Фридрих Незнанский.

Объект закрытого доступа

(страница 4 из 22)

скачать книгу бесплатно

– Просто бизнесмен? – Альхаров усмехнулся, блеснув в полумраке полоской зубов. – Э, нет, детка. Да будет тебе известно, ты сейчас говоришь не с кем-нибудь, а с полковником КГБ! С бывшим, конечно, но… – Полоска зубов снова блеснула в полумраке. – В этом деле не бывает бывших. Но только об этом – тс-с-с! – Владлен Владленович приложил к губам толстый палец.

Элеонора засмеялась, быстрым ласковым движением взъерошила ему редкие волосы и повернулась, чтоб затушить в пепельнице сигарету. Отблеск фонаря упал на ее голое плечо. В глазах у Альхарова помутилось. Он схватил Элеонору за плечо и развернул ее к себе.

– Подожди, котик, – сказала Элеонора и положила ему на губы теплый пальчик. – Давай сперва выпьем вина. У меня пересохло в горле.

– Вина? – ошалело спросил Альхаров. До него не сразу дошел смысл этого слова, а когда дошел, он горячо кивнул: – Давай!

И потянулся за вином.

Темнота скрывала лучистые глаза Элеоноры. Но если бы Владлен Владленович включил свет, он бы увидел, каким хищным и коварным кошачьим блеском они светятся, когда она смотрит на него.

5

Москва. Кабинет секретаря Совета безопасности В. И. Петрова.


Виктор Игоревич почувствовал, как вспотела рука, держащая телефонную трубку. Однако, когда он заговорил снова, голос его звучал твердо и уверенно:

– Операция должна быть строго засекречена, Вадим Вадимович. Настолько, чтобы о ней не были поставлены в известность ни ФСБ, ни МВД, ни Министерство обороны. – Петров на мгновение осекся, потом добавил: – Возможно, за исключением глав этих служб.

Он замолчал, ожидая реакции президента. Прошло несколько томительных секунд. Петров переложил телефонную трубку из правой руки в левую и вытер вспотевшую правую ладонь о колено.

– Эта секретность обоснована? – спросил наконец президент.

– Да, Вадим Вадимович. Я получил сведения о том, что в этих ведомствах работают люди, снабжающие террористов секретной информацией. Они могут помешать правильному ходу задуманной операции по обезвреживанию террористов…

– Да, да, мы это уже обсуждали. Вы предполагаете задержать участников террористической акции в момент ее реализации?

– Да.

Президент вновь выдержал паузу.

– Виктор Игоревич, – заговорил он, слегка понизив голос, – надеюсь, вы понимаете, насколько осторожно вы должны действовать? Понимаете, на какой риск мы идем и что поставлено на карту?

– Да, Вадим Вадимович. Я все понимаю.

– Что ж, если вы все тщательно продумали… Кстати, насчет кадрового вопроса. У вас уже есть кто-нибудь на примете?

– Да, есть. Я намереваюсь пригласить их к себе на личную беседу.

– Это правильно. Действуйте незамедлительно. Обо всех результатах докладывать мне напрямую. До свиданья.

– До свиданья, Вадим Вадимович.

В трубке послышались короткие гудки. Виктор Игоревич положил трубку на рычаг, медленно повернул голову и посмотрел в окно, хрипло вздохнув, достал из кармана платок и промокнул вспотевший лоб.

6

Сигарета в пальцах Вячеслава Ивановича Грязнова догорела до самого фильтра и погасла сама собой, оставив после себя расплывающееся облако сизого дыма.

– Вот такие пироги, – закончил свой рассказ Грязнов и вмял окурок в пепельницу.

Некоторое время в кабинете висела тишина.

Александр Борисович Турецкий задумчиво потирал пальцем подбородок, Меркулов помешивал ложечкой давно остывший чай.

Первым заговорил Турецкий:

– Слав, а ты давно работаешь с этой Пташкой Божьей? Кстати, почему Пташка Божья? Что за дурацкая кличка?

– Потому что живет, как пташка Божья, – объяснил Вячеслав Иванович. – Нигде не работает, побирается там-сям и довольствуется малым. А работаю я с ним… не помню точно, сколько лет, но у меня такое ощущение, что он был всегда.

– Странно, как он до сих пор квартиру не пропил. При такой-то жизни, – заметил Меркулов, пробуя остывший чай.

– Квартира – это его якорь, – сказал Грязнов. – Однажды он ее чуть не потерял, так участковый его потом из петли вынимал. Прямо во дворе повеситься хотел. Благо, мы тех аферистов вычислили и наказали, а квартиру Пташке вернули.

– Понятно, почему он к тебе первому побежал, – сказал Турецкий. – А с головой у него с тех пор все в порядке? Может, у него слуховые галлюцинации? Ты же сам говоришь, они там самогоночкой развлекались. Может, почудилось ему про подкоп-то? Или приснилось.

Грязнов холодно дернул уголком губ и сказал:

– Не знаю, как насчет слуховых галлюцинаций, а со зрением у Пташки точно все в порядке. Я послал своего человека к его дому. Он этого Али пробил, и вот уже час по городу водит.

– И как?

Грязнов вздохнул:

– Пока глухо. Обычный маршрут туриста: Красная площадь, Кремль, Арбат. На цифровую камеру все снимает. Фотограф, блин!

Турецкий побарабанил пальцами по столу.

– Транжир ты, Слава, – без всякого энтузиазма сказал он. – У нас тут каждый человек на счету, а ты кадрами разбрасываешься. Что у тебя, забот мало, что ты оперативника впустую по городу гоняешь?

– Мне тоже плохо верится, – вежливо сказал Меркулов. – Кому придет в голову устраивать подкоп под Кремлем?

– Но сигнал-то проверить надо было, – возразил коллегам Грязнов. – Кстати, документы у этого «горбоносого» мы уже проверили. Зовут Али. Фамилия – Алиев. Между прочим, уроженец Чечни.

– Ну, это еще ни о чем не говорит.

– А что ты предлагаешь? – рассердился Вячеслав Иванович. – Взять его да хорошенько потрясти? Думаешь, с него информация сама собой посыплется? Нет, душа моя. Он тебе ухмыльнется в лицо и скажет: ничего не было, ничего не знаю. А насчет подкопа под Кремлем – это вообще бред сивой кобылы.

– Да ладно, Слав, не кипятись. – Турецкий пожал плечами. – Я ведь на тебя не наезжаю и твои действия не оспариваю. Я просто высказываю свое мнение.

– Знаешь что, Сань, возьми-ка ты свое драгоценное мнение и засунь его…

На столе Меркулова пискнул коммутатор. Константин Дмитриевич нажал на кнопку.

– Константин Дмитриевич, к вам курьер с письмом, – прощебетал из динамика голос секретарши.


Вручив Меркулову письмо, молодой курьер с выправкой военного и лицом гипсовой статуи щелкнул каблуками и удалился. Меркулов пробежал глазами письмо, хмыкнул:

– Гм… Интересно.

– Что там? – полюбопытствовал Александр Борисович.

– Нас вызывает к себе секретарь Совета безопасности, – сказал Меркулов.

Турецкий прищурился:

– Кого это «нас»?

– Меня, тебя и Грязнова.

Турецкий и Грязнов удивленно переглянулись. Затем Александр Борисович протянул руку за письмом:

– Дай-ка полюбопытствовать.

– А руки мыл? – усмехнулся Меркулов.

Турецкий не удостоил его ответом, взял бумагу, откинул голову назад и, отодвинув письмо подальше от глаз, прочел его.

– Да, действительно, – подтвердил он, передавая письмо Грязнову. – Все чин-чинарем. И подпись стоит в положенном месте.

Меркулов задумчиво почесал пальцем переносицу и пробормотал:

– Значит, Совет безопасности… Гм, интересно.

– А уж как мне интересно, – усмехнулся Турецкий. – Получил бы это письмо по почте – принял бы за розыгрыш. Есть предположения, зачем мы им понадобились?

– А что тут предполагать, и так все понятно, – пожал плечами Вячеслав Иванович. – Нынче у нас в России что ни месяц, то теракт. Помнишь недавнюю встречу нашего Президента с Президентом США? Что он тогда сказал на пресс-конференции?

– Он тогда много чего говорил.

– А ты не о словах думай, а о сути. А по сути он заявил о необходимости создания в России новой структуры, отвечающей за обеспечение национальной безопасности. Помнишь, что сделал после одиннадцатого сентября Джордж Буш? Он реформировал американские силовые структуры, создав ведомство, отвечающее за борьбу с терроризмом. Как бишь оно называется?

– Министерство общественной безопасности, – сказал Меркулов.

– Именно, – кивнул Грязнов. – Вот и наши решили создать нечто подобное на основе Совета безопасности. И чтобы новая структура не только гонялась за террористами, но и работала на опережение. То есть уничтожала террористов в их собственном логове, в том числе за рубежом.

– Для упреждения нужна широкая агентурная сеть, – сказал Турецкий. – А смею вам напомнить, друзья мои, что генпрокуратура не занимается агентурной деятельностью. Агентурной работой занимаются ФСБ, СВР, МВД и Министерство обороны.

– Для этого нет стратегической необходимости, – пожал плечами Меркулов. – Да и средств на это у Генеральной прокуратуры нет.

– Отдельное ведомство по борьбе с терроризмом – вещь полезная, – вновь заговорил Турецкий. – Но как они собираются решать кадровую проблему? А деньги? Если мне не изменяет память, Министерство общественной безопасности США имеет сорокамиллиардный годовой бюджет и полторы сотни тысяч сотрудников во всем мире.

– Вот и спросишь об этом завтра у Петрова, – сказал Вячеслав Иванович.

Турецкий и Грязнов закурили. Некоторое время мужчины сидели молча, размышляя о приглашении Петрова, о новых функциях Совета безопасности и о прочих серьезных вещах.

Александр Борисович выпустил изо рта струйку сизого дыма, посмотрел, как она расплывается в воздухе, и задумчиво произнес:

– Значит, Совбез у нас теперь вплотную занимается террористами. Что ж, прорисовывается вполне конкретная картина.

– Завтра утром она станет еще конкретней, – заметил Вячеслав Иванович Грязнов, снова пробежал глазами письмо и вдруг нахмурился: – Черт, как неудобно…

– Ты это о чем? – поинтересовался Александр Борисович.

– Да о времени встречи. У меня, понимаешь, на это время запланирована важная встреча. Теперь придется ее отложить.

– Думаю, встреча с секретарем Совбеза будет не менее важной, чем встреча с очередным агентом или уголовничком, – спокойно сказал Меркулов. – Не на чай же он нас к себе приглашает.

– Не знаю, как насчет остального, а чай и кофе нам там точно предложат, – заметил Турецкий. – Форма одежды, конечно, парадная? – с усмешкой уточнил он.

– Конечно, – кивнул львиной головой Меркулов. – Фрак и бабочка, как всегда. Запонки красные, под цвет кремлевских ковров.

Грязнов хмыкнул:

– У меня как раз бриолин кончился. Нечем кудри зализать. Сань, у тебя нет лишней баночки?

– Для тебя – всегда, – с улыбкой ответил ему Турецкий. – Только что ты будешь им зализывать? От кудрей-то одни корни остались. Да и те трухлявые.

Грязнов вздохнул:

– Уйду я от вас, злые вы. Встретимся завтра, в кабинете Петрова. Он, в отличие от вас, человек интеллигентный и не станет грубить генерал-майору МВД.

Вячеслав Иванович затушил сигарету и поднялся с кресла.

7

Погода, вопреки предсказаниям синоптиков, не задалась с самого утра. Деревья стояли черные и понурые, небо было затянуто тяжелыми тучами. К тому же накрапывал мелкий дождь, обещавший к середине дня перерасти в настоящий ливень.

– Давненько я не был в Кремле, – сказал Грязнов, проезжая очередной кордон охраны.

Турецкий хмыкнул:

– А чего тебе здесь делать? Правительство делает ставку на молодежь. А таких стариков, как мы, скоро совсем приглашать перестанут.

– Тем лучше, – философски ответил Грязнов.

– Не знаю, лучше или нет, но спокойнее – это точно, – заметил коллегам Константин Дмитриевич.

Прошло еще минут двадцать, прежде чем они оказались в кабинете секретаря Совета безопасности. Кабинет этот, вопреки ожиданиям сыщиков, был большим и светлым. Длинный ореховый стол, удобные мягкие стулья, диван и несколько кресел в тон стенной обивке. Обстановка была деловой, но не лишенной уюта.

Виктор Игоревич Петров, чернобровый мужчина средних лет с выразительным красивым лицом, поднялся из-за стола и двинулся навстречу гостям.

– Здравствуйте, коллеги! – поприветствовал секретарь гостей, поочередно пожимая им руки. Виктор Игоревич был высок и статен, держался он легко и непринужденно – сказывалось его дипломатическое прошлое. Он указал гостям на стулья и сказал:

– Усаживайтесь поближе к столу. Сейчас принесут кофе и чай.

Гости сели, хозяин кабинета – тоже. В дверь кабинета постучали.

– Да, – сказал Петров.

Дверь открылась, миниатюрная секретарша внесла поднос с кофе и чаем и поставила его на стол.

– Оперативно, – похвалил Турецкий.

Петров улыбнулся:

– А как же? Гости этого кабинета должны чувствовать себя комфортно.

– Обстановка вполне к этому располагает, – сказал Грязнов.

Как только дверь за секретаршей закрылась, Петров слегка откинулся на спинку стула, оглядел коллег по-восточному черными, тяжелыми глазами и сказал:

– Начну с того, что дело, по поводу которого я вас пригласил, носит сугубо конфиденциальный характер.

– Разумеется, – кивнул Меркулов.

– Иначе и быть не может, – с легкой, почти неуловимой иронией в голосе сказал Турецкий.

Петров внимательно на него посмотрел и сказал предельно корректным голосом:

– Александр Борисович, я наслышан о ваших политических взглядах, но наш разговор не будет иметь к ним никакого отношения.

– Я надеюсь, – вежливо сказал Турецкий.

– Начну с главного. Коллеги, в ближайшие недели нам предстоит тяжелая работа.

– Вот это «мы» особенно интересно, – прищурился Турецкий. – С этого места, пожалуйста, поподробнее.

Петров спокойно посмотрел на Турецкого и невозмутимо кивнул:

– Да, Александр Борисович, нам. Вы же понимаете, что я пригласил вас сюда не просто так, а по прямому распоряжению вышестоящих лиц.

– По чьему распоряжению? – не понял Меркулов.

Петров усмехнулся, слегка повернул голову и показал глазами на портрет, висящий на стене.

– Разумеется, с вашими ведомствами этот вопрос уже согласован, – продолжил он. – Вы, Константин Дмитриевич, должны будете совмещать аналитическую работу со своей постоянной деятельностью в качестве заместителя генерального прокурора. Я договорился с генпрокурором – он не будет вас сильно нагружать в ближайшие три недели. А что касается вас, коллеги… – Петров перевел взгляд на Турецкого и Грязнова, – то вам придется поработать исключительно над этим делом. С первыми лицами ваших ведомств мы уже договорились. Поэтому, коллеги, я прошу вас немедленно включиться в работу.

– Что ж, предисловие хорошее, – оценил Турецкий. – Теперь было бы неплохо узнать, зачем именно мы вам понадобились.

Виктор Игоревич слегка прикрыл тяжелые веки, словно обдумывая, с чего начать, и начал так:

– Речь пойдет о чрезвычайно важном деле. Служба внешней разведки России получила сообщение о том, что «Аль-Каида» готовит операцию в Москве. Характер операции пока неизвестен, но доподлинно известно, что ее цель – вызвать в Москве беспрецедентные разрушения. Террористы уже приступили к созданию в Москве террористической сети для осуществления этой операции.

– От кого пришло это сообщение? – спросил Грязнов.

– От наших коллег из ЦРУ, – ответил Петров. – В свою очередь, они получили эту информацию от своего агента, работающего в Ираке под прикрытием. Он внедрен в низовую структуру «Аль-Каиды».

– Подробности операции известны?

Секретарь Совета безопасности покачал головой:

– Нет. Мы должны проверить информацию, поступившую от американцев. Если в ней есть хоть доля истины, мы обязаны предотвратить террористический акт.

– Кто будет осуществлять руководство операцией? – спросил Меркулов.

– Мой новый заместитель, – ответил Петров. – Он появится здесь с минуты на минуту. А пока я продолжу.

Голос секретаря Совбеза звучал спокойно и ровно, словно он говорил об обычных вещах. Сыщики слушали внимательно, каждый по-своему. Меркулов раздумчиво помешивал ложечкой чай в высокой белой чашке; Грязнов сверлил секретаря Совбеза зелеными глазами и задумчиво барабанил пальцами по столу; Турецкий сидел, подперев щеку ладонью – со стороны могло показаться, что в глазах его застыло выражение скуки, однако это было не так.

Сыщики слушали секретаря, не перебивая; он говорил еще минут пять, посвящая коллег в тонкости предстоящей работы; потом слово взял Вячеслав Иванович Грязнов. Он рассказал Петрову о донесении агента по кличке Пташка Божья. Рассказ Грязнова заинтересовал секретаря Совбеза, несколько раз он останавливал генерала, чтобы уточнить подробности. Когда Грязнов закончил, Петров сказал:

– Я рад, что вы занялись проверкой этой информации. Мне представляется, что все это может иметь прямое отношение к нашему делу. Ваши люди все еще следят за Али Алиевым?

– Да.

– Хорошо.

– Виктор Игоревич, к вам Борис Сергеевич Сергеев! – пропел коммутатор голосом миниатюрной секретарши.

Петров коснулся пальцем кнопки и сказал:

– Просите!

8

Мгновение спустя дубовая дверь отворилась, и в кабинет легкой спортивной походкой вошел высокий мужчина. У мужчины были аккуратно подстриженные седые волосы, сухое загорелое лицо и большие карие глаза с длинными, как у девушки, ресницами.

Это и был заместитель секретаря Совета безопасности Сергеев.

– Ага, а вот и Борис Сергеевич подоспел! – прокомментировал приход седовласого мужчины Петров. – Товарищи, знакомьтесь, это генерал-майор Сергеев, о котором я вам говорил. Он будет осуществлять руководство операцией.

– Здравствуйте, коллеги! – поприветствовал Сергеев сыщиков.

– Надо же! Совсем седой стал, черт! – воскликнул Александр Борисович, легко поднялся со стула и двинулся к Сергееву. – А глаза все те же, как у двадцатилетнего пацана!

Мужчины обнялись, похлопывая друг друга по спинам.

– Сколько лет, сколько зим, – улыбнулся Сергеев. – Ты тоже не особо постарел. Хотя и не помолодел.

Сергеев и Турецкий были старыми знакомыми. Когда несколько лет назад Александр Борисович покинул уютный баварский городок Гармиш-Партенкирхен, где был заместителем руководителя Антитеррористического центра под интригующим названием «Пятый уровень», его место занял Борис Сергеев.

Тогда, несколько лет назад, Сергеев был сухим долговязым мужчиной с такими прекрасными глазами, что, глядя на них, можно было подумать, что истинное призвание этого человека – не борьба с террористами, а поэзия или живопись.

В ту незабвенную пору настоящее имя Бориса Сергеева не было достоянием широкой общественности. В Баварии он работал под именем Клауса Мерца, и был не только сотрудником Антитеррористического центра, но и действующим полковником Службы внешней разведки. Прекрасное знание немецкого языка позволяло ему без проблем сходить за немца.

Личностью Сергеев был колоритнейшей. Помимо немецкого языка, он в совершенстве знал английский, французский и испанский. Долгие годы Борис Сергеевич работал под крышей МИДа в российских посольствах и консульствах США, Великобритании и ФРГ. Сочетая исполнительность и ответственность с творческим подходом, Сергеев пользовался заслуженным уважением у начальства. Будучи лишенным карьерных устремлений, он умудрился сделать себе блестящую карьеру одной лишь честной службой, не прибегая ни к интригам, ни к помощи влиятельных друзей.

В настоящее время Борис Сергеевич Сергеев был генерал-майором госбезопасности, однако солидное звание никак не отразилось на выражении его огромных карих глаз. Они по-прежнему смотрели мягко и мечтательно, как глаза поэта или художника.

– Значит, теперь ты будешь нашим шефом? – с улыбкой сказал Турецкий, разглядывая старого друга.

– Выходит, что так, – ответил тот. – Но это не должно тебя напрягать. Информации у нас мало, работы непочатый край, и пахать придется всем.

– Тогда не будем мешкать, – сказал Турецкий, выпуская Сергеева из дружеских объятий.

Сергеев пожал руки Грязнову и Меркулову и уселся за стол.

– Продолжим наше совещание, – деловито сказал Петров.

И совещание продолжилось.

Разговор был долгим, а после того, как он закончился, Сергеев предложил коллегам перебраться в его кабинет для детальной проработки предстоящей операции.

Уже в кабинете Сергеева они наметили совместный план по противодействию террористической группе, которая, по последним сведениям разведки (Сергеев получил их за десять минут до разговора с Петровым), уже прибыла в Москву.

– Нам предстоит выявить этих людей, – сказал Борис Сергеевич, легко хлопнув по столу ладонью, словно придавая вес своим словам. – Узнать не только их фамилии, клички и явки, но – самое главное – выяснить их планы и намерения. Чтобы вы лучше представляли объем работы, я должен ввести вас в курс одного…

Сергеев осекся и кашлянул в кулак.

– …Одного чрезвычайно секретного дела. Две недели назад в Вене, в помещении ОПЕК, состоялась деловая трехсторонняя встреча. С одной стороны выступал миллиардер из Саудовской Аравии Халид аль-Адель. С другой – пара интересных ребят. Один из них – международный авантюрист, бывший полковник КГБ Владлен Альхаров. Он был уволен в свое время из органов за злоупотребления и моральное разложение. Ныне, как это ни парадоксально, Владлен Альхаров занимает крупный пост в российском энергетическом секторе…

Сергеев вновь кашлянул в кулак.

– Прошу прощения. Простуда, – сказал он извиняющимся голосом, достал из стола пачку леденцов от кашля, положил один леденец в рот и продолжил:

– В частности, Альхаров принимал меры к приватизации самого крупного польского нефтеперерабатывающего завода. Он хотел организовать покупку этого завода крупной российской нефтяной компанией «Прима-нефть». И эта сделка имела все шансы на успех. «Прима-нефть» обещала выплатить Альхарову и его подельнику, польскому миллионеру Анджею Василевскому, пять миллионов долларов в качестве взятки за успешную сделку. Деньги должен был получить и один из совладельцев нефтяной компании – известный российский олигарх Копылов.

Надо сказать, что Альхаров и Копылов часто работают в паре. Не знаю уж, как они спелись, но сотрудничество идет на пользу обоим. Копылов был третьим участником встречи. Его интерес предельно ясен. Заключив сделку с Халидом аль-Аделем, он сможет присосаться к нефтяной трубе Саудовской Аравии. Но в данный момент, – Сергеев сделал особый упор на словах «в данный момент», – нас с вами интересует совсем другое. Дело в том, что эту встречу прослушивали итальянская и польская разведки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное