Фридрих Незнанский.

Черный пиар

(страница 2 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Нет-нет, – испуганно начал оправдываться Гордеев. – Я не Юрий. Вы ошиблись. Не туда попали.

– Как это не туда? Это же номер… – девушка назвала семь цифр гордеевского телефона.

– Да, но вам, вероятно, дали ошибочную информацию, здесь нет никакого Юрия. Хотите, моя жена вам это подтвердит? – Гордеев с мольбой во взгляде пихал трубку Лиде. Та, презрительно глядя на него, взяла телефон.

– Алло, с кем я разговариваю? – сказала она в трубку тоном уверенной в себе жены.

– Я – Света. А ты кто?

– А я – жена, – не моргнув глазом ответила Лида.

– Чья? – раздался резонный вопрос.

– Мужнина, – прозвучал не менее резонный ответ.

– Это не Юрий? – спросили в трубке после небольшой паузы, во время которой звонящая, видимо, обдумывала новую информацию.

– Нет, я точно не Юрий, – твердо ответила Лида.

– Я имею в виду, вашего мужа зовут Юрий?

– Нет.

– Он успешный адвокат?

– Нет, – повторила Лида, – моего мужа зовут Фрол, и он заправщик на бензоколонке. Если хотите, отдаю его в ваше полное распоряжение.

– Вот еще, – презрительно ответили в трубке. – Оставь своего бензинового Фрола при себе.

Тут же раздались короткие гудки.

– Спасибо, Лидочка, ты меня спасла от этой сумасшедшей. Ну что, теперь идем? – поинтересовался Гордеев.

– Не за что, Фрол, – насмешливо ответила Лида. – Но попьем кофе мы, пожалуй, в другой раз. Что-то расхотелось.

Лида сняла с вешалки плащ и вышла в коридор. Гордеев остался обескураженно стоять с пиджаком в руках посреди кабинета.

Следующий день прошел в напряженной работе. Юрий после недавнего конфуза оставил попытки перейти в фазу более близких отношений и целиком погрузился в дела. Лидия оказалась очень толковым напарником, помогала Гордееву советами и действиями. Она прекрасно знала судопроизводство и подготовила все нужные бумаги. К концу рабочего дня необходимые для суда материалы были готовы, четкая стратегия продумана, неопровержимые доказательства невиновности Зайцева собраны.

– Ну что ж, Лида, мы с тобой славно сегодня потрудились. Ты мне очень помогла, – благодарно сказал Гордеев, поставив последнюю точку в деле.

– С тобой очень приятно и интересно работать, – отозвалась любезностью на любезность она. – Мне нравится твой подход.

– Спасибо еще раз.

Они попрощались и отправились по домам.

На следующее утро в суде было немноголюдно. Слушание дела проходило практически в пустом зале. Сонная женщина в черной судейской мантии, не пытаясь скрывать скуки, охватившей ее, часто зевала, широко открывая рот. Обвинитель приводил массу каких-то фактов о составе бетона и других стройматериалов, давил на безответственность Зайцева и под конец потребовал для него уголовной ответственности.

Гордеев же не стал углубляться в технические детали, а просто привел несколько документов, которые указывали на то, что Зайцев выбрал фирму-однодневку совершенно случайно и вынужденно. Чем быстро убедил всех присутствующих в абсолютной невиновности своего клиента.

Судья, которой надоело слушать экспертные заключения о марках бетона, обрадовалась такому скорому завершению процесса и, не сомневаясь, вынесла оправдательный приговор. В общем-то, и со стороны истца не были особенно недовольны, поскольку дом оказался застрахованным. Через пять минут зал опустел.

Зайцев еще долго тряс руку Гордеева, благодаря за удачный исход дела, попросил номер телефона «на всякий случай», попрощался и немедленно уехал. Лида с Юрием вернулись в контору. Розанов встретил их благодушно, продемонстрировал чек на крупную сумму – гонорар от Зайцева – и пригласил молодых людей отпраздновать это дело по завершении рабочего дня. Никто не возражал.

Ровно в шесть часов они собрались в кабинете начальника. Там уже был накрыт стол со всевозможными закусками и напитками – гонорар Зайцева позволял не скупиться. Розанов пригласил к застолью, произнес первый тост за сплоченную команду и пожелал Лиде поскорее влиться в нее. Гордеев тут же заметил, что Лиде это уже удалось. После первой рюмки хорошего коньяка застолье стало протекать менее официально. Через некоторое время Розанов заявил, что ему пора уходить, а Лида с Гордеевым, если хотят, еще могут продолжать веселиться в его отсутствие. Но она вдруг тоже почему-то засобиралась домой. Юрий вызвался проводить ее. Лида подумала, что для сохранения душевного равновесия ей следовало бы отказаться от этого предложения. Но от коньяка вдруг потеплело на душе, и ей действительно захотелось, чтобы Гордеев ее проводил.

Они вместе вышли на улицу, Юрий остановил такси, любезно распахнул дверь, пропуская Лиду вперед.

– Можно тебя спросить? – начал он уже в машине. – Меня давно мучает один вопрос.

– Спрашивай, раз мучает, – согласилась Лида.

– Почему ты согласилась работать у нас? – спросил Гордеев.

– То есть? – подняла бровь Лида.

– Ну, по твоему виду не скажешь, что ты нуждаешься в деньгах, и, судя по всему, тебя вряд ли может устроить тот гонорар, который полагается стажеру, – уточнил адвокат.

– Я работаю не за деньги, – пожала плечами Лида. – Мне действительно интересно. А моему материальному состоянию помогает бывший муж.

– Да, знаю, ты уже успела побывать замужем, – кивнул Гордеев.

– Официально я там еще и есть, хотя мы давно не живем вместе, – грустно произнесла Лида.

– И кто же твой муж?

– Он крупный бизнесмен, живет в Андреевске. Слышал про такой город?

– Да, конечно. Областной центр… Ты тоже оттуда?

– Родилась там, выросла. Хороший город, уютный.

– К сожалению, никогда не приходилось там бывать… И что же у вас не заладилось? – возвратился Юрий к теме неудачного Лидиного замужества.

– Да так… Неважно, – ответила она. – Не хочу об этом говорить.

– Извини, если полез не в свое дело, – сказал Гордеев, глядя на дорогу.

– Ничего, – великодушно простила его Лида. Но остаток пути они ехали молча.

Наконец машина остановилась возле длинного многоэтажного дома. Гордеев расплатился, помог Лиде выйти из автомобиля и повел ее к подъезду.

– Ну что ж, спасибо, что проводил, – сказала Лида, когда они подошли к двери.

– Да не за что, мне было приятно. Извини еще раз, если обидел.

– Ничуть, все в порядке, просто не люблю рассказывать про свою личную жизнь.

– Я тоже – кивнул Гордеев.

– Правда? – Глаза Лиды чуть затуманились.

– Да. Гораздо лучше думать о будущем, чем о прошлом, – сказал Гордеев, пристально глядя в глаза Лиды, – ну или о настоящем.

– Наверное, если бы ты любил рассказывать о своем прошлом, тебе много чего было бы вспомнить.

– Ну-у, – протянул Гордеев, – в общем, да…

– Так я и думала. – В глазах Лиды заиграли озорные искорки.

– Почему? – Гордеев сделал вид, что очень удивлен.

– А у тебя вид такой.

– Какой?

– Располагающий.

– К чему?

– К приключениям.

– М-да, – почесал затылок Гордеев, – сразу видно юриста, хоть и начинающего. Раскусывает человека за пять минут. У тебя большое будущее. Можешь работать следователем.

– Но это не свойство юриста, – покачала головой Лида. – Это свойство женщины.

– Тогда женщины – лучшие юристы, – совершенно серьезно, глядя ей в глаза, произнес Гордеев.

– А ты что, в этом сомневался?

– В общем, нет.

Они разом расхохотались. Потом замолкли.

– Ну что, будем прощаться? – нерешительно произнесла Лида.

– Будем, – кивнул Гордеев, хотя на самом деле прощаться совершенно не намеревался.

Он вдруг наклонился и нежно поцеловал Лиду в губы. Та, не пытаясь отстраниться, тоже ответила ему поцелуем. Потом они некоторое время постояли в молчании.

– Я, кажется, опять сделала глупость, – сказала наконец Лида, теребя конец пояса своего плаща.

– Напротив, ты поступила очень правильно. И я очень рад этому, – ободрил ее Гордеев.

– Серьезно? – с сомнением произнесла Лида.

– Даже слишком, – проникновенно сказал Гордеев.

– Ну ладно, мне, пожалуй, пора, – заметила Лида и начала набирать код домофона.

– И мне. – Гордеев зашагал к дороге. Потом вдруг обернулся и крикнул:

– Я очень-очень рад, что ты пришла к нам работать. Я позвоню завтра, можно?

Вместо ответа Лида, улыбнувшись, неопределенно махнула рукой и, как-то странно улыбаясь, посмотрела на Гордеева, который уже успел отойти.

– Слушай, – нерешительно сказал он, – а может быть… у тебя найдется для меня чашечка кофе? Очень вдруг кофе захотелось.

– Кофе? – переспросила Лида.

– Ага… Именно кофе. Мы ведь с тобой так его и не попили.

– Ну что ж, кофе у меня найдется, – решительно сказала Лида, открывая дверь подъезда.

Однако отведать обещанный Лидой кофе Гордееву довелось только на следующее утро.

2

Яркое солнце, широким снопом бьющее из окна, разбудило Юрия Гордеева, он поморщился, потянулся, закутался в одеяло, перевернулся на другой бок и попытался снова уснуть. Потом снова перевернулся и сделал еще одну попытку. Но сон больше не приходил. Какое-то непонятное чувство беспокойства не давало ему вновь погрузиться в сон. Гордеев полежал в таком полусонном состоянии минут пять и все-таки поднялся.

Солнце смеялось и танцевало за окном, уличный гул вливался в комнату: щебетали птицы, заливались веселым хохотом мальчишки и девчонки, звонко гавкали собаки. Все радовались теплым весенне-летним денькам.

Гордееву стало тошно от этой всеобщей жизнерадостности, он что-то проворчал под нос, встал, по привычке соблюдая правило – всегда подниматься с правой ноги, – тут же выругался и на эту глупую примету, и на себя и побрел в ванную.

Он вовсе не был ворчливым, недовольным жизнью пессимистом. Причина его беспокойства и плохого настроения заключалась в следующем: три дня назад куда-то пропала Лида. Причем пропала совершенно бесследно. Ни звонка, ни привета, как говорится.

Все три дня Гордеев непрерывно названивал ей то на сотовый телефон, то на домашний. Но сотовый находился «вне зоны действия сети», а на домашнем выводящий его из себя автоответчик вновь и вновь просил оставить сообщение после сигнала. И Гордеев оставлял. Но ни ответа, ни привета по-прежнему не было…

Гордеев уже начал себя ругать: «Ну какого черта я ей названиваю! Ясно же, что не хочет со мной разговаривать. И чего я как ненормальный! Это же самый обыкновенный женский способ отшить приставучего кавалера». Хотя после той запомнившейся ему (и, надеялся он, Лиде тоже) ночи их отношения были абсолютно безоблачными, кто знает, что этим бабам придет в голову в следующий момент? Да и Лида совсем не производила впечатление монашки. Наверняка у нее действительно еще кто-то был…

Но несмотря на все эти доводы, на душе у Гордеева было муторно. И он даже собирался съездить к ней домой.

«Ладно, если я ей надоел, понять можно. Но как человек вот так может наплевать на работу! Она же мой стажер. Это ее шанс выйти в свет, так сказать. А если скоро будет новое дело?!» – думал Гордеев.

Он пытался успокоить себя тем, что она ненадолго куда-нибудь уехала. В конце концов, у каждого человека своя жизнь, свои какие-то проблемы. Имеет же она право… Но, рассуждая дальше, он приходил к выводу, что не имеет. То есть, конечно, имеет право, но обязана была предупредить, сообщить что-либо. Она же все-таки адвокат (будущий), а не уборщица какая-нибудь с ненормированным рабочим днем. Кроме того, она его, Гордеева, стажер, и обязана предупреждать обо всех своих отлучках.

Рассуждая так и к тому же успев узнать Лиду как ответственного и умного человека, Гордеев опять начинал волноваться. «Что-то здесь не так, – думал он. – Она обязательно бы предупредила, если бы собралась куда-нибудь уехать, обязательно сообщила бы. И что за бредовое предположение, будто она специально не берет трубку, скрывается от меня?… Какой смысл? Я веду себя как ревнивый идиот!»

К тому же Гордеев привык к тому, что его предчувствия и интуиция почти никогда не обманывают. А сейчас у него именно было плохое предчувствие. Поэтому его все это так раздражало.

Как бы там ни было, Гордеев решил не поднимать панику раньше времени. Он подумал, что нужно сначала еще раз съездить к Лиде домой, подождать какое-то время, поговорить с Розановым, все у него узнать, а уж если она за это время не появится и ничего не прояснится, тогда уж бить тревогу.

Так он и сделал. Сегодня у Гордеева почти не было дел, и он решил заняться поиском Лиды немедленно.

Подъехав на машине к ее дому, Гордеев столкнулся с небольшой проблемой: домофон. Он не знал кода. А к подъезду, как назло, никто не шел.

Со стороны Гордеев выглядел достаточно подозрительно. Он в раздумье стоял около Лидиного подъезда и грустным взглядом провожал проходивших мимо людей.

Сидящие на лавочках около дома старушки с явным неодобрением косились на него и даже начали о чем-то перешептываться.

Все же, чем стоять неизвестно сколько около входной двери, он решил попытать счастья и обратился к группке старушек:

– Простите, кто-нибудь из вас живет в этом подъезде?

– Ну я живу! – отозвалась бойкая старушонка с лицом сморщенным, как печеное яблоко.

– Вы не могли бы впустить меня в подъезд?… – попросил Гордеев.

– С какой это стати! Я вас не знаю, вы тут не живете! – безапелляционно ответила старушонка.

– Да, но мне нужно узнать, дома ли один мой очень хороший приятель, который живет в этом подъезде, – объяснил Гордеев.

– Позвоните в домофон и узнаете! – отрезала старушка.

– Дело в том, что я не помню номера ее квартиры. – Гордеев старался говорить спокойным голосом, хотя его терпение иссякало. – Расположение помню, а номер нет.

– А вы к кому? – с подозрением спросила другая старушка, в белой опрятной косынке и с добрым лицом.

– Я к Лидии Ермолаевой, – сказал Гордеев.

– Это на пятом этаже, что ли? – вмешалась первая.

– На четвертом, – поправил ее Гордеев.

– Да, верно, на четвертом. Но я все равно вам дверь не открою. Вдруг вы нам соврали? – упрямо произнесла первая старушка, угрожающе покосившись на вторую.

– Я не вру, – возразил Гордеев.

– Откуда мне знать, врете вы или нет? – с явным подозрением сказала старушка.

– Я адвокат, – применил последний аргумент Гордеев.

Старушки переглянулись:

– Покажите документы!

– В смысле паспорт? – уточнил Гордеев.

– Нет, там, где написано, что вы адвокат.

– Минутку. – Адвокат полез во внутренний карман пиджака, потом пошарил по остальным карманам, открыл сумку… Удостоверения Московской коллегии адвокатов не было.

Старушки с огромным интересом наблюдали за манипуляциями Гордеева.

– Я забыл удостоверение… – виновато потупившись, промямлил Гордеев.

– Где забыли? – насмешливо поинтересовались старушки.

– Не знаю… Дома, наверное, – автоматически ответил Гордеев, хотя никакого отчета им он давать вроде был не должен.

– Ну на нет и суда нет! – отрезала бойкая старушка. – Звоните в милицию, пусть они вас пропускают.

– В милицию ради того, чтобы попасть в подъезд? – опешил Гордеев.

– Да, – с откровенным уже подозрением глядя на него, сказала старушка, – заодно пусть вашу личность проверят!

– А личность зачем? – удивился Гордеев. – У вас в доме действует усиленный паспортный контроль?

– А вдруг вы нам бомбу подложить хотите? – тоном, не терпящим возражений, отреагировала старушка.

– Если бы я хотел подложить бомбу, я бы давным-давно узнал код. И не светился бы сейчас перед вами, – резонно возразил Гордеев.

– Молодой человек, я сказала «нет!» Значит, нет! – отрезала бабка. Другая, которая была подобрее, предпочла не связываться со своей подругой, хотя Гордеев видел, что она была готова ему помочь.

Гордеев поразился добросовестности старушки, или как там это лучше назвать, и ему ничего не оставалось, как поплестись опять к подъезду.

На его счастье к дверям бежал какой-то мальчишка. Увидев у двери незнакомого мужчину, он растерялся, но не преминул поинтересоваться:

– Дядя, вы к кому?

– Ты открывай, открывай, мальчик, – нетерпеливо сказал Гордеев.

– Нет, я открывать не буду, – твердо сказал мальчик и даже заложил руки за спину, – я вас не знаю.

– А ты разве знаком со всеми, кто приходит в ваш подъезд? – спросил Гордеев.

– Нет. Но мне мама сказала, чтобы я не пускал в подъезд посторонних людей. Вы, может быть, грабитель, или террорист, или этот… как его… маникак! – сказал мальчишка.

«Еще один подозрительный! – со вздохом подумал Гордеев. – Вот время-то настало!»

– Я не грабитель, не террорист и не маньяк. Я адвокат, понимаешь? В суде работаю.

Мальчик покачал головой:

– Вдруг вы врете? У вас есть документ?

Гордеев вздохнул:

– Удостоверения при себе нет.

– Ну вот видите! – мальчик скрестил руки на груди.

– И как же мне попасть внутрь?

– А к кому вы? – подумав, спросил мальчик.

– К Лидии Ермолаевой. Она со мной работает. Тоже адвокат, – сказал Гордеев.

– Это с четвертого этажа? Красивая такая?

– Да, она самая, – кивнул адвокат.

– А если вы врете? – повторил мальчик.

– А если я тебе денег дам? – Гордеев быстро терял терпение.

– Сколько? – загорелись глаза у мальчика.

– Пятьдесят рублей, – подумав, сказал Гордеев.

– Сто пятьдесят! – быстро поправил его мальчишка.

– Ты со мной еще и торгуешься? – сдвинул брови Гордеев.

– Сто пятьдесят! – невозмутимо повторил мальчик.

– Хорошо. – Гордеев вынул бумажник и отстегнул ребенку сто рублей.

Мальчишка задумчиво покрутил в руках купюру, вздохнул, сунул ее в карман и быстро набрал код. Дверь открылась, и Гордеев наконец-то очутился в Лидином подъезде.

Как и ожидалось, Лиды не было дома. Гордеев держал руку на кнопке звонка минут десять, пока из квартиры напротив не вышла соседка. Она выносила мусорное ведро. Подозрительно оглядев Гордеева с ног до головы, она немного постояла, уперев кулак свободной руки в талию, потом недовольно спросила:

– Вы к Лидии?

– Да, – ответил Гордеев, сняв палец с кнопки звонка.

– Неужели вы не видите, что никого нет дома? Раз не открывают… – недовольно произнесла соседка.

– Извините. – Гордееву стало неловко, в который уже раз сегодня…

Ведь и правда логично, если никто не открывает, значит, никого нет дома, чего зря звонить? Но он все никак не мог отойти от двери. Его не оставляло чувство беспокойства и дурацкое положение неведения.

Соседка уже выкинула мусор и возвратилась обратно. Теперь она еще злее смотрела на Гордеева, и тот понял, что ничего хорошего от нее ждать не приходится. Еще вызовет милицию! Тут все жильцы бдительные до ужаса…

– Простите… – обратился к ней Гордеев.

Она опять недовольно приподняла бровь.

– Скажите, вы Лидию давно видели?

«Черт! Как на допросе вышло», – подумал он про себя.

– А вы кто, собственно? – бесцеремонно поинтересовалась соседка.

«Ну какая тебе разница! Если скажу, что брат или муж, тебе легче станет?! Если такая подозрительная, просто не разговаривай со мной! Можно подумать, будь я вором или бандитом каким-нибудь, я бы ей так прямо в этом и признался! Однако если я скажу, что адвокат и Лида работает у меня, она тоже может потребовать удостоверение… А когда я его не покажу, насторожится». – Он набрался терпения, чтобы не хамить, и ответил:

– Понимаете, я ее брат двоюродный. Приехал в Москву по делам, скоро уезжать, хотел сестру навестить, а все никак застать не могу. Может, она уехала куда-нибудь, она вам не говорила?

«Вот черт! – продолжал про себя ругаться Гордеев. – Такие тетки просто заставляют врать! А если разобраться, чего я вру? Зачем? Разве я что-то криминальное делаю? Пропал человек, а я просто хочу ее найти!»

– Так это вы день назад приезжали, тоже все стояли, звонили… – пристально глядя на Гордеева, сказала соседка. – Я в глазок наблюдала.

Гордеев покачал головой.

– Нет, это был не я… – При этом у Гордеева знакомо засосало под ложечкой.

«Значит, я был прав. У нее кто-то есть еще. Правда, и он ее искал… Значит, у нее не я один, а как минимум двое!»

– Она мне ничего не говорила. Мы с ней мало общаемся. Только здороваемся иногда, – сказала соседка. – Да и видеть-то я ее не видела что-то давно, дня три уж, наверно. Уехала куда-нибудь…

«Неужели все это нельзя было сказать сразу!»

– Спасибо, – ответил Гордеев. – До свидания.

Через пять минут Юрий сидел в своей машине и размышлял: «Что-то тут не так. Все-таки не могла она просто взять и уехать ни с того ни с сего, не предупредив меня. Может, она что-нибудь Розанову сказала? Да нет, он бы мне наверняка сообщил. Но надо попытать счастья. Остается одно – ехать к Розанову, может, он мне что-то прояснит».

Подумав так, Гордеев завел машину и поехал в свою юридическую консультацию. А приехав, прямиком направился в кабинет Генриха Розанова.

– А, Гордеев! Проходи, садись, – как всегда добродушно обратился к нему Розанов, когда Гордеев вошел в кабинет. – Как дела? Как жизнь молодая?

Поздоровавшись за руку со своим начальником и усаживаясь на стул, Гордеев решил начать прямо с главного. Чего время-то тянуть!

– Генрих Афанасьевич, у нас чепэ, – серьезным тоном произнес он.

– Что такое? – поднял бровь Розанов.

– Лида пропала, – сказал Гордеев.

– То есть? – с недоумением глядя на него, спросил Розанов.

– Ну ее нигде нет, – объяснил Гордеев.

– Может, просто заболела? – предположил Розанов. – Ты ей домой звонил?

– Конечно, звонил! – сказал Гордеев. – Даже ездил. Дома ее нет. На телефонные звонки не отвечает. Она же не могла уехать куда-нибудь, не предупредив меня! У нас ведь совместная работа…

– Хм… – Розанов забарабанил пальцами по столу, – …интересное кино…

– Она вам, случайно, ничего не говорила?

– Не говорила… – ответил Розанов. – А на мобильный звонил?

– Конечно, – отозвался Гордеев. – Глухо.

– Так… – Розанов помрачнел. – И давно ее нет?

– Три дня. Значит, вам она совсем ничего не говорила?

Розанов отрицательно покачал головой. По его лицу было заметно, как он обеспокоен и расстроен.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное