Чёрный Лев.

Cудьба и долг



скачать книгу бесплатно

Да, в чём-чём, а в самолюбии, Шаньи было не отказать. Но перед де Брианом, открылась ещё одна страничка жизни этого человека, полная загадок и тайн.

На площади у Норманнского дворца они вновь остановились.

– Когда-то здесь жизнь била ключом, а сейчас, обратите внимание, почти никого не видно. Этот дворец на месте арабского замка, начал строить в 1143 году, король Рожер II, а Фридрих II Гогенштауфен, внук Фридриха I Барбароссы и Рожера II, приказал переместить сюда, в Палермо, в Норманнский дворец, свой императорский двор, который был одним из ведущих королевских дворов всей Европы!

Да и вообще, расцвет Палермо пришёлся на первые Крестовые походы, когда в гавани города было тесно от стоявших там кораблей, а по улицам не протолкнуться от паломников и пилигримов, воинов и рыцарей-крестоносцев, купцов и авантюристов, направляющихся в Святую Землю, или обратно в Европу, ну и просто, праздно болтающихся жителей города.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
ПАЛЕРМО (продолжение)

Свернув с площади на одну из боковых улочек, всадники вскоре спешились перед большой таверной. Буше принял лошадей и повёл их в конюшню, а Шаньи и Бриан, вошли вовнутрь.

Шаньи, уверенно, как человек, который неоднократно бывал здесь, миновав общий зал, направился к одному из столов, отделённому от других деревянными перегородками, что было очень удобно для тех, кто не хотел привлекать к себе лишнего внимания.

Бриан, торопливо шёл вслед за ним.

Войдя в нишу, Бриан тихонько сказал:

– Я видел в зале одного из людей Перруджи, капитана Рисобаля.

– Да, я тоже его заметил, – так же тихо ответил де Шаньи.

Не успели они сесть на стулья, сложив шляпы и оружие на предусмотрительно стоявшую здесь же скамью, как на пороге нишы появился хозяин заведения, который сразу признал в новых посетителях состоятельных клиентов, по крайней мере, в одном из них, и решил первое знакомство провести с ними лично, не доверяя прислуге.

Несмотря на то, что в таверне было довольно многолюдно, нишы пустовали, так как хозяин, держал их только для таких вот, богатых и знатных сеньоров.

Хозяин таверны, здоровенный и тучный грек, заросший до самых глаз чёрной бородой, поклонился и…вопрос застыл у него на губах, потому что, судя по всему, он узнал Шаньи.

– Привет, Андреас, как поживаешь, как идут дела? – первым обратился к хозяину граф, и видя, что тот всё ещё не пришёл в себя, продолжил, – Принеси-ка ты нам, своего лучшего вина, да поесть, и приготовь нам комнаты, мы остановимся у тебя, думаю, на неделю.

И небрежным жестом, граф бросил на стол, испанский золотой дублон.

Хозяин таверны поспешно накрыл монету рукой, вновь поклонился и быстро вышел.

Бриан с любопытством понаблюдав за этой сценой, спросил:

– Вы планируете задержаться в Палермо?

– Пару лет назад я приезжал в Палермо. Тогда, мне надо было незаметно скрыться, и я воспользовался услугами этого Андреаса, щедро заплатив ему за помощь. А сейчас? Не знаю.

Люди со временем меняются. И если наш милейший хозяин захочет продать нас, то пускай думают, что мы будем гостить в этой таверне. А мы, тем временем, подкрепимся, уладим свои дела, и прощай Палермо.

В нишу, неся бутылки с вином и кружки, вошла девушка, как показалось де Бриану, очень хорошенькая девушка. Она мило улыбнулась, поставила на стол бутылки и кружки, для этого ей пришлось наклониться, и её полная, налитая грудь, волнующе заколыхалась. Александр судорожно сглотнул, и смотрел ей вслед, как она удалялась, плавно и возбуждающе покачивая своими широкими бёдрами.

Шаньи, веселясь, наблюдал за молодым бароном.

Увидев его лукавый взгляд, Бриан смутился и покраснел.

– Что, понравилась?

Де Бриан, кивнул головой.

– Это нормально в вашем возрасте. Да и в моём тоже, – сказал с улыбкой Шаньи.

За девушкой в нишу вошли двое лакеев, которые быстро накрыли стол, уставив его едой и посудой.

Буше ел в общем зале.

Поев, Шаньи прислонился к стене, потягивая вино, и поглядывая на заканчивающего есть де Бриана, о чём-то размышляя.

Кто-то шёл к нише, Бриан насторожился, Шаньи же, по-прежнему сидел неподвижно, не высказывая беспокойства.

В нишу вошёл капитан Рисобаль.

– Вы позволите, сеньоры?

И не дожидаясь приглашения сел на скамью, отодвинув шляпу, и перекрыв таким образом Шаньи и Бриану доступ к оружию.

– Добрый день, сеньоры. Вы меня помните? Я капитан Диего Рисобаль. Мы виделись на вилле Перруджи. Я пришёл к вам, чтобы выразить своё восхищение вашей храбростью. Я больше не служу Перруджи. В тот же вечер, после вашего визита, я попросил расчёт, и уволился с его службы. Поверьте мне, пару месяцев назад я нанялся к Перруджи, обучал его людей, но я не думал, что готовлю убийц. Да, я выполнял, некоторые довольно пикантные поручения Перруджи, но всегда честно, один на один, а не так, как при нападении на замок. Меня не поставили в известность, куда той ночью ушли люди. Меня не было среди напавших на ваш замок, сеньор барон!

А сейчас, я пришёл к вам, чтобы сказать – я не трус, и это я готов доказать любому! Не страх заставил меня тогда не ответить на ваш вызов, а моя честь, понятия о справедливости и о благородстве!

Вам известно, что через неделю после вашего визита, дона Себастьяна Перруджи хватил удар? Его парализовало и он умирает. Всеми делами, теперь заправляет Карлос. Он, а с ним четверо его людей, сейчас здесь, в Палермо. Ну вот, вроде бы и всё, что я хотел вам сказать.

Рисобаль встал, поклонился и направился к выходу. Затем обернулся и обратился к де Бриану:

– Синьор барон. Вы храбры и благородны, хотя и не мне судить о благородстве, сыну простого солдата, наёмнику на службе Фортуны, но знайте, если вам понадобится помощь или услуга другого рода, вы всегда можете рассчитывать на меня, дайте только знать, и где бы я не был…

Рисобаль вышел, в нишу вошёл Буше, который всё это время стоял за спиной Рисобаля, не видимый ему. К удивлению де Бриана, Шаньи положил на стол маленький пистолет, который он держал в левой руке, и который всё время был нацелен в живот Рисобаля.

– Буше, немедленно отправляйся в гавань, и найди корабль, который будет нас ждать в течение недели, курсируя в той бухте, на которую ты обратил моё внимание, когда мы ехали в замок барона Бриана. Помнишь?

Буше кивнул, взял протянутый графом кошель с деньгами, и вышел.

– Славный малый, этот Рисобаль, вы не находите, граф?

– Да. Если только он говорит правду. Мне хотелось бы ему верить. Я действительно не видел его среди нападавших. А дружбу с таким человеком, вы Александр, можете использовать себе на пользу. Ведь чем больше у человека друзей, тем лучше. Право не знаю, чем это вы его так поразили, что он готов отдать за вас жизнь?

– Сам теряюсь в догадках, Шарль.

Как-то не заметно для самого себя, Александр перешёл в общении с Шаньи на ты.

– Хозяин! – неожиданно громко вскричал граф.

На пороге появилась озабоченная физиономия хозяина таверны. С неизменным – Чего изволят, сеньоры? – он застыл, ожидая распоряжений или просьб.

– Входи Андреас, входи.

И когда Андреас вошёл, Шаньи обратился к нему:

– Андреас, ты давно здесь живёшь и наверняка знаешь всех в округе. Скажи-ка нам, нет ли здесь такого твоего соотечественника, который бы разбирался в крестьянском хозяйстве, и достаточно богатого, чтобы взять замок моего друга, – жест, в сторону де Бриана, – в аренду?

Польщённый Андреас задумался, сложив руки на своём огромном животе и беспрестанно шевеля пальцами.

– Есть такой человек, – через некоторое время отозвался грек, – Его зовут Маврикиос Зоргэс. Он купец, но у него в окрестностях города есть несколько полей, на которых выращивают виноград и оливки. Я думаю, он согласится. До меня доходили слухи, что он недавно искал какое-нибудь заброшенное поместье.

– Отлично Андреас. Пригласи его немедленно сюда, к нам. Мы хотим поговорить с ним.

– Но Зоргэс, очень занятой человек, сеньор. Я не думаю, что он…

– Сделай, как я прошу, и ты в накладе не останешься, поверь мне. Передай ему, что это очень выгодное предложение, в первую очередь для него. Я не знаю таких купцов, которые отказались бы от верной прибыли.

– Хорошо сеньор, я пошлю к Зоргэсу человека… Нет, лучше я схожу к нему сам, здесь недалеко, и сделаю всё, что смогу, чтобы уговорить его, сеньор.

– Молодец Андреас, держи за беспокойство – и Шаньи подбросил в воздух ещё один дублон, который грек ловко поймал, – получишь ещё три дублона, если приведёшь сюда Зоргэса. Наши комнаты готовы? Мы подождём там.

– Да сеньоры. Комнаты готовы, ваши вещи перенесены. Моя дочь Розалия, проводит вас.

Де Бриана, который с завистью смотрел, как Шаньи, легко и непринуждённо, тратит такие большие деньги, задумался о своём будущем, о том, сможет ли он разбогатеть так же как Шаньи, сможет ли он стать ещё богаче его, чтобы вот так же сорить деньгами. Или ему суждено в скором времени погибнуть, не испытав власти денег, не познав любви женщин, не изведав радостей жизни?

Из состояния задумчивости его вывело появление Розалии, той самой девушки, которая приносила вино. Де Бриан был молод, а в пятнадцать лет не хочется думать о горестях, и он сразу же, едва вновь увидев Розалию, забыл о своих думах. Схватив свою шляпу и оружие, Александр поспешил за ней и графом.

Девушка, первая поднималась по лестнице на второй этаж, за ней де Бриан, который вдыхал пьянящий аромат женщины. Шаньи задержался у стойки, чтобы взять себе ещё бутылку вина и рассмотреть посетителей таверны в главном зале.

Рисобаль всё ещё был здесь. Он одиноко сидел за одним из столов, глаза его были прикрыты, и казалось, что он спит. За другим столом расположилась большая, шумная, пьяная, весёлая компания мужчин и женщин. Оттуда раздавались тосты, громкая речь, смех мужчин и повизгивания женщин. Двое других посетителей ничем примечательным не отличались. По всей видимости, это были приказчики купца или дворянские слуги.

Поднявшись по лестнице, Шаньи направился к своей комнате. А зная расположение комнат в таверне Андреаса, и не сомневаясь, что грек, сражённый его щедростью, предоставил им лучшие комнаты, граф уверенно шёл по коридору.

Услышав возню и шум в одной из комнат, Шаньи заглянул вовнутрь, через неплотно прикрытую дверь. Увиденное заставило его удовлетворённо улыбнуться. В комнате Александр прижал Розалию к стене. Одна его рука изучала содержимое декольте девушки, а другая шарила у неё под юбкой. Девчонка не делала никаких попыток вырваться, напротив, она крепко обвила руками шею де Бриана, жарко и страстно целовала его губы, а ноги её были широко расставлены, чтобы облегчить барону доступ к её плоти.

Шаньи, улыбаясь, направился в свою комнату. Его друг, его воспитанник – становится мужчиной! Графу было от чего прийти в хорошее расположение духа!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
ПАЛЕРМО (Продолжение)

Ожидание затягивалось.

Колокол на церкви Санта-Марии дель Адмиральдо, называемой жителями Палермо Ла Марторана, построенная в 1143 году адмиралом короля Рожера II Георгием Антиохиским, православным греком, отзвонил четыре часа пополудни, но Андреаса, всё не было.

Александр и Розалия угомонились за тонкой перегородкой, разделяющей комнаты, вино было выпито, и Шарль де Морон, лежал на кровати, размышляя.

Если его и беспокоило долгое отсутствие Андреаса, то ни по его виду, ни по его поведению, об этом сказать было нельзя. Это было поведение человека, много испытавшего и много пережившего, и давно смирившегося с Судьбой, с её капризами и подарками.

Он думал о том, что будь его воля, он ни минуты бы более не задерживался в Палермо, а захватив Александра, уже сегодня вечером, отплыл бы во Францию. И чёрт с ним с замком, неужели Александр не понимает, что во Франции, если Судьба будет к нему благосклонна, он заработает и заслужит больше, много больше, конечно, если будет прислушиваться к его советам.

Но так поступить было нельзя. Де Бриан не захотел, вот так просто расстаться с замком. Перечить его воле Шаньи не хотелось, тем более, если Александр унаследовал упрямый характер своего отца. Это могло привести к соре. А Шаньи этого не хотел. Он поклялся его отцу, своему лучшему другу, памятью той, которую он любил всей душой и всем сердцем, что позаботится, окажет всяческую поддержку и помощь его сыну.

В этом были не только чувства, но и трезвый расчёт. Александр, прошедший хорошую школу под руководством Педро Петриналя, теперь имел прекраснейшую возможность закрепить свои знания при его поддержке. Способный юноша, очень способный. Вдвоём они многого смогут добиться – И пусть содрогнётся мир, узнав, что ты готов совершить! Да, и лучше держать его при себе, а то мало ли, найдётся какой-нибудь добрый самаритянин, который расскажет ему…

Размышления Шаньи прервали быстрые, грузные шаги и тяжёлое, сиплое дыхание Андреаса. Безошибочно подойдя к дверям комнаты Шаньи, постучав, он опасливо заглянул в комнату графа, и увидев его приглашающий жест рукой, вошёл в комнату.

То-то бы он удивился, если бы ошибся дверью и заглянул в комнату де Бриана, и увидел бы свою дочь, в объятиях Александра.

Лицо грека было красным как пурпур, по нему ручьями тёк пот. От пота также промокла и вся рубаха Андреаса, ноги и руки у него дрожали.

Шаньи сел на кровати.

– Сеньор, я привёл его. Сначала он спал – сиеста. Я терпеливо ждал. Потом он кушал, я опять ждал. Затем, мне пришлось долго его уговаривать, пока он не согласился. Сеньор Маврикиос Зоргэс, ожидает вас в низу.

При этом глаза Андреаса подозрительно бегали, что насторожило Шаньи.

– Хорошо, спасибо Андреас, ты отлично справился, на тебя можно положиться. Мы сейчас спустимся. Ступай.

Лицо Андреаса из красного стало багровым, а глаза ещё более воровато забегали.

– А плата? Ведь сеньор обещал мне…

Шаньи внутри, незаметно для Андреаса, всего передёрнуло. Как эта низкая тварь, может сомневаться в слове, данном дворянином? Только самообладание и выдержка не позволили графу, спустить эту сволочь с лестницы.

– Не переживай Андреас, я помню. И я всегда держу свои обещания.

Шаньи прицепил шпагу, засунул сзади за пояс кинжал, спрятал под колетом маленький пистолет, а в левом рукаве тонкий стилет, подумав, положил на кровать пару заряженных пистолетов, надел шляпу и вышел в коридор. Де Бриан уже ждал его. Из-за его плеча выглядывало личико Розалии.

Шаньи и Бриан спустились в общий зал.

Рисобаля уже не было. Из шумной и пьяной компании за столом осталось только двое мужчин, которые тупо таращились друг на друга мутными, оловянными глазами, один из них беспрестанно икал. Остальные спали, кто на полу, кто на лавке, а кто и уронив голову на стол. Одна из девиц спала прямо на столе, подол её был задран, обнажив ноги и белые, огромные ягодицы. За другими двумя столами сидели четверо мужчин, по двое за каждым столом, все вооружённые, сосредоточенные и внимательные. Шаньи почувствовал исходящую от них агрессию, и насторожился ещё больше.

Андреас, кивком головы, указал им на нишу, которую они занимали утром. Миновав двух телохранителей Зоргэса, стоявших при входе, они вошли туда.

Купец Зоргэс, маленький и сморщенный старичок весьма преклонных лет, с редкими, седыми волосами на висках и затылке, сидел на стуле, потягивая стаканчик холодного сухого вина. Все его пальцы на руках были унизаны кольцами и драгоценными перстнями, на шее висела массивная золотая цепь, непонятно каким образом не ломавшая тоненькую шейку своего владельца. Наряд довершал богатый камзол, щедро расшитый золотом и серебром.

При входе де Шаньи и де Бриана купец уставился на них вопрошающим взглядом. Шаньи и Бриан сели, на предусмотрительно поставленные Андреасом стулья. Оба телохранителя Зоргэса вошли следом за ними и встали у порога. Комнатка сразу стала тесной для пятерых человек.

Шаньи посмотрел на двух вошедших, Зоргэс перехватил его взгляд, и представил их:

– Мои сыновья, Пётр и Павел.

Граф кивнул и начал разговор, неожиданно для всех присутствующих, по-гречески.

Выдерживая правила этикета, прежде чем перейти к делам, он поинтересовался здоровьем купца, спросил, как у него идут дела и ещё пару вопросов в таком роде. Выслушав ответы Зоргэса, что он отлично себя чувствует, благодаря заступничеству Богоматери и дела у него идут отлично, Слава Всевышнему, Шаньи, после небольшой паузы, перешёл к основной части разговора.

Он спросил, не может ли уважаемый Зоргэс, взять в аренду поместье этого молодого дворянина (кивок головой в сторону де Бриана), превосходное поместье, с замком, с отличными полями, садами и виноградниками, ведь дело в том, что юноше надо уехать, пора ему поступить на службу, добиться почёта, уважения и славы.

Зоргэс, подумав несколько мгновений, спросил, что это за поместье.

И когда Шаньи сказал, что это замок Бриан, глаза Зоргэса округлились, он выпрямился, привалился спиной к стене и неожиданно засмеялся. Смех его был похож на хриплое карканье ворона, а из глаз катились слёзы. Отсмеявшись и вытерев платком глаза, Зоргэс спросил, так он видит перед собой тех двух дворян, которые нагнали страха на Перруджи, этого сына осла и свиньи. Да, он готов взять в аренду поместье столь храброго и многоуважаемого барона де Бриана, конечно, если арендная плата будет подходящей. Он не боится подыхающего старого пердуна Перруджи, у него достаточно людей, чтобы защитить замок, если эти скоты захотят прибрать его к рукам, тем более, что сейчас дела семьи Перруджи основательно пошатнулись, и пора прибрать к рукам их доходы. И Зоргэс, сжал свой маленький и сухонький кулачок и стукнул им по столу.

Договорившись об арендной плате, (Зоргэс, истинный купец, но тут приведённый в хорошее расположение духа, даже не стал торговаться), которую раз в полгода, грек должен был посылать по названному Шаньи адресу одного из банков в Париже, оговорив привилегированное положение крестьян де Бриана, которые на год освобождены от податей, записав договор на бумаге, которую вместе с перьями и чернилами принёс Андреас, указав в договоре (на этом настоял Зоргэс), что если барон де Бриан умрёт, не оставив наследников, то поместье переходит в собственность семьи купца, скрепив его подписями, граф встал, показывая этим, что разговор окончен.

Маврикиос Зоргэс, выдав де Бриану оговорённую сумму денег, уходил из таверны Андреаса, посмеиваясь, удовлетворённо потирая руки. В зале к ним присоединились двое из четверых вооружённых мужчин, один из которых, первым вышел на улицу, осмотрел оба её конца, а второй придерживал дверь. Дождавшись кивка от первого, что всё спокойно, второй кивнул Зоргэсу, и купец, в сопровождении своих сыновей, вышел на улицу.

Шаньи, который при разговоре с купцом был напряжён и натянут как струна, хотя по его лицу этого сказать было нельзя, на столько оно выражало искренность, доверие и радушие и лучилось улыбкой, проводив взглядом уходящего Зоргэса, позволил себе немного расслабиться.

– Уф, Александр, не люблю я этих купеческих сделок, не нравятся они мне, все эти торгаши и парвеню[8]8
  Парвеню – богатый человек незнатного происхождения, подражающий аристократам в своём поведении, манерах, одежде


[Закрыть]
. Разговариваешь с ними и видишь, что у них в глазах только деньги и прибыль. Так и хотят тебя обмануть. Будь моя воля, я бы их всех…

– Я ничего не понял из вашего разговора, но по роже этого купца, я понимаю, что сделка была успешной, только вот для кого, для него или для нас?

– Простите меня дорогой Александр. Простите, что не предупредил вас. Мы говорили по-гречески, и это не от недоверия к вам, а чтобы вызвать расположение этого Зоргэса. Это решение пришло ко мне внезапно, когда я рассмотрел и оценил его. Поверьте, сделка больше чем удачная для вас. Даже больше, чем я рассчитывал. Теперь у вас есть небольшой капитал и средства к существованию, значит пора в Париж. Как вы считаете?

– Я готов, граф.

– Замечательно. Тогда, настало время покинуть это заведение.

И Шаньи, а следом за ним Бриан, вышли в общий зал.

В зале уже был наведён порядок. Всех упившихся слуги Андреаса вытащили проспаться в конюшню. Двое вооружённых мужчин, по-прежнему сидели за столиком у двери, не удачно делая вид, что сидят непринуждённо, и что всё происходящее вокруг, их не касается. За столиком на противоположной стороне зала, сидели четверо мастеровых, которые обедали.

Шаньи подошёл к стойке, за которой возвышалась монументальная фигура Андреаса.

– Вот держи, – и Шаньи передал ему три дублона, – мы пойдём прогуляемся по Палермо. За комнаты заплачено на неделю вперёд, ведь так?

Андреас кивнул, и Шаньи направился к выходу.

От сильного рывка дверь распахнулась и в таверну вбежал Рисобаль. Почти столкнувшись на пороге с де Брианом, капитан перевёл дыхание и выпалил единым духом:

– Сеньор барон, спасайтесь. Альгвазил с солдатами, а с ним Карлос Перруджи и его люди, идут сюда!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13