Фридрих Незнанский.

Миллионщица

(страница 5 из 22)

скачать книгу бесплатно

– Угу… Слушай, а кто из вас с Красных главнее как партнер?

– То есть?

– Ну, насколько я знаю, равного партнерства не бывает, – снисходительно пояснила Лариса. – Кто-то от кого-то всегда зависит…

– Вообще-то мы давно работаем вместе, я как-то об этом не думал.

– А ты подумай! – посоветовала она.

– Зачем? Тебе-то это надо?

Он искренне недоумевал, и Лара едва сдержала раздражение.

– Чтобы знать, как себя с Ритой вести!

Илья посмотрел на жену странным взглядом и пожал плечами:

– Ну, если подумать, в данный момент поставщиков гораздо больше, чем фирм-закупщиков. Только при чем тут твое поведение и Рита, я все равно не понимаю…

– И не надо! Хватит того, что понимаю я! – не выдержала Лариса, но тут же сменила тон, спохватившись, что главное из того, что собиралась сказать мужу, все еще не сказано.

Но он на ее раздражение не обратил никакого внимания и сам помог перейти к волновавшему Лару вопросу.

– Как там мой наследничек? – Илья сменил тему разговора, и голос у него вмиг потеплел. – Как думаешь, удобно пойти взглянуть прямо сейчас?..

– Что ты! Уже поздно, даже Велена спит. А Юрочка, насколько я знаю, пока что еще не наследничек…

На этот раз он понял Ларису сразу. Но ничуть не обиделся:

– Ты и права, дорогая, и не права одновременно! Я, конечно, закрутился в последнее время, тем не менее уж о ком о ком, а о сыне не забыл! На завтра у меня назначена встреча с нотариусом, и много времени это не займет: я попросил еще неделю назад своего юриста набросать проект нового завещания… Ты теперь довольна?

Лариса хотела ответить, что до этого пока далеко, ведь он даже несоизволил ознакомить с этим самым проектом ее – свою жену и мать наследника.

И все-таки она сдержалась. И чтобы муж не уловил в ее глазах недовольства, сделав над собой некоторое усилие, ласково уткнулась лбом в его плечо.

Кто знает, а вдруг Стулов по новому завещанию отпишет все не Юрочке даже, а ей, любимой супруге, родившей ему наследника, продолжателя рода и дела? Вдруг он просто хочет сделать ей великолепный сюрприз? Вот было бы здорово!

5

Еще в первые месяцы своей работы в качестве судьи Лариса раз и навсегда усвоила истину: чужому мнению о ком бы то ни было или о чем бы то ни было доверять нельзя! Во-первых, практически все люди – прирожденные лгуны. Во-вторых, каждый видит то, что хочет видеть. Оттого и показания свидетелей по одному и тому же делу так разнятся!

Для своего супруга она в этом отношении никакого исключения не делала, но, как ни странно, в случае с женой своего партнера Илья оказался прав и охарактеризовал ее абсолютно верно.

Рита Красных, заявившаяся к ней в гости буквально на следующее утро после разговора с мужем, оказалась именно такой, как он ее описал. То есть шумной, болтливой и крайне утомительной дамочкой. Рыжая, сухощавая, с быстрым и острым взглядом небольших карих глаз, который ни на ком и ни на чем подолгу не задерживался, она не понравилась Ларе сразу.

Да и присутствующая при визите Велена, как заметила Лариса, поглядывала на нее неодобрительно.

Надо, однако, отдать этой дамочке должное: ей, впервые за несколько месяцев, удалось вытащить Лару из дома: сопротивляться напору бурной Ритиной энергии было просто невозможно. Тот самый случай, когда говорят «да» исключительно для того, чтобы прекратить прения.

– Для начала – в «Камиллу»! – решительно заявила она, поудобнее устраиваясь за рулем роскошного «субару», на котором она и прибыла за Ларисой.

– В «Камиллу»? – вяло переспросила Лариса, не зная, о чем идет речь.

– Только туда! – энергично тряхнула Рита рыжей гривой. – Ничего лучшего ты в нашей благословенной столице не найдешь! Не поверишь, но два года назад я весила семьдесят килограммов, теперь никто в это не верит, представляешь?!

Лариса покосилась на худые, напоминающие птичьи лапки руки Риты, лежавшие на руле, и тоже засомневалась.

– Ха! – фыркнула та. – Не пройдет и полгода – сама себя не узнаешь. «Камилла» – это что-то!..

«Камилла» оказалась огромным, дорогущим фитнес-клубом, членом которого состояла Рита, легко уплатившая двести баксов за гостевую карточку для Ларисы. Расплатиться ей самой она не позволила.

– Ни-ни! – заявила Красных. – Первый визит своих гостей у нас принято оплачивать самим и только лично… Пошли!

Женщины стояли в просторном холле, уставленном цветами и многочисленными диванчиками из натуральной кожи всех цветов радуги. Справа от входа находилась стойка администратора – слащавого молодого человека, выряженного в зеленый смокинг. Слева располагалась стойка небольшого бара с напитками. Два полукруглых пролета лестницы, устланной тоже зеленым пушистым ковром, вели наверх.

Лариса, успевшая за дорогу сюда утомиться от беспрерывной болтовни своей спутницы, покосилась в сторону бара: ей вдруг смертельно захотелось выпить чего-нибудь бодрящего, что придало бы ей сил для дальнейшего общения с новой знакомой. Но Рита, от которой Ларин взгляд не ускользнул, решительно подхватила ее под руку:

– Это – потом, после сауны! И не здесь, а наверху. Там бар куда лучше.

И Лариса, смирившись, покорно потащилась за хозяйкой непрошеного праздника, с тоской подумав про свою тахикардию, которой сауна противопоказана. Но говорить об этом Рите она не стала: пришлось бы заодно признаваться и в наверняка позорном в глазах Риты факте. В том, что ни в каких саунах она, Лара, не была ни разу в жизни. Так уж сложилось. Не была – и все тут! И теперь ей вдобавок ко всему предстояло еще и напряженно следить за каждым шагом и жестом своей спутницы, чтобы не попасть впросак, сделав что-нибудь не то.

…Наверняка и сауна, и бассейн, и салон красоты, в котором они потом побывали, вообще вся «Камилла» были действительно высококлассными. Тем не менее еще с неделю Лариса вспоминала день своего знакомства с Ритой как кошмарный сон, и единственное, что ее удивляло, – неведомая причина, по которой она вообще осталась жива после обрушившихся на нее «оздоровительных» процедур. До обещанного бара они добрались только к пяти часам вечера, и это оказалось единственным светлым моментом за бесконечно длинный день.

Фирменный коктейль «Камилла», присоветованный Ритой, помог ей, наконец, ощутить свое измочаленное тело – действительно потерявшее пару килограммов. Никакой радости она от этого не испытала.

«А вдруг я вообще не приспособлена к этому всему? – мрачно размышляла Лариса, осторожно прихлебывая ледяную рубиновую жидкость из высокого хрустального стакана. – Возможно, и вообще несовместима с жизнью богатых людей?..»

За несколько часов, проведенных в обществе Риты, она успела приспособиться не слушать ее тарахтенье, тем более что та вроде бы и не ждала участия Лары в разговоре, ей вполне хватало собственного беспрерывного монолога. Достаточно было изредка кивать, предаваясь при этом собственным мыслям. Что Лара и делала, потягивая остро-сладковатый коктейль и понемногу приходя в себя.

«Нет… Глупости все это. Совсем не обязательно вести такой образ жизни, как эта рыжая выхухоль… А все остальное – разве плохо?»

Она вспомнила, как еще в первой половине беременности, когда живот не успел обозначиться, а токсикоза пока не было, они с Ильей «выходили в свет»: пара чьих-то юбилеев, презентация картин молодого художника, еще что-то… Ей тогда, совершенно точно, удалось блеснуть среди присутствующих дам не только своими дорогими нарядами и настоящими драгоценностями, не только все еще свежей без всяких саун и салонов красотой, но и умом! Образованием, в конце концов!

Лариса вспомнила, с каким удовольствием общались с ней на той же презентации картин мужчины – друзья Стулова, имен которых она, конечно, так вот сразу не запомнила, зато запомнила, что по меньшей мере двое из них были достаточно молоды и симпатичны. Припомнились и злобные, завистливые взгляды их спутниц в моменты, когда она выражала кавалерам свое мнение о картинах, словно между делом демонстрируя и образованность, и изысканный вкус. В последнем она не сомневалась: один из ее прежних романов оказался в этом отношении просто бесценным! Его героем был молодой и способный художник, основательно поднатаскавший Ларису по части живописи.

Лара вспомнила, как была одета на той презентации: очень шедшее ей бледно-сиреневое платье из натурального шелка, отлично сочетавшееся с настоящим розовым жемчугом. Платьице, если память ей не изменяет, от «Гуччи»… Она улыбнулась и с удивлением обнаружила, что с коктейлем покончено.

– Ну вот, видишь? – обрадовалась Рита. – Ты и ожила! А что я говорила? «Камилла» – это нечто!.. Следующий визит – послезавтра, я за тобой заеду!

«Фигушки тебе! – подумала Рита. – Хватит мне и одного раза в твоей „Камилле“ и в твоем обществе!»

– Отлично, – произнесла она вслух. – Созвонимся завтра вечером. А теперь мне нужно срочно домой, жду звонка.

– Так у тебя же мобильный! – удивилась Рита. – Могли бы еще в бутик заехать…

– Мой абонент этого номера не знает, – продолжала вдохновенно врать Лариса, – я его недавно поменяла, так что… Увы!

– Жалко как! – искренне огорчилась Рита. – В следующий раз освобождай весь день и вечер, я тебя хочу в один ночной клуб свозить, местечко – умрешь и закачаешься!..

«Ни за что!» – снова подумала Лариса и, состроив огорченную физиономию, поднялась с места.


– Жива? – Велена встретила ее, можно сказать, на пороге, и хотя произнесла это с мягкой иронией, в глазах ее светилось искреннее сочувствие.

– Не уверена, – искренне простонала Лариса. – Господи, Веленка, я правда там чуть не сдохла, в том числе от общения с этой рыжей выдрой! Ну, погоди, заявится Илюшечка домой…

– Сама ведь решила, при чем тут твой Илюшечка? – Велена покачала головой и, подхватив прислонившуюся к стене Ларису под руку, мягко повлекла ее в холл, где помогла расположиться в самом удобном кресле – возле бара.

– Сейчас очухаешься, – пообещала она. И повернувшись к Ларисе спиной, задумчиво уставилась на зеркальные полки с напитками.

– Давай чего-нибудь покрепче! – попросила та. – Надеюсь, составишь компанию?

– Составлю, составлю… Юрочка только что уснул, Маришка занята рисованием… Может, бренди? Илья его непосредственно из Штатов привез, целый год стоит нераспечатанным.

– Давай! – Ларисе было все равно, что именно пить. В ушах все еще стоял скрипучий голос несносной Риты, а перед глазами мелькали, словно солнечные зайчики, ее рыжие лохмы.

– Спасти меня можешь только ты! – заявила она, проглотив свою порцию одним махом. – Веленочка, надо срочно что-то придумать, эта Ритка намерена заехать за мной послезавтра и уволочь… Нет, во второй раз я ее общества точно не выдержу!

– Послезавтра? – Велена, задумчиво вертевшая в пальцах свой бокал с порцией едва пригубленного бренди, улыбнулась. – И придумывать ничего не надо. Звонил Илья, предупредил, что как раз послезавтра мы перебираемся за город, там все готово.

– Как, уже?.. – Новость оказалась неожиданной. Лариса автоматически наполнила свой бокал заново. – Но… а что же Юрочка?

– Там есть отличная детская медсестра, с ней уже договорились, – пояснила Велена. – Лагутино вообще вполне цивильное место, уж поверь… А для Юрочки – чем раньше он начнет дышать свежим воздухом, а не нашими бензиновыми парами, тем лучше. Разве не так?

– Так-то так… – начала Лара и замолчала, не зная, что именно можно сказать. Ну, не делиться же с Веленой своим раздражением по поводу того, что столь важную для них новость Стулов сообщает жене через няньку?

– Если боишься, что не успеем собраться, – не волнуйся. Я уже начала складывать детские вещи, а у меня все готово. Тебе останется только решить, что именно ты берешь из гардероба, а все остальное там есть, включая горничную и кухарку.

– Похоже, вопрос решенный? – пробормотала Лариса и отвела глаза.

– Распоряжение хозяина дома – закон! – полушутя-полусерьезно развела руками Велена. – К тому же, вряд ли Рита потащится за тобой в такую даль. Для нее это кажется концом света.

– Я это Лагутино даже плохо помню, – вздохнула Лариса, подумав, что и Катька в такую даль тоже точно не потащится и теперь видеться с подругой – проблема! – Там что, действительно цивильное место?

– Еще какое цивильное! – серьезно сказала Велена и, обнаружив, что бокал Ларисы вновь пуст, налила ей еще одну порцию. – Это же закрытый охраняемый поселок! Не просто коттеджный, а что-то вроде закрытого городка с собственной инфраструктурой… Илюше дом там обошелся в такую копеечку – сказать страшно.

– Что значит – с собственной инфраструктурой?

– Это значит, что там есть все, чего твоя душенька пожелает, а не только магазины и больница, солярий там и прочее… Есть даже, – на этом месте Велена усмехнулась, – собственный аналог «Камиллы», клуб с сауной! А с осени будет и спецшкола с английским и французским для детей тех, кто предпочитает жить на берегу Клязьмы постоянно! Думаю, Марочку Илья отдаст именно туда…

– Я в таком случае сдохну там от скуки! – уверенно произнесла Лариса. – Точно сдохну… Поверишь, у меня сегодня даже мысль мелькнула: может, мне на работу вернуться?.. Ну, не под начало нашей гниды, а в другой суд?.. Это ж спятишь, если заниматься только домом и детьми, тем более еще и за городом!

Велена испытующе посмотрела на нее и покачала головой:

– Знаешь, тут я тебе не советчик, это только вы с Ильей можете решить. Кроме того, от поселка до Окружной не больше получаса езды. Машина у тебя есть. Ты ведь умеешь водить?

– Да, и неплохо, просто давно за руль не садилась…

– Ничего, приспособишься. Главное – и права есть, и машина. Соскучишься за городом – столица рядом.

– Илья теперь еще позже будет приезжать, – вздохнула Лариса, еще не отдав себе отчета в том, что с его решением о переезде за город она смирилась, даже не успев выразить свой протест.


По всем официальным документам Лагутино числилось небольшой подмосковной деревенькой, тихо и мирно существующей на обрывистом берегу прихотливо петляющей реки Клязьмы, в экологически чистой лесной зоне. Более того, где-то среди соответствующих бумаг затерялось постановление, строжайшим образом запрещающее любое строительство в этих местах. Трудно сказать, знали ли о нем хозяева выросшего здесь в считанные месяцы поселка или хотя бы официальные лица, которым все это было подведомственно. Но поселок, состоящий из богатых, в два и три этажа особняков в основном красного финского кирпича, вырос. Более того, в начале строительства был обнесен таким же краснокирпичным забором, да еще и с мотками колючей проволоки наверху и обязательными видеокамерами. На въезде появилась будка охраны и металлические глухие ворота со шлагбаумом.

Местные жители поначалу решили, что поодаль от их вконец обедневшей деревеньки строится что-то вроде военного объекта. Но после, разобравшись что к чему, совсем было решились по старой советской привычке «обратиться куда надо», но… Во-первых, никто толком не знал, куда именно надо. Во-вторых, очень скоро выяснилось, что новорусский поселок для погибающего в нищете Лагутина – спасение: в выросшие за забором особняки требовалась обслуга, и дело нашлось практически для всех жителей деревни, включая пьющих граждан обоего пола. Да и пьет-то русский человек, как правило, с горя, а какое тут горе – если вместо проблемного и бедно существовавшего когда-то колхоза появился реальный заработок? Молиться надо на этих «захватчиков», а не бегать по инстанциям с жалобами!

От первого визита сюда у Ларисы и впрямь осталось весьма смутное, быстро выветрившееся из памяти впечатление. Теперь же, не совсем уверенно поворачивая руль своего «феррари», она вглядывалась в окружающую действительность с куда большим вниманием. Велена с Юрочкой на руках и с на удивление молчаливой сегодня Мариной уехали в Илюшиной «ауди», а она до Лагутина сумела добраться сама, конечно, сверяясь по дороге с картой. И очень этим гордилась.

Удивительно, но в этот раз ей здесь вдруг почти понравилось.

По крайней мере, несмотря на уже начинавшуюся весну с ее раскисающими обочинами неопределенно-серого цвета, и сама трасса, и не менее чем пятикилометровая подъездная дорога, ведущая к поселку, оказались сухими, не перегруженными машинами и вообще удобными даже для столь неопытного водителя, как она.

Особняк мужа был двухэтажным, с неизбежными «новорусскими» башенками, заставившими Ларису слегка поморщиться. И, как выяснилось, не самым шикарным в поселке. «Ауди» Ильи уже была на месте: сквозь кованую ограду, напоминавшую дворцовую, Лара увидела ее, стоящую посреди мощенного плитами двора. Загонять машину в гараж он не стал – следовательно, как всегда, торопится.

Лариса развернула свой «феррари» носом к воротам и посигналила, и тут же неведомо откуда вылетел мужичонка средних лет, маленький и щуплый, в нелепо смотревшемся на нем пятнистом камуфляже. И суетливо кинулся к воротам, на ходу подобострастно улыбаясь хозяйке… Лариса косо глянула в окно со спущенным стеклом на этого карикатурного охранника и, сделав вид, что не заметила его улыбки, молча въехала во двор, припарковав машину рядом с «ауди».

В этот же момент дверь особняка, приветливо сиявшего чисто вымытыми стеклами, распахнулась и на высоком (прямо как в тереме каком-то!) крыльце объявилась Велена – тоже улыбающаяся.

«И чего они все веселятся?!» – с раздражением подумала Лариса и выбралась из машины.

– Ну наконец-то! – Велена легко сбежала по ступенькам. Она была в одном платье, несмотря на довольно холодный, почти морозный день. – Я уже волноваться начала, не случилось ли чего… Ну, хозяюшка, пойдем!

Лариса кисло улыбнулась, почему-то припомнив, что «хозяюшкой» этого мини-дворца она на самом деле не является: по брачному контракту в случае развода ей оставалась, да еще и при целой куче условий, квартира, а особняк сохранялся за мужем… Тьфу! О чем это она думает? Какой еще развод?!

Между тем они уже входили внутрь. И конечно, холл здесь тоже имелся, и куда просторнее, чем в городе. Только цветовая гамма вокруг была другая – в основном темно-бордовая, и мебель – светлого дерева с такого же цвета обивкой. В камине вовсю весело полыхал огонь, и все, вместе взятое, Ларису неожиданно обрадовало. В целом холл выглядел куда уютнее, чем городской, и как-то солиднее, что ли… Небольшая дверь под лестницей, ведущей на второй этаж, припомнила она, – это на кухню. Вообще, в вотчину прислуги…

Кроме этой в холл выходили еще две двери: одна скрывала за собой просторную столовую, смежную с не менее просторной гостиной, вторая вела в кабинет хозяина, к которому прилагалось что-то вроде его личной комнаты отдыха.

– Пошли сразу наверх! – Велена была впервые, наверное, за все время их знакомства действительно оживлена. Глаза блестели, на смуглых щеках проступил легкий румянец. Ото всего этого она казалась моложе и… и красивее. К слову сказать, без всякой косметики, эффект для белокурой Ларисы недостижимый.

Между тем они уже успели преодолеть два пролета лестницы, застланной таким же темно-бордовым ковром, какой красовался посреди нижнего холла, и очутились в довольно длинном и достаточно широком коридоре.

Планировка второго этажа, который Лариса по прошлому визиту вообще не помнила, оказалась незатейливой и почему-то напомнила ей обыкновенный отель. Начинавшийся от лестницы коридор украшали несколько светлых дверей по его сторонам, а между ними висели какие-то картины, которые еще предстояло рассмотреть и, вполне возможно, забраковать. Точно такая же дверь виднелась и в его втором конце.

– И сколько тут комнат? – вяло поинтересовалась Лариса.

– Восемь, не считая тех, что в башнях! В одну башню ведет вот эта дверь, во вторую – та, что в конце. Хочешь подняться?

– Ой, нет, я хочу к себе… Устала как собака!

– Твой будуар и спальня – вот, прямо первая дверь слева, а мы с Юрочкой и Марочкой – в противоположном конце, во-он там… Вы же с Ильей оба спите чутко, как вороны, вот мы и решили устроиться подальше. Кстати, комната Ильи – напротив твоей, дальше идут гардеробная, ванная, комнаты для гостей – с твоей стороны. Кажется, все! Да, двери в башни заперты – чтоб Маринка туда не лазила, вот, возьми ключи!

Лариса рассеянно опустила в карман костюма ключи и толкнула дверь своих комнат. Вошла и остановилась на пороге.

Ее здешний будуар оказался точной копией городского, даже стены были обиты в точности таким же голубым шелком. «Кажется, – подумала она, – еще немного, и я возненавижу голубой цвет навсегда!..»

Правда, спальня отличалась от городской, по крайней мере, стены тут затянули темным, кажется, кретоном, что устраивало Ларису гораздо больше.

– Ладно, я побежала, – сказала следовавшая за ней Велена, – если тебе ничего не нужно срочно… Надо помочь кухарке, она с обедом не успевает.

– Мне ничего не нужно, – сухо отозвалась Лариса, все еще не понявшая собственных ощущений: нравится ей тут или не нравится? Сможет ли она здесь вообще жить, да еще и постоянно?..

Спальня, как выяснилось, сообщалась с еще двумя комнатами: небольшой гардеробной – так же как, по словам Велены, у Ильи – и с просторной ванной-джакузи замечательного малахитового цвета.

«Сейчас же и заберусь, приду в себя!» – решила она.

Но воспользоваться ванной, один вид которой улучшил Ларисе настроение, сразу же не удалось: где-то рядом, в коридоре, за дверями, которые она не захлопнула, раздались мужские голоса: один из них принадлежал Ларисиному мужу, о котором она почему-то напрочь забыла, вторым был невероятно красивый, бархатистый баритон.

Удивленная наличием постороннего, Лара развернулась и вышла в коридор, едва не столкнувшись с Ильей и высоким незнакомым мужчиной – темноволосым и темноглазым обладателем баритона.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное