Максим Шахов.

Непрощенный

(страница 4 из 20)

скачать книгу бесплатно

– Я что тебе, Шварц? – даже хрюкнул от возмущения Моня.

– Последнее время ты на него иногда смахиваешь, – слегка улыбнулся Логинов.

– Посмотрел бы я на тебя, Витек, если бы Кащей тебя столько раз взрывал!

– А то в Балаклаве он нас не вместе хотел взорвать!

– Так ты ж, блин, Витек, за это деньги получаешь, это ж твоя работа!

– Ну так это ж, Моня, твое призвание! Ты ж в бандиты пошел не для того, чтобы тебя лепестками роз осыпали, правильно, а чтоб в тебя стреляли и взрывали!

– Я в бандиты пошел, потому что время было такое.

Логинов махнул рукой:

– Другие ж почему-то пошли не в бандиты. Короче, Моня, времена не выбирают. В них живут и умирают.

При последнем слове Моня не то чтобы вздрогнул, но как-то напрягся.

– Ты это к чему?

– Это просто стихи, Моня. Но они к тому, что все зависит от человека. Дороги-то во все времена выбирает он сам. Не пошел бы ты в бандиты, тебя бы не завербовал Плотников. Не завербовал бы тебя Плотников, мы бы никогда не познакомились. А если бы мы не познакомились, тебя не взрывал бы Кащеев! Ладно, философские чтения тоже закрыли… Ты насчет клиник и лепил-подпольщиков все понял?

– Понял, – кивнул Моня, но как-то задумчиво.

– Ты точно понял? – переспросил Виктор, пристально глядя на него.

– Угу, – по-прежнему не поднимая головы, кивнул Моня. – Сейчас прозвоню и сразу пошлю пацанов.

– Тогда, чтобы они порожняки не гоняли, втолкуешь им, что речь скорее всего идет о переломах конечностей или ребер. Возможно, колотых ранах, но тупыми предметами. Я имею в виду прутья этой чертовой решетки… Ты слышишь?

– Слышу-слышу, Витек, – наконец поднял голову Моня.

– Ну и плюс на лице у Кащеева должны были остаться отметины от укуса твоего Мурзика…

– И на руке тоже! – перебил Логинова Моня. – Это все коню понятно!

Взгляд у него был на удивление ясный, как у раскаявшегося грешника.

30

Переодевшись в новенькую матросскую робу, Кащеев вышел из санузла офицерской каюты «Далласа». Купер окинул его взглядом и сказал:

– Ну вот, совсем другое дело! С возвращением, господин Кащеев! Прошу!

Купер указал рукой на роскошно накрытый стол, Кащеев повернул голову и невольно сглотнул слюну. Однако он не стал бросаться к нему, а кивнул:

– Спасибо, господин… э-э…

– Меня зовут Чарльз. Чарльз Купер.

– Спасибо, господин Купер, только после вас!

Купер оценил выдержку перебежчика и, шагнув к Кащееву, взял его под руку:

– Предлагаю закончить обмен любезностями и наконец приступить к еде! Я, честно говоря, чертовски проголодался в ожидании вас!

Минуту спустя Купер и Кащеев, выпив виски, набросились на еду. Кащеев, несмотря на голод, отметил, что ест Купер с небрежностью, присущей только аристократам да завсегдатаям элитных ресторанов. Кащеев понял, что сидящий напротив человек – птица очень высокого полета.

Вскоре Купер аккуратно промокнул губы салфеткой и откинулся на стуле.

При этом он на всякий случай сказал Кащееву:

– Прошу вас, не обращайте на меня внимания! Ешьте, это все для вас!

– Спасибо, господин Купер!

– Давайте оставим формальности, называйте меня по имени.

– Спасибо, Чарльз!

– Для вас просто Чарли, Григорий!

Кащеев кивнул, в этот момент палуба корабля вздрогнула и двинулась. Кащеев посмотрел в сторону иллюминатора, но тот оказался наглухо закрыт.

– Мы уже отходим, Григорий, – сообщил ему Купер.

– Так быстро? – невольно спросил Кащеев.

– Но ведь вы же на борту! – пожал плечами Купер.

– Так…

– Да, этот небольшой визит был устроен специально для того, чтобы забрать вас. Да-да, не удивляйтесь.

Кащеев после небольшой паузы снова склонился над тарелкой. Послать куда-нибудь гражданский самолет – это одно. А вот организовать заход в порт иностранного государства военного корабля – совсем другое. Тут надо преодолеть столько формальностей и преград в виде местного законодательства, что это занимает подчас несколько месяцев.

А сидящий перед Кащеевым человек организовал все это за каких-то три дня. Для этого он должен был иметь поистине неограниченное влияние. Примерно такое, какое имеет вице-президент США. Но имя Чальз Купер Кащееву было до сегодняшнего дня совершенно незнакомо. А это означало, что он никогда не принадлежал к высшему руководству Соединенных Штатов…

31

– Ну тогда все, – подобрал ноги Логинов. – Будет что, сразу звони…

В этот момент у Мони в кармане загромыхал стереодинамиком с многоканальной полифонией мобильный. Моня быстро выхватил его и, мазнув взглядом по дисплею, пробормотал:

– А этой звезде чего надо, блин?.. Але!

– Монечка-зайчик, у меня ж с этим макаронщиком ничего не было, ну ни на полшишечки, клянусь! Я ж с ним просто в кафешке пять минут посидела! – плаксивым голосом заныла в телефоне Лизавета, Монина личная парикмахерша очень широкого профиля. – Он же мне в отцы годится, а ты меня выгнал…

В этот момент в дверь с мобильным просунулся Шварц:

– Монь, охрана с ворот спрашивает, Лизку впускать?..

Моня со зверским лицом показал телохранителю кулак и перебил Лизавету:

– А с кем было, а?

– Ну, Монечка, как ты мог такое подумать? Я ж тебе такая верная, такая…

– Колись, говорю, я все знаю! А то щас чемодан с твоими трусами через ворота выкинут, и вали на все четыре стороны!

Лизка в трубке фальшиво всхлипнула.

– И про… про мальчика с танцев знаешь, Монечка?

– Про всех! У меня в кабинете частный детектив, с записями приехал!

– Ой, Монечка, я сама не знаю, как это получилось, девичьей честью клянусь, зайчик! Но я ж его руками не трогала, я ж ними в стенку упиралась, я не вру, Монечка, можешь на записи проверить…

– Я тебя проверю! Я тебя так проверю, мало не покажется! – прорычал Моня. – Шварц, скажи, пусть пропустят ее и сразу ко мне тащи! Воспитывать буду!

– Ага! – кивнул Шварц.

– Ой, Монечка, спасибо, зайчик! Я больше не бу… – разразилась слезливой благодарностью Лизка, но Моня выключил телефон. – Видал? – посмотрел он на Логинова. – И это после всего, что я для нее сделал, блин!

Логинов, с трудом сдерживая улыбку, поднялся.

– Ты только людей сперва по делу пошли, а потом уже с Лизкой разбирайся. И на всякий случай пробей насчет этого «макаронника». Навряд ли это Кащеев, но мало ли…

– Угу! – кивнул Моня, пожимая Логинову руку.

– И Лизку не прибей, – оглянулся уже в двери Виктор. – Она не виновата, время просто такое было, Моня: парни поголовно шли в бандиты, девушки – в проститутки…

32

Кащеев наконец отложил приборы и, приложив к губам салфетку, откинулся на спинку. Терпеливо ожидавший, пока он насытится, Купер кивнул на бутылку:

– Еще чуть-чуть виски, Григорий?

– Не откажусь, Чарли!

Купер взял в руки бутылку и слегка повернул голову. Сэм, молча сидевший все это время на диване, мгновенно оказался у стола и с проворством наследственного официанта убрал со стола лишние приборы. Несколько секунд спустя между Кащеевым и Купером остались только тяжелые квадратные стаканы, к которым вскоре добавилась незатейливая штатная корабельная пепельница.

Купер вытащил из кармана командорской куртки пачку сигарет «Филипп Моррис» и широко улыбнулся:

– Я знаю о вас все, кроме одного! Вы курите?

– Да, – кивнул Кащеев, – но мои сигареты…

Тут он повернул голову в сторону санузла.

– Угощайтесь!

Кащеев кивнул и протянул руку. Купер повернулся к Сэму. Тот тут же пружинисто вскочил на ноги.

– Сэм, мы должны поговорить с Григорием по душам. Так, чтобы никто не смог нас услышать!

Сэм Мэтью прошел к тумбочке, извлек из нее и включил компактный генератор шумов. После этого он направился к двери и, взявшись за ручку, кивнул:

– Можете быть спокойны, сэр! К двери каюты никто даже не приблизится!

– Я надеюсь на тебя, Сэм, – кивнул Купер.

Когда дверь закрылась, он посмотрел на Кащеева, успевшего закурить. Купер последовал его примеру, выпустил дым и сказал:

– Я правильно понимаю, Григорий, что за вами уже больше года охотится ФСБ?

– Да!

– И что если она до вас доберется, то вас ожидает мучительная смерть в подвалах Лубянки?

– Смерть – да, мучительная – несомненно, в подвалах Лубянки – под вопросом!

– Отличный ответ, Григорий! Я в вас не ошибся!

– Я сделаю все, Чарли, чтобы у вас не было малейшего повода в этом усомниться!

– Тогда третий вопрос: я правильно понимаю, что вы готовы на все, чтобы отомстить вашим бывшим коллегам?

– Да! Все, что я знаю, а знаю я немало, я готов сообщить вам либо любому лицу, на которое вы укажете!

На лице Купера возникло довольно странное выражение.

– Гм-м… Не хотелось бы вас разочаровывать, Григорий, но лучше сразу внести ясность. Верно?

– Да, Чарли, – немного настороженно кивнул Кащеев.

– Дело в том, что информация, которую вы готовы предоставить, как таковая меня абсолютно не интересует.

– А-а… – протянул Кащеев и умолк.

Он был здорово растерян. Купер кивнул:

– Я все объясню. Но сперва, чтобы рассеять ваши опасения, я хотел бы спросить – вы в курсе о программе защиты свидетелей, действующей в США?

– Да.

– Тогда что вы скажете о новых документах, аккуратном домике во Флориде с участком в несколько сотен акров и банковском счете э-э… на пять миллионов долларов?

– Я… Я буду бесконечно признателен правительству Соединенных Штатов и сделаю все, что от меня потребуется…

– Отлично, Григорий! Ни слова больше! – расцвел Чарльз Купер. – Я не ошибся в вас. Вы именно тот человек, который мне нужен! И мы с вами должны непременно выпить!

33

Логинов к нотариусу решил не ходить, чтобы лишний раз не светиться. При его работе оперативника излишняя известность могла вылезти боком. Тем более что он в настоящее время работал не просто под прикрытием, а еще и на территории соседней Украины – то ли дружественной, то ли враждебной, в последнее время было не понять. Так что Логинов не просто не пошел к нотариусу, а еще и поджидал некоего Курбатова, доверенное лицо Плотникова, в машине за углом. И зорко поглядывал по сторонам и в зеркала.

Доверенное лицо от агента отличается тем, что агент сотрудничает с завербовавшим его офицером спецслужб на постоянной основе, то есть вроде как сидит на зарплате. А доверенное лицо время от времени или вообще один раз выполняет одно отдельное поручение куратора. Но главное, что агент должен быть оформлен по всем правилам – с личным делом, подпиской о сотрудничестве и все такое. А это, конечно, петля на шею «подписанта». Вон Моня, чтобы вырвать у ФСБ свое дело, даже жизнью рисковал.

Поэтому офицеры спецслужб, чтобы не отпугивать народ, поступали очень просто. Они проводили агентов как доверенных лиц. И те, в благодарность, что называется, не жалели живота своего. Что касается Курбатова, то он был бизнесменом, и деньги ему были не нужны. Сотрудничал он с Плотниковым для того, чтобы получить российское гражданство. С некоторых пор паспорт с триколором стал весьма и весьма соблазнительной вещью.

Курбатов вышел из-за угла и направился к машине, в которой его поджидал Логинов. Это была «Дэу Сенс», корейская копия «Опеля». Дрянная машина во всех отношениях, кроме одного – таких корейских поделок в Крыму бегало столько, что лучшей маскировки просто невозможно было придумать. Логинов на всякий случай оглянулся, но «хвоста» за Курбатовым не было. Что, впрочем, было и неудивительно. Прилепиться у нотариуса «хвост» к нему просто не мог.

– Ну что? – спросил Виктор.

– Вот, пожалуйста! – открыл кейс Курбатов и протянул документы. – Как говорится, владейте на здоровье!

– Ага! – кивнул Виктор. – Спасибо!

– Да не за что, – пожал плечами Курбатов. – Машина-то не моя, просто оформлена на мои документы. Ну, бывайте! Успехов!

– Всего доброго! – пожал Логинов протянутую руку.

Курбатов вышел из «Дэу» и направился к своему джипу «Субару Форестер». Логинов снова посмотрел на часы и покачал головой. Чтобы оформить доверенность, у него ушло почти полдня. Время было уже половина шестого вечера. Он вытащил телефон и позвонил Плотникову.

– Да, Логинов! – раздраженно буркнул тот.

– Ну что у тебя насчет лечебных учреждений, Плотников?

– Ты что, думаешь, это так просто?

– Я ничего не думаю, я просто интересуюсь.

– Люди работают, как что-то будет, я сразу доложу!

– Ты зачем такой злой, Плотников?

– Да потому что месячный финансовый отчет мне завернули! Почеркали вкривь и вкось! А тут же не отчет, а целая простыня, блин! А у тебя что хорошего, Логинов?

– Я уже при доверенности. Так что могу смело кататься на вашем рыдване.

– А-а. Хорошо тебе… Ты Курбатову деньги отдал?

– Какие деньги?

– Ну за доверенность…

– Нет. Ты ж не сказал, а он уже уехал… – быстро оглянулся Логинов.

– А то ты сам не знаешь, что доверенность денег стоит!

– Да что ты орешь, Плотников? Сказал бы, я б отдал…

– Да у меня знаешь, сколько заморочек? Без твоей доверенности.

– Да ладно, он же вроде нормальный, в следующий раз рассчитаешься, – примирительно проговорил Логинов.

– Ладно, проехали… – сказал Плотников. – А Моня твой что?

– Молчит Моня. Сейчас перезвоню. Тоже небось будет орать. Какие-то вы тут все нервные в Крыму, Плотников. Вся жизнь курорт, а нервы ни к черту…

34

– Итак, Григорий, – сказал Чарльз Купер, опустив на стол тяжелый стакан, – я от имени правительства США официально обещаю вам, что, как только вы ступите на землю Соединенных Штатов, к вам немедленно, в полном объеме и без каких-либо дополнительных условий будет применена федеральная программа защиты свидетелей! Но… но прежде, чем мы вернемся в США, нам с вами предстоит осуществить, я бы назвал это специальной операцией, но не могу, потому что никакой операции как бы не существует. Существует только шифр: «Армагеддон»…

– Армагеддон?.. – тихо спросил Кащеев.

– Да. Вы, надеюсь, знаете, что это такое?

– Ну, это что-то вроде Апокалипсиса, в смысле, конца света… – неуверенно проговорил Кащеев.

– Не совсем, – сказал Купер. – Апокалипсис – одна из книг Нового Завета, содержащая пророчества о конце света, о судьбах мира и человека и о страшном суде. Поэтому слово «Апокалипсис» часто употребляют как синоним конца света или любой глобальной катастрофы. Слово же «Армагеддон» происходит от слов «ар» – гора или высота и «мегиддо» – рубить, обрезать, убивать. То есть в буквальном переводе с древнееврейского это слово переводится как «крушение возвышающегося». В общепринятом же смысле это место битвы всех царей земных с Антихристом.

– Понятно, – кивнул Кащеев.

– Тогда я в двух словах сообщу вам, так сказать, предысторию возникновения этого шифра. В связи с удорожанием энергоносителей Россия за последние годы смогла саккумулировать огромные средства. Ее нефте– и газопроводы все больше опутывают Азию и Европу. Они не только приносят колоссальные прибыли, но и превращаются в удавки свободного мира. К сожалению, наши союзники в Европе недооценивают эту опасность. Мало того, они по уши увязли в совместных с Россией энергетических проектах. То есть, по существу, помогают России плести для себя самих удавки. До поры до времени США смотрели на это со стороны. Однако события в Грузии показали, что так дальше продолжаться не может. И президент США провел тайные консультации с кандидатами на этот пост от обеих партий. Оба кандидата согласились, что необходимо предпринимать срочные меры. После этого состоялось заседание Комитета по делам разведки. На нем все присутствующие сошлись во мнении, «что крайне желательно, чтобы события развивались таким образом, который бы поставил под сомнение энергетическую гегемонию в Европе». После чего по моему предложению эти гипотетические события были обозначены шифром «Армагеддон». Однако, по согласию всех членов Комитета, в протокол упоминание об этом занесено не было. Надеюсь, теперь вам все ясно?

– Да, – кивнул Кащеев.

Теперь все действительно стало на свои места. Чарльз Купер, если бы ему понадобилось, мог организовать не только заход «Далласа» в Севастополь, но даже посадку марсиан на Елисейских Полях. Потому что он действовал с негласной санкции высшего руководства США. По существу, этому человеку был дан карт-бланш на любые действия – от вульгарного убийства до небольшой войны, с единственным условием, что невозможно будет доказать причастность США.

– Я все понял, Чарли. И готов… всячески способствовать тому, чтобы события развивались таким образом, который бы поставил под сомнение энергетическую гегемонию в Европе.

– Тогда предлагаю выпить за Армагеддон, – потянулся к бутылке Купер, – место битвы всех царей земных с Антихристом и крушение возвышающегося!

35

Монин телефон не отвечал. То есть не то что не отвечал, а был вне зоны. Логинов покопался в телефонной книге и отыскал номер Лизаветы. Но и ее телефон оказался вне зоны доступа. Тут Логинов почувствовал, как у него между лопаток пробежал холодок, и позвонил начальнику Мониной охраны. Телефон начальника охраны оказался на связи, вот только по нему никто не ответил.

Тут Логинов быстро тронул машину с места и направил ее к выезду на симферопольскую дорогу. А параллельно перезвонил Плотникову. Тот ответил только после пятого или шестого гудка:

– Ну, чего тебе еще?

– Плотников! У Мони ни один телефон не отвечает! Я гоню к нему в Симферополь! Поднимай людей!

– Каких, блин, людей? Все ж по твоим больницам работают!

– Ну тогда сам выезжай! Если Кащеев добрался до Мони, надо брать след!

– О господи! Что за жизнь?

Логинов отключился и сосредоточился на дороге. Езды от Севастополя до Симферополя на хорошей машине было всего ничего. Но «Дэу Сенс» была не очень хорошей машиной, да и с гаишниками Логинову связываться не было абсолютно никакого резона, так что он сильно не гнал и успел за время поездки передумать черт знает что.

Конечно, с тех пор, как Моня выменял в Алуште свое агентурное дело на одетого в собачий намордник Кащеева, он был сам по себе и формально никакого отношения к ФСБ не имел. Но при этом Логинов прекрасно понимал, что если Кащеев добрался до Мони и отправил его на тот свет вместе с Лизкой, Шварцем и охраной, он, Логинов, будет винить в этом себя до конца жизни.

Наконец «Дэу» миновала Хаджибеевскую слободку Симферополя и начала взбираться на гору, на верху которой располагалась Монина «сиротская» усадьба. Тут уж Логинов гнать не мог при всем желании – слишком слаб был движок «Дэу». Наконец впереди показались ворота. Никаких милицейских машин и прочих признаков беды возле них не просматривалось. Но это, конечно, еще ни о чем не говорило.

Логинов затормозил и посигналил. Установленная наверху камера чуть шелохнулась. Логинов выглянул из машины и крикнул:

– Эй, я к Моне!

Охрана знала его как облупленного, однако ворота не открылись. Вместо этого в динамике переговорного устройства послышалось:

– Моня просил передать, что он выбрал другую дорогу!

– Что?! – заглушил двигатель Логинов.

– Моня просил передать, что он выбрал другую дорогу, – повторил тот же голос.

– Какую еще дорогу? – выбрался из машины Логинов.

На всякий случай он оглянулся по сторонам, но ничего подозрительного не заметил.

– Без понятия, – проговорили в переговорном устройстве. – Моня сказал: «Приедет Логинов, скажите ему, что я выбрал другую дорогу. Он поймет…»

– А-а, – наконец вспомнил Логинов, о чем они с Моней говорили днем. – А где он сам?

– Уехал. С Лизаветой и Шварцем.

– Куда?

– На Тибет.

– Куда-куда?!

– На Тибет.

– На какой, на хрен, Тибет?!

– На тот, на котором Шамбала…

– Слышь, открой, я хочу с начальником охраны поговорить!

– Моня сказал: «Логинова не пускать. Если ему что непонятно, пусть приезжает на Тибет».

В этот момент у Логинова зазвонил телефон. Он быстро вытащил его и приложил к уху:

– Да!

– Ну что, Логинов, мы уже на слободке, а ты где? Нам подниматься или тут ждать?

– Разворачиваться! – зло проговорил Логинов.

– В каком смысле?

– В прямом! – сказал Логинов, садясь в машину. – Эта жирная скотина, эта трусливая тварь смылась!

– Это ты про Моню?

– Ну да, а про кого же?

Плотников вдруг засмеялся.

– Что ты ржешь?

– А что мне делать, плакать? Я бросаю свой финансовый отчет, срываю людей и мчусь как угорелый из Севастополя в Симферополь, чтобы узнать, что Моня смылся… А куда, кстати?

– На Тибет! В Шамбалу!

Плотников засмеялся еще сильнее.

– Да что ты ржешь? Что тут смешного?

– Не ори, Логинов. А то ты приехал вроде на курорт, а злой как собака. Как ты смотришь на то, чтобы выпить?

– Что?..

– Выпить, Логинов. Я сегодня этим отчетом все равно заниматься уже не буду. Да и ты, насколько я понимаю, в Шамбалу сегодня тоже не поедешь…

Логинов вздохнул:

– Да я вчера и так… перебрал.

– Ну так я ж не предлагаю тебе упиться. Я предлагаю культурно. В целях поправки нервной системы. У меня, кстати, есть бутылка «Жириновского». С личной подписью Вольфовича. Бывал он как-то у нас.

– Ну так оставишь лучше потомкам. Глядишь, лет через пятьдесят продадут с аукциона.

– Думаешь, какой-то дурак купит?

– Может, и умный купит. А нам-то какая разница, что пить. С подписью, без, лишь бы нервы успокаивало.

– Ладно, уговорил. Не хочешь Вольфовича, купим в магазине.

– Так я у вас на курорте и сопьюсь.

– Не сопьешься, Логинов. Мы ж похмеляться не будем.

– А-а, ну тогда ладно, Плотников, уговорил. Только бутылку беру я. В счет оплаты доверенности.

– Ну а я тогда из своего продпайка выставляю тушенку.

– Договорились.

– А тебе билет бронировать?

– Какой билет? Куда?

– Как какой, Логинов? В Шамбалу, конечно, куда ж еще…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное