Оксана Панкеева.

Поспорить с судьбой

(страница 5 из 32)

скачать книгу бесплатно

   – А конкретные сроки указали? – хитро прищурился шут.
   – К сожалению. До лета.
   – Вот и чудненько, – улыбнулся Жак. – Наконец-то вы и в самом деле женитесь. Решили, на ком?
   Его величество страдальчески поморщился.
   – Не надо об этом. А остальные как?
   – Остальные… Вот Элмар, к примеру, крепко задумался над вопросом: не много ли он пьет.
   – Наконец-то…
   – Не радуйтесь раньше времени, неизвестно, до чего он додумается. Вдруг решит, что наоборот, пьет слишком мало.
   – Не шути так. Тебе смешно, а у меня кузен спивается.
   – Да почему вы так решили? Может, все не настолько страшно, тем более, что он все-таки об этом задумался! А еще он мне рассказал, как вы страшны в гневе. Кстати, а почему вы Монкара не посадили?
   – Потом объясню. Долго рассказывать.
   – О ком вам еще рассказать? О Терезе я уже говорил… Ольгу еще не видел. Киру тоже не навещал. Встречал Эльвиру вчера утром, когда мы расходились по домам. Зашел к ней посмотреть, как она там. Стоит у окна и мечтательно смотрит вдаль, как будто к ней Карлсон прилетал. Так что с ней все в порядке.
   Король нахмурился, словно вдруг вспомнил что-то важное.
   – Жак, – спросил он. – А скажи честно, Эльвира до сих пор меня проклинает за то…
   – Да почему вы решили, что проклинает? Она просто осталась в твердом убеждении, что вы никудышний любовник, потому как грубы и неуважительны к партнерше. А кто виноват?
   – И она всем это говорит?
   – Ах, вон в чем дело! – догадался Жак. – Вы опасаетесь, что будущая королева наслушается о вас нелицеприятных суждений? В общем-то, такое может случиться. А вы поговорите с Эльвирой по душам, извинитесь по-человечески, а не так, как на церемонии, и попросите держать язык за зубами, потому как вам жениться надо… срочно. Она поймет. Или вы в качестве искупления на ней и решили жениться?
   – Я же просил – об этом ни слова.
   – О женитьбе? А почему, собственно? Давайте уж поговорим. Считайте это маленькой ответной пакостью от меня, – ухмыльнулся шут. – И не надо глаза закатывать. Почему вам так не хочется жениться? Я понимаю, это нелегкое решение, но я вот, к примеру, на Терезе женюсь. Как только оправится от удивления, тут же вспомнит, что она честная католичка, что мы живем в грехе, и немедленно мне об этом напомнит. И я сопротивляться не буду – женюсь.
   – Потому что ты ее любишь, – проворчал Шеллар.
   – Вам-то кто не дает? Полюбите и вы кого-нибудь. И не фиг рассказывать сказки о том, что вы не можете. А то я не знаю, что вы до сих пор бережете ту сережку, что Валента потеряла у вас в постели. Даже на шее носите.
   – Я не потому ее ношу, – возразил король.
   – А почему?
   – Вот приставучий! Только не говори никому… Она приобрела волшебную силу!..
Не знаю, каким образом. Я ее ношу как амулет.
   – Амулет? А от чего? – изумился Жак.
   – От любовной магии.
   – Так вот оно что! – засмеялся шут. – Бедные придворные дамы! Несчастная ведьма! И бедняжка Азиль. Она до сих пор думает, что виной всему матовая сфера, и переживает за вас. Вы хоть ей скажите… впрочем, нет, ей говорить нельзя, через сутки будет знать весь город. Но дело, собственно, не в этой сережке. Вы все равно изволили влюбиться, ваше величество, крепко и надолго. Так что вполне умеете и можете. Не хотите только, но это уже другой вопрос. И очень интересно было бы знать почему?
   – Не твое дело, – проворчал король. – Я уже говорил об этом с мэтром.
   – А со мной не желаете?
   – С меня и мэтра хватило. Отвяжись.
   – А вот не отвяжусь. Сдается мне, что есть один хороший способ заставить вас захотеть. Достаточно напоить так, чтобы вы перестали соображать, а затем угостить чем-нибудь вроде той же травки или приснопамятной фанги. Тогда вы сразу растормозитесь и забудете, что вы чего-то не можете и не хотите. Правда, активных действий от вас все равно не дождешься, так что, боюсь, придется вашей даме самой явиться в королевскую спальню…
   – Где она до утра будет пытаться меня разбудить, – сердито отозвался король. – Перестань издеваться над больным человеком. Опять розовых слонов захотелось? Не дождетесь! И оставь меня в покое, сколько можно просить?! Я тут король или хрен собачий?
   – А как вы сами думаете? – проворчал Жак.
   – И не хами королю! – Его величество попробовал засмеяться, но тут же вскрикнул и закусил губу.
   – Простите, – покаялся шут. – Я не хотел вас смешить, само вырвалось. Больше не буду. Уже недолго осталось, потерпите. Совсем чуть-чуть. Солнце практически село. Лучше давайте подумаем, что мы мэтру скажем. Вы же накурили в комнате, он сразу унюхает.
   – Мне все равно. Хуже уже не будет.
   – А я?
   – Пострадаешь немного за короля и отечество, – назидательно сказал король.
   Мэтр как чувствовал, что о нем зашел разговор, и появился еще до того, как Жак успел ответить.
   – Добрый вечер, – сказал он и тут же стал принюхиваться. – Кто здесь курил?
   – Я, – ответил король. – Добрый вечер, мэтр. Кстати, где моя трубка?
   – И думать забудьте, пока не поправитесь. А ты, дрянной мальчишка, еще раз посмеешь его угощать, больше сюда не войдешь, – сдвинул брови мэтр Истран.
   – Мэтр, прошу вас, – жалобно попросил его величество. – Верните мне трубку. Когда я курю, мне становится легче.
   – Ни в коем случае. И не просите.
   – Тогда я приказываю.
   – У себя в кабинете будете приказывать. А пока я занимаюсь вашим лечением, извольте меня слушаться. – Маг обернулся к Жаку и строго посмотрел на него: – А ты изволь убраться отсюда и не утомляй его величество глупыми разговорами. Даже не пытайся подсунуть под одеяло коробочку с сигаретами, которую ты прячешь в кармане. Я все вижу.
   Жак скорчил уморительную рожицу и развел руками.
   – Сдаюсь. Вы меня сделали, мэтр. Спокойной ночи, ваше величество.
   Он спрыгнул со стульчика, шутливо раскланялся и шмыгнул за дверь. Мэтр Истран приблизился к королю, занес руку, потом вдруг остановился и спросил:
   – А скажите, ваше величество, если бы вам предложили на выбор – обезболивающее заклинание или трубку, что бы вы выбрали?
   – Это сложный вопрос, – серьезно сказал Шеллар III. – Тут надо сесть и крепко подумать. Трубки три придется выкурить, не меньше. А выкурив три трубки и крепко подумав, я выберу заклинание.
   – Все шутить изволите? – покачал головой придворный маг и повторил вчерашнюю процедуру с невидимым гвоздем.
   Король вздохнул с неописуемым облегчением и вытянулся поудобнее.
   – Будете спать, ваше величество, или желаете побеседовать? – спросил мэтр, с улыбкой наблюдая за ним. – Только, разумеется, тему курения можете сразу считать закрытой.
   – Что ж делать, – смиренно согласился Шеллар, втайне надеясь, что верный шут все-таки что-нибудь придумает. – Присаживайтесь, можно и побеседовать. Только я вас умоляю, не о женитьбе, Жак меня уже утомил этой темой. Поимейте хоть вы сочувствие, пока я не поправлюсь. Кстати, долго мне еще так лежать?
   – У вас опять нашлись какие-то неотложные государственные дела? – Мэтр остановился, не дойдя до стула, и приготовился к новой битве.
   – Нет… Впрочем, они всегда есть, но я спрашиваю, просто чтобы знать.
   – Вы сами почувствуете. Еще несколько дней. И убедительно вас прошу больше не подвергать организм подобным перегрузкам. Потерпите. Тем более, это заседание вполне могли провести и без вас.
   – Без меня? – нахмурился король. – Тогда с кем же? С моим с утра пьяным кузеном?
   – Вы несправедливы к его высочеству. Он вовсе не был пьян. Кстати, не будете ли вы так любезны хотя бы сейчас объяснить, что у вас там произошло на заседании? Я не стал расспрашивать днем, видя, в каком вы состоянии, а его высочество очень быстро исчез.
   – А что? – безмятежно спросил Шеллар.
   – Да ничего особенного, только шум стоял такой, что дворец трясся и стекла звенели. И потом все придворные маги до обеда бегали как подстреленные гоблины. У графа Монкара сердечный приступ, у казначея поднялось давление, у министра иностранных дел инфаркт, еще было четыре сосудистых криза, два сердечных приступа, два нервных припадка и один тяжелый случай внезапного заикания.
   Его величество затрясся от беззвучного смеха.
   – Вам смешно, ваше величество? Поделитесь же со мной вашей радостью, что произошло на заседании?
   – Да ничего выдающегося. Было бы от чего в обморок падать! Между прочим, Зиновий на каждом заседании вытворяет даже похлеще этого – орет, ругается, пинает кресла и посохом по столу лупит что есть силы. И, между прочим, никаких инфарктов и прочих заиканий. А наши господа просто какие-то все изнеженные. Не плюнь на них! Никогда короля в гневе не видели.
   – Жаль, – улыбнулся придворный маг.
   – Что – жаль?
   – Жаль, что меня там не было. Хотел бы я посмотреть на короля в гневе. Значит это вы там кричали так, что вылетели стекла? Тогда понятно, почему вы вернулись в таком плачевном состоянии. Не бережете себя, ваше величество, – покачал головой мэтр. – Зачем вам понадобилось туда ходить? Флавиус бы прекрасно справился.
   – Мэтр, – укоризненно отозвался король. – Если все сваливать на Флавиуса, наши господа так и не вспомнят, кто у них король. По-моему, они искренне верят, что король – это такой специальный господин, который тут околачивается, чтобы им было над кем посмеяться. Неужели вы не рады, что я научился гневаться?
   – Рад, конечно, – согласился мэтр. – А как вы себя чувствуете сейчас?
   – Замечательно. Мне так хорошо… Я вас еле дождался.
   – Понимаю, – кивнул волшебник. – К сожалению, перерывы делать все равно придется, так что потерпите несколько дней. Потом станет легче. Это весьма неприятно, но я полагаю, вы справитесь.
   – А куда я денусь? – король слегка пожал здоровым плечом.
   – Это верно, никуда… Когда поправитесь, настоятельно рекомендую поехать куда-нибудь к морю отдохнуть. Вы в этом крайне нуждаетесь.
   – Может быть… Не знаю… Во всяком случае, сначала женюсь.
   – Вы столь решительно настроены?
   – Я же дал слово. Мэтр, а вы мне ничего не посоветуете по этому поводу? Я в полной растерянности, если честно. Вы там что-то говорили о конкретных кандидатурах…
   – Ваше величество, – серьезно сказал придворный маг. – Скажите честно: вы хотите быть счастливым?
   – А это возможно?
   – Вполне. Просто прислушайтесь к тому, что подскажет вам сердце. Оно ведь у вас не каменное. И оно обязательно даст вам знать, когда вы встретите ту единственную, которая способна сделать вас счастливым. А когда ваше мудрое сердце подпрыгнет, ударится о ребра и скажет «это она!», не возражайте ему, оно знает лучше. Дайте волю и следуйте его велениям.
   Его величество тяжко вздохнул:
   – А она возьмет и откажет.
   – Знаете что? – не выдержал мэтр. – Давайте вернемся к этому разговору, когда поправитесь. А то вы начинаете ныть и жаловаться. Если откажет, женитесь на старшей дочери Агнессы и покончите с этим неприятным делом. Все равно принцесс больше нет.
   – Мэтр, вы шутите! – ужаснулся король. – Ей же семнадцать лет! Да еще такая наследственность!
   – Что вы, ваше величество! Ни одной из трех галлантских принцесс король Луи IX не приходится отцом. А что касается возраста… Первого любовника принцесса завела еще в тринадцать, так что вам не придется ее ничему учить.
   – Простите, мэтр, но если мне все равно придется жениться на шлюхе, то лучше уж пусть будет Камилла.
   – По-моему, вы устали, ваше величество, – засмеялся мэтр. – Давайте к этому разговору вернемся, если ваша избранница вам действительно откажет. А пока – спокойной ночи.
   Король, вздохнув, попрощался со старым волшебником, и мэтр удалился, не прибегая к телепортации, через дверь, как обычные люди. А как только его шаги затихли в коридоре, появился принц Мафей. Он возник из серого тумана прямо на своем любимом стульчике и заулыбался, видимо, радуясь точному попаданию.
   – Ты что, специально ждал, когда мэтр уйдет? – улыбнулся Шеллар.
   – Да, – честно признался Мафей. – А ты меня засек?
   – Просто догадался. Проведать решил?
   – Конечно. Я по тебе соскучился. На вот, Жак просил тебе передать, – на одеяло мягко шлепнулась коробочка с сигаретами.
   – Спасибо! – умилился король и немедленно потянулся за свечой, чтобы прикурить. Мафей с интересом понаблюдал за его действиями, чуть склонив набок голову, и вдруг спросил:
   – Шеллар, а эльфы курят?
   – Понятия не имею. У мэтра спроси. Никогда не видел курящего эльфа… Стой, ты о чем это? Не смей и пробовать! Уши оборву! Мал еще!
   – Шеллар, хоть ты оставь в покое мои уши! – обиделся принц. – Я уже не маленький! Сколько лет было тебе, когда ты начал курить?
   – Двенадцать, – честно признался король. – Но я же человек. А гоняли и наказывали меня за это лет до шестнадцати.
   – Правда? – оживился Мафей. – Тебя тоже наказывали?
   – Конечно. Мэтр был категорически против курения, особенно в моем возрасте. А мне хотелось быть взрослым и самостоятельным.
   – А за что тебя еще наказывали?
   – Да, пожалуй, больше ни за что. В остальном я был послушным и благовоспитанным мальчиком. Ну разве что иногда за некоторые эксперименты. Я всегда был очень любопытным и любил экспериментировать… с разными вещами. Просто, чтобы посмотреть, что получится.
   – Ты увлекался алхимией? – изумился принц.
   – И алхимией тоже.
   – А еще чем?
   – Криминалистикой, психологией, биологией, даже астрологией немного, но это было самое невинное мое увлечение.
   – А просто так ты никогда не шалил?
   – Не припоминаю. Разве что за компанию с Элмаром, он вечно придумывал что-нибудь веселое.
   – И вас наказывали, как и меня?
   – Элмара наказывали.
   – А тебя?
   – Я не попадался. Даже результаты своих экспериментов ухитрялся скрывать. Хотя это не всегда удавалось… Однажды я, к примеру, устроил пожар в своей учебной комнате. Причем никого не позвал на помощь и потушил огонь самостоятельно, но последствия были катастрофическими – стол и занавески сгорели полностью, шкаф и две стены обгорели… И вот сижу я в своей погоревшей комнате и удрученно думаю, что же скажу мэтру, когда он это все увидит. И вдруг является кузина Нона, удивленно смотрит вокруг и спрашивает: «А что тут случилось?» Я объясняю что и какая у меня проблема. Нона подумала минут пять и выдала, на ее взгляд, бесценный совет: «Надо в комнате побрызгать духами, чтобы горелым не воняло, и никто ничего не заметит».
   Мафей улыбнулся и спросил с живейшим интересом:
   – Так ты придумал, как скрыть следы пожара, или тебе все-таки попало?
   – Конечно попало. Как можно скрыть обгоревшие стены?
   – А вот если бы тебе, к примеру, нужно было скрыть только стол, что бы ты сделал?
   Король пристально посмотрел на кузена и подозрительно поинтересовался:
   – Малыш, что такое ты сделал со столом?
   – Ты опять догадался? – скорбно вздохнул Мафей. – Я нечаянно завернул его спиралью.
   – Стол? – изумился его величество. – Твой большой письменный стол? Как это возможно? И он не сломался?
   – Местами сломался… – снова вздохнул Мафей. – Поколдовал неудачно.
   – Разумеется без спросу. И теперь боишься за это соответственного наказания.
   – Конечно. Так можно что-нибудь придумать? – с надеждой спросил он.
   – Единственное, что можно сделать – это заменить его на такой же, если найдешь. Или поколдовать снова. Эх, Мафей, некому тебе все-таки уши намять… Как тебе такое удается? Свернуть спиралью стол… А?
   – Ты только мэтру не говори, – попросил принц. – Вдруг я все-таки смогу стол куда-то спрятать. А то он мне грозился уши надрать… Сказал, что это действенный метод моего воспитания, который даже на тебя в свое время произвел впечатление… А тебя он тоже за уши таскал?
   – Нет, – усмехнулся король. – Меня он один раз отодрал ремнем.
   – Это больно? – скривился его высочество.
   – Очень.
   – Больнее, чем за уши?
   – Думаю, да. Но меня за уши не таскали, так что лучше спроси Элмара. Его в детстве и за уши драли, и ремнем, и даже кнутом, кажется. У него была очень суровая матушка. Варвары, что с них взять?
   Мафей повертелся на своем стульчике, помялся, потом все-таки спросил:
   – Шеллар, а как ты начал встречаться с девушками?
   – Я с ними не встречался, – неохотно ответил король. – Об этом тоже лучше спроси у Элмара.
   – Спрошу, – пообещал кузен. – Я всех спрашиваю. Вот и у тебя тоже. Как-то же ты начал?
   – Мафей, мой опыт в этой области тебе не пригодится. Если тебе так уж интересно, все началось с того, что однажды мы с Элмаром напились, и он завел разговор о женщинах. Узнав, что у меня до сих пор никого не было – а мне тогда исполнилось семнадцать, – он пришел в ужас и немедленно потащил к каким-то знакомым блудницам… Так что это совершенно неинтересно, не романтично и весьма пошло, должен заметить. Тебе так начинать не рекомендую. Равно как и использовать то, что ты видел в моей спальне, в качестве примера для подражания. Понятно?
   – Понятно, – согласился Мафей. – Хотя у тебя в спальне все равно темно и ничего толком не видно. Жаль, что я не могу видеть за пределами дворца…
   – Что, на Жака хочешь посмотреть? Или на Элмара?
   – Элмара я уже видел позавчера.
   – Он знает? – коварно поинтересовался король.
   – Нет! – испугался незадачливый наблюдатель. – Не говори ему! А то он тоже рассердится…
   – Тоже? А кого ты уже успел рассердить?… А, имеешь в виду Кантора, когда он тебя засек и грозился оборвать уши? Ты смотри, он не посмотрит, что ты принц. Тебе не рассказывали, как он обругал графа Монкара и выставил из моей гостиной?
   – Рассказывали, – повеселел Мафей. – Шеллар, ты же не скажешь Элмару? А то ведь правда рассердится.
   – Да не скажу, не скажу. Иди спать, а то у нас разговор зашел совсем не о том… Да и устал я, если честно. Приходи завтра, расскажешь, что там с твоим столом.
   – Ладно, – вздохнул эльф. – Спокойной ночи.


   – Гвидо, ты уверен, что правильно понял инструкции?
 Р. Л. Асприн

   – Может, теперь ты объяснишь, в чем дело? – поинтересовался Кантор, оглядывая лабораторию мэтра Альберто. – С чего вдруг ты меня сдернул с задания и притащил телепортом неизвестно куда? И что за дурная манера завязывать глаза при телепортации? Что, наш маг настолько засекречен?
   – Так надо, – угрюмо ответил Амарго, переодеваясь в мантию. – И вовсе не неизвестно куда, а в твой любимый Ортан. Задание у меня для тебя будет. Мне срочно нужен человек, который вхож в королевский дворец, а Стеллу я светить не хочу.
   – Нашел тоже вхожего! – проворчал Кантор. – Кто меня туда пустит?
   – Пусть тебя твои друзья проводят. Найдешь повод. Это очень важно и крайне срочно.
   – Понял. Что я должен делать?
   Амарго вздохнул и объяснил:
   – Искать товарища Пассионарио.
   – Во дворце? – Кантор слегка ошалел от такого поворота. – С какой стати он должен быть там? Начал наносить официальные визиты королевским домам и снова потерялся?
   – Баба у него завелась, – неохотно проворчал командир. – Ни много, ни мало придворная дама.
   – У нашего идеолога роковая любовь? И он застрял у своей дамы дольше положенного? А тебе не кажется, что я буду выглядеть полным идиотом, когда явлюсь и начну звать его домой?
   – Дело не в том, – Амарго снова вздохнул и задумался, формулируя ответ. – Мы с ним поссорились. Может, я что-то лишнее сказал, но достал он меня, до самых печенок достал! Этот паршивец додумался самостоятельно телепортироваться непонятно куда, и пять дней его носило по каким-то безлюдным местам, пока не вынесло сюда. В королевский дворец, где его и приютила придворная дама, в которую он тут же влюбился… Ну, ты же его знаешь, Пассионарио вообще влюбчивый товарищ. И он решил, что теперь уже научился телепортироваться, чтобы шастать на свидания. Я ему попытался это запретить. Он на меня обиделся, показал два пальца и исчез прямо из штабной хижины.
   – Так его во дворце может и не быть? – уточнил Кантор. – Это только твое предположение?
   – Это единственная надежда. Иначе я не знаю, где его еще искать.
   – Понятно. И насколько сильно вы с ним поссорились? Что я ему должен сказать, если он и мне покажет те же два пальца и пошлет куда-нибудь с тобой вместе?
   – Насколько сильно… не знаю. Я его часто отчитывал, как и тебя, и ничего подобного не случалось.
   – Как и меня? Амарго, а кто из вас вообще у нас главный – ты или он?
   – Формально – он. Но если его периодически не воспитывать, он все развалит.
   – Так на кой нам тогда такой лидер? Свои пламенные речи он вполне может говорить в качестве кого-нибудь попроще. Ты же сам прекрасно знаешь, что он бард, да еще полуэльф, зачем было делать его главным?
   – Так надо, – проворчал Амарго. – И не твое это дело. Что-то ты начал слишком много вопросов задавать.
   – Извини. Я не знал, что это какая-то непонятная необходимость. Так что ты ему наговорил?
   – Что он безответственный, бестолковый… ну, в этом духе. Запретил ему всякие эксперименты с магией и посулил надеть ошейник… И, разумеется, запретил шастать к своей даме. В ответ на это он показал мне два пальца и смылся. У тебя научился, что ли? Он всегда был спокойным и покладистым, а тут вдруг как с цепи сорвался.
   – Послушай, а что ты от него хотел? Он тебе не мальчик – отчитывать его и что-то запрещать! Уж не знаю, зачем кому-то понадобилось делать его лидером, но раз сделали, хоть чуть-чуть его уважайте. Он такой же мужчина, как все. Конечно, годы бродяжничества немного пообломали его гордость, но это же не значит, что ее совсем не осталось. Понятное дело, он обиделся. Ты ему почаще демонстрируй, что он только формальный лидер, он вообще однажды плюнет тебе в морду и уйдет.
   – Вот я и боюсь, – вздохнул Амарго, – что он именно это сделал. Кантор, попробуй убедить его вернуться. Даже если он настолько обиделся… постарайся как-нибудь повлиять на него. Ты же был его наставником, даже пюпитром бил… Может, он тебя послушает?
   – И что я должен ему сказать? Что он нам нужен? А если он спросит «зачем?», ответить, что мне этого знать не положено? Очень убедительно. Мне сложно будет его убеждать, потому что, на мой взгляд, он прав. Странно, что он не сделал этого раньше.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное