Марина Серова.

Без царя в голове

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

– А как относились Чиликовы к этому молодому человеку? – полюбопытствовала я.

– Сложно сказать. Павел, кажется, ему симпатизировал, до поры до времени. Надя же считала его недостойным дочери, но, учитывая сложившуюся ситуацию, была согласна на брак. Да только Миронову-младшему ребенок совсем не нужен. Георг весь в папочку родился: на первом месте карьера – давно метит в коллегию адвокатов попасть, окончил здесь институт на «отлично», готовился к экзаменам в Москве. Да только… какой из него адвокат, если он наркотиками балуется! Мы с Надей однажды его в ресторане «Вива» видели, где он, никого не стесняясь, принял очередную порцию кокаина, а потом стал вести себя просто отвратительно. И какая у него может быть после этого репутация… – Лариса недовольно фыркнула. – Видели бы вы, какие снимки Надюша в тот вечер сделала: сын босса «Союзинторга» за приемом наркотиков, потом он же исполняет стриптиз на столе… Ну и много другого подобного, в том же духе.

Услышав это сообщение, я мысленно легко расставила все события по своим местам. Для подтверждения выводов не хватало некоторых деталей, которые я решила прояснить прямо сейчас же.

– А вы не помните, это произошло до того, как стало известно о беременности Марии, или уже после? – спросила я Ларису.

– После. Надежда еще, когда мне фотографии показывала, усмехнулась: мол, она припугнет теперь немного паренька, может, тот и поумнеет. А так бы она его и вовсе снимать не стала, больно он ей нужен…

Все сходилось: беременная девушка, отказывающийся жениться отец ребенка, разъяренные родители… Похоже, отец и мать Марии действовали каждый по – своему, но ради одной и той же цели: хотели заставить Миронова-младшего жениться на их дочери. Получалось, что Чиликов шантажировал Миронова-старшего бумагами, а его жена тем временем делала то же самое, но непосредственно с его сыном. Цепочка замкнулась.

У меня практически не вызывало сомнений то, что смерть Надежды Валерьевны была нужна больше всего сыну босса, мечтавшему о карьере и не желавшему вешать себе на шею жену с ребенком. О бухгалтерских документах, которые везла Чиликова, парень мог и не знать вовсе, а охотился он именно за фотографиями.

– Вы извините, что нарушаю ваши размышления, – вывела меня из задумчивости Лариса, – но у меня назначена встреча, а я еще не готова. Еще что-то узнать желаете?

– Только одно, – ответила я. – Известно ли вам, где сейчас находятся эти самые фотографии?

– Даже не представляю. Скорее всего – среди остальных бумаг Нади. Но если они вас так интересуют, могу дать адрес фотографа, к которому Надежда всегда обращалась, когда хотела получить хороший портрет. Она любила фотографироваться. Я, кстати, тоже не раз пользовалась его услугами. Уверена, что эти снимки тоже он печатал, может быть, и знает, где они сейчас.

Я прикинула, что даже если фотограф не имеет точного представления о том, где находится пленка, – хотя как раз у него она и могла храниться, никто ж на него не подумает, – то наверняка знает, что именно на ней было запечатлено и когда она была отснята.

Это, конечно, не бог весть что, но в данной ситуации любая информация очень кстати. Придя к такому выводу, я согласилась на предложение Ларисы.

Она сходила за своей сумочкой, достала из нее записную книжку и, немного полистав ее странички, продиктовала адрес фотографа. Затем Лариса встала и направилась к двери, тем самым давая мне понять, что разговор наш закончен.

* * *

Получив адрес фотографа, я не задумываясь поехала к нему, чтобы сегодня же прояснить кое-какие детали. При этом я очень надеялась, что тому хоть что-то известно или что пленка все еще находится у него. Уж тогда-то мне многое станет ясно.

Доехав до нужной улицы, я свернула на нее и… начала проклинать наши российские дороги: в этом закутке они напрочь отсутствовали, причем уже давно. Вместо асфальта на дороге кучами валялся всевозможный мусор вперемешку со щебенкой, которая разлеталась во все стороны из-под колес. И только через несколько десятков метров асфальт вновь появился. Но, к счастью, мне удалось доехать до нужного дома, не повредив машины.

Быстро найдя квартиру фотографа, я нажала на дверной звонок и стала ждать. Никто не открывал, и даже шума за дверью не было слышно.

«Не повезло, его еще нет дома. Фотографы – народ богемный, для них сейчас день в самом разгаре. И Федор Сергеевич – так звали „придворного“ фотографа Надежды Чиликовой – мог отправиться после работы куда-нибудь с камерой, – мелькнуло у меня в голове. – Если это так, то сегодняшняя поездка окажется бессмысленной».

Еще пару раз надавив на звонок, но так и не дождавшись никакой на него реакции, я решила потревожить соседей, которым вполне может быть известно, где находится фотоателье Федора Сергеевича или хотя бы примерное время его появления дома вечером. Дверь открыли мне сразу же, едва я дотронулась до кнопки звонка квартиры напротив.

– Вам кого? – выглядывая из-за слегка приоткрытой двери, спросила старушка.

Я извинилась за беспокойство, показала свои «корочки», которые остались у меня с того времени, когда я работала в прокуратуре. А потом поинтересовалась, не знает ли старушка, где я могу найти ее соседа. После моего вопроса она распахнула дверь шире и, горестно замотав головой, произнесла:

– А ты разве, дочка, не в курсе? Убили Федора Сергеевича на днях. Прямо в квартире и убили. Хороший был человек, добрый, никогда никому не отказывал, – она тяжело вздохнула, а затем вновь обратилась ко мне: – А я было подумала, вдруг ты его родственница какая или невеста…

– Нет, – ответила я, ошарашенная известием, а затем пояснила: – Я хотела задать ему пару вопросов, но никак не предполагала, что его уже нет в живых. А вы не знаете, кто его убил и почему? – полюбопытствовала я у бабульки, предположив, что она наверняка что-нибудь знает по этому поводу.

– Да кто же знает, дочка… Милиция сказала, вроде как фотографии какие-то у него искали, весь дом перевернут был. А убийцу до сих пор не нашли. Ох, что и говорить, у нас так всегда – убьют хорошего человека, и дела никому до этого нет.

«Вот те раз! – подумала я. – Еще одно убийство. Фотограф погиб, и как раз тогда, когда мне понадобилось расспросить его по поводу снимков, сделанных Надеждой Чиликовой. Случайность?»

Не углубляясь пока в подробные рассуждения, я задала старушке следующий вопрос:

– А давно это случилось? Убили его когда?

– Убили-то? Да буквально на днях. Уж не знаю, кому Феденька помешать мог, – все никак не могла угомониться жалостливая бабулька. – Ножичком пырнули… И ведь прямо в сердце, ироды!

– А вы не знаете, у кого сейчас ключи от его квартиры находятся? – на всякий случай полюбопытствовала я. – Может, кто из родственников забрал или членов семьи?

Бабулька тяжело вздохнула и даже пару раз всхлипнула:

– Близких-то не было у него никого. Мать два года как умерла, а с отцом они не ладили. Жену и ребенка завести пока не успел, так что квартира-то совсем без присмотра осталась. Ключи от нее, наверное, все еще в милиции лежат. А как же это ты, дочка, про убийство-то не знала? – неожиданно насторожилась старушка.

– Я из другого отдела и совсем по другому вопросу пришла, – ответила я ей, не вдаваясь ни в какие разъяснения.

Как ни странно, бабушка моим сообщением удовлетворилась и вновь начала причитать, но на сей раз по поводу того, что город заполонили преступники и скоро простому человеку от них совсем житья не станет. Я же, прервав ее восклицания, поблагодарила за помощь и спустилась на этаж ниже. Там я набрала по мобильнику номер рабочего телефона Кирьянова и, дождавшись, когда он возьмет трубку, сразу перешла к делу:

– Володя, извини, конечно, но мне опять требуется от тебя помощь. Я, кажется, выяснила, что одно ваше «висяковое» дело связано с другим убийством, и очень крепко.

– Что ты имеешь в виду? – заинтересовался Киря.

– Я об убийстве Чиликовой. Тебе случайно не попадало в руки дело некоего Федора Сергеевича Доронина, фотографа, зарезанного на днях в своей квартире? Если мои подозрения верны, то причина его убийства, как и убийства жены Чиликова, одна.

– Вот так новость! А мы тут совсем голову сломали, кому помешал вдруг этот парень, совсем никаких зацепок по его делу нет. Так что ты выяснила?

– Расскажу потом. Мне очень нужно попасть в его квартиру, а ключи, как сказала соседка, находятся в милиции. Можешь достать?

– Ты хоть знаешь, о чем просишь, а, Тань? Кто же мне их даст, если они среди вещей убитого переписаны лежат? Да и делом не я, а совсем другой человек занимается.

– Ну постарайся, тебе же это ведь тоже выгодно, – умоляюще произнесла я, прекрасно зная, что Киря, хоть всегда и упирается, потом находит способ добыть то, что мне надо. – Я тебя у квартиры встречу. Ну так как?

– Хорошо, я попробую. Но обещай, что тогда расскажешь мне все, до чего докопалась, – потребовал он.

– Хочешь лишить меня куска хлеба? – шутя произнесла я.

– Кто бы говорил… – усмехнулся в ответ Кирьянов. – После твоего вмешательства нам скоро закрываться пора будет, дел-то и не осталось.

Ну, тут он, конечно, преувеличивал. Я очень часто сдавала преступников именно ему, чем как бы даже помогала его отделу повысить раскрываемость преступлений. Перекинувшись еще парой шутливых фраз, мы с Кирей договорились, что через часок он подъедет с ключами к квартире, где я буду его ждать.

Кое-как скоротав этот самый часок, который почему-то растянулся на все два, я таки дождалась Кирьянова и буквально накинулась на него с вопросами, когда он появился на лестничной клетке, где воздух уже посинел от выкуренных мной за время томительного ожидания сигарет.

– Ну как, привез ключи? А по этому убийству что откопал?

О последнем я Кирю по телефону не просила, но хорошо знала, что он уже наверняка запросил и пролистал дело, чтобы быть в курсе.

– Все, как заказывали, – по-дружески обняв меня, ответил Киря. – Вот ключи, а вот и бумаги по делу, – он протянул мне папку и тут же был награжден моим благодарным поцелуем в щеку.

Мы быстро поднялись на нужный этаж и, открыв дверь, вошли в квартиру фотографа. Как я себе и представляла, внутри все стены были сплошь увешаны фотографиями, кстати, очень даже качественно сделанными. Понятно теперь, почему Надежда Чиликова и ее подруга обращались именно к этому парню, а не к кому-то еще, – Федор хорошо знал свое дело.

– Ну и что ты хочешь найти в этом погроме? – оторвал меня от размышлений Киря, продолжая стоять у двери и созерцая кавардак, царивший в комнате. – Наши ребята тут работу провели, но вроде бы ничего интересного не обнаружили.

– Так ведь они и не знали, что искать надо, а я знаю, – гордо ответила я и направилась к целой горе снимков и пленок.

– Может, и мне скажешь? Авось пригожусь… – донесся сзади голос друга.

Я кратко поведала Кире, к какому выводу успела прийти, и попросила помочь поискать тут снимки эротического характера. Мы начали наши поиски, то и дело перекидываясь шутливыми фразами по поводу некоторых найденных карточек. Когда же мы, перетряхнув все имеющееся в доме, так ничего и не обнаружили, наше настроение слегка упало.

– Ну, что думаешь делать теперь? – поднимая с пола последнюю папку с фотокарточками, спросил Киря.

– Еще не знаю. Нужно подумать, – откликнулась я и направилась к двери. Кирьянов последовал за мной.

Глава 3

Я сидела на диване и курила уже вторую сигарету. Спать не хотелось, да и собранная информация требовала тщательного анализа. Еще в доме Ларисы, придя к мысли о том, что убийцей жены Чиликова мог быть сын Миронова – не сам, конечно, хотя чем черт не шутит, – я уверилась в этом еще больше, когда узнала, что убит тот самый фотограф, который с пленкой работал. Не совсем понятно, правда, откуда Георгу стало о нем известно, но факт оставался фактом – в доме Федора все было перевернуто явно в поисках снимков. Правда, он был убит буквально за пару дней до того, как погибла Чиликова, и получалось, что фотограф со снимками почему-то засветился намного раньше, чем Надежда Валерьевна.

Как такое могло произойти? Может, Федор решил тоже пошантажировать семейство Мироновых и срубить с них бабки? Тогда все было бы ясно: он показал снимки Миронову-младшему, тот предпочел избавиться от него и, найдя фотокарточки в его квартире, успокоился. Но не тут-то было: объявилась мамаша Марии и стала угрожать ему теми же фотокарточками, пришлось убрать и ее.

Такой расклад казался мне логичным. Но я не отрицала и возможности того, что фотографа могли убить совсем из-за других фотографий, уж такая у него работа. Но пока я занимаюсь делом Чиликовых, забывать про погибшего Федора все-таки не стоит.

Еще раз пробежавшись мысленно по выведенной мной цепочке, я решила, что убийцей все же является Георг. А потому теперь пыталась придумать способ выведения его на чистую воду.

Пойти к подозреваемому просто так я не могла – у него нет никакой необходимости признаваться кому бы то ни было в содеянном. Миронов-младший по образованию юрист, наверняка хорошо знает свои права, его просто так, на испуг, не поймаешь. Значит, нужно придумать иной способ, чтобы выявить его причастность к убийству.

Я встала и нервно прошлась по комнате.

Так, поход в дом к Мироновым отметается сразу – его результат, заранее известно, будет нулевым. Лучше всего подловить подозреваемого где-то в другом месте. Стоп! Лариса упоминала, что они с Надеждой видели его в ресторане «Вива». Вполне возможно, что он частый его посетитель, раз уж балуется наркотой. Не заглянуть ли мне туда прямо сейчас? Время как раз самое подходящее: половина десятого.

Я еще раз прошагала расстояние от одной стены до другой и окончательно решила, что делать. Быстро заглянула в ванную комнату, где умылась и расчесалась. Затем открыла шкаф с одеждой и погрузилась в созерцание довольно разнообразных по стилю вещей. Необходимо было выбрать что-то, что подходило бы для вечернего похода в данное заведение.

– Так, – размышляла я вслух, – длинное, строгое вечернее платье не подходит – иду не на прием для интеллигентных гостей, а на молодежную тусовку. Может, тогда короткое платьице цвета морской волны с глубоким вырезом? Нет, тоже не то.

Я задумалась, Надо бы одеться во что-то такое, что сейчас предпочитает носить молодое поколение. И тут мой взгляд упал на оригинальный джинсовый костюмчик, который я приобрела на днях, но пока еще никуда не надевала. А что, как раз то, что надо: приспущенные на бедра брюки – клеш с большим количеством разрезов по бокам и на коленях, короткая джинсовая рубашка с неимоверным числом карманов и широкий пояс с огромной бляхой.

Добавив к этому одеянию белые мягкие кроссовочки и небрежно заколов волосы на затылке, я легкой походкой сбежала по лестнице вниз и направилась к машине.

У ресторана «Вива» я была ровно через десять минут.

Там веселье было уже в полном разгаре. У входа стояли то ли пьяные, то ли обкуренные молодые люди, тут же мельтешили и девицы явно легкого поведения, стремящиеся заарканить кого-нибудь в свои сети.

Я вышла из машины и, дабы не выделяться из общей толпы, покачивая бедрами, поплыла к двери. Это было моей ошибкой. То ли на мои сексуально двигающиеся бедра, то ли на супермодное одеяние клюнул какой-то тип, со всех сторон напоминавший папенькиного сынка, только что выпущенного на волю и теперь боящегося упустить свое.

– Привет, красотка! – подвалив ко мне и небрежно схватив меня за руку, сказал парень. – Не желаешь ли провести вечер в компании умных людей?

– А ты, случаем, не один из них? – как можно более язвительно ответила я и попыталась отбросить его лапу.

– А ты, как я посмотрю, с гонором! – все еще не выпуская моей руки, воскликнул молодец. – Ну это ничего, мне такие даже нравятся. Так что, вступаешь в ряды моего гарема?

Этот чересчур уверенный в себе типчик начинал меня злить. Чтобы побыстрее от него отвязаться, я подошла к нему на максимально близкое расстояние, как бы давая согласие на полученное предложение, а потом двинула ладонью в подбородок так, что на несколько минут челюсть у парня попросту онемела. Он застыл на месте с раскрытым ртом и выпученными глазами – то ли от испуга за свою жизнь, то ли от шока. Я же небрежно стряхнула его руки со своих плеч, бросив через плечо:

– Для владельца гарема что-то вы слишком пугливы, юноша, – и отправилась в ресторан.

Меня провожали взглядами все стоявшие у ресторана парни. Вероятно, им давно не доводилось видеть ничего столь интересного – чтобы какая-то девушка поставила на место одного из них.

В самом ресторане у меня появилось столь же изумленное выражение, как у моего недавнего неудавшегося кавалера. А причина моего удивления была вовсе не в том, что полностью изменился контингент посетителей и вовсю орала дикая музыка. Этого я в общем-то и ожидала. Причиной было полное преображение самого интерьера заведения.

Словно сквозь землю провалились все столики и стулья, не было и полукруглой стойки бара с толстопузым барменом за ней. Зато у всех стен возникли мягкие диваны, на которых полусидя, а то и полулежа располагались короли ночной жизни: детки весьма обеспеченных людей города. Центр же зала занимала круглая сцена, на которой в данный момент демонстрировала эротическое танго, а вместе с ним и свое тело темнокожая девица. Повсюду стоял дым от сигарет, мелькали разноцветные лучи светомузыки и пестрили короткие юбки официанток.

Немного привыкнув к новому облику ресторана, я пробежала по залу глазами, надеясь отыскать где-нибудь Валентину. Направляясь сюда, я думала, что соседка, работающая здесь, поможет мне в поисках сына Миронова – должна же она знать в лицо постоянных посетителей ресторана. Но Валюши в поле моего зрения не обнаружилось, хотя я точно знала, что сегодня как раз ее смена.

Я замешкалась, размышляя над тем, как лучше всего поступить. Можно было, конечно, начать расспрашивать о Миронове кого-то из посетителей – кто-нибудь уж наверняка его знает. Но это могло испортить весь расклад: мало ли как развернутся события дальше. Поэтому я предпочла продолжать поиски Валентины, непонятно почему отсутствующей в зале и уже долгое время не появляющейся.

«Кажется, эта бестолковая девица попросту отлынивает от работы, иначе она бы уже давно носилась по залу от одного посетителя к другому. Вечно у нее все не вовремя».

Я разочарованно вздохнула, подождала еще некоторое время, рассеянно передвигаясь по залу, и направилась к той двери, из которой как раз и выходили официантки с подносами. Уж если Валентины не было тут, в зале, то где-нибудь там, в подсобных помещениях, она наверняка должна быть. Я попыталась войти внутрь, но неожиданно столкнулась нос к носу с двухметровым «шкафом». Определить его предназначение здесь было проще простого – «ресторанный блюститель порядка».

Я окинула взглядом того, кто преграждал мне путь, попутно подметив, что метрах в двух по обе стороны от него стоят и зыркают глазами по сторонам еще два таких же детины. Значит, обойти верзилу, без того чтобы не засветиться, не удастся. Ладно, попробуем действовать иначе.

– Паре-ень… – прикинулась я пьяной, по опыту зная, что за вход в помещение для работников ресторана можно получить по морде, моя же физиономия была застукана почти наполовину всунувшейся за дверь. – Где зде-есь ту-але-ет?

Верзила даже рта не открыл, ткнув своим пальчиком в противоположную сторону.

Подобная ситуация была явно для него не новой, а потому он даже не пытался как следует рассмотреть меня, таращась совсем в другую сторону – на сцену, где голые девицы демонстрировали окружающим своим тела, а перепившие дамочки не были ему интересны.

Я обрадовалась тому, что он не попытался меня запомнить, и быстренько слиняла в сторону, радуясь заодно и тому, что не схлопотала по шеям за нарушение ресторанных правил.

«Как же отыскать Валентину? – недовольно подумала я. – Ей давно пора появиться в зале с каким-нибудь заказом, а она как сквозь землю провалилась. Никак очередного любовника ублажает? В таком случае ждать придется долго, дама она ненасытная».

Я осмотрелась по сторонам, выделив для себя местечко поспокойнее. В одном из углов комнаты дремал на диване усатый мужичок азиатской внешности. Вот я и присела возле него, полагая, что раз рядом со мной нет свободных мест, то остальные решат, что я уже занята, и не будут липнуть. И тут в зале появился тот тип с улицы. Он быстро отыскал меня взглядом и посмотрел так, будто я монстр из преисподней. Ну и пусть себе косится, от меня не убудет.

Уютно расположившись на диване, я закурила и принялась поджидать свою пропащую соседку, попутно рассматривая вечерних посетителей ресторана. В основном это были не обиженные жизнью богатенькие детки да девицы-малолетки, считающие себя самыми что ни на есть взрослыми. Первые пили, и в весьма немалом количестве, а вторые выискивали в их числе того, кто сумел бы превратить их жизнь в райскую сказку. Со стороны все это выглядело так, будто на стаю разжиревших бизонов вышли поохотиться несколько голодных, отощавших тигриц. Ни одного приличного лица среди посетителей ресторана и не мелькнуло.

Рассмотрев всех присутствующих, я попыталась догадаться сама, который из парней может быть сыном Миронова. Хоть какое – то сходство с боссом компании «Союзинторг» имели только двое: низкого роста юноша в белой рубашке и черных брюках, занятый липучими «красавицами», окружавшими его со всех сторон, а также паренек в кожаном костюмчике, полностью погруженный в прием спиртного. Мне почему-то показалось, что больше всего на роль сына Миронова подходит именно первый, а потому я сосредоточила все внимание на нем.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное