Фридрих Незнанский.

Черные банкиры

(страница 6 из 29)

скачать книгу бесплатно

– Поезжай, да только вряд ли они что-нибудь тебе скажут.

– Но ничего иного мне не остается. Я возьму ненадолго твоего водителя?

– Давай, а потом пришли его сюда.

Турецкий без промедления отправился в фирму «Спектр», где его появлению, как и предсказывал Грязнов, никто не обрадовался. Однако секретарша Светлана опять предложила кофе. Следователь не стал отказываться.

– Ну, как поживает ваша фирма? – спросил Турецкий.

– Все хорошо, – ответила девушка.

– Вы так уверены? – удивился Турецкий.

– А что, разве у вас есть другие сведения? – парировала секретарша.

– Мне бы повидать господина Долгалева, – высказал пожелание Турецкий. – Он еще не вернулся?

– Нет, был в Питере, а вчера звонил уже из Киева. Коммерческие дела, знаете ли.

– У меня к вам просьба, Светлана. Как только Долгалев появится, дайте мне знать. Вот моя визитка, – попросил Турецкий. – И попросите, чтобы он тотчас позвонил мне.

– Я могу сообщить о его возвращении только с разрешения шефа.

– Хорошо, как вам будет угодно. Ничего нового не слышали насчет убийства Евгения Крохина?

– Нет, у нас об этом не говорят.

– Уже забыли?

– Не знаю. Но как-то все заняты делами, не до того.

– А ведь я вам еще одну скорбную весть принес.

– Какую? – Девушка настороженно взглянула на Турецкого.

– Скажите, где сегодня ваши охранники Сергей Одинцов и Андрей Рыбкин?

– У них выходной.

– А где это можно проверить?

– Существует специальный график.

– Так вот, Светлана, вышеназванные парни сегодня убиты. Они пытались проникнуть в квартиру некоего господина, который расстрелял их без всякой, понимаете, жалости.

– Какой кошмар! – прошептала секретарша. – И что же теперь будет?

– Вашей фирме придется раскошеливаться на похороны. Когда Долгалев позвонит, передайте ему эту печальную новость и скажите, что его давно ждет старший следователь Генпрокуратуры Турецкий, чтобы побеседовать обо всех этих несчастьях и выразить свои соболезнования.

– Хорошо. Я все передам.

– А заместитель у Долгалева есть?

– Да. Павел Иванович Заметалин. Пожалуйста, если он вам нужен, пройдите в эту дверь, он сейчас у себя.

Турецкий вошел в кабинет Заметалина, оборудованный и отделанный по последнему слову европейского дизайна. Заместитель Долгалева был худощав и мелок ростом, прядь волос падала ему на лоб, он смахнул ее тонкой нервной рукой.

– Господин Заметалин? – спросил Турецкий.

– Да. Слушаю вас.

Турецкий представился, сел, всматриваясь в лицо хозяина кабинета.

– Я хотел бы задать вам несколько вопросов, – сказал Турецкий, – они касаются бывших работников вашей фирмы.

– Я готов вас выслушать, но прошу иметь в виду, что работаю я здесь всего второй месяц, – предупредил Заметалин.

– Ничего. То, что меня интересует, касается событий, произошедших недавно. Скажите, пожалуйста, где документы, которые хранил дома покойный Евгений Крохин?

– Я ничего не слышал о таких документах!

– Да? Тогда другой вопрос.

У нас есть подтверждения, что Крохина убили работники именно вашей фирмы, – сказал Турецкий, пристально глядя в глаза Заметалина. – Что вы думаете по этому поводу?

– Я уверен, что вы ошибаетесь. Зачем нашим работникам было бы убивать квалифицированного бухгалтера? – даже глазом не моргнул тот.

– Ну, хотя бы за то, что он слишком много знал.

– Нет. Этого не могло быть, – уверенно сказал Заметалин.

То ли заместитель Долгалева был хорошим артистом, то ли он действительно ничего не знал. Теперь Турецкому оставалось только сообщить о смерти охранников и назвать морг, из которого работники фирмы могли забрать тела убитых после судебно-медицинского исследования.

Эта весть встревожила Заметалина, он спросил взволнованно:

– Как это произошло?

– Они напали на квартиру, и их, естественно, перестреляли.

– Невероятно! Вы обвиняете их в грабеже? – изумился Заметалин.

– Может, вы нам подскажете, в чем их обвинить? Вы считаете, что они приходили туда из каких-то иных гуманных соображений? Это вы их туда послали?

– Нет! Я и не знаю, зачем они туда пошли. Но все это очень и очень неприятно. Три покойника на одну фирму – это слишком!

– Значит, лично вы к этому не причастны? – уточнил Турецкий.

– Ни в коем случае. Людей мы, конечно, заберем и похороним. А что там произошло, это уж вы расследуйте сами. Тут я профан.

Турецкий откланялся, оставив Заметалина в расстроенных чувствах. Хотел проститься и с секретаршей, но та оживленно разговаривала по телефону. Фирма жила своей жизнью и не желала ни с кем делиться секретами.

Турецкий медленно ходил по кабинету из угла в угол, обдумывая очередное следственное мероприятие. Грязнов хмуро посматривал на него, маялся, и наконец, терпение его лопнуло:

– Чего ты мечешься как загнанный волк?

– Мне неспокойно, Слава. У меня все уходит из рук, словно я новичок. Вон, посмотри, на столе лежит интересный документ «О результатах проверки указов и распоряжений по вопросам формирования Госфонда драгоценных металлов и камней…». Прочти его и обрати внимание на фамилии.

Грязнов стал читать и вдруг воскликнул:

– Смотри-ка, сколько знакомых! А этот Геранин, по-моему, тоже упоминается в деле «Ресурса»?

– Есть такой банкир.

– Давай-ка культурненько пригласим его в прокуратуру и потолкуем о Долгалеве и Козлове.

– Я тоже так думаю. Пока то да се, я успею детальнее ознакомиться с материалами, чтобы разговор у нас с ним получился более предметным.

– Ты, Саня, действительно давай садись и спокойно читай. А я дам задание своим операм держать руку на пульсе. Как только появятся Долгалев или Козлов, сразу зафиксируем. Ты, кстати, обещал через Меркулова оказать помощь с прослушкой их телефонов. Что слышно по этому поводу?

– С Козловым все попроще. Костя определенно обещал. А вот Долгалев – все-таки депутат, будь он проклят. Боюсь, что придется только на собственную агентуру рассчитывать. Ну и… сам знаешь, есть другие способы. Та же секретарша Светлана… А ты у нас все еще неотразимый мужчина. Попробуй!

Они посмеялись, понимая, что закон в данном случае им не помощник. А дело распухало на глазах, обрастая все новыми жертвами. И не за что было ухватиться, и оттого на душе было мерзостно и слякотно – под стать погоде.

– Не переживай, Саня, никуда они от тебя не денутся, – попытался утешить Турецкого Грязнов.

– Ты прав, давай работать, а время покажет, – сказал он, сел к столу и набрал номер Меркулова.

– Костя, ты обещал разрешение на прослушивание телефонов Долгалева и Козлова. Депутат, кстати, подозревается в соучастии в убийстве. Нам бы хоть знать, когда они в Москве объявятся… Да, понимаю, конечно… как не понять!

Турецкий еще долго слушал внушения Меркулова. Суть их была предельно ясна Грязнову, и комментариев не требовалось.

– Иди к секретарше Меркулова, получишь разрешение по Козлову, – сказал наконец Турецкий, кладя трубку. – А я займусь все-таки изучением дела. Когда мой стол очистится от бумаг, возможно, тогда и в голове наступит некоторое просветление. По Долгалеву же, как ты сам понял, придется предпринимать собственные меры. Костя больше ничем помочь не может.

– Держись, Турецкий, эти мошенники – мужики головастые, но я думаю, что на всякого мудреца достанет и простоты.

Грязнов ушел. Турецкий углубился в чтение материалов и, к своему удивлению, обнаружил несколько десятков чеченских банковских документов, с помощью которых обналичивались огромные суммы денег, курсировавших между Москвой и Грозным.

«Это же какой-то пылесос! Деньги из Центробанка через «Ресурс» и Северобанк направлялись в несколько фирм. Постоянно проходили в банковских документах фамилии Акчурина, Бережковой, Геранина, Козлова, Долгалева… Значит, все эти люди тесно связаны между собой и не просто работали, а вместе и мошенничали…»

Это маленькое открытие, конечно, обнадеживало Турецкого, но одновременно и беспокоило. Банковские документы приходили из Чечни, видимо, там придется искать людей, причастных к этому делу. Не исключено, что кавказец, на которого так неудачно для себя покушались охранники Долгалева, тоже может оказаться участником в этих операциях.

В этом тупике, из которого, казалось, не было никакого выхода, виделось пока одно: работать и ждать, со временем все должно было решиться. Хотя случаются дела, которые остаются не раскрытыми никогда. Но кто в этом виноват? Неквалифицированный следователь или гениальный преступник?

18

Турецкий тщательно готовился к допросу Геранина, изучал банковскую документацию, формулировал вопросы, записывал их в специальной тетради под названием «План следственного дела», в общем, старался представить себе будущий следственный диалог. Хотел выяснить, какие отношения были у Геранина с Долгалевым, Козловым, Бережковой. На этот допрос он возлагал большие надежды, хотя и грызло душу какое-то непонятное сомнение. Но это он списал на давнюю собственную усталость и ряд неудач, которые сопровождали его в последнее время.

Утром он встал раньше обычного, хотел еще немного поработать с документами перед встречей с Гераниным, назначенной на десять часов утра, чтобы освежить в памяти отдельные цифры и факты.

Ирина еще спала. Он не стал будить жену, зная, что у нее рабочий день начинается позже, пусть понежится. Стараясь не шуметь и не включая света, вышел, плотно закрыл за собой дверь.

Следствие – это творческий процесс, он не отпускает человека, заставляет постоянно держать в голове ту задачу, которую предстоит решить. Турецкий, занятый мыслями о предстоящем допросе свидетеля, умылся, побрился, выпил кофе и отправился на службу.

Утро выдалось холодное, сухое. Зима, припозднившаяся в этом году, напоминала о своем скором приходе. Легкий морозец взбодрил Турецкого, придал уверенности в успехе.

Но уверенность эта оказалась ошибочной. В девять утра в его кабинет вбежал Олег Величко, теперь член его следственной бригады, с сообщением, что на Маросейке прогремел взрыв, совершен теракт, взорвана машина банкира Геранина.

– Что с ним? – Сердце Турецкого так и ухнуло. – Жив?

– Говорят, только ранен.

– Я еду с тобой!

На ходу набросив свой утепленный плащ, Турецкий выбежал вслед за Олегом во двор, где их уже поджидал «рафик».

– Что-то нашему Борисычу в кабинете не сидится, – с иронией заметил прокурор-криминалист Петр Фролов.

– Усидится, как же! Я ж этого Геранина сегодня вызвал на допрос, а его едва на тот свет не отправили! – Турецкий был и растерян и возмущен. – Теперь не знаю, что и думать. Складывается впечатление, что кто-то стоит за спинкой моего стула и отдает распоряжения убирать всех моих подозреваемых. Мистика какая-то!

– Бывают и совпадения!

– Слишком уж много этих совпадений.

Действительно, Турецкому начинало казаться, что кто-то, работающий рядом с ним, специально рвет все ниточки версий, которые он с таким трудом выводит, вытаскивает из криминальных хитросплетений разных нужных ему людей, связанных между собой множеством преступлений. Ибо, единожды оступившись, уже невозможно остановиться. Это как цепная реакция, когда из одного преступления вытекают новые.

Машина Геранина, находившаяся у подъезда, была искореженной и обгорелой. Начальник угро окружной милиции Степан Селезнев коротко изложил обстоятельства террористического акта:

– Шофер приехал на машине к подъезду, подождал Геранина. Когда банкир сел в машину, произошел взрыв. Эксперты предполагают, что было использовано дистанционное управление взрывным устройством, изготовленным из пластита, который применяется только в армии.

– Скажите, как самочувствие Геранина? – взволнованно спросил Турецкий.

– Состояние тяжелое, был без сознания, его увезли в реанимацию.

– А водитель?

– Погиб.

Турецкий обошел вокруг машины, понаблюдал, как фотограф снимает взорванное железо. Под ногами потрескивали осколки стекла.

– Что будете делать дальше? – спросил его Величко.

– С соседями беседовали? А где жена Геранина?

– Уехала с ним в больницу.

– Обязательно сегодня же надо с нею встретиться. Что предшествовало этому взрыву? Угрозы, предупреждения, требования?…

– Соседей опрашивали. Взрыв слышали все, а что было до взрыва, никто не заметил. Эксперты обнаружили осколок пластита и остатки деталей дистанционного управления взрывом.

– Хорошо, Олег, ты оставайся здесь, оформи вместе с дежурной группой протокол осмотра места происшествия, поговори с жильцами дома, постарайся встретиться с женой Геранина, а лучше помоги ей встретиться со мной. Все материалы по взрыву – ко мне на стол.

– Сделаю.

– Я надеюсь на тебя.

– А где вас искать?

– Заеду на минутку к Моисееву, а потом буду у себя в следственной части.

Турецкому сейчас необходимо было посоветоваться с Семеном Семеновичем, ибо ждать, когда эксперты-баллисты дадут свое заключение насчет взрыва, было невмоготу.

Моисеев отворил дверь и засиял от радости, увидел Турецкого, стал радушно приглашать в квартиру:

– Заходи, Александр Борисович, наконец-то ты у меня становишься частым гостем. Это хорошо. Чего хмуришься?

– Какая-то серая полоса пошла в жизни, сплошная беспросветность. Приходишь на работу – темно, уходишь – еще темнее.

– Это явление временное – осень.

– Ну а ты, Семен Семеныч, вижу, в порядке. Рад за тебя.

– Копчу божий свет, да и только. Не живу, а можно сказать, доживаю. Когда человек уходит на пенсию, он начинает комплексовать, что никому не нужен. Хорошо тем, у кого есть внуки, они могут хоть ими заниматься. У меня внуки далеко – в Хайфе. Вот я и один… Ты хоть стал навещать, а так вообще тоска несносная. Ну, что у вас там опять случилось? Ты ж ведь не просто так ко мне пришел, верно?

– Нужна, Семен Семеныч, твоя консультация.

– Отлично, я рад, что тебе надобна еще моя помощь, поэтому проходи на кухню, давай чайком побалуемся. А хочешь – рюмочку налью. Для тепла душевного.

– Спасибо, Семен Семеныч, – засмеялся Турецкий. – Добрый ты человек, но рюмку не надо. А вот чайку – с удовольствием. Дело в том, – сказал он, садясь за стол, – что мне невмоготу ждать, пока эксперты свое заключение дадут. Вот и пришел к тебе посоветоваться.

– Слушаю тебя.

– Сегодня утром подорвали машину банкира Геранина. Для этого использовали, как эксперты-криминалисты считают, дистанционное управление. Взрывное устройство изготовлено из пластита, который применяется, по их мнению, только в армии.

Моисеев минуту подумал, потом сказал:

– Понимаю, о чем ты говоришь. Это, вероятно, тот самый пластит, который навешивается в коробках на танки Т-80 и Т-72. Взрываясь, он отбрасывает снаряды. Кстати, слышал, этот способ использовали в Чечне.

– Значит, опять Чечня? Помнишь, Семеныч, я тебе банковский документ привозил чеченского происхождения? Мне начинает казаться, что все это – звенья одной цепи.

– Что я могу тебе посоветовать? Попробуй связаться с военными, возможно, где-то были хищения на складах этой взрывчатки. Но ты прав, не исключено, что прибыла она из Чечни. Возможно, из соседних с ней республик и краев.

– Ты знаешь, Семен Семеныч, я почти уверен, что в России, кроме официальной власти, существует другая, скрытая, которая до поры вершила свои черные дела тайком, а теперь стала действовать нагло и открыто.

– Не исключаю, что нечто эдакое существует, ты прав. Но причина этому одна: наша неразбериха, наше извечное российское авось. Поэтому ты особо не обольщайся. При том состоянии, в котором сейчас находится наша армия, я думаю, с военными тебе будет трудно договориться. Лучше послать человека на место, где обнаружится утечка пластита. Пусть он там походит, присмотрится, что и как. Мы-то в столице трудно представляем, чем живет провинция… Вот Вячеслав был прежде силен по этой части. Да ты и сам помнишь, бывал он в Чечне. Там опытный человек нужен. Правда, он теперь большой милицейский начальник.

– Ну, если бы вопрос состоял только в этом, я сам бы Славку упросил. Да и оперы у него смышленые. В другом ты прав: с военной прокуратурой у нас, как и прежде, отношения более чем холодные, хотя и подчиняются они формально нашему генеральному прокурору. Придется снова действовать через Меркулова, иначе кто ж даст информацию о хищениях этого пластита! Военные, если чего и было, будут молчать как партизаны.

– Точно сказано. Но ты все же не переживай, Саша, глядишь, обойдется.

Они тепло простились. Хоть и были эти люди разного возраста, но связывала их добрая человеческая привязанность, увлеченность одним делом и огромное желание бороться со злом и побеждать его во всех проявлениях.

19

Кабинет встретил Турецкого долгими телефонными трелями: Олег Величко сообщал, что через два часа жена Геранина, Наталья Максимовна, готова встретиться с представителем Генеральной прокуратуры у себя дома.

– Отлично, Олег. Я непременно подъеду. Каково состояние Геранина?

– Очень плох. Не приходит в себя.

– Ты сам успел поговорить с его женой?

– Нет, только условился о встрече: она спешила, нужны какие-то дефицитные лекарства. Возвращалась домой, чтобы взять побольше денег, и опять уехала в больницу.

– Какие-либо новости еще есть?

– Одна старушка утверждает, что выводила своего песика утром на прогулку и видела во дворе незнакомого человека. Он что-то высматривал, потом скрылся за гаражами. Между прочим, как она заявила, мужчина был похож на кавказца.

– Но ведь это мог быть и совершенно посторонний человек, не имеющий отношения к данному преступлению?

– Конечно, Александр Борисович, не исключено.

– Спасибо, Олег, за информацию.

Турецкий положил телефонную трубку, взглянув на часы, прикинул, что до встречи с Натальей Гераниной было еще более полутора часов. Позвонил секретарше Меркулова, и та сообщила, что зам генерального свободен. Редкий случай.

Меркулов поднял на Турецкого усталые глаза, пригладил ладонью отечные щеки и пригласил садиться.

– Что, Костя, скверно себя чувствуешь?

– Да все погода, перемена, давление подскочило. Вообще иногда так тянет уйти на пенсию, сбросить с себя весь груз и пожить, ни о чем не думая.

– А вот Моисеев, напротив, тоскует по работе, по коллегам…

– Давно его видел?

– Да только что. Забегал проконсультироваться по поводу взрывчатки, которой подорвали машину банкира Геранина.

– Ну и к чему вы с ним пришли? – заинтересованно взглянул Меркулов.

– Взрывчатка, которую использовали террористы, имеется, как утверждают наши эксперты, только в армии. Причем в горячих точках, таких, как Чечня. Поэтому нужны сведения, каким образом она могла попасть к гражданским лицам. Этот пластит в коробках навешивали на танки в Чечне, чтобы они, взрываясь, отбрасывали снаряды.

– Хорошо, Саша, я свяжусь с главным военным прокурором, попробую узнать, не было ли, по их сведениям, хищений со складов. Как учитывался пластит, использовавшийся в Чечне? Кто им мог располагать? Где хранится? И так далее. Ладно, с этим решили.

– Надо, Костя, разговаривать с ним осторожно, чтобы он не стал от нас ничего скрывать, а тем более заметать следы – в борьбе за чистоту своего мундира.

– Это и без слов понятно. У меня хорошие отношения с Юдиным. Я недавно был одним из немногих, кто поддержал его на коллегии.

– Спасибо, Костя, тут вся надежда на тебя.

У Меркулова в нужную минуту всегда находились необходимые связи. Чем, собственно, тот же Турецкий всегда и пользовался.

– Как твои дела в остальном?

– Прямо от тебя поеду к Наталье Гераниной. Поскольку сам банкир в бессознательном состоянии, его сейчас не допросишь, а в остальном пока без успеха, сплошные «висяки».

– Ничего, вода и камень точит, копай, глядишь, что-нибудь со временем накопаешь, – утешил Меркулов. – Кофе не хочешь? Я скажу Клаве.

– Нет, спасибо. Я у Семена хороший чай пил. А тебе, Костя, по-моему, нельзя этим напитком злоупотреблять: давление зашкалит.

– Ты прав, старость – не радость. Откуда бы, казалось, этому давлению взяться? А вот лезет же!

– Так ведь сам его нагнетаешь, а потом прикидываешься, откуда, мол.

– Не хотел я тебе, Саша, говорить, но признаюсь: одолели меня владельцы недвижимости, приобретенной у банка «Ресурс», купили по блату за бесценок, а теперь трясутся, как бы у них не отняли хоромы с четырехметровыми потолками. Вот сегодня опять генерал Васильев был на приеме, даже угрожал, понимаешь, и требовал справедливости.

– За Васильева меня Казанский уже просил. Что-то этот генерал слишком озабочен своей недвижимостью. Уж не он ли покровительствовал банку и дал ему возможность полтора года после банкротства работать, чтобы окончательно украсть и зарыть деньги рядовых вкладчиков?

– Все может быть. Генерала только два месяца тому назад отправили в отставку.

– Я кое-что интересное нашел в банковских документах, думаю, когда обнаружатся Долгалев и Козлов, они мне много интересного расскажут.

– Дай Бог тебе распутать это дело. Что-то вокруг него уж слишком много трупов. Может, тебе охрана нужна?

– Ну, Костя, это смешно! Мне – охрану! Лишнее…

– Но, прошу тебя, будь осторожен. Заметишь что-нибудь подозрительное, немедленно сообщи. И не стесняйся. Гена Арбузов тоже, поди, ничего не боялся… Видишь, чем кончилось!

Турецкий взглянул на часы – пора было уходить. В это время у Меркулова зазвонил телефон. Хозяин кабинета поднял трубку, а «важняк», чтобы не мешать ему, тихо удалился.

Наталья Геранина была молода и хороша собой. Черная юбка и тонкий свитерок того же цвета только подчеркивали ее стройную фигуру, тонкие правильные черты свежего лица и красивые выразительные глаза. Турецкий невольно залюбовался ею.

– Слушаю вас, – строго взглянув, сказала Наталья.

– Как чувствует себя ваш муж?

– Плохо. В сознание пока так и не пришел. После разговора с вами опять поеду к нему.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное