Роберт Шекли.

Чужие: Геноцид. Чужая жатва (сборник)



скачать книгу бесплатно

7

Целый месяц своей жизни Александра Козловски потратила на подготовку этой экспедиции.

Она сделала глоток кофе, наблюдая, как последнюю партию припасов грузят на борт корабля. Александре удалось сократить дозу «Огня» до четверти таблетки в день. Сегодня она уже приняла свою норму и проклинала себя за то, что ей хочется еще. «Огонь» не был похож на алкоголь – после него никогда не было похмелья. «Ксено-Зип» напоминал ей сигареты, и от него так же трудно было отказаться. Она все-таки хотела бросить принимать его, доказать себе, что у нее есть воля. И именно из-за этого желания она так отвратительно чувствовала себя сейчас.

Через несколько часов они погрузятся на борт «Разии» вместе с учеными Дэниела и, само собой разумеется, с остальными пехотинцами.

Алекс Козловски сидела на бетонированной площадке посадочного трапа, соединяющегося с шаттлом, который вскоре покинет свой ангар и устремится в атмосферу. С другой стороны от нее располагался пост охраны и складское помещение. Утренняя заря едва успела показаться из туманного горизонта.

Она ссутулилась в кресле, наблюдая, как грузят деревянные ящики.

Нескончаемое количество груза.

Козловски несла личную ответственность за то, чтобы ее команда была обеспечена всем необходимым. В данной экспедиции она хотела контролировать абсолютно все, однако это было невозможно.

Мужчина, который доставил груз, со скучающим выражением на лице подошел к ней и протянул накладную, закрепленную на планшетке:

– Подпишите, пожалуйста.

Алекс взяла планшетку.

В накладной значилось только одно: «Оборудование».

– Как я могу проверить груз, если не знаю, что там?

– Послушайте, полковник, – ответил мужчина, – я просто выполняю свою работу. Можете взять лом и вскрыть пару ящиков. Однако они прочно закрыты и вещи внутри хорошо уложены. Вы потом вряд ли сможете запихнуть все содержимое обратно.

Парень был гражданским – скорее всего, государственным служащим, судя по его манере держаться. Козловски настороженно относилась к людям, с которыми ее не связывали профессиональные отношения. Именно поэтому парень ее раздражал. Но что она могла сделать? Отправить его убирать туалеты? Это обыкновенный третьесортный чиновник. Бюрократ, который водит грузовик и толкает тележки с грузом.

– Упс! – произнесла она и разорвала бумажку на мелкие кусочки.

Парень ошеломленно посмотрел на женщину:

– Полковник, теперь мне придется ехать за другой накладной. Зачем вы это сделали?

– Можешь пойти пожаловаться, зловонная жаба, но в следующий раз проявляй уважение, когда даешь леди бумагу на подпись.

Мужчина, ругаясь себе под нос, отправился за новой накладной, а Козловски решила осмотреть ящики снаружи.

«Совершенно секретно».

«Верх. Не кантовать».

«Осторожно, хрупкий груз!»

Один из ящиков был снабжен морозильной установкой.

– Так, понятно, – сказала Козловски, стуча пальцами по крышке ящика. – Подозреваю, что я узнаю о содержимом только тогда, когда мы будем находиться в сотне световых лет от Земли.

Алекс уже почти пожалела, что ввязалась в эту историю.

Нет, она была не прочь совершить межзвездный перелет.

Эта мысль ее радовала. И перспектива массового уничтожения ксеноморфов тоже казалась соблазнительной. Однако вся эта сопутствующая таинственность, наряду с невнятными обязанностями, начинала все больше ее раздражать. Она думала, что ответственна за всю миссию этой экспедиции, но спустя пару недель поняла, что ее полномочия ограничены лишь военным аспектом. Все остальные действия специалистов «Нео-Фарм» на борту корабля (а им предоставлено большое количество дополнительных помещений, что объясняло причину выбора такого огромного судна) были полностью вне контроля Козловски.

Может быть, поэтому ее и назначили командиром.

«Козловски? Да, она крутая, но все равно она – женщина! А женщины более покладисты», – представляла она рассуждения старых «пней» в форме.

Алекс Козловски улыбнулась своим мыслям. Подготовка – это еще только часть всей экспедиции. Она взяла дерьмо, которое ей преподнесли, хорошенько поджарила и положила сверху немного кетчупа. Но когда они окажутся между планетами и звездами, зараженными чужими, ребята из «Нео-Фарм» сильно пожалеют, если забыли захватить с собой специи, чтобы заглушить мерзкий запах и вкус.

Да, для нее этот полет будет настоящим развлечением, даже если им всем суждено погибнуть вместе с чужими.

Алекс чувствовала облегчение, покидая планету, на которой погиб Питер. Возможно, она найдет тот мир (или войну?), который она все это время искала.

Козловски неторопливо отправилась налить себе кофе, когда вдруг в дверь вошел человек. Сначала она подумала, что это «Мистер Грузчик» примчался с новой накладной.

Но оказалось, что это был не тот бюрократ низкого уровня.

Это был Дэниел Грант.

Грант не заметил ее. Он бежал прямо к трапу, явно намереваясь погрузиться на борт челнока вместе с багажом. Выглядел он действительно плохо: одежда испачкана и порвана, ботинки поцарапаны, волосы всклокочены.

– Привет! – крикнула Алекс.

Он обернулся, и первое, что заметила Козловски, были красные глаза и темные мешки под ними. Похоже, что эту ночь он не спал… или того хуже.

– Послушай, солдат, как мне подняться на борт?

– Грант? – поинтересовалась Александра и подошла ближе, подозрительно его рассматривая. – Неужели Король фармацевтики решил полетать?

– Да, так и есть. Так ты поможешь? – продолжал Грант. – Я ответственный за эту экспедицию.

– Перед вами полковник Козловски, мистер Грант. Последнее, что я помню, – вы собирались остаться на земле, вцепившись в нее руками и ногами, – сказала Алекс, и при этом она была слишком удивлена, чтобы съязвить удачнее.

– А, да… полковник… разумеется. Извините. Тяжелый выдался вечерок.

Он вздохнул и бросил взгляд на дверь, словно ожидал, что за ним кто-то гонится. Он выглядел потерянным и беззащитным. Грант был совсем не похож на того человека, которого она видела до этого. Что-то в нем ее очень насторожило… О чем-то напомнило…

– Тяжелый вечерок?

Однако солнце уже встало…

– Да…

Казалось, он забыл все слова. Бизнесмен постоянно оглядывался.

– Успокойтесь, мистер Грант. Кто бы вас ни преследовал, он не сможет проникнуть сюда через охранную систему, если только не подорвет весь периметр.

– Преследует? Ничего подобного. Просто я не мог уснуть всю ночь, вот и все. Выпил лишнего, упал пару раз…

– Может, вам показаться врачу?

– Нет, полковник. У меня все хорошо.

Алекс заметила, как Грант взял себя в руки. Невероятное усилие воли. Настоящее преображение. Как физическое, так и душевное. Он выпрямился, подобрал живот и нижнюю губу. К нему вернулось прежнее высокомерие, и глаза снова засияли жизнью.

– Я принял фундаментальное решение этой ночью, полковник.

– Правда?

– Да. Экспедиция имеет слишком большое значение для моей компании и для меня, конечно, чтобы позволить… Я имею в виду, чтобы позволить себе не участвовать в ней лично. Я позвонил адмиралу и генералу и обо всем договорился. Я лечу с вами, полковник Козловски, чтобы помочь, – сказал Дэниел и сделал глубокий вдох.

К этому моменту Грант выглядел намного лучше.

– Вот оно что. Это просто замечательно.

– Да. Официальные распоряжения поступят очень скоро. А теперь не будете ли вы так любезны показать мне, как пройти в пассажирский отсек челнока?

– И никакого багажа, мистер Грант?

– Эм… Нет. Решение было таким внезапным, что я даже не успел собраться. Я воспользуюсь тем, что есть на борту. Адмирал сказал, что на челноке есть средства связи, которыми я смогу воспользоваться, чтобы объяснить моим служащим ситуацию и дать необходимые инструкции заместителю, которого я оставлю на время своего отсутствия.

– Экспедиция продлится долго, мистер Грант. По меньшей мере четыре месяца. Всякое может случиться в вашей компании, пока вы отсутствуете.

– Я доверяю своим служащим. И доверяю вам и вашим людям на «Разии». В обоих случаях я имею дело не с новичками.

– Конечно, вы правы. Я надеюсь, что вы не совершаете ошибку. Там, куда мы летим, нас ждет множество опасностей.

Опасности, которые ждали Дэниела Гранта там, видимо, не так пугали главу компании, как те, которые ищут его «здесь».

Однако впереди еще много времени, чтобы разобраться в том, что произошло.

– Отлично. Мы возьмем вас на челнок в составе последней группы морпехов.

– Превосходно, полковник. Я рад, что смогу поработать с вами, – сказал Грант и не смог удержаться, чтобы не бросить взгляд на дверь. – Может, вы угостите меня чашечкой кофе и пончиком в военном стиле? О, и еще Алка-Зельтцером. Мне бы он очень помог.

Козловски подошла к Дэниелу и крепко сжала его плечо:

– Послушайте, Грант, вы теперь на моей территории. Я вам не рабыня.

Боже, как от него пахло перегаром!

– Вон автомат, обслужите себя сами.

Алекс ушла, чтобы заняться работой и проверить электродиспетчер. Она решила, что допустит Гранта на «Разию», только если получит соответствующий приказ, так как эта маленькая проблема в будущем может обернуться большой бедой.

8

Когда Грант закрыл глаза, он увидел перед собой ухмыляющееся лицо Фиска.

Грант был без сил. Он слишком устал.

Расположившись в гравитационном кресле в самом темном углу челнока, Дэниел убеждал себя, что находился в безопасности, что все хорошо, и что он снова может контролировать ситуацию.

Отдых. Ему катастрофически нужно хотя бы немного отдохнуть.

Жив, и это самое главное. Загнан, но жив. И зачем только он пошел вчера в ночной клуб? Грант прекрасно знал, что никаких денег Фиску не переводил, и знал, что однажды терпение верзилы лопнет.

Ошибка. Оплошность. Полный беспорядок. Конечно, такое больше никогда не повторится. У него в запасе есть несколько месяцев, чтобы разбогатеть. К тому времени нужные позарез деньги для «Нео-Фарм», а значит, для «Грант Индастриз», а значит, и для самого Гранта, наконец, появятся. Он уже позвонил своим помощникам и распорядился, чтобы они вернули Фиску все, что только смогут.

Также он отдал распоряжение уладить конфликт во «Фликерсе», выразить соболезнования семье бедняжки Мейбл Плейнер и убедиться, что страховая компания выплатила им деньги по причине смерти в рабочее время.

А еще Грант собирался делать то, что делал обычно.

Выживать.

Прошлой ночью Дэниел слишком близко подошел к краю пропасти. Еще чуть-чуть – и выживать больше не пришлось бы никогда.

Даже сейчас он не мог понять, как ему удалось скрыться. Должно быть, когда пули изрешетили кабинку и его спутницу Мейбл, в его мышцах включился какой-то дополнительный режим, потому что никогда еще в своей жизни Грант не увертывался, не полз, не бежал, и не прятался в укрытие с такой скоростью. Видимо, включилась в нем какая-то функция самосохранения. Он принял правильное решение, когда бросился на танцпол. Люди, извивающиеся и размахивающие руками, решили, что взрывы – это часть шоу, и продолжали танцевать. Грант не останавливался ни на секунду. Он нырнул к выходу, проскользнул мимо своего лимузина и все бежал и бежал, оставляя позади квартал за кварталом. Несколько раз ноги его не удержали, и он упал. Грант почувствовал себя в безопасности только когда поймал такси.

Но и на этом погоня не закончилось. Остаток ночи Дэниел провел на аллее, прячась между мусорными бачками, ожидая, когда за ним приедет один из помощников, чтобы отвезти к месту взлета космического корабля. Так, после бессонной ночи, он оказался на военной базе, благодаря судьбу за то, что остался жив.

И даже сейчас, когда он спрятался в челноке, который в состоянии выдержать даже термоядерный взрыв, Грант все равно вздрагивал от мыслей о Фиске. Он не хотел думать об этом. Точно не сейчас.

Поспать. Ему просто необходимо поспать. И плевать, увидит он отвратительную физиономию Фиска или нет.

– Простите, кресло рядом с вами не занято?

Грант в ужасе открыл глаза.

Над ним склонился мужчина, похожий на скандинавского бога.

Вылитый Тор, только с короткими волосами.

Впрочем, незнакомец не обладал суровым выражением лица скандинавского громовержца. Он был крупным светловолосым голубоглазым мужчиной с квадратным подбородком и приятной улыбкой. Парень выглядел не просто хорошо, а слишком хорошо. Даже форма сидела безупречно на его мускулистом теле.

«Настоящий предводитель», – подумал Грант.

– Нет, не занято. Пожалуйста, будьте моим гостем, располагайтесь.

Белокурый бог поставил свой рюкзак в ячейку и лег в кресло, не пристегиваясь.

– Меня зовут Хенриксон. Капрал Ларс Хенриксон, – сказал мужчина и протянул Гранту руку. – А вы, наверное, из команды «Нео-Фарм»?

– Да, я Дэниел Грант. Хозяин «Нео-Фарм».

Хенриксон ответил не сразу. Он тщательно переварил информацию.

– А мне сказали, что вы не собираетесь принимать участия в экспедиции, мистер Грант.

– Изменил решение в последний момент.

Хенриксон переварил и эту информацию, затем кивнул с таким видом, будто подобные решения – обычное дело.

– Понятно. Очень хорошо. Приятно видеть босса, который проявляет интерес к важным задачам и не боится, так сказать, немного запачкать руки, – сказал капрал.

Грант улыбнулся впервые за последние часы, казавшиеся ему тысячелетием.

– Возможно, я просто пытаюсь начать новую жизнь, капрал Хенриксон, – ответил Дэниел и закрыл глаза, дав понять собеседнику, что хотел бы остаться наедине со своими мыслями.

Однако Хенриксон был не из тех, кто понимал намеки.

– Это особое задание, – сказал он. – Я это нутром чувствую. В девяти случаях из десяти морпехи возвращаются из космоса с пустыми руками. Я это точно знаю, так как уже побывал в таких полетах. Поэтому, как только я узнал, что набирается команда для полета на планету Улей, сразу ухватился за эту возможность.

– А что, на Земле мало миссий по уничтожению чужих?

Хенриксон пожал плечами:

– Я убил несколько жуков. Главным образом в Европе на особых заданиях. Может меня и взяли, потому что опыт есть, хотя это вроде не главный критерий. Понимаете, я чувствую, что человеческой расе судьбой предопределена великая роль во Вселенной. И я тоже хочу внести свой вклад. Наверное, во мне говорит тщеславие, но мне кажется, что я обладаю нужными талантами, чтобы справиться с этой угрозой.

Грант ожидал, что цинизм Хенриксона эхом отзовется в его голове, но вместо этого почувствовал, что слова Ларса вызвали в его душе симпатию.

– Очень интересный антропоцентрический взгляд на Вселенную, капрал.

Хенриксон согласно кивнул:

– Да, сэр. Прошу прощения. Я слышал такую теорию, что люди – это просто случайность в схеме Вселенной. Однако я так не считаю. Вы спросите почему? Потому что мы – люди – для чего-то предназначены, черт побери. У нас есть ценности, устои и цель – сделать безбожное пространство хоть капельку лучше.

– Конечно, конечно! Это прекрасно подействует на слушателей. Я хочу сказать, что это послужит прекрасным началом для восстановления надломленного духа человечества.

– Знаю, сэр. Я очень хорошо это знаю, – с серьезным видом кивнул Хенриксон. – Именно поэтому я и здесь.

– Превосходно. Знаете, капрал, я думаю, у нас впереди будет еще много времени, чтобы обсудить все стороны этой философии, а пока что я бы хотел немного отдохнуть, пока челнок еще не отправился в путь. Помедитировать. Может быть, даже вздремнуть.

Хенриксон внимательно посмотрел на Гранта:

– О, конечно, у вас и правда усталый вид. Как же я сразу не заметил! Пожалуйста, закройте глаза, расслабьтесь. У меня есть свой собственный метод медитации. Будем заниматься вместе.

С этими словами капрал сосредоточился на точке впереди себя.

Здоровяк тоже ценил отдых. Надо было раньше воспользоваться этой тактикой.

Грант знал, что теперь в этой экспедиции у него будет человек, с которым можно поговорить по душам. Он уже жалел, что не включил в состав экспедиции никого из отдела связей с общественностью, чтобы записать прозвучавшие только что ценные мысли.

Наконец его тяжелые веки сомкнулись.

Однако покой продлился не более тридцати секунд: раздался топот солдатских сапог, грохот груза и шум разговоров.

– Слушай, парень, я тебе говорю, что так и было. Музыка являлась душой бит-поэзии. Страстная «черная» музыка городских улиц, приятель. Именно оттуда все и пошло!

Голос был раздражающе высокий.

– Послушай, Джестроу. Я же говорил, что мне нравится читать белые стихи двадцатого века. А ты почему-то думаешь, что я говорю о рифме. Я имею в виду таких поэтов, как Уильям Карлос Уильямс.

Грант приподнял усталые веки.

Двое солдат в форме и фуражках. Один белый, другой черный. Придирчивым знатоком поэзии и музыки оказался белый парень.

– Уильямс! Да это все равно, что Джон Баптист по сравнению с Алленом Гинзбергом!

– Извини, никогда о таком не слышал.

– А «Вопль»?[13]13
  «Вопль» – поэма одного из самых известных американских поэтов второй половины XX века Аллена Гинзберга, считающаяся самым известным произведением бит-поколения.


[Закрыть]
Ты читал белые стихи двадцатого века и не читал «Вопль»?

– Подожди, дай вспомнить… Может, и читал… Но я все равно не вижу связи между поэзией белого стиха и джазом!

– Не просто джаз, парень, а «би-боп»![14]14
  Бибоп, би-боп, боп – джазовый стиль, сложившийся в начале – середине 40-х годов XX века и характеризуемый быстрым темпом и сложными импровизациями, основанными на обыгрывании гармонии, а не мелодии.


[Закрыть]
Погоди, дай покажу.

Голоса слышались словно издалека, будто собеседники разговаривали по телефону, сделанному из консервных банок. Грант начал погружаться в сон.

Блааааааат!..

Ударила в ухо тонкая высокая октава.

Блииит… БЛИИИИИТ!..

Звуки напоминали скрежет ногтей по доске, на которой пишут мелом.

Грант подпрыгнул в кресле, не понимая где находится. Он поднял голову и снова уронил ее на спинку кресла.

Хонк… Хонк… ХООООНК!

Дэниел присмотрелся. На краю кресла, гримасничая, сидел чернокожий солдат в очках. Он закрыл уши руками. Напротив него стоял другой парень и у него тоже на носу были очки. Его тонкие губы впились в мундштук большого баритонального саксофона.

Оба мужчины были крепко сложены, но при этом лица их выражали невинность.

Блат… Блат… Блат!

– Ты что, не слышишь, Эллис? – сказал знаток музыки, после того как оторвался от мундштука.

Капрал Хенриксон величественно поднялся, словно статуя, олицетворяющая что-то среднее между аллегорией возмездия и бушующей силой природы, и гневно спросил:

– Вы когда-нибудь дадите отдохнуть?

Мускулатура Ларса все говорила за него. Разноцветные «двойняшки» вздрогнули от неожиданности.

– Извините, капрал.

– Мы так, чуть-чуть почирикали.

Хенриксон стоял подобно скале:

– Я вам сейчас крылья повыдергиваю! Здесь не место для игр!

Эллис выглядел так, словно согласился с капралом, но Джестроу, убиравший музыкальный инструмент в футляр, явно обиделся.

– Я бы тоже поспал, Джес, – сказал Эллис.

– Да, возможно, ты и прав. Продолжим этот разговор позже, хорошо?

– Как хочешь.

Хенриксон склонился над Грантом:

– Вы в порядке, сэр?

– Конечно. В ушах звенит, а сон как рукой сняло, но в остальном все хорошо.

– До официального объявления посадки на борт еще пятнадцать минут. Вы можете воспользоваться ими.

– Я постараюсь, капрал. Поверьте мне, я точно постараюсь.

Хенриксон бросил еще один грозный взгляд на дуэт и снова улегся в кресло. Грант почувствовал даже с закрытыми глазами, что Эллис и Джестроу смотрят на него с любопытством, пытаясь понять, кто он такой.

– Моя фамилия Грант, – сказал бизнесмен. – Благодаря мне вы оказались в этой экспедиции. Если не возражаете, познакомимся потом. Я хочу немного отдохнуть.

– О! – удивленно воскликнул первый мужчина.

– О, конечно, сэр, простите нас, – произнес второй.

– Да, мы будем сидеть тихо.

Послышался шепот:

– Тсс. Это Дэниел Грант, парень. А ты вопил своим саксофоном прямо ему в ухо!

– Откуда мне было знать? Я же его до этого никогда не видел!

Шепот постепенно превратился в неловкую тишину, и Грант снова провалился в тяжелый сон.

Который закончился слишком быстро.

Ему приснились родители, а он терпеть не мог видеть их во сне.

Гулкий звук шагов не разбудил Дэниела. Он просто слышал их сквозь сон.

Также слышались звуки передвигаемого багажа и хлопки дверей камер хранения. Все это никак не помешало Гранту.

Но вот когда прямо на него свалилось чье-то тело, Грант проснулся.

– Ууух! – воскликнул он.

– О, Боже! Чертов неровный пол! Простите!

Тот факт, что тело оказалось женским, немного смягчило боль и шок. Девушка хорошо выглядела и очень приятно пахла. Пышногрудая брюнетка с роскошными волосами максимальной длины, какую устав позволял носить женщине-морпеху. Ее темные глаза выражали глубокое раскаяние.

– Ничего, все в порядке, – ответил Грант, улыбаясь. – Я надеялся немного отдохнуть перед взлетом, но не получается.

Девушка встала куда более легко и грациозно, чем приземлилась на него до этого.

– По некоторым причинам я лучше справляюсь с искусственной гравитацией. А что касается невесомости, то там я как рыба в воде, – сказала девушка и пожала плечами. – Я – ребенок космоса, и жду с нетерпением, когда мы наконец поднимемся, – хлопая глазами с поволокой, продолжила она. – Скажите, я не могла вас раньше где-то видеть? О Боже! Вы – Дэниел Грант, финансовый магнат! Я видела вас по телевизору!

– Да, это я.

– Вид у вас ужасный. Я хотела сказать, что вам действительно нужно отдохнуть.

Девушка, прихрамывая, прошла к незанятому креслу, а Грант, несмотря на усталость, не смог оторвать глаз от ее восхитительно покачивающихся бедер. Она обернулась и добавила:

– Я слышала, что эта экспедиция вас не интересует. Никак не думала, что встречу вас лично!

– Что ж, привыкайте, рядовой, – сказал Хенриксон. – Мистер Грант летит с нами.

– Вы не шутите? Вот это новость!

Она вернулась, пригладила ладонью волосы и протянула ему руку.

– Меня зовут Эди Махоун, рядовой первого класса. Но я еще молода, и думаю, что у меня достаточно времени, чтобы сделать блистательную карьеру в морской пехоте.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

сообщить о нарушении