Марина Серова.

Медовый месяц под прицелом

(страница 3 из 17)

скачать книгу бесплатно

– Ну так что, в парк идем?

– Конечно, идем, – весело отозвался тот. – Я уже совсем заждался тебя. Думал, что ты заснула там. Хотел сходить проверить, но услышал, как ты включила пылесос, и понял, что с тобой пока все в порядке.

– Тогда быстро собирайся. На улице сегодня жарко, так что ты сильно не утепляйся.

Через двадцать минут мы с Егором вышли из квартиры. Любопытная консьержка чуть не свалилась со стула, наблюдая за нами.

– Это моя тетя из Аткарска, – сообщил ей Егор. – Она совсем деревенская, еле втолковал ей, что такое пылесос и как им пользоваться.

Старушка сочувственно посмотрела на меня:

– Да, нонче техника чудеса творит, скоро за тебя и полы мыть сама начнет. Ничего, дочка, – подбодрила меня бабуля, – разберешься, привыкнешь, видиком научишься пользоваться. Я вот уже совсем с ним обвыклась.

– Спасибо, бабушка, на добром слове, – сыграла я Аленушку, которая всех благодарит за любую мелочь. А затем повернулась к малолетнему мучителю: – Куда, Егор, пойдем?

– В парк, где горка, на которой можно прыгать.

– Ты меня доведешь туда? А то я, тетка деревенская, не знаю, где это.

– Ладно, доведу, – смилостивился мальчик.

Мне стало немного легче оттого, что не пришлось в очередной раз с ним препираться. Этим парком с чудо-горкой оказались «Липки».

Куча мамаш со своими дитятками высыпали погулять в жаркий летний денек. От вчерашнего дождя остались только воспоминания. Даже лужи все пересохли.

Егор от души наскакался, набегался с другими ребятами. В эти минуты я снова прониклась к нему симпатией. Все-таки он неплохой малыш, можно даже сказать – хороший, просто ко всем ревнует своего отца. Его тоже можно понять. Надо только мне почаще об этом вспоминать, иначе я в приступе ярости его прибью нечаянно. Мой клиент, конечно, от этого в восторге не будет.

– Все, мне надоело прыгать. Я хочу мороженого.

Егор взял меня за руку и потянул к тете-мороженщице.

– Какое будешь мороженое?

– Вон то зеленое, а еще хочу вот это красное, – показал мне Егор.

– Сделайте, пожалуйста, в один стаканчик фисташковое мороженое и клубничное, – обратилась я к продавщице.

Полненькая тетечка быстренько исполнила наш заказ.

– Пожалуйста, – улыбаясь, протянула она Егору порцию мороженого.

– Спасибо, – поблагодарил ее малыш. – А ты почему не ешь? – обратился он ко мне.

– Не хочу я.

– Денег нет? – сочувственно поинтересовался он.

Мне было как-то странно слышать подобное из его уст. Мне казалось, что в семье Панкратовых таких проблем не должно быть.

– Нет, просто не хочу, – повторила я.

– Тогда я тоже не буду, – проявил солидарность Егор, чем поразил меня еще больше. Но, посмотрев в его глаза, которые светились лукавыми огоньками, я поняла, что ангелочек снова просто издевается надо мной.

– Какой замечательный и понятливый малыш! – восхитилась продавщица. – Мои только требуют и никак не могут понять, что я деньги не рисую.

– Да, бывает и такое, – посочувствовала я ей, понимая, что впереди Егорка приготовил мне еще пару не очень приятных сюрпризов.

Если бы милая дама-мороженщица об этом знала, то это она стала бы мне сочувствовать.

– Ну купи себе мороженое, – запищал Егор. – Я не буду сегодня кататься на каруселях, зато ты поешь мороженое.

На улице так жарко, что ты можешь перегреться.

– Боже, какой заботливый мальчик! – не уставала восхищаться продавщица.

Меня в отличие от нее эта забота совершенно не радовала. Но все же Егор был в чем-то прав. Я попросила, чтобы мне сделали сто граммов пломбира. Пока продавщица исполняла пожелание клиента и не переставала восторгаться Егором, малыш от меня сбежал.

Я это обнаружила не сразу, а спустя несколько секунд. Егор к тому времени уже успел добежать до выхода из парка и остановился у дороги. Я заметила, как к мальчику приближается черная «девятка». Мне это крайне не понравилось. Я сунула продавщице две десятки, сказав, что сдача мне не нужна, и кинулась за мальчиком.

– Его-о-ор! – закричала я на бегу. – Иди сюда.

Но малыш делал вид, что не слышит моего зова. А тем временем из «девятки» уже выходил здоровый детина и протягивал к мальчику руки.

Я развила скорость курьерского поезда, с ходу налетела на громилу и мощным хуком справа свалила его с ног. На помощь поверженному товарищу из машины тут же вышел еще один, желающий разобраться с этой наглой деревенской теткой из Аткарска, то есть со мной. Пока он вылезал из машины, я успела аккуратненько отодвинуть Егора на безопасное расстояние. Малыш был очень напуган столь бурными событиями, но, что надо убежать подальше, он сообразил. Егор побежал обратно к перепуганной не меньше его мороженщице, которая спрятала мальчика под свое крылышко. Все это происходило в течение нескольких секунд. Я наблюдала за передвижением Егора боковым зрением, не выпуская из поля зрения второго верзилу. Его ожидала та же участь, что и товарища. Точный аперкот, удар ногой в челюсть, и он тоже повержен. Водитель «девятки» решил, что не стоит со мной связываться, поэтому отъехал на безопасное расстояние. Но я успела заметить его восхищенный взгляд, который был, несомненно, адресован мне.

Через несколько минут все было спокойно. Горе-налетчики, похитители беззащитных детишек, собрали свои кости и поковыляли к машине, беспрестанно ругаясь и кляня меня на чем свет стоит. Но мне до них не было никакого дела. Я подбежала к перепуганному Егору, жавшемуся к незнакомой тете.

– Я так за тебя испугался, – прошептал малыш, прижавшись ко мне.

– Ничего страшного пока не случилось, – сказала я, вытирая слезы малыша. – Было бы хуже, если бы они смогли осуществить задуманное.

– Я больше никогда не буду от тебя убегать, – прошептал мальчик, прижимаясь ко мне все сильнее.

– А я больше никуда тебя не отпущу. – Я обняла мальчика и почувствовала, как сотрясаются от плача его хрупкие плечики.

Егорка всхлипывал и говорил, что теперь он будет вести себя хорошо. Ведь если бы его похитили, папа очень бы расстроился. Я не знала, как его утешить, поэтому решила подождать, когда он сам успокоится.

– Давай не будем говорить об этом папе, – попросил меня малыш. – Он будет сильно ругаться и очень расстроится. Я буду хорошо себя вести, честное слово. Тетя Женя, пожалуйста!

– Хорошо, – согласилась я, решив, что здесь можно ему уступить, – это будет нашей маленькой тайной.

– Точно, – улыбнулся малыш.

Я ощутила, как по телу разливается тепло вперемешку с чувством облегчения и непонятной радости. Мне до ужаса нравилось прижимать к себе этого маленького человечка, чувствовать свою нужность. Еще никогда ничего подобного к своему клиенту я не испытывала.

– Пойдем домой, – предложила я Егорке.

– Да. – Малыш взял меня за руку и с силой сжал ее. – Знаешь, я правда так испугался…

– Я думаю, что мы это переживем. Верно?

– Обязательно, – согласился Панкратов-младший. – Я же все-таки мужчина, а не девчонка.

– Это точно.

Мы молча шли по изнывающему от жары Тарасову. Я держала маленькую ладошку мальчика и чувствовала, как он дрожит. Мне захотелось взять его на руки и прижать к себе, чтобы он немного успокоился, но я побоялась, что он воспримет это как оскорбление, поэтому приходилось удерживать себя от этого неведомого мне доселе желания.

– Ты научишь меня так же драться? – вдруг спросил Егор.

– Обязательно, – пообещала ему я.

– Я хочу есть и спать, – признался мне малыш, потирая кулачком свои красные от слез глаза.

– Придем домой, пообедаем, и ты ляжешь отдыхать, а вечером я буду учить тебя некоторым приемам. Договорились?

– Да, – заулыбался Егор.

Глава 3

– Все-таки хорошо оказаться дома, – с довольным видом сообщил Егор, едва мы переступили порог панкратовской квартиры.

– Да, наверное, – согласилась я с малышом. – Егор, а ты что есть-то будешь? А то глупая тетка из деревни совершенно не представляет, чем кормить молодых людей твоего возраста.

– Если честно, то я уже перехотел есть. Это с испугу вроде проголодался, а когда отлегло, то и есть расхотелось. Ты мне лучше сок выжми.

– Из памелы? – улыбнулась я.

– Не-е-е, – протянул Егор. – Я не люблю этот фрукт, это я так, чтобы поиздеваться над тобой. Но ты оказалась теткой что надо, поэтому я больше не буду тебя проверять. Ты мне подходишь. Думаю, что и моему папе ты тоже подойдешь. Надо будет покумекать с ним на эту тему, – многозначительно произнес Егор.

– Давай не будем торопить события, – предложила я. – Мы с твоим папой все же родственники, поэтому нам нельзя жениться, иначе плохо будет.

– Да какие вы родственники… – отмахнулся от меня Егор и ушел к себе, оставив меня посреди комнаты в некоторой растерянности.

Я пошла на кухню выполнять заказ малыша. В голове крутились совершенно ненужные мне сейчас мысли, которые зародились еще прошлым вечером. Но тогда еще я смогла отвлечься, а сейчас, после слов Егора, они вернулись снова.

«Женя, прекрати мечтать, – ругала я себя. – Панкратов-старший, несомненно, очень привлекательный мужчина. Он был бы таким, даже не имея столько денег, но ты при своей работе просто не имеешь права надеяться на что-то. Женя, ты прежде всего – телохранитель, а уж потом – женщина, со всеми желаниями, присущими ей. Мужики любят слабых женщин, им нравится их оберегать, а ты сама кого хочешь можешь спасти. Сила женщины заключается в ее слабости, но это, Женя, не про тебя». Так я уговаривала себя, пока делала сок для Егора.

Когда от двух сочных апельсинов осталась одна кожица, я подумала, что сок готов и пора нести его мальчику.

Егор непривычно тихо сидел в своей комнате. Я даже немного забеспокоилась, но, когда открыла дверь детской, поняла, в чем причина: мальчик мирно спал, свернувшись клубочком посреди огромной кровати. Я накрыла Егора легким пледом, провела рукой по непослушным темным волосенкам, которые немного слиплись от пота и смешно торчали в разные стороны. Мне почему-то захотелось поцеловать его в маленькую розовую щечку. Но я остановила себя в своем неожиданном желании. Егор – мой клиент, все сантименты я должна оставлять за порогом этой квартиры, иначе чувства захватят меня с головой, и я стану менее осторожной и внимательной, что просто недопустимо при моей не совсем женской работе. Вздохнув, я вышла из комнаты и направилась в зал, где так заманчиво стоял домашний кинотеатр.

«Может, Никита и прав, – вздохнув, подумала я, – может, во мне тоже есть этот самый пресловутый материнский инстинкт? Мне кажется, что я влюбляюсь не только в Никиту Андреевича, но и в его сына».

Я плюхнулась на мягкий диван, на котором еще вчера мы с Никитой сидели и пили вино. Легким движением руки я нажала кнопку пульта, и на экране появилась Джулия Робертс вместе с Ричардом Гиром. Я сделала то, что мне так и не удалось сделать вчера, – досмотрела «Красотку». Потом еще долго валялась на диване, изнывая от безделья. Я уже несколько раз осмотрела всю комнату, но только спустя некоторое время увидела телефон, лампочка на котором сигналила о том, что на автоответчике есть сообщение. Я подошла к аппарату и нажала кнопку.

«Привет! – услышала я. – Это Никита. Как у вас там дела? Надеюсь, что все хорошо. У меня пока тоже все неплохо, но, думаю, мне придется немного задержаться. Ты, Женя, не переживай, все будет оплачено. Егор, веди себя хорошо, помогай тете Жене. Целую. Пока. Да, чуть не забыл. На всякий случай, который, надеюсь, все же не настанет, запиши номер моего мобильника», – Никита продиктовал номер. На этом его сообщение завершилось.

Я пошла на кухню, чтобы приготовить нам с Егором ужин. Порывшись в ящиках и шкафах, я отыскала картошку, в холодильнике обнаружила кучу всяких соленостей и решила не мудрствовать лукаво. Картошку чистить просто ненавижу, да мне за это и не приплачивают, поэтому я поступила проще – помыла ее и поставила варить. В мундире.

За домашними хлопотами, которые вызывают у меня приступ аллергии, я даже не заметила, как ко мне подошел Егор. Малыш спросонья потирал глаза.

– Уже проснулся? – улыбнулась я ему. – Как спалось?

– Жарко. Пить хочу.

Егор полез в холодильник и вытащил оттуда коробку «J7».

– Егор, нельзя холодное пить, – проявила я заботу. – Заболеешь. Кстати, я ведь у тебя в комнате оставляла стакан сока.

– Я его выпил и все равно пить хочу, – закапризничал малыш.

Я налила в стакан сок и поставила его в миску с горячей водой, чтобы немного согрелся.

Утолив жажду, Егор сообщил мне, что отправляется смотреть телевизор. Я осталась доваривать картошку.

Я решила, что ужинать мы с Егором будем прямо в гостиной. Не знаю, принято ли здесь подобное, но мне было плевать. В конце концов, в ближайшее время хозяйкой этого дома буду я. Загрузив на поднос картошку и солености, я понесла все это в гостиную, где Егор смотрел «Короля воздуха». Я видела этот фильм раз пятнадцать, но не откажусь посмотреть снова. Мы уютно разместились с мальчуганом прямо на полу.

В какой-то момент я отвлеклась от экрана и посмотрела на соседний дом. Мне показалось, что… В тот же самый момент я поняла, что мне это вовсе не кажется. Резким движением руки я отбросила мальчика в сторону и прикрыла. Как раз вовремя. Оконное стекло разбилось вдребезги, а пуля просвистела прямо над нами.

Все произошло так быстро, что Егор ничего не успел сообразить, но очень испугался.

– Что это? – захныкал малыш, прижавшись ко мне.

– Кто-то не очень хорошо решил с нами пошутить, – ответила я, стараясь окончательно не напугать ребенка.

Я сказала Егору, чтобы он лежал на полу и ни в коем случае не вставал.

– Меня хотят убить? – испуганно прошептал малыш.

– Еще не знаю, – честно призналась я. – Но в любом случае обещаю тебе, что я ничего плохого не допущу.

Самой мне подниматься на ноги было тоже достаточно рискованно, поэтому я поползла по-пластунски в том направлении, куда пролетела пуля. Я внимательно осмотрела пол и увидела пульку. Прикинув траекторию ее полета, я поняла, что никого убивать не собирались, но задеть Егора эта пуля могла. «Наверное, нас просто хотят запугать, – решила я. – И это связано с делами Никиты».

Первая попытка с похищением ребенка не удалась, поэтому враги Панкратова-старшего решили перейти к плану Б. Вот сволочи! Отыгрываться на ребенке за поступки его отца… Ну ничего, не на ту напали! Если вы обо мне еще не знаете и ничего никогда не слышали, то вам же лучше. Спать спокойнее будете! Меня они разозлили не на шутку.

Найдя пулю, я внимательно ее осмотрела. К своему удивлению, обнаружила на ней насечку с инициалами, которые мне показались очень знакомыми. Я поломала голову, где я могла видеть это раньше, но так ничего и не вспомнила.

– Тетя Женя, – сквозь мысли услышала я голос Егора, – давай папе позвоним, а то мне страшно.

Я посмотрела на испуганного мальца, который лежал на полу, плотно прижавшись к нему своим маленьким тельцем.

– Обязательно позвоним, – пообещала я Егору.

Я не думаю, что тип, который в нас стрелял, еще на крыше соседнего дома. Как правило, такие люди уходят сразу после выстрела. Еще мне известно, что они оставляют оружие на месте преступления. Надо бы посмотреть на него, может, оно наведет меня на мысль о том, кому может принадлежать… Уж больно знакома мне эта пуля, где-то я ее уже видела, и не раз!

Все было бы проще простого, если бы я охраняла не маленького мальчика, а взрослого дядю, которого хотя бы можно было вытащить с собой на крышу, чтобы посмотреть на орудие преступления. В принципе я и так примерно представляю, как оно выглядит. Но вдруг там еще будет какая-нибудь зацепочка, чтобы выйти на исполнителя? А с мальчиком, который дрожит от страха, на крышу не полезешь.

Может, имеет смысл позвонить в милицию? Нет, лучше сначала Никите, а там уж как он скажет, так мы и сделаем.

Я набрала номер мобильника Панкратова-старшего.

– Да, Женя, я тебя слушаю, – издалека-далека услышала я голос Никиты. – Что-нибудь случилось?

– Да, Никита, случилось. В Егора только что стреляли с крыши соседнего дома. Я успела заметить блик от оптического прицела, поэтому с ним все в порядке. Но тебе придется вставить новое стекло.

– Черт с ним, со стеклом, главное, что с Егором все нормально. Я прилечу в Тарасов ближайшим рейсом. Кажется, ситуация накалилась до предела.

– Как хочешь, – безразлично ответила я и повесила трубку.

Я подошла к Егору, который все это время сидел в углу комнаты, взяла его на руки и села вместе с ним на диван.

– Сегодня папа приедет, – сообщила я ему.

– Здорово, – грустно улыбнулся малыш. – Давай посмотрим мультики. Только ты не уходи, посиди со мной, а то я боюсь.

– Не уйду, – обняла я его.

Мы включили «Корпорацию монстров», и через несколько минут Егор забыл о своих страхах и уже не жался ко мне.

Ветер, ворвавшийся в разбитое окно, качал занавески. Хорошо, что на улице было тепло, поэтому мы не чувствовали никакого дискомфорта.

Я никак не могла сосредоточиться на мультике, все время думала о пуле, пытаясь вспомнить, откуда она мне так хорошо знакома. И наконец меня будто осенило: я вспомнила одну боевую операцию. В нашем подразделении был снайпер – Виктор Фурманчук. Так вот он всегда делал на пулях насечку – свои инициалы.

Я подошла к столику, на котором стоял телефон. Именно там я оставила свой трофей. И после тщательного осмотра пули я убедилась – на ней стоят инициалы Фурманчука.

Вот гад! Значит, теперь этот веселый и озорной парниша, с которым у меня даже был небольшой роман, – киллер! И не просто киллер, а детоубийца! Ну что же, Виктор Фурманчук… никогда не думала, что мы окажемся по разные стороны баррикады.

Положительным в данной ситуации было только одно: теперь я точно знала, что убить Егора не собирались. Виктор, как и я, – настоящий профессионал. Если Фурманчук стреляет, то он не промахивается.

Справедливости ради надо сказать, что здесь был еще один плюс: если найти Фурманчука, есть шанс узнать, кто же заказчик. Я понимаю, что «профессиональная этика» киллера не позволяет выдавать заказчика, но вдруг по старой дружбе Виктор мне все же скажет, кто ему заплатил за Егора и почему он промахнулся. К тому же, узнав некоторые сведения о заказчике Егора, мне будет проще охранять мальчика.

Я стала набирать номера телефонов наших общих с Виктором знакомых. Примерно через полтора часа я уже знала нужный номер телефона.

Я решила сначала дождаться приезда Никиты, рассказать ему о пуле и моей догадке, а уж потом выходить на связь с Виктором, если в этом будет необходимость. А то вдруг Никита скажет, что завтра утром они с Егором уедут из города? Зачем мне тогда искать Фурманчука? Мстить я ему все равно ни за что не собираюсь, отношения портить с Виктором мне тоже ни к чему. Поэтому имело смысл дождаться Никиту.

Егор мирно посапывал на диване – снова заснул, так и не досмотрев «Корпорацию монстров». День для малыша выдался слишком напряженным, поэтому не было ничего удивительного в том, что он заснул, не дождавшись отца и не досмотрев мультик.

Мне не хотелось тревожить Егора, поэтому я оставила его спать на диване до приезда отца, только укрыв его, чтобы мальчику было уютнее.

Я не знала, чем себя занять до приезда Панкратова-старшего. Меня уже не радовали ни холодильник, набитый до отказа продуктами, ни богатая видеотека – ничего. В конце концов, я здесь не для того, чтобы жрать и смотреть видик.

* * *

Никита приехал, как и обещал, ближайшим же рейсом. Первым делом он подошел к спящему сыну. Убедившись, что с мальчиком все в порядке, он сел рядом с ним на диван и обхватил голову руками.

– Так дольше продолжаться больше не может, – наконец заговорил он.

– Что ты собираешься делать? – поинтересовалась я. Все-таки меня это тоже касалось – от ответа Никиты зависело, продолжать мне работу или нет.

– У нас не получится уехать.

– Почему? Ты же говорил, что какая-то компания заинтересована в тебе.

– Обязательным условием контракта является то, что я должен быть женат. Иначе нам с Егором никак не выбраться из России.

– А если не бежать из России, а просто уехать из Тарасова? – предложила я.

Никита поднял на меня глаза и грустно улыбнулся:

– Они достанут нас везде. Здесь у меня хотя бы есть друзья и связи, которые могут пригодиться. Если бы я был один, мог бы залечь на дно в каком-нибудь глухом городишке. Но Егор привык, чтобы у него было все. Он еще слишком мал, чтобы понять, что у папы вдруг больше нет денег.

– Ты хочешь сказать, что ты на мели? – решила я уточнить.

– Нет, у меня есть деньги, но они на счету в банке. И меня вычислят тут же, как только я сниму хотя бы цент, – пояснил Никита. – Видимо, все же придется им заплатить. Но ведь они все равно не отстанут, будут требовать еще, и еще, и еще!..

– Ты знаешь, кто за всем этим стоит?

– Я догадываюсь, но ни в чем не уверен.

– Ты, может, есть хочешь? – решила я сменить тему. Но только затем, чтобы выиграть время и подумать, стоит ли ему говорить про Фурманчука. Вдруг он сейчас все же решит уехать из Тарасова и мои услуги ему больше не понадобятся, зачем мне тогда лишний раз напрягаться? Инициатива, как известно, наказуема.

– Да, наверное, я бы не отказался от чашечки крепкого кофе с парой горячих бутербродов. Составишь мне компанию?

– Да, – согласилась я. Уже прошло достаточно времени с того момента, как мы с Егором поужинали, поэтому я успела проголодаться.

Мы прошли на кухню. Я решила, что теперь, с приездом Никиты, я больше не обязана быть нянькой, кухаркой, домработницей и телохранителем одновременно, поэтому я позволила Никите сделать самому бутерброды и сварить нам кофе.

– Женя, я хочу попросить тебя еще некоторое время побыть телохранителем Егора. Я чувствую, что меня ждут впереди не очень приятные и, что главное, небезопасные дела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное