Людмила Милевская.

Почем фунт лиха

(страница 5 из 25)

скачать книгу бесплатно

– А раз ты сникла, – продолжила Алиса, совершенно игнорируя выпад против Кири, – раз ты сникла, подумала я, значит, надо, чтобы Нина Аркадьевна тебя поддержала.

Поддержала?! Меня?! Нина Аркадьевна?! Господи! Что городит эта сумасшедшая?!

И после этого моя тетушка хочет, чтобы я подозревала Алису. Нет, если моя Алиса, с ее мозгами, убийца, тогда я, со своими, могу прямо сейчас идти всех грабить и убивать, и мне за это ничего не будет.

– Так знай, – ярость просто клокотала во мне, – я сникла как раз после того, как Нина Аркадьевна меня поддержала. Но дело не в этом. Мне нужно в бюро по недвижимости.

– По поводу сдачи в аренду дачи? – в рифму проявила догадливость Алиса.

– Да, надо решить это дело как можно скорей, тогда буду спокойно жить и горя не знать. Герман не освободился?

– Нет, а что?

– Хотела попросить его повозить меня по городу. Если ты не забыла, ездить на метро теперь небезопасно, – многозначительно напомнила я.

– Поедешь со мной, – тоном, не терпящим возражений, заявила Алиса. – Жди, через сорок минут буду на Гданьской. Я на такси.

Представив в качестве телохранителя свою Алису, я приуныла.

«Ладно, – приободрила я себя, – тетушка считает, что рядом с Алисой меня убивать не станут, а тетушка ошибается редко».

Минут через сорок в прихожей раздался звонок. Прежде чем открыть дверь, я в «глазок» удостоверилась, что это Алиса. Широкополая шляпа на ее голове, от питерского ветра приколотая к волосам красивой заколкой, говорила о том, что Алиса в прекрасном настроении. На фоне моих бед это показалось подозрительным.

«Стоит только бросить на человека тень, – подумала я, – как тень эта тут же обретает очертания яви. Еще немного – и я сама начну находить подтверждение причастности Алисы к ночному преступнику в каждом ее взгляде и вздохе».

Тем временем беспечная Алиса бодро помахала газетой и радостно сообщила, что по дороге просмотрела все объявления и даже выбрала подходящее агентство по недвижимости. Туда мы и отправились.

Таксист сразу же показался мне типом, не внушающим доверия, но я решительно взяла себя в руки и храбро приземлилась на заднее сиденье. Рядом тут же плюхнулась Алиса и с ходу поведала мне «увлекательнейшую» историю из семейной жизни ее сестры Ольги и алкоголика Кири.

Я, стараясь зевать пореже, контролировала в зеркальце заднего вида, нет ли за нами «хвоста». Минут через пять Алиса завопила не своим голосом:

– Стойте! Стойте. Здесь! Здесь!

Перепуганный водитель панически затормозил, после чего Алиса подробно объяснила, что мы приехали.

Действительно, я, следуя направлению ее пальца, быстро отыскала глазами красочную вывеску, обещающую и продать, и разменять, и арендовать, и даже что-то еще, звучащее совсем не по-русски. В общем, было бы жилье, а уж что с ним сделать – фантазии хватит.

Алиса выскочила из машины и помчалась вперед. Я, осмотревшись, тоже покинула такси и степенно направилась к агентству.

У самого входа я услышала за спиной несколько развязный свист. Как истинная женщина я тут же оглянулась и…

Бывают же на свете совпадения. За рулем изумительного джипа «Навигатор» сидел мой добрый сосед, тот самый, которому посчастливилось быть свидетелем ночного нападения.

– Ну и ночку, бля, вы устроили сегодня утром, – с игривой улыбочкой сообщил он, не выходя из машины и жестом подзывая меня.

«Очарованная» его манерами и, главное, способом выражать свои мысли, я подошла.

– Уж простите, – смущенно сказала я, – постараюсь не остаться в долгу, когда наступит ваша очередь. Надеюсь, ждать придется не долго.

Соседа передернуло, но шутку он воспринял, молодецки «запенил» меня с головы до ног и, видимо, не разочаровавшись, забасил:

– Ну ты ничо там не подумай, шо я пристаю и типа такого, я чисто познакомиться хотел. Сморю, такая девушка и шо-то типа соседки. Короче, кликуха моя Николай, можно просто – Коля.

– А я просто Софья Адамовна, – со скромным достоинством представилась я.

– Ну?! – непонятно чему обрадовался сосед. – Жидовка, что ли?

Все же как он мил.

– Нет, русские иногда тоже любят такие имена: Софья Ковалевская, например, если вам это о чем-нибудь говорит.

– Ладно, Софа, не сердись, – примирительно успокоил меня Коля. – Против жидов ничего не имею. У меня компаньон – жид пархатый, а я его люблю. – Коля жизнерадостно хлопнул рукой по рулю и спросил:

– Подвезти?

– Если вы успели заметить, я пыталась войти вон в ту дверь, – напомнила я, не прекращая восхищаться его воспитанием.

– А шо там?

– Агентство по недвижимости, как видите. Мое заурядное сообщение подействовало на него, как сигнал трубы на кавалерийского коня. Коля оживился, встрепенулся и, едва не выпрыгивая из «Навигатора», спросил:

– Дачу продаешь?

Я мгновенно сложила свое остроумие к его ногам и повела разговор со всей серьезностью.

– Нет, пока сдаю на весь сезон – и деньги вперед, – демонстрируя крайнюю деловитость, сказала я.

– А цена?

– Самая высокая.

– Ну-уу, – скептически протянул Коля. Я оскорбилась.

– Что «ну»? Учитывая место и вид из окна на залив, цена должна быть подходящая.

– Софа, да откуда же, е-мое, вид? Даже из моего окна, бля, ничего типа залива.

– А из моего окна в бинокль хорошо видна Финляндия, – упорно стояла я на своем.

Коля разгорячился, хмыкнул и с убойной силой хлопнул себя по колену, словно по чужому.

– Ну, бля, гонишь, ну гонишь! Хельсинки, еще скажи. Какая, бля, Финляндия, когда, в натуре, даже из моего окна ничего типа залива.

– Не равняйтесь, – с видом превосходства произнесла я. – У вас два этажа, а у меня три. С третьего этажа прекрасный вид на залив. Не верите, можете зайти и убедиться своими глазами.

Мое замечание так уязвило соседа, что он даже не обратил внимания на приглашение.

– Со-фа! Два этажа?! Вот гонит, вот гонит, а, – стал возмущаться он, оглядываясь на «держи морду», сидящую сзади. – Да у меня еще в подвале два…

– Не знаю, что там у вас в подвале… – безжалостно оборвала его я. – Приличным людям не пристало жить в подвале. А за вид из окна и три моих этажа я собираюсь взять самую высокую цену. Сдаю на все лето с мебелью и даже с компьютером, если его еще не украли.

– Ну, бля, сама же видит, бля! – снова обратился он за помощью к «держиморде». – Софа, ты че, в натуре, какая самая высокая цена, когда к тебе каждую ночь темные личности лазят?

– Но они же лазят ко мне, – многозначительно улыбаясь, заметила я.

Сосед задумался, в глазах его загорелась искра разума, он ухмыльнулся:

– Что же ты, е-мое, шлангом прикидывалась? Я так сразу и врубился: обычные семейные разборки.

– Вообще-то я женщина одинокая, – возразила я, – но дело не в этом. Вы лучше меня просветите, что сказали вы тому славному молодому человеку, который так рвался попасть в мой дом?

– Ничего не сказал… – Коля так растерялся, что даже забыл связать слово любимой частицей «бля».

– Нет, вы, вероятно, чем-нибудь ему пригрозили, – проявила я настойчивость. – Иначе с чего он вдруг изменил намерения и сиганул через забор.

Сосед посмотрел на меня с большим сомнением и поведал такое, что мне сразу же понадобился стул – так слабы стали ноги.

– Как с чего? – удивился он. – Зазвонил, ну, мобильник… Значит, этот, бля, твой, достал из кармана трубку, бля, поднес ее к уху и мигом сиганул через забор. Ну, е-мое! Я с ним как с братаном, бля, чисто по-мужски банкую, а он, бля, сиганул. Я сразу врубился, что никакой он, бля, не вор, а просто разборки у вас типа семейных. Ночь вы мне… – в этом месте Коля схватился за голову. – Е-мое, как вы мне ночь спаганили, но я не в обиде, вот только жена… – Он сделал кислую мину, задумался. – Ну, фиг с ней. Короче, если дачку без дел сдаешь, то можно столковаться чисто по-соседски, без всяких там налогов и договоров…

Я стояла на ватных ногах и тупо смотрела на своего доброго соседа Колю, энергично продолжающего торг. Мысли мои понеслись сразу в нескольких направлениях. Желание сесть прямо в эту машину и ехать куда глаза глядят, видимо, захватило меня слишком сильно. Сосед что-то заподозрил и спросил:

– Так что, по рукам? Можем прямо сейчас посмотреть на твой вид.

– Да, по рукам, – торопливо согласилась я, запрыгивая в «Навигатор».

Уже по дороге я узнала, что, воспользовавшись моим состоянием, ушлый Коля сторговался со мной на такой низкой цене, что только диву даешься, о какой расточительности говорят, поминая «новых русских».

Несмотря на то, что на моей вилле он собирался поселить совершенно подозрительного типа, я не-стала разрывать стихийно созревшей договоренности, а с радостью кивала подряд всему, что слышала. Я согласна была на любые условия, лишь бы поскорей сдать виллу и при этом не выходить из машины, на заднем сиденье которой сидело два внушительных лба, говоря языком Коли: типа амбалов.

Подъехав к моим воротам, сосед пропустил лбов вперед. Они первыми вошли в калитку, затем в дом, после чего проследовали мы с Колей. Погуляв по столовой, холлу, гостиной и спальне и решив, что вполне убедительно их раскритиковал, Коля поднялся на третий этаж. Удостоверившись, что некоторый вид на залив действительно существует, под моим полным мольбы взглядом Коля слегка набавил цену.

После этого мы решили составить договор по-соседски, на доверии: под честное слово и без всяких бумаг.

Коля тут же открыл бумажник, отсчитал нужную сумму и попенял мне за гору немытой посуды. Я сослалась на занятость и отсутствие воды, сообщила о некоторых неполадках с телефоном, вручила ключи и попросила отвезти меня обратно в Питер на Гданьскую. Коля весьма любезно согласился.

По дороге я, зная о скупости Волошиновых, решила воспользоваться случаем и позвонить в Москву с мобильного телефона Коли. Напомнив ему, как дешево сдана дача, я с видом обманутого человека вырвала из его рук трубку и набрала номер Нелли, моля бога, чтобы эта прохиндейка оказалась дома.

Бог услышал мои молитвы.

– Нелли, сейчас же садись в свой «жигуль» и дуй в Питер, – безапелляционно приказала я.

– Зачем? – изумилась Нелли, начисто забыв, что не так давно сама предлагала мне нечто подобное.

– Я за бесценок сдала дачу и намерена покинуть Питер в самые короткие сроки.

– Очень хорошо, – ангельским голоском сообшила Нелли. – Я тебя с нетерпением жду.

– Нет, ты не поняла, – стараясь не слишком выходить из себя, уточнила я, – не ты меня ждешь, а я тебя.

– Почему это?

– Потому что у меня обстоятельства. Сейчас я приеду на Гданьскую, запрусь в квартире дядюшки, и горе тому, кто попытается меня оттуда выкурить до твоего приезда.

– А почему ты не хочешь уехать «Красной стрелой» или, в крайнем случае, улететь самолетом?

– Я на это не пойду, – категорично заявила я. – У меня обстоятельства.

– Какие обстоятельства?

– Жуткие.

Последнее сообщение подействовало на Нелли. После некоторой заминки она спросила:

– Откуда звонишь?

– Из автомобиля соседа, которому я за бесценок сдала дачу, – ответила я, мастерски делая вид, что не замечаю отрицательной реакции Коли. – Он везет меня на Гданьскую, после чего я запрусь в квартире до твоего приезда.

– Хорошо, через три часа выезжаю, – наконец-то сжалилась надо мной Нелли. Мне сделалось дурно.

– Как? Целых три часа? Выезжай немедленно! – голосом, полным слез и отчаяния, прокричала я.

– Сонечка, не могу. Я пообещала Саньке купить велосипедик.

Санька (трехлетний сын Нелли) – святое. Я знала, что между моей жизнью и Санькиным велосипедиком Нелли, не задумываясь, выберет велосипедик.

– А к какому времени ты должна купить этот дурацкий велосипедик? – не падая духом спросила я.

– Завтра утром в десять часов няня привезет Саньку с дачи. Он наверняка огорчится, если я не выполню обещания.

– Хорошо, черт с тобой, куплю я ему велосипедик. Куплю, обрати внимание, безвозмездно, то есть в подарок, так что выезжай немедленно, а то к утру не успеем обрадовать ребенка. Ты слышишь? Немедленно, если тебе дорога моя жизнь.

Нелли, скрывая радость, поклялась, что в таком случае выезжает прямо сейчас, лишь только помоет посуду, вынесет мусор, почистит ковер и протрет с мебели пыль. Я знала, что никакие угрозы не заставят ее отложить эти срочные дела, а потому смирилась. Тщательно расспросив Нелли о приметах желаемого велосипедика, я пообещала беречь свою жизнь и, сказав «гуд бай», выразительно посмотрела на соседа.

– Где здесь по пути продаются велосипеды? – спросила я, предвидя осложнения.

– Какие велосипеды? – неприятно удивился Коля.

– Трехколесные, желательно красные.

– Без понятия, – сказал он с явным намерением отмахнуться.

Глупый, он не подозревал, какая бывает на свете хватка. Отмахнуться от меня не удавалось еще никому, даже моей бабушке покойной, Анне Адамовне.

– Очень нужно, – сказала я, увлажняя глаза и дрожа голосом.

– У меня встреча, бля, важная.

– Очень, очень нужно.

– У меня очень важная, бля, встреча, – повысил голос Коля, нервно взглянул на часы и прочувствованно добавил:

– Блин!

– Не представляете, как меня обяжете, маленький детский велосипедик, вот такусенький, – показала я, грациозно разводя руки в сторону и щедро выдавая взглядом очень рискованные обещания.

Коля засмотрелся на меня с самым настоящим интересом. Очевидно было, что фантазия его небогата.

– Ну хорошо, – со вздохом сдерживаемой радости согласился он. – Заскочим куда-нибудь по пути.

Покупать велосипед Саньке, рискуя собственной жизнью, мне казалось в порядке вещей. Странным было то, что сосед пошел у меня на поводу со значительным, я бы даже сказала преступным запозданием.

«Раньше он не мешкал бы и секунды. Старею», – грустно подумала я, уносясь мыслями в более благоприятное прошлое, когда мужчины срывались с места по одному моему взгляду и на край света неслись выполнять любые мои желания. Ох, какие это были времена…

Глава 6

Час спустя я в сопровождении соседа и двух его лбов, несущих разобранный по частям велосипед, села в джип, а еще через двадцать минут автомобиль остановился на Гданьской напротив дома моего дядюшки.

Подхватив два свертка под мышки, я настороженно огляделась и, не заметив ничего подозрительного, решительно направилась во двор. Скамейка под сенью древ пуста. Все тихо и мирно, вокруг ни души, что радовало и как-то вдохновляло.

Приостановившись на полпути, я поправила свертки и двинулась дальше, прислушиваясь к цоканью своих каблучков. «Цок, цок, цок, цок», – гулко раздавалось по двору. «Тык, тык, тык, тык», – вдруг послышалось сзади.

Если учесть, что двор был общим для четырех трехэтажных домов, то ничего удивительного в этих чужих шагах не было. Именно так я и подумала в первый момент, но секунду спустя почувствовала оцепенение, а еще через секунду точно знала, что это за мной. Я даже знала кто – ночной гость.

«Что делать? Что?» – заметалась моя мысль по закоулкам извилин.

Пустынность двора уже не казалась благом. Я шла, не меняя ни темпа, ни направления, и старалась не крутить головой. Я прекрасно понимала: до тех пор, пока преступник думает, что жертва не подозревает о преследовании, он ничего не станет предпринимать, естественно, пока. Пока не доведет меня до подъезда, а там…

«Доведет меня до подъезда и постарается войти со мной, – предположила я. – А дальше что? Что угодно, но только не убийство. Для того, чтобы убить, нет смысла так долго за мной топать. Пиф-паф – и готово. Если с глушителем, то никто и не услышит. Значит, в пустом подъезде будет мне угрожать и чего-то требовать. Возможно, даже принудит сесть в его машину, которую наверняка оставил за углом. Он явно следил за воротами, понимая, что у подъезда долго мозолить глаза нельзя. Пока машина соседа отъезжала, я резко увеличила расстояние между нами. Иначе он попробовал бы договориться со мной прямо там, у ворот. Впрочем, все может быть и не так, как я думаю».

Пока я терзала себя домыслами, дверь подъезда неотвратимо приближалась. Я с трепетом услышала, что шаги за спиной ускоряются.

«Господи, ну хоть бы кто-нибудь вышел во двор, ну хотя бы одна живая душа», – внутренне умоляла я, но никто не выходил.

Мне хотелось сорваться с места и бежать, бежать, бежать. Но куда? Бесцельно бегать по двору не слишком-то разумно. В этом случае злоумышленник мог просто остановиться и с интересом взирать на меня до тех пор, пока мне не надоест.

Забегать в чужой подъезд не имело смысла, тогда уж лучше в дядюшкин. Выход же со двора всего один.

А если я как-нибудь изловчусь и выскользну со двора, то куда понесусь? Вдруг злоумышленнику только этого и надо, чтобы затолкать меня в свой автомобиль и увезти для страшных пыток? На улице, где меня не знает ни одна собака, насильник может волочить меня прямо за шкирку, объясняя прохожим, что я – его прелюбодейка жена, только что вытащенная из постели любовника (чего, клянусь, не было никогда). В этом случае злодею еще и посочувствуют. Вряд ли у прохожих хватит отзывчивости и сердечности, чтобы броситься проверять степень нашего со злодеем родства. Захотят ли они тратить на меня свое драгоценное время – вопрос риторический.

В общем, я вполне осознавала безнадежность положения и готова была ко всему. Вот только жаль, Санька так и не увидит завтра утром моего подарка: маленького трехколесного велосипедика со всякими новомодными прибамбасами: часиками, электронной пипикалкой и черт еще знает чем.

Я уверенно подошла к двери, положила один сверок на пол, не оглядываясь, но, слыша за спиной чужое дыхание, набрала код, подняла сверток и вошла в подъезд. Тут же что-то холодное и тупое уперлось мне в спину и шипящий голос приказал:

– Не двигайся, не делай попыток бежать. Бесполезно. Поняла?

– П-поняла, – с трудом удерживаясь на подкосившихся ногах, подтвердила я.

– Три шага вперед, – приказал голос. Я послушно исполнила приказание и услышала, как за спиной закрылась входная дверь. Подъезд погрузился во мрак.

– Мне страшно. Чего вам надо? – на всякий случай стараясь вызвать к себе жалость, промямлила я.

– Будешь сговорчивой, очень быстро узнаешь и останешься жива.

– Буду сговорчивой, – торопливо пообещала я. – Только, пожалуйста, отпустите меня поскорей. Мне надо к утру доставить маленькому мальчику вот этот велосипедик.

Я, как птица крыльями, помахала свертками, крепко обхваченными обеими руками.

– Какой велосипедик, идиотка, – не очень вежливо откликнулся голос. – Хотя возьми, раз он тебе дорог.

Я понимала, что не от доброты душевной преступник проявил уступчивость. Просто ему удобней, когда руки мои заняты.

– Выйдем из подъезда и без глупостей, слышишь?

– Слышу, слышу!

– Пройдем двор и тихо, как рыбка, сядешь в автомобиль за углом, – жестко приказал преступник.

«Автомобиль! Как я была права! Хоть не живи на свете с такой интуицией».

– Я не один. Будешь на мушке. Не хочешь пулю в затылок, советую не дурить, – угрожающе закончил он и для убедительности еще сильней ткнул в меня тем твердым и холодным, что держал у моей спины.

Думаю, не ошибусь, предположив, что это пистолет.

– Поняла? – уже мягче осведомился он. Я от души заверила, что совсем не хочу получить пулю в затылок, и, кажется, он мне поверил. С тем же пылом я заверила, что в жизни своей не дурила и не совершала глупостей, к чему, пожалуй, он отнесся с некоторым сомнением.

– Пошли, – скомандовал преступник, довольно терпеливо выслушав меня.

Я повернулась и лицом к лицу оказалась с тем молодым человеком, который так упрямо трудился над моим шпингалетом всю ночь.

«Да, спасу нет от моей интуиции», – снова подумала я.

Должна сказать, что, несмотря на очень плохое освещение, а может, и благодаря ему, на этот раз молодой человек показался значительно старше. Он был уже не так свеж. Черты лица заострились и погрубели. Впрочем, бессонная ночь, так плохо отразившаяся на мне, могла отрицательно сказаться и на нем.

Выразительно скользнув взглядом по моему лицу, злодей демонстративно положил в карман пистолет (я не ошиблась, это был именно пистолет) и, не вынимая из кармана руки, сделал решительный шаг в сторону. Пропуская меня вперед, теперь уже он приставил дуло к моему правому боку.

Было ясно, что именно так он собирается проследовать со мной через двор, а потом по улице к автомобилю. Спрятанный в его кармане пистолет не увидит никто, и даже встреть я на пути своего дядюшку, вряд ли тот заподозрит, что мне грозит опасность. Кроме удивления и любопытства (с кем же это я чуть ли не в обнимку иду), мой вояж с молодым человеком не вызовет у дядюшки никаких других чувств.

С прискорбием сообразив, что теперь уже меня не может спасти никто, я сделала шаг к выходу… Но чудеса на свете все же случаются. Я сделала шаг к выходу… и в этот момент дверь распахнулась. На пороге выросли амбалы. Их было двое, и своими пуленепробиваемыми лбами они заслуженно могли гордиться. Я мгновенно смекнула, что «малыши» из охраны нашего дорогого банкира явились шерстить подъезд. С диким воплем: «Спасите!» – я тут же рухнула на пол, а злоумышленник перед лицом охраны остался стоять как вкопанный.

Немая сцена длилась секунды. Чтобы ускорить процесс, я решила не ограничиваться криком «спасите», а сделать еще одно важное заявление:

– У него оружие, – без всяких угрызений совести «заложила» я своего похитителя, после чего лбы молниеносно скрутили его и потащили на улицу. Я не стала дожидаться развязки, а с неожиданной для себя прытью преодолела лестничные пролеты и, побив все рекорды, легко справилась с замком дядюшки, что было еще фантастичней, чем столь своевременное появление охраны банкира.

Впрочем, теперь, пребывая в полной безопасности, я досадовала. Появление охраны уже не казалось мне своевременным, поскольку на смену панике пришло любопытство. Оно мучило меня, не давая покоя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное