Владимир Колычев.

Брат за брата

(страница 7 из 30)

скачать книгу бесплатно

Егор Иванов, Денис Петров, Валера Сидоров. Три друга. Иванов, Петров, Сидоров. Вместе росли, вместе в армии служили – самой уставной троицей считались. Иванов, Петров, Сидоров... А потом вместе бизнес свой открыли. Сначала по мелочи коммерцией занимались, затем свой магазин открыли. Супермаркет в центре города. Один на троих. И все были довольны. До поры до времени.

А потом Валеры Сидорова не стало. Его нашли у себя в кабинете. С простреленной головой.

За пару часов до этого Егор и Валера сильно повздорили. Непонятно с чего Валера вдруг решил, что его жена изменяет ему с Егором. Бред сумасшедшего. Слишком сильно Егор Валеру уважал, чтобы такими глупостями заниматься. Но кто-то нашептал ему, кто-то стравил их между собой. И Егор скоро понял – кто. Этот спектакль был разыгран по сценарию, который сочинил Денис.

Егор и Валера поругались, накричали друг на друга. Затем успокоились. Распили мировую. Егор отправился к себе домой, а Валера остался в своем кабинете.

В своей машине Егор обнаружил одноразовую ракетницу. Она лежала на сиденье. Да, сегодня утром он подвозил Дениса. Вроде как у того машина сломалась. С собой у него было несколько ракетниц. Хотел легкий фейерверк по случаю своего дня рождения устроить. Одна ракетница случайно осталась в машине. Ее-то и взял тогда в руки Егор. Озорства ради выпустил в ночное небо ракету.

Он приехал домой, принял душ, перекусил, звякнул Лене. И лег спать. А после полуночи к нему пожаловали менты. И началось.

Оказывается, Валера был убит из пистолета, принадлежавшего Егору. Пистолет обнаружить не удалось. Но ведь он был проведен через разрешительную систему, через ментовскую пулегильзотеку. Получалось, Егор застрелил Валеру из своего пистолета, затем поехал домой, а по пути избавился от орудия преступления. Вдобавок ко всему на его одежде были обнаружены микрочастицы пороховых газов. Все из-за той чертовой ракетницы. Следователь обозвал его идиотом, когда Егор ему про эту чертову ракетницу рассказал.

Нашлись свидетели скандала между Егором и Валерой. Денис поведал следствию, что после этого подозреваемый и потерпевший остались вместе в кабинете, где произошло убийство. Вместе выпивали. Затем пошли версии. Валера остался в кабинете, прилег на диван. Егор же взял кожаную подушку, накрыл ею голову потерпевшего и произвел выстрел. Поэтому выстрела никто не слышал. После этого он скрылся с места преступления.

Следственный эксперимент подтвердил эту версию. Все совпадало по времени. Даже момент наступления смерти. А ведь этот момент невозможно вычислить с точностью до минуты. А если сразу после ухода Егора в кабинет к Валере зашел кто-то другой? Подсел к нему на диван, накрыл лицо подушкой. И выстрелил из пистолета, который можно было преспокойно взять из ящика стола в кабинете Егора. Только никто эту его версию и слушать не стал.

Егору настойчиво предлагали чистосердечно признаться в содеянном. И назвать место, где он избавился от пистолета. Признаваться ему было не в чем, а где пистолет – этот вопрос интересовал и его самого.

Затем был суд.

Его обвиняли по статье сто пятой части второй. Умышленное убийство из корыстных побуждений. Ведь после гибели Валеры он якобы мог претендовать на часть его доли. Его несуществующая вина была доказана. Ему грозило до двадцати лет лишения свободы или пожизненное заключение. Но ему «повезло». Дали всего пятнадцать лет.

Его погнали по этапу, а Денис остался единственным владельцем их супермаркета. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться, кто именно убил Валеру и подставил Егора. Тем более Денис на суде очень рьяно свидетельствовал против него. Разложил по полочкам все конфликтные ситуации, которые когда-либо возникали между Егором и Валерой. Очень четко обозначил предположение, что Иванов с давних пор ненавидел Сидорова и всегда завидовал ему.

Уж очень хотел Денис, чтобы Егора осудили на пожизненное заключение. Тогда бы ему вообще нечего было бояться. Впрочем, он и без того чувствовал себя преспокойно. Пятнадцать лет – это огромный срок. К тому же Егор мог и не дожить до выхода на свободу. Какая-нибудь ссора – и заточка в бок. Кстати, именно это Егору и грозило. Блатные прикончили бы его, но он вовремя «заточил копыта».

Теперь Егор на свободе. И готов рассчитаться с Денисом. Только тот наверняка знает о побеге. И, конечно, принял все меры предосторожности. Нельзя вот так наобум набрасываться на Дениса. Нужно выждать момент. Подкрасться к нему незаметно, ударить исподтишка. Для этого ему и нужна была Лена. Вернее, ее деньги и одежда мужа.

На квартире у Дениса, возможно, засада. Но зато вряд ли кто ждет Егора в супермаркете. Только и туда вот так, с панталыку, соваться не следует. Егор должен подгадать момент.

* * *

Возле супермаркета Егор был ближе к утру. Подошел к нему не со стороны центрального проспекта. Там чересчур светло, да и ментовские патрули нет-нет да появляются. Он подкрался к магазину со стороны рабочего входа. Торцом здание выходило на узкую улочку, за которой начинались высотные дома. Широкая, бронированная, отделанная золоченым пластиком дверь, мраморное крыльцо. По этим мраморным ступенькам когда-то поднимались к двери и Егор, и Валера, и Денис. Теперь этим входом из них троих пользуется последний – а ныне первый и единственный – владелец супермаркета.

Завтра Денис будет возле рабочего подъезда. Сам или с телохранителями? Можно ли будет подобраться к нему, вырубить и впихнуть в его же машину, чтобы затем увезти с собой?.. Эти вопросы волновали Егора. И он должен получить на них ответы.

Неподалеку от рабочего подъезда возвышалась двенадцатиэтажная «свечка». Обычно в таких зданиях первый этаж занимают магазины, салоны мод или красоты. А в этом доме первый этаж жилой. Хорошо было бы снять здесь квартирку да понаблюдать за Денисом. Но на квартиру у Егора денег не хватит. Да и сдается ли квартира в этом доме?..

Зато наверняка в этом доме сдается подвал. Сразу три отдушины выходят на супермаркет. Вот откуда можно следить за Петровым.

Со стороны двора в подвал вели сразу две двери. На одной – замок, а вторая – нараспашку. Егор тихонечко шмыгнул в нее. Исчез в подвале. И, стараясь не шуметь, в темноте, на ощупь, прошел его от края до края. В отсеке, откуда можно было наблюдать за супермаркетом, было тепло, сухо. Грязь под ногами не хлюпала. Только воняло чем-то нехорошим.

Еще бы немного – и он добрался до отдушины. Вот она – свет уличного фонаря через нее в подвал просачивается. Но вдруг нога уперлась во что-то мягкое.

– У-у, – загудело это «что-то».

– Помогите, убивают! – истошно заорал кто-то другой.

Послышался щелчок. Под потолком вспыхнула лампочка. В тусклом свете Егор увидел людей. Если их, конечно, можно было назвать людьми. Грязные, вонючие, оборванные. Один лежал на драном матраце прямо на полу. Второй – на куче какой-то рванины. Третий – на картонных упаковках, на него-то и наступил Егор.

Было и еще двое. Что-то вроде элиты. Оба лежали на трубах отопительной системы. На матрацах. И оба перекрывали путь к отдушине.

Егор сразу понял, кто перед ним. Бомжи. Изгои общества. Бездомные бродяги. И этот подвал – их обиталище. Можно сказать, они устроились в нем с комфортом. Сухо, тепло, лампочка под потолком, импровизированный стол в углу отсека, самодельная печка, на ней кастрюля. И даже магнитофон есть. Старая-старая отечественная «Весна». Егор уже даже забыл, как такие аппараты выглядят. Пришлось вспомнить.

Бомжи зашевелились, загудели. Вскочили со своих мест. Обступили Егора со всех сторон.

– Ты кто такой? – прошамкал беззубый старик с разодранной щекой.

Похоже, он был здесь самым главным.

– Это наше место! – хищно прошипел второй, не дожидаясь, когда ответит Егор.

– Да я что, разве против? – Егор не стал ерепениться. Ни к чему обострять ситуацию. – Живите, пожалуйста, мне-то что...

– А может, ты место для себя искал?

– Искал, – кивнул Егор.

Он вдруг понял, что сам мало отличается от бомжа. Грязный, немытый, в обносках, да еще и без документов.

– А может, ты с нами хочешь жить?

– А можно?

– Да какой вопрос? Живи. Только за место платить надо...

– Сколько?

– А стол на братву накрыть. Водка чтобы была, закуска добрая...

Егор и сам жрать хотел до невозможности. И водочки бы с удовольствием хряпнул.

– Об чем базар, братья, гы-гы... Вот!

Он достал из кармана деньги. Один стольник, второй, третий. На этом и остановился. Но алчный взгляд старика требовал большего.

– Давай четвертый, – сказал он.

Егор жадничать не стал. И отдал ему четыре сотни. Толпа одобрительно загудела.

– Только за хавкой вы сами сходите. Я не знаю, где в этих краях ночные ларьки.

– Да ты не мохай, братуха, с хавкой мы разберемся.

За водкой и закуской послали бомжа, который спал на полу, но на матраце. Егор занял его место. Сначала просто сел. А затем и лег – когда невмоготу стало бороться со сном.

– Ты поспи, браток, поспи...

Как будто бы издалека услышал он голос старика.

– А мы тебя разбудим...

Старый не обманул. Когда стол был накрыт, его толкнули ногой в бок. Он проснулся и занял место среди «братьев». Невмоготу как жрать было охота. Но Егор с достоинством принялся за еду. Принял на грудь сто грамм явно паленой водки, сунул в рот кусок полукопченой колбасы.

Четыреста рублей на шестерых. Для кого-то это мало, но для бомжей это настоящий пир. Продукты из настоящего магазина, а не из мусорных контейнеров. Водка самопальная, но всем в кайф, в том числе и Егору.

Он наелся, напился. В благодарность за стол его уложили на матрац. На нем он и добрал остаток ночи. Утром будить его не стали. Он проснулся сам. И увидел, что в подвале остался только один старик.

– А где остальные? – спросил Егор.

– Как где? – как будто удивился тот. – На промысел пошли. Кто милостыню просить, кто бутылки собирать... Сам знаешь, как мы живем...

И почему-то подозрительно посмотрел на Егора.

– Да знаю, – махнул он рукой.

Как будто сам всю жизнь только и делал, что милостыню просил да в помойках ковырялся.

Но старик все равно продолжал смотреть на него с подозрением.

– Сегодня – ты наш гость. Сегодня – отдыхай. А завтра вместе со всеми на промысел пойдешь. Или тебе это в тягость?

– Да нет, я привык.

– Ну-ну...

– А можно, я на трубе полежу? – спросил Егор.

– Полежи.

Он забрался на трубу, на свободное место. Но не лег. А подобрался к отдушине.

– Что, на белый свет потянуло?

– Ага.

Егор увидел, как к супермаркету подъехала машина. Из нее вышел какой-то импозантный господин. Широким, хозяйским шагом поднялся по мраморным ступенькам, скрылся в золоченых дверях. Дениса же не наблюдалось. Ничего, еще появится.

– Ты что-то там высматриваешь? – спросил старик.

Кличка у него смешная. Ганджибасович.

– Да нет, просто на мир смотрю...

Егор с удовольствием бы заткнул ему рот потными носками. Но, во-первых, у него не было носков – резиновые сапоги надеты на босу ногу. А во-вторых, он должен был считаться с этим заморышем. Хоть и помойный, но босс...

– А может, на супермаркет заглядываешься?

– Да ну... Не по зубам он мне. А вообще-то неплохо было бы на него лапу наложить.

– А ты на вора не похож.

– С чего ты взял, что я вор? Я просто есть хочу. Есть у меня одна чересчур дурная привычка. Все время есть хочется.

Ганджибасович шутку не принял. Даже не улыбнулся. И в упор смотрел на Егора. Как будто в душу к нему забраться хотел.

У него не случайно Достоевский фамилия. Не потому что на великого писателя похож. А потому что достает...

– В супермаркете сейчас новый хозяин, – непонятно к чему сказал старик.

Но Егора, конечно же, эта новость заинтересовала очень-очень.

– Ну и что? – стараясь казаться равнодушным, спросил он.

– А то... Раньше три хозяина было. Одного убили, второй в тюрьме. Остался третий. Только он магазин продал.

– Давно?

– Да вроде недавно.

– И где он сейчас?

– Не знаю... А тебе что, очень интересно?

– А мне все интересно, скучно потому что.

– Ну-ну.

Старик куда-то ушел. Но Егор этого даже не заметил. Потому что в голове забродили гнетущие мысли.

Денис продал магазин, выручил за него кругленькую сумму. А вдруг он и квартиру свою продал? И дернул с деньгами в другой город? Или даже за границу... Как ему тогда найти этого урода?

Ганджибасович исчез. Но появится снова. И если он так много знает, надо спросить у него, появляется ли еще Денис в супермаркете. Может, еще не до конца оформлена купля-продажа.

Но когда старик появился, Егор спросил его о другом:

– Слушай, старый, а откуда ты все знаешь про хозяев супермаркета?

Старик ухмыльнулся и почему-то подался назад. Что-то не понравилось Егору в его поведении, он протянул к нему руку. Но старик с неожиданной быстротой выскочил из отсека. Егор погнался за ним. Нырнул в темный проем.

И тут что-то тяжелое с размаху опустилось ему на затылок. В голове что-то взорвалось, в красном тумане ослепительно засверкали мириады звезд. А потом и этот красный свет померк перед глазами.

Очнулся Егор все в том же подвале. Наручниками прикован к какой-то трубе. Пред ним Денис. Один. Больше с ним никого. Но в руке пистолет. На всякий случай.

– Ты не бойся, стрелять я в тебя не стану, – усмехнулся Денис.

Располнел дядя, второй подбородок появился, глаза жирком подернулись.

– На свинью ты похож, – так и сказал ему Егор. – Жрешь потому что много. Да оно и понятно, от Валеры избавился, от меня. За троих теперь жрешь...

– Каждый крутится в этой жизни, как может.

– Ты убил Валеру?

– А ты как думаешь?

– Я не думаю – я уверен. Это ты его убил!

Прежде чем что-то сказать, Денис осмотрелся по сторонам.

– Кроме нас, здесь никого, поэтому скажу. Да, это я грохнул Валеру. Да, это я воспользовался твоим стволом. Да, это я подставил тебя... А хочешь, расскажу, как все было?

И он с наслаждением, во всех подробностях принялся расписывать, как стравил их с Валерой, как наблюдал за ними из своего кабинета. И как пристрелил Валеру, когда Егор отправился домой.

– Я же наизусть тебя знаю, Егорчик, – с чувством превосходства над повергнутым врагом усмехнулся Денис. – Как знал, что ты, придурок, выстрелишь тогда из ракетницы...

– Сука ты!..

– Ну и что? Зато я на свободе. Зато у меня куча денег.

– Ты продал магазин, это правда?

– Продал. И за хорошие деньги. И квартиру свою продал. И завтра меня в этом городе не будет... Доволен?

– Куда ты уезжаешь?

– Ха-ха! Ты что, искать меня будешь?

– Я тебя из-под земли достану.

– Не достанешь. И не пытайся.

– Урод!

– Лайся, лайся! Все равно укусить не сможешь. Потому что глупый ты. А я умный. Потому что не ты, а я подловил тебя сегодня. Как знал, что ты будешь следить за мной. Как знал, что ты появишься в этом подвале...

Мог бы и не объяснять. Егор и без того все понял. Денис – злой гений. Он просчитывает все на несколько шагов вперед. Иначе бы он просто не смог засадить Егора за решетку. И Валеру бы не смог застрелить без вреда для себя.

И сейчас он оказался на голову выше Егора. Договорился с бомжами. Чтобы те маякнули ему, если вдруг заметят что-то подозрительное. Они заметили. И маякнули. И вот итог. Егор в наручниках, Денис над ним с пистолетом в руке.

– В общем, брат, обыграл я тебя по всем статьям.

– Не брат ты мне. Волк тамбовский тебе брат, кавказская гадюка – сестра.

– Не знаю, не знаю. Там, куда я отправляюсь, таких не водится. Ну все, прощай, Егорчик. Я уезжаю в Москву, а ты отправляйся обратно за решетку.

– Эй, что ты задумал?

Но Денис уже не слушал Егора. Он повернулся к нему спиной и вышел из подвального отсека.

Минут через десять послышался шум шагов. Сначала Егор решил, что старик-бомж возвращается вместе со всей своей братией. Но слишком грозно и уверенно звучали шаги. Нет, это не бомжи.

Егор не ошибся. В подвальный отсек заглянули люди в милицейской форме. Послышались бодрые голоса.

– Точно, кто-то есть...

– Наручниками к трубе прикован...

– Ничего, сейчас...

Два матерых сержанта патрульно-постовой службы отсоединили Егора от трубы. Теперь наручники замкнулись на обеих его руках.

– Ты кто такой? – уже после этого спросил один сержант. – Документы есть?

– Нет... Потерял... – подражая старику, зашепелявил Егор.

– Ты под бродягу не коси, понял? – неожиданно больно пнул его ногой второй сержант. – Думаешь, мы не знаем, кто ты. А ну пошли, урод!

Его вывели из подвала, забросили в «уазик» и повезли в ближайшее отделение милиции. Там его ждал сначала «обезьянник». Затем появился какой-то офицер, внимательно сличил его лицо с фотографией на ориентировке.

– Он, точно он, – сказал кому-то. – Гражданин Иванов... Попался, голубчик?

Егор ответить не успел. Потому что офицер куда-то исчез. Зато появился сержант, пинками загнал его в камеру предварительного заключения:

– Посидишь здесь, мудило...

Скрипнули двери. Егор остался в камере один на один с гремучими мыслями.

Это Денис сдал его ментам. Вышел из подвала, звякнул с мобильника в ближайшее отделение милиции. За ним пришли. Его опознали. Скоро за ним придут. Отправят в следственный изолятор, оттуда по этапу отправят на зону. Четырнадцать лет плюс «пятилетка» за побег. Его личное дело перечеркнут жирной красной полосой. «Склонен к побегу». Девятнадцать лет на строгом или даже на особом режиме. Перспектива – мрачней не бывает.

А еще ему припомнят побег из квартиры Лены. Ведь он сержанта одного хорошенько помял. За это его самого помнут. Все что можно отобьют, на инвалидность как пить дать переведут...

Прошел день, наступила ночь. Но за Егором почему-то никто не приходил.

Дверь в камеру отворилась глубокой ночью. Появился тот самый офицер, который произвел опознание. Вид у него усталый. Как будто только что с постели подняли. С ним конвоир, который немедленно сковал Егора наручниками.

– Давай, в кабинет его ко мне...

Егора повели на допрос. Только какой допрос в час ночи? Да и не здесь его допрашивать должны. Сначала в СИЗО препроводить, там и следователь будет.

В кабинете его усадили на стол, лицом к офицеру. Он был в форме, на погонах три маленькие звездочки.

– Подставили тебя, Иванов, – устало сказал старший лейтенант. – Позвонили в отделение – сказали, что знают, где человек, которого вся милиция ищет...

Зачем он ему этого говорит? Ведь и без того все ясно.

– Кто тебя подставил?

– Известно кто. Дружок мой. Он меня вычислил, наручниками к трубе приковал, а потом вас вызвал... А ведь убить мог. У него пистолет был... Да и вообще, он убивать привык. Ведь это он убийство совершил, из-за которого мне пятнадцать лет дали...

– Значит, безвинно сел, так?

– Безвинно.

– А твой дружок мог тебя убить?

– Мог.

– Но ведь не убил?

– А зачем? Он меня в тюрьму упрятал, а сам в столицу слиняет...

– В тюрьму он тебя еще не упрятал. Ты всего лишь пока в камере изолятора временного содержания.

– Да какая разница? Все равно по этапу уйду.

– А хочешь?

– Что?

– На этап хочешь?

– А кто меня спрашивать будет?

– Я спрашиваю...

– Зачем издеваетесь, гражданин начальник?

– Я не издеваюсь. В общем, существует вариант один. Есть люди, которым до зарезу нужны такие люди, как ты. Сильные, боевые, ну и чтобы преданные до гроба. Ведь если эти люди сохранят тебе свободу, ты будешь им предан, так?

На какой-то миг Егору показалось, что он не в отделении милиции. А перед ним не мент, который обязан следить за правопорядком. Слишком странный разговор ему навязывают.

– Я вас не понял, гражданин начальник.

– А что тут понимать? Никто еще не знает, что задержан беглый зэк по фамилии Иванов. Мы еще никому не сообщили об этом. И не сообщим. Если, конечно, ты дашь согласие работать на людей, про которых я говорю...

В голове у Егора стало кое-что проясняться.

– А что я должен делать?

Его могли, например, подпрячь в гладиаторы. Есть такой вид развлечения для современных нуворишей. Выведут на арену какого-нибудь подпольного цирка, он будет драться. А толпа жадных до крови богачей будет наслаждаться этим зрелищем.

Или как в том фильме «Дикая охота». Его загонят куда-нибудь в лес, обложат со всех сторон. И будут на него охотиться. Охота на людей – удовольствие дорогое, за него платят большие деньги.

Если не это, то что-нибудь другое. Мало ли какую пакость можно придумать в отношении отчаявшегося и загнанного в угол человека. Именно таких людей и поставляет неизвестным этот «страшный» лейтенант. Не зря же о продажности ментов слагают легенды...

– Если ты думаешь, что из огня угодишь в полымя, то ошибаешься, – сказал мент-вербовщик. – Никто не собирается отнимать у тебя жизнь. Не голова твоя нужна, а твоя преданность. Ты будешь жить хорошо. Сытный стол, определенная степень свободы. Даже девочки будут...

– А делать что?

– Ничего... Всего лишь охранные услуги. Охрана объектов...

– Каких именно?

– А это узнаешь на месте.

– Вы думаете, что я туда попаду?

– Не думаю, а знаю. У тебя просто нет выбора. Или принять мое предложение, или получить пулю при попытке к бегству... Естественно, умирать ты не хочешь.

Тут лейтенант был прав на все сто процентов. Егору очень хотелось жить.

* * *

– Держи, это тебе...

Егор все никак не мог поверить в случившееся. Чистое белье, новенький комплект армейского камуфляжа, нулевые туфли «саламандры» на мягкой подошве – точно по размеру. И сауна. Самая настоящая сауна. Душевая в кафеле, неограниченное количество воды, парилка, дубовый веник...

Сюда его привезли сегодня утром. На приличного вида «Опеле». В наручниках и с повязкой на глазах – чтобы не запомнил дорогу. Наручники затем сняли. Сказали, что полностью ему доверяют. Ведь никто не желает ему зла, и от него ждут только добра.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное