Макс Брэнд.

Тропа Джексона

(страница 5 из 22)

скачать книгу бесплатно

Вынув цигарку изо рта, Джесси посмотрел на неподвижные тела двух бродяг. Затем обернулся к Джерри и увидел, что тот уставился на него как завороженный.

– Что, оба мертвы? – еле выдохнул из себя Джерри и, прижавшись поплотнее к стене вагона, вытащил из рукава рогатку, крепко зажав ее пальцами.

Судя по его лицу, он не питал особой надежды, что с ее помощью сумеет защититься. Однако мрачно, с мужеством отчаяния, ожидал нападения, сознавая, что песенка его спета.

– Нет, не мертвы, – отрицал Джексон.

Затем подошел к Бобу, откатил его с подстилки из сена, на которой тот распростерся, после чего сам устроился на мягком ложе, откуда его так бесцеремонно согнали. Наконец с наслаждением глубоко затянулся дымом и принялся разглядывать поверженных «героев».

– По-моему, они уже окоченели, – произнес Джерри. – Ты убил их обоих. Тебя за это повесят.

– Нет, до смерти им еще далеко. Оба всего-навсего без сознания, – холодно пояснил Джексон. – Как твоя нога?

– Сломана, если не совсем, то почти, – пожаловался Джерри, попытался шевельнуться и тут же застонал.

– Я вправлю сустав на место, – пообещал Джесси, попыхивая цигаркой. – Это всего лишь вывих. Только! А тебе, Джерри, наука, чтобы больше никогда не пинал спящего человека.

– Спящую дикую кошку, – уточнил тот. – Да, мне это урок на всю оставшуюся жизнь. Кто ты, незнакомец?

– Бродяга, как и ты, – ответил Джексон.

– Как и я?! – в изумлении выдохнул Джерри. – Ты… и такой же, как я? – Тут его разобрал смех. – Ты – бархат, а я – простая тряпка! – отдышавшись, произнес он. – Ба, да Боб никак и впрямь зашевелился!

Боб и Пит приняли сидячее положение почти одновременно. Помотали головой, оглянулись вокруг себя дикими глазами и наконец оба, как по команде, уставились на Джексона.

– Убийца! – хрипло выдавил из себя Пит, массируя онемевшую шею. – Он один из тех спецов, которые умеют вырубать людей голыми руками. Вот кто он такой!

– Если бы только вырубать! Черта с два! – отозвался Боб. – Его рука способна расколоть черепок, даже такой, как у меня!

– Заткнитесь-ка, ребята! – прикрикнул на них Джерри. – У меня идея! С тех пор как шлепнули Исаака, нам явно не хватает мозгов. И вот они перед нами. Вот он, наш новый босс!

Глава 9

Однако его идея не встретила немедленного одобрения у двух остальных негодяев. Они поглядели друг на друга, затем на Джексона и вновь переглянулись между собой. Наконец Пит спросил:

– Ты по какой части, парень?

– Сначала, ребята, объясните мне, чем вы занимаетесь, – ответил Джексон. – Думаю, я заслужил право прежде выслушать вас?

Боб извлек пачку табака, листки бумаги и стал сворачивать цигарку, даже не глядя при этом на пальцы. Он предпочел на отрывать глаз от Джексона.

– Ты, похоже, из породы магов и фокусников, – предположил он. – А раз так, то должен уметь читать чужие мысли. Вот и скажи мне, кто я такой.

– О, мне ничего не стоит сказать, что ты собой представляешь, – отозвался Джесси. – Да только читать твои мысли неинтересно, куда приятнее – сидеть и слушать.

– Эге, да ты, никак, блефуешь?! – возмутился Пит. – Думаешь, заставишь нас расколоться просто так, за здорово живешь? Нет уж, давай напрягись и читай мысли! Я видел, как это делали на сцене, – красиво, ничего не скажешь.

Да только это все туфта. Нас на мякине не проведешь. Ты нас прежде никогда не видел, да и мы тебя – тоже. На нас у тебя ничего нет. Так что валяй читай наши мысли, если сможешь! Начни с меня и скажи, что я думаю прямо сейчас, сию минуту. Ну, слабо?

– Думаешь о том, как стать вором-домушником, – сказал Джексон.

Пит вздрогнул и отдернул голову назад. Было ясно, что такого он не ожидал – ответ парня застал его врасплох.

– Сдается мне, что на этот раз он угодил в самую точку, Пит, – произнес Джерри. – Я ж говорю вам, что у него в отличие от нас есть мозги.

– Закрой пасть! – любезно посоветовал Пит. – А ты давай валяй дальше! Скажи мне чуть больше. Значит, я думаю, как стать домушником?

– Сейчас уже нет, – возразил Джексон. – Теперь у тебя на уме, как бы пошерстить толпу.

Пит вскочил на ноги и заорал:

– Будь ты проклят! Что, у меня дырка во лбу и ты видишь через нее, что в моей башке?

– Считай, почти так, – согласился Джесси с еле заметной холодной улыбкой.

– Ну и чем же я орудую в толпе? – не унимался Пит.

– Обеими руками. Выворачиваешь карманы, высматриваешь, где народу побольше, шныряешь там под шумок и чистишь все подряд! От кошельков до носовых платков. Ты же ничем не брезгуешь, старина, тебе все годится. Собираешь по зернышку, чтобы набрать мешок пшеницы. С того самого дня, как начал…

– С меня хватит! – прервал парня Пит, хлопая глазами. – Больше мне от тебя ничего не нужно, приятель, спасибо, сыт по горло! – Он слегка отодвинулся, понуро опустил голову и исподлобья покосился на Джексона.

– Хорошо! – весело провозгласил Джерри, перекатываясь в более удобное положение. – Ну, а теперь прочти-ка мои мысли… О-ох! – взвыл он, потому что движение вызвало резкую боль в бедре.

– Давай-ка лучше вправлю твой вывих, – предложил Джексон. Левой рукой он ухватил поврежденную ногу ниже коленной чашечки, в то время как пальцами правой ощупал сухожилия бедра и предупредил: – Будет немного больно.

– Если это вернет мне способность ходить, – смело заявил Джерри, – то черт с ней, с болью!

Едва он успел это вымолвить, как Джесси рывком вывернул его голень, одновременно впившись пальцами правой руки в мышцы бедра пострадавшего.

Джерри испустил краткий вопль, похожий на визг собаки, когда ее огревают плеткой. Боль была настолько сильной, что на лбу у него выступили капельки пота. Они все еще струились по лицу Джерри, когда он попробовал согнуть и разогнуть ногу.

– Разрази меня гром! – вырвалось у него. – Ты вправил мою ногу так же легко, как и сломал. Как это ты умудрился?

– С помощью магии, конечно, – ухмыльнулся Джексон.

И вытянул вперед изящные руки, как бы давая тем самым понять, что грубая сила не входит в арсенал его излюбленных средств.

– Ясно, что дело темное. А теперь выкладывай мою подноготную, – не отставал Джерри. – Для начала скажи, как я дошел до жизни такой.

– С истинного пути тебя сбила армия, – поведал Джексон. – До нее ты был бездельником, а вступив в ряды регулярной армии, приобрел, как принято говорить, скверные привычки. Так вот и скурвился.

Теперь пришла очередь Джерри разинуть рот от изумления.

– Надо же, угодил в самое яблочко! – радостно констатировал Пит, который сейчас по выражению на физиономии Джерри мог получить полное представление о том, как выглядел и сам всего несколько минут назад.

– Как ты вышел на тех, кто знал или знает меня? – потребовал объяснения Джерри, теряясь в догадках. – Нет, быть такого не может! Глянь-ка, а в этом и впрямь что-то есть! Неужели ты видишь мысли людей в их набалдашниках?

– А то как же? – улыбнулся Джексон. – Это очень просто.

– Ну, сначала я скурвился, а чем теперь занимаюсь? – не унимался Джерри, выказывая всем своим видом живейший интерес.

– Ты почти всегда на подхвате. Предпочитаешь работенку полегче. Чуть что – в сторону!

– Что верно, то верно! – признался Джерри. – На козыря не тяну, не те нервишки. Вот быть шестеркой – куда ни шло! Предпочитаю видеть небо над головой, а не в крупную клетку из тюряги. Ты просек меня насквозь. Как это тебе удалось?

– С помощью магии, конечно, – пояснил Джексон, все еще улыбаясь.

– Теперь остался только я, – объявил Боб. – Скажи и мне, что я за птица. – У него было квадратное, словно вырубленное из камня, лицо и тусклые, широко посаженные глаза. Пристально и тупо он уставился ими на Джексона, продолжая канючить: – Предъяви и мне билетик. Настала моя очередь. Ну, чем я промышляю?

С губ Джесси сорвалось лишь одно слово:

– Убийством.

Боб закрыл лицо ладонью и сквозь пальцы уже не тусклыми, а горящими глазами посмотрел на Джексона. Потом внезапно заморгал и поспешно отвел взгляд.

– О, мой… Бог! – выдохнул он.

Остальные двое молчали. Какую бы ловкость рук и чудеса ума не продемонстрировал им перед этим Джексон, все померкло по сравнению с тем, вырвавшимся у него в минуту откровения единственным словом.

Бродяги даже, похоже, испытывали смущение.

– Он – сыщик, – заявил Боб и что-то еще тихонько пробормотал себе под нос. – Полицейская ищейка! Он всех нас подставит! Сначала заставит расколоться, а потом… Вот что, нам надо от него избавиться!

Он посмотрел на своих компаньонов, но те только покачали головой. Они уже ощутили на собственной шкуре, каково иметь дело с этим парнем, и знали, что не забудут его приемчиков по гроб жизни.

– Осади назад! – охладил пыл приятеля Джерри. – Он не стукач. И сейчас нам расскажет, как добыл эти сведения. Ты же не станешь темнить, парень?

Обращаясь к Джексону, он взывал к его лучшим чувствам, и тот согласно кивнул.

– Ну, Джерри, на самом деле все очень просто. По твоему внешнему виду можно понять, что ты родился нормальным человеком, но ничто, кроме службы в армии, не могло тебе дать такую выправку. Все остальное – плод моих рассуждений. Армия не то место, где любят утруждать себя работой. Ну, а раз ты покинул ее, значит, на то были причины. Впрочем, не будь ты лентяем, то и не завербовался бы туда, где не надо думать о хлебе насущном.

– Ну, положим, со мной тебе и впрямь все ясно, – согласился Джерри. – Тут магия ни при чем. А как насчет Пита?

– Только в тюрьме парни постигают искусство говорить уголками губ и по ним разбирать слова, – небрежно пояснил Джексон. – И любой, кто может, не глядя на руки, свернуть самокрутку и при этом не просыпать ни крошки табака, несомненно обладает ловкими, специально тренированными пальцами. Вот я и догадался, что Пит карманник. А о том, что он хочет стать вором-домушником, прочел по его губам. Есть и другие признаки, которые о многом говорят опытному глазу, но вряд ли стоит о них упоминать.

– А Боб? – поинтересовался Джерри, невольно понижая голос.

Боб тоже поднял голову и зачарованно уставился на Джексона.

Тот встретился с ним взглядом и предложил Джерри:

– Посмотри на его руки.

Это были здоровые руки, с широкими багровыми ладонями; на пальцах виднелись бледные шрамы и следы старых порезов.

– Он начинал на бойне, – объяснил Джексон и еще пристальней взглянул в тусклые глаза Боба. – И до сих пор в душе по-прежнему мясник. – Потом, помолчав, добавил: – Вот и вся моя магия, как сами теперь видите. Просто я умею складывать воедино многие мелкие признаки.

– На словах все просто, – возразил Джерри, – а на деле оказывается не так-то легко. Я это точно знаю. А теперь, парень, расскажи-ка нам о себе. Чем ты промышляешь?

– Магией. – Джексон вновь выставил на всеобщее обозрение свои изящные руки ладонями вверх.

– Морочишь публику со сцены? – уточнил Джерри.

– Нет, подлинной магией, той самой, с помощью которой открываются замки, как висячие, так и те, что устанавливают на сейфах, и делается многое другое из той же оперы. Иногда от скуки развлекаюсь тем, что показываю фокусы на ярмарках. Одно время специализировался на драгоценностях. Было и еще кое-что… Ну, короче говоря, вы с полным правом можете посчитать меня своим в доску. Но основное мое занятие – магия. Никакого нитроглицерина, никакого динамита. Магия – это то, чем можно открыть любую дверь. Как, например, эту, в вагоне.

Славная троица взирала на Джесси с нескрываемой завистью. Наконец Пит нарушил молчание:

– Что ж твоя магия не удержала тебя подальше от чугунки, от того, чтобы не трястись на голых досках товарняка? Какой от нее прок, если ты скитаешься по железным дорогам, как и мы?

– Магия – это уже само по себе награда, – загадочно проговорил Джексон.

– Послушай! – ткнул в него здоровенной ручищей Джерри. – Возьми нас с собой! Давай работать вместе. Идет? Сможешь нас как-нибудь использовать?

Прежде чем ответить, Джексон повернул голову и пристально, в упор, внимательно посмотрел в тусклые глаза Боба.

– Ну? – мягко, но требовательно спросил он.

Боб вспыхнул до бровей.

– Ты же знаешь, по какой я части, – хрипло пробормотал он. – Знаешь, чем я промышляю. Суди сам – нужен я тебе или нет, а мне ты подходишь.

– Что ж, пожалуй, я смогу использовать всех троих для работы, которая у меня сейчас под рукой. Хорошо, беру вас и буду вам регулярно платить жалованье. Подходит?

– Эй! – воскликнул Пит. – Никакой доли в добыче? Только зарплата?

– Да, но неплохая, – заверил Джесси. – Двадцать долларов в день. Устраивает?

– Двадцатка на нос? – недоверчиво осведомился Пит.

– Двадцатка каждому, – подтвердил Джексон.

– А какого вида работа? – полюбопытствовал Джерри.

– Всякий раз, когда вам придется пользоваться фомкой или стеклорезом, вы будете получать дополнительное вознаграждение, – ушел от прямого ответа Джексон. – Пятьдесят баксов за окно и две сотни за дверь. Звучит?

Все трое, как по команде, дружно ухмыльнулись. Потом эта ухмылка расползлась у них до ушей, как у умирающих от голода, которым неожиданно пообещали банкет.

Глава 10

Нииринг продувался всеми ветрами, и только потому в нем можно было жить, ибо вонь от многочисленных стад крупного и мелкого рогатого скота, которые прогоняли через него, тут почти не ощущалась. Он даже значился на картах, но не потому, что представлял интерес в географическом отношении, а потому, что находился в центре обширных ранчо. Их владельцы приезжали в Нииринг на повозках, чтобы сделать здесь сезонные запасы продовольствия, закупить оптом бекон, муку, кофе и всевозможные консервы. Был тут и магазин, где они имели возможность купить седла, упряжь и прочие необходимые для хозяйства вещи. А женщины – приобрести по дешевке платья, вышедшие из моды по меньшей мере пару лет назад. Кроме того, в городке был частный банк, обслуживающий весь район.

Но подлинным его центром считался вовсе не вышеупомянутый магазин, не банк и даже не почта, где стояла печка, привлекающая в зимнее время немногочисленных прохожих обогреться. Сердцем Нииринга, которое наполняло жизнь города живительными соками, являлся отель, а точнее – обеденный зал в нем.

Это был скорее ресторан, нежели столовая, как в большинстве других отелей. А порой больше убежище, чем ресторан.

Ледяные ветры проникали в него через многочисленные щели наспех возведенных стен, словно издеваясь над окнами, завывали в рамах, просачиваясь сильными сквозняками, и тем не менее обеденный зал тогда казался чуть ли не раем, потому что в центре его стояла большая, с округлыми боками, плита, вокруг основания которой проходил металлический прут, наподобие тех, что окружают понизу стойки бара. На нем отдыхали пятки, пока мысы сапог поджаривались от плиты. А вокруг стояли топорной работы кресла с низкими спинками, настолько неподъемно-тяжелые, что по этой причине сломать их было практически невозможно. Кресла стояли там круглый год, так как те же самые люди, которые зимой приходили сюда в поисках тепла, летом наведывались в это заведение, чтобы посидеть в прохладе.

Комфорт дополнял стеллаж с кипами газет самой разной давности – от века до года. Они попали сюда от многих людей и из разных источников, и просматривали их из любопытства в основном приезжие в надежде – если повезет, конечно, – получить какую-нибудь информацию из родного города. С этими газетами обращались на удивление бережно. Если кто-то по прочтении бросал листы на пол, это вызывало бурю негодования и осуждения со стороны остальных завсегдатаев. Более того, обтрепанные, надорванные по краям номера официантка Молли периодически приводила в божеский вид с помощью клея и коричневой бумаги из лавки мясника.

Кроме газетного стеллажа на полу повсюду были расставлены разных размеров коробки, наполовину наполненные опилками. Они использовались как плевательницы, глаз красотой не радовали, зато для плевков служили отличными мишенями.

Обеденные столики жались к стенам большой комнаты, их было с дюжину, и каждый рассчитан на четверых. Временами, когда не хватало свободных мест, посетители вынуждены были ставить тарелки на колени, а чашки с кофе прямо на пол. Но такое случалось лишь на Рождество да в разгар сезона продажи скота.

Сейчас в этом зале за угловым столиком сидел Джексон. За другим, ближе к двери, расположился парень с веселым лицом, который пришел сюда, слегка прихрамывая. Еще за одним – мужчина с копной ярко-рыжих волос, а четвертый занимал тип с тусклыми, широко посаженными глазами.

Они вошли порознь и сели за разные столики. Молли с явной неприязнью поглядывала на трех последних. Они выглядели чужаками – выходцами из восточных штатов, а она относилась к людям из тех краев да и к восточным штатам в целом приблизительно так же, как ирландцы к англичанам.

Но на Джексона посматривала с симпатией. Его улыбка была такой искренней, темные глаза такими дружелюбными и яркими, да и сам он казался таким молодым и изящным, что в сердце Молли проснулся материнский инстинкт. Так что она не могла не задержаться возле его столика, после того как поставила на него чашку с кофе. Джексон поднял на нее глаза, в которых Молли прочла благодарность. Почему другие не могут так смотреть и улыбаться?

– Ну, казалось бы, что стоит улыбнуться? – вслух прокомментировала она свою мысль. – Но здесь это такая редкость! Стоит ребятам пожить в Нииринге хотя бы немного, с их лиц напрочь сдуваются улыбки. Вот погодите, потянет февральским «северником», он и вам так заморозит лицевые мышцы, которыми улыбаются, что они останутся застывшими на веки вечные. Вы ведь новичок у нас, не так ли?

Джексон ответил, что она не ошибается, и они немного поговорили. Что он собирается делать? Да сам толком еще не знает, наслышан только, что в здешних горах хорошая охота, вот и решил попытать счастья. Умеет ли пользоваться ружьем? Да, конечно.

Молли не могла не ухмыльнуться, потому что сама была на редкость хорошим стрелком, законной владелицей личного винчестера и револьвера «кольт», а главное, знала, как ими пользоваться.

– Вы должны быть уверены в меткости своего глаза, когда начнете выслеживать оленя, – заявила она. – Местные олени чуют человека за милю, а ружье – за целых пять миль. В ту же секунду, как заметят, пускаются наутек широкими прыжками, и поминай как звали! Хороший матерый самец в этих местах даже не скачет по горам с уступа на уступ, а пролетает их, как ястреб. Надо стрелять не менее чем с пятисот ярдов, если хотите отведать оленины.

– Ну что ж, тогда придется рассчитывать только на удачу, – отозвался Джексон.

– У вас тут есть какие-нибудь знакомые? – полюбопытствовала Молли.

– Нет, я просто катаюсь по стране. Отец считает, что мне полезно пожить немного походной жизнью. Говорит, мне не мешает малость огрубеть, так как пока я учился в школе, слишком изнежился.

– Да уж! В наших краях миндальничать не любят – обтешут вас в два счета, – угрюмо подтвердила Молли. – Здесь вас быстро заставят или озвереть, или убьют. Местные – суровый народ. Взгляните хотя бы на тех, кто сидит в этом зале. Свирепые ребята, не так ли? Только поэтому и выжили, что научились скалить зубы и огрызаться налево-направо. – Она скрестила на груди руки, на которых вздулись не по-женски рельефные мускулы.

Джексон постарался придать своему лицу выражение недоверия.

– Знаете, – произнес он, – не может такого быть, чтобы все остальные походили на этих.

– Да остальные еще хуже! – убежденно заверила Молли.

– Ну, – протянул Джексон. – Я не гигант. Но если здесь может выдерживать женщина, полагаю, мне это тем более по плечу.

– Да-а, – не очень убежденно согласилась Молли. – Правда, не часто, но женщины у нас тут тоже появляются, по одной. Вот только не знаю зачем. Не иначе как начитались книжек про Запад. Приезжают сюда, думая, что каждый пастух – это помесь Сандоу с принцем Уэльским. Конечно, вскоре глаза у них открываются. Ковбоев здесь действительно навалом, да только вот моются они редко, да и одежда их чаще всего нуждается в стирке. Была тут вчера одна из таких дамочек, привыкших ходить в шелках.

– Молоденькая? – спросил Джексон с наивным видом.

– Да. Молоденькая, это уж точно. Из тех, при виде которых у ребят начинают течь слюнки.

– Хорошенькая? – не отставал Джексон.

– Хорошенькая. Даже слишком. Пока ела ветчину с яйцами, смотрела на меня так, словно завидовала, похоже, не прочь была бы занять мое место. Мне даже стало ее жалко. Я поинтересовалась, что заставило ее забраться так далеко на Запад. Но в ответ услышала только то, что ей здесь нравится.

– Она остановилась в отеле? – спросил Джексон.

– Нет, исчезла во мраке. Пришла сюда с чемоданом, а когда я хотела подойти к ней и узнать, не нужен ли ей номер или же она просто собирается дождаться здесь следующего поезда, смотрю, ее уже и след простыл. Разрази меня гром, даже ручкой не помахала!

– Так-таки и исчезла? – недоверчиво уточнил Джексон.

– Вот именно, вы сказали самое подходящее слово. Исчезла – и все тут! Должно быть, пока меня не было, кто-то пришел и увел ее.

Джексон вздрогнул, хотя совсем незаметно.

– Уж не похитили ли ее? – высказал он догадку.

– О нет! – возразила Молли. – Наверное, просто кто-то увидел, как она поднимает чемодан, и предложил ей помочь поднести. Так я думаю. Это самое вероятное объяснение.

– Выглядит как-то странно, – заметил Джесси и потупил взор. Мысли одна тревожней другой лихорадочно роились в его голове. Выследить Мэри даже до этого места оказалось не так-то просто, но если она пустилась дальше, в горы, по одной из сотен извилистых дорог и тропок, то как ее теперь искать? Парня охватила паника. Он, как мог, с ней боролся.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное