилась на телефон. Четыре пропущенных звонка. И все с одного номера, только кто бы так настойчиво ни добивался ее внимания, голосового сообщения оставить не удосужился. Только она и так знала, кто это был. Сексуальный незнакомец. Мужчина, которого она поцеловала. Голубоглазый, чью сумку она по ошибке взяла.

Она почувствовала, как дрогнуло в груди сердце. Придет домой и сразу же ему позвонит. Не вести же, в конце концов, сложный разговор посреди шумной улицы на самом солнцепеке, когда она смертельно устала.

Ива уже успела осторожно заглянуть в сумку, но вместо контактных данных обнаружила лишь снимки потрясающего замка, книжку, что получила высочайшие оценки критиков в прошлом году, и пару мужских трусов, обернутых вокруг кожаной коробочки. Стоило ей представить, как эти черные боксеры обтягивают напрягшуюся плоть Данте Дишона, как она разом покраснела и торопливо запихнула их обратно в сумку, пока соседи в везшем ее в Лондон экспрессе не стали оборачиваться, гадая, почему она пускает слюнки на мужские трусы.

Добравшись до дома, она с облегчением скрылась от шума и жары рабочего дня. Она снимала полуподвальную квартирку у друга отца, что большую часть времени проводил в далеких дипломатических поездках, лишь изредка возвращаясь в Великобританию, но договор аренды запрещал ей что-либо менять в доме, и ей приходилось мириться с выкрашенными в бутылочно-зеленый и темно-красный цвет стенами и массивной мебелью. Но квартирка была недорогой, находилась рядом с работой и, главное, позволила ей избавиться от неустанной заботы семьи.

Подобрав письма с коврика в прихожей, Ива направилась прямиком к компьютеру и напечатала имя Данте Дишона, слегка оторопев, когда поиск выдал ей более двухсот тысяч результатов.

Прищурившись, она уставилась на фотографию голубоглазого красавца, оказавшегося преуспевающим бизнесменом в области ресторанного дела, что работал лишь с самыми богатыми и знаменитыми. Она быстро перешла на официальный сайт его компании, чей слоган гласил: «В этом мире возможно все. Все будет так, как пожелаете именно вы».

Весьма смелое обещание.

Ива задумчиво разглядывала фотографии раскинутого в чьем-то саду шатра и украшенные цветами гондолы на десятой годовщине свадьбы в Венеции.

Пролистав страницу ниже, она весьма много узнала о его семье, в которой было много братьев и сестер и еще больше денег.

Крупное поместье в Америке, собственность на Манхэттене, а сам он, оказывается, жил в Париже, что вполне объясняло пленительный акцент, совмещавший в себе трансатлантические и средиземноморские черты. Но чего-то все равно не хватало. И лишь увидев волшебное слово «холост», Ива наконец поняла, что же именно она выискивала.

Откинувшись на спинку стула, Ива уставилась в выходившее на мостовую окно и видневшиеся там ноги. Шпильки, шлепанцы… Неужели она всерьез думает, что у нее есть хоть шанс с неотразимым миллиардером вроде Данте Дишона, лишь на том основании, что он поцеловал ее в зале ожидания заморского аэропорта? Ну не настолько же она наивна, в конце-то концов!

Звонок на мобильный вернул ее к реальности, и она увидела на экране тот же номер, что и раньше. Трясущимися пальцами она чуть не отклонила вызов, но все же сумела тыкнуть в нужное место.

Глубоко вдохнув, она приказала себе успокоиться. С этой секунды она вновь искушенная жизнью дама, что целуется в аэропорту с незнакомцами, наслаждаясь каждой секундой.

– Да?

– Ива?

Она сглотнула. По телефону соблазнительный акцент звучал еще сексуальнее.

– Да, это я.

– У тебя моя сумка.

– Я знаю.

– Но почему?

– А ты как думаешь? – Уловив в его голосе раздражение, она сразу принялась защищаться: – Я взяла ее по ошибке. По-моему, это очевидно.

– Значит, все-таки не специально?

– Специально? – Ива нахмурилась. – Ты серьезно? По-твоему, я воровка, что караулит в аэропортах богачей?

Данте немного помолчал, а когда заговорил вновь, от раздражения в его голосе не осталось и следа.

– Ты ее открывала?

Она неуютно поерзала.

– Конечно, нужно же было проверить, есть ли там какая-то контактная информация.

– И что нашла?

После бесконечных перебранок с сестрами ответ сорвался с языка машинально:

– А ты даже не помнишь, что там было?

– Что ты там нашла? – повторил он, и теперь в его тоне ясно слышалась угроза.

– Книгу и фотографии потрясающего испанского замка. Ну и еще нижнее белье, – добавила она, смутившись.

– И все?

– Еще кожаный футляр, но он закрыт.

Разглядывая Эйфелеву башню, Данте с облегчением выдохнул. Разумеется, он закрыт, и так просто его не откроешь. И даже будь у нее желание, вряд ли бы она успела найти человека, который мог бы его взломать. Было все же в Иве нечто неземное… И не походила она на человека, что способен запросто присвоить себе чужую собственность. Даже если это волею судьбы оказалась восхитительная диадема стоимостью в несколько сотен тысяч долларов.

Осознав, как ему повезло, Данте повел плечами, только сейчас заметив, как сильно напряжен. Или все-таки это ей повезло? Сам-то он летел на частном самолете, и проблем у него не возникло бы, а ее вполне могли задержать на таможне и обнаружить, что она пытается провезти одну незадекларированную вещицу…

Чувствуя, как на лбу выступают капельки пота, Данте тихо выругался, понимая, что уже поздно думать о законности своей охоты. Нужно как можно быстрее отвезти тиару деду и поскорее о ней забыть.

– Мне нужна сумка.

– Не сомневаюсь.

– А ты наверняка хочешь вернуть купальники. – Он невольно вспомнил запутавшиеся в пальцах алые трусики и сероглазую блондинку с губами вкуса шампанского. – Я пришлю кого-нибудь обменять сумки?

– Но ты же не знаешь, где я живу. – Немного помолчав, она продолжила тоном человека, до которого только что дошло нечто очевидное: – А как ты, собственно, узнал мой номер? Я же тебе его не оставляла.

Неужели она настолько наивна, что не понимает, что человек вроде него может легко получить все, что хочет?

– Мой помощник тебя нашел. Я думал, что ты волнуешься, как бы вернуть свои вещи.

– Вообще-то, кажется, это вы, мистер Дишон, волнуетесь.

Уловив насмешку, Данте непроизвольно стиснул кулак, а потом глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться.

– Я что-то упустил? – Почему все идет совсем не так, как задумано? – Может, просто поменяемся сумками и забудем об этом инциденте?

Мельком взглянув в свое отражение в зеркале, Ива вдруг почувствовала непривычную решимость, что испытывала, лишь когда пропускала мимо ушей все мрачные предсказания врачей и упрямо боролась с болезнью или искала работу и отстаивала свое право на независимую жизнь в Лондоне. Стиснув зубы, Ива представила кошмарное персиковое платье подружки невесты, которое ей придется надеть через пару дней на свадьбу Камелии и в котором она выглядела невероятно блекло и тускло.

Но это она еще как-нибудь выдержала бы, все равно же у нее никогда не было ни сил, ни особого желания становиться главной обольстительницей вечера. А вот неминуемые вопросы…

«Так когда же, Ива, и ты наконец пойдешь к алтарю?»

Ну и, разумеется, коронное: «Так до сих пор и не завела себя парня?»

И конечно же с нее возьмут слово вести себя хорошо, и она не сможет призвать на помощь логику, заявив, что для одного нужно другое, а раз настоящего парня у нее никогда толком и не было, то и к алтарю она в ближайшее время точно не пойдет.

Если не…

Она вновь взглянула на экран, на котором красовалась фотография Данте Дишона. Пусть он хоть каждый день целует незнакомок в аэропортах, но, когда он ее целовал, на миг ей действительно показалось, что он хочет ее целовать. А ведь больше ей ничего и не нужно, верно же? Всего лишь убедительное представление в исполнении мужчины, что способен его провернуть. Данте Дишону совершенно не обязательно становиться ее настоящим ухажером, достаточно лишь сделать вид.

– А мне не причитается награда за то, что я уберегла твою сумку? – спросила она елейным тоном.

– Могу прислать букет цветов.

– Я от них чихаю.

– Тогда шоколадку.

– У меня аллергия на какао.

– Не нужно со мной играть. Лучше сразу скажи, чего хочешь.

Ива пристально взглянула в голубые глаза на экране. Темные волосы выглядели так, словно он только что взъерошил их пальцами, и она до сих пор чувствовала на губах вкус его губ. Что ж, похоже, сейчас или никогда. Схватить мгновение и сделать то, чего не стала бы делать в обычных условиях. Вот только к чему сидеть и жаловаться на судьбу, словно она заранее высечена на граните, вместо того чтобы попытаться хоть как-то ее изменить?

И сейчас ей выпала отличная возможность.

Решившись, она глубоко вдохнула.

– Мое желание будет стоить лишь немного твоего времени. В следующие выходные я буду подружкой невесты на свадьбе сестры, и я уже по горло сыта бесконечными вопросами, почему у меня нет парня. От тебя требуется всего лишь притвориться, что ты – это он. Всего на один день ты станешь моим мнимым и весьма удобным парнем. Как думаете, мистер Дишон, справитесь?

Глава 3

Нужно было отказаться. Нужно было сказать, что ненавидит свадьбы, потому что брак буквально олицетворял собой все, что он презирал и чему не доверял. Ложь, обман, манипуляции.

Данте поправил серебристо-серый галстук, дополнявший черный костюм, и уставился на свое отражение в зеркале.

Так почему же он все-таки не отказался? Почему согласился сходить с Ивой Гамильтон на свадьбу ее сестры, где она была подружкой невесты? Пусть ей и досталась тиара, и она открыто попыталась его шантажировать, Данте был не из тех, кто позволяет собой управлять. И уж тем более он никогда не позволял этого женщинам. Если бы все сводилось к одной лишь тиаре, он просто пришел и забрал бы ее. Уговорил, соблазнил, угрожал – способов было множество, но, главное, он практически всегда добивался желаемого.

Так почему же он этого не сделал?

Он мрачно улыбнулся своему отражению.

Потому что он хотел эту женщину? Потому что она сумела по-настоящему его заинтересовать и разбудить сексуальный голод, копившийся в нем последние недели?

Так почему бы и нет?

Стоило Данте выйти из отеля, как услужливый швейцар сразу же распахнул перед ним дверь машины, арендованной на выходные. Спортивной машины, что неминуемо привлечет внимание всех гостей. Для себя бы он выбрал другую, но раз Ива хочет, чтобы он изобразил перед ее родными богатого искусного любовника, он просто обязан ездить на том, что воплощает в себе общепризнанный фаллический символ.

Заехав за Ивой, которая не заставила себя ждать и почти сразу вышла из дома, Данте удивленно прищурился и сглотнул. Потрясающе! Защищавшая от холодного кондиционера в аэропорту пашмина исчезла, и теперь Данте наконец-то мог полюбоваться невероятно тонкой талией и видневшимися из-под игривой пышной юбки стройными ножками. Когда она подошла поближе, он разглядел, что светлое платье расшито маргаритками, выглядевшими так, словно она только что сорвала их в саду. Неземная хрупкая красота, от которой невозможно отвести глаз…

Данте лишь головой покачал. Воздушное создание, что не принадлежит этому миру. И уж точно не его миру. И тут он осознал, что в руках у нее лишь один чемодан.

– Где моя сумка?

– Получишь, как только выполнишь свою часть сделки.

– Выполню свою часть сделки?

– После свадьбы.

– А что, если я захочу забрать ее прямо сейчас? Что ты сделаешь?

Данте уловил секундное замешательство, словно до нее только сейчас дошло, с кем она имеет дело, а потом бросила на него такой взгляд, что ему сразу же захотелось уложить ее на капот машины и зацеловать до потери чувств.

– Ты не в том положении, чтобы чего-то требовать. – Она уселась в машину столь грациозно, что ему мгновенно захотелось посмотреть на это движение еще раз. В замедленной съемке. – У меня есть то, чего ты хочешь, и тебе придется за это заплатить.

Данте завел мотор, гадая, понимает ли она, что он хочет не одну лишь сумку и к вечеру получит и то и другое.

– Куда едем?

– К дому родителей. Это в Суссексе, я покажу дорогу.

– Ива, мы оба знаем, что женщины отвратительно ориентируются на местности, так что просто скажи адрес, и я забью его в навигатор.

Она недоверчиво нахмурилась.

– Ты серьезно? Я уж как-нибудь отыщу дорогу в отчий дом без навигатора.

– Тогда не засни на полпути.

– Постараюсь, тем более что рядом с тобой все равно расслабиться не получится. – Откинувшись на спинку сиденья, она подробно рассказала, как ехать, а потом спросила: – И что в этой сумке такого, что ты так отчаянно хочешь ее вернуть?

– Трусы, как ты уже и сама успела убедиться.

Понимая, что он пытается ее смутить, Ива старательно напомнила себе, что отныне сама будет определять свою судьбу.

– Пары обычных трусов маловато, чтобы мужчина вроде тебя согласился изобразить парня совершенно незнакомой девушки, да еще и сопровождал ее на семейную свадьбу.

– Давай сразу кое-что проясним, хорошо? Во-первых, я не собираюсь обсуждать с тобой содержимое сумки. А во-вторых, я собираюсь изобразить твоего любовника, а не парня, если, конечно, твоя внешность не обманывает и тебе уже давно не пятнадцать.

– Мне двадцать шесть.

– Выглядишь младше.

– Так все говорят.

Данте немного помолчал.

– Это такой способ сказать, что я не оригинален?

– Понимай как хочешь.

– Расскажи мне что-нибудь о себе, – улыбнулся он, – раз уж собираешься убедить людей, что мы вместе.

Ива задумчиво разглядывала зеленый пригород, в очередной раз поражаясь своей любви к английской деревне. Зеленые изгороди, поля с пестрой россыпью незабудок и колокольчиков… Ей вдруг захотелось, чтобы все было по-настоящему и он был с ней не из-за какой-то случайно перепутанной сумки.

Но сколько ему рассказать? Так, чтобы не напугать и чтобы он не начал обращаться с ней так, словно она сделана из стекла и может в любую секунду разбиться. Что, если, узнав правду, он начнет ее жалеть? Она же этого не вынесет!

Уж лучше эта грубая надменность. Что угодно, лишь бы не боязливая услужливость. Да и вообще чаще всего, узнав ее историю, люди просто спасались бегством.

– Для начала можешь объяснить, зачем тебе вообще понадобилось мое сопровождение. Ты красивая женщина, и наверняка у тебя и кроме меня есть мужчины, что могли бы сопроводить тебя на свадьбу. Мужчины, которые хорошо тебя знают и куда лучше выполнили бы назначенную тобой роль.

Ива уставилась на ногти на ногах, выглядывающие из туфель с открытыми носами и выкрашенные в отвратительный персиковый цвет в тон отвратительного платья, которое пришлось надеть, потому что Камелия хотела, чтобы сестры выглядели настоящей «командой».

– Наверное, мне хотелось привести того, кого никто не знает.

– Как вариант. Или могла бы вообще никого не приводить. Разве не говорят, что чужие свадьбы отлично подходят для того, чтобы кого-нибудь себе найти? Тебе бы могло повезти. Или ты из тех женщин, что не могут считать себя полноценными, если рядом с ними нет мужчины?

Ива не верила собственным ушам. И как она могла хоть на секунду счесть эту грубость очаровательной? Лучше бы из коллег по журналу попросила кого-нибудь составить себе компанию. Правда, большинство работавших с ней мужчин были геями, да и сплетни там все обожали, и начни она подыскивать себе спутника, ее репутация мигом упала бы до нуля. Потому что ничего страшнее одиночества в мире моды просто не было.

Она украдкой взглянула на Данте. Ладно, пусть он и не слишком вежлив, но во всем остальном идеально подходит. Ива в очередной раз залюбовалась сидевшим рядом красавцем, которому двубортный костюм шел ничуть не меньше выцветших джинсов. А скорее даже больше. Костюм отлично подчеркивал мускулистое тело, заставляя ее отчетливо ощущать ширину плеч и крепость бедер. Засмотревшись на аккуратно причесанные волосы, Ива поймала себя на том, что хочет взъерошить их пальцами.

Почувствовав непривычное томление внизу живота, она беспокойно заерзала на сиденье. Ей показалось, или он тоже бросил на нее взгляд и довольно улыбнулся? Словно ясно видел, что творится с ее телом и как с каждой секундой становится все труднее и труднее ясно мыслить.

Ива облизнула губы.

– Я совсем не похожа на сестер, помнишь, я говорила, что их у меня три?

– Помню.

– У них всегда были сотни поклонников, а у меня нет.

– Почему?

Может, стоит все сразу рассказать? Признаться, как сильно болела в детстве и что никто не верил, что она сумеет выкарабкаться? И что побежденная болезнь все же оставила на ней следы, так что теперь она никому не подойдет в спутницы жизни?

Краем глаза уловив, как играют мышцы сильных ног, пока Данте жал на педали, Ива решила ничего не говорить. К чему выставлять себя жертвой? Сегодня она будет иной. Такой, какой всегда и хотела быть. Такой, какой она невольно чувствует себя рядом с этим мужчиной. Сексуальной.

Она слегка повела плечиками.

– С головой уходила в работу. Мир моды требует много внимания. И не терпит конкуренции. Я пришла в журнал сразу же по окончании университета и выкладывалась по полной. Сессия в купальниках на Карибах стала моим первым прорывом, и все в восторге. Думаю, теперь у меня будет больше времени на социальную жизнь. На следующем повороте направо, почти приехали, смотри, – она кивнула на указатель, – всего семь миль осталось, так что лучше теперь ты что-нибудь о себе расскажи.

Сбавив скорость, Данте свернул на узкую дорожку, представив, каким когда-то был бы его ответ. Наверняка бы первым делом он сказал, что у него есть близнец, потому что брат всегда был одной из важнейших частей его жизни, словно они были двумя половинками одного существа. Но это в прошлом. Они с Дарио уже давно не разговаривали. Целых шесть лет, с тех самых пор, как злость и негодование, вылившиеся в отвратительную сцену, привели к холодной отчужденности, что с годами лишь росла. И довольно быстро Данте понял, что проще делать вид, что брата вообще не существует, чем признавать, что они больше не общаются. И что от этого ему невыносимо больно.

– Наверняка же ты почитала обо мне в Интернете.

Она неуверенно на него взглянула.

– Ну да.

– И тебе мало?

– Да. Там довольно много неясного.

– Я плачу немалые деньги, чтобы так все и оставалось.

– Но почему?

– Чтобы избежать тех вопросов, которые ты хочешь задать.

– Уже совсем близко. За высоким деревом снова направо. – Слегка подавшись вперед, она указала, куда ехать. – Там говорится, что у тебя много родственников и есть брат-близнец, и мне стало интересно, каково это – иметь близнеца. И можете ли вы друг друга чувствовать так, как умеют некоторые близнецы. И…

– И что? – спросил он, когда она не стала договаривать.

Ива пожала плечами.

– О твоих родителях тоже почти ничего не сказано.

Сжав пальцы на руле, Данте осторожно припарковался около величественного, но слегка обветшавшего дома. Ива Гамильтон не только начала строить предположения о его близнеце, но и затронула ту часть жизни, которую он изо всех сил старался стереть. Неужели не понятно, что родители специально упомянуты лишь мельком?

Данте почувствовал, как вновь начинает злиться. Если бы не тиара, он уже высадил спутницу и, развернув машину, мчался бы в аэропорт. Личные вопросы, а тем более семью, он никогда не обсуждал. И обычно на каждом свидании он сразу ясно это обозначал.

Только вот это же не обычное свидание, верно? Это средство, что ведет его к цели. Глядя на обнаженные коленки, он почувствовал, как в нем вновь всколыхнулось желание.

– Не думаю, что мои родственники имеют сейчас какое-либо значение. Гораздо важнее выяснить, что нас заводит. Потому что, раз мы любовники, все должны сразу видеть, что мы весьма и весьма близки и плывем на одной волне. И для этого мне нужно изучить тебя чуть лучше.

И прежде чем Ива успела осознать, что происходит, он отстегнул ремни безопасности и притянул ее к себе так, словно проделывал это уже сотню раз. А в холодном взгляде было нечто такое, что… Может, она просто осознала, что он слишком сложен и многогранен и без толку даже пытаться его понять? Она машинально попыталась высвободиться, но Данте лишь усмехнулся и приник губами к ее губам.

Только на этот раз все было совсем не так, как в аэропорту. На этот раз Данте Дишон включил все свое мужское очарование и решил ясно показать, кто здесь хозяин. Вот только что-то ей подсказывало, что на этот раз поцелуй вообще ничего для него не значит.

Но это совершенно не помешало ее телу отреагировать.

Умелые губы с легкостью уговорили ее собственные приоткрыться, и она почувствовала, как напрягаются и твердеют соски. Понимает ли он, что стоило ему лишь раз к ней прикоснуться, и она сразу же оказалась в его власти? Поэтому ли он начал поглаживать ей грудь, когда она тихонько застонала и обвила руками его шею, чувствуя, как между ног нарастает сладкая боль, заставляя мечтать о продолжении.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении