Екатерина Вильмонт.

Опасное соседство

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Ага, понимаю, простейший принцип – на воре шапка горит!

– Вот именно!

– А если вор просто-напросто не придет?

– Этим он себя и выдаст.

– А если человек действительно заболеет?

– Да в такой ситуации любой даже с температурой сорок припрется!

– А ведь это тоже может вызвать подозрения, – охладил папа мой пыл. – Нет, дочка, тут надо что-нибудь поизящнее придумать. А то Марине юбилей испортим. Представь себе, что это за праздник, если каждый чувствует себя подозреваемым? Да и выставлять тебя в виде эдакой многоопытной сыщицы мне вовсе не улыбается.

– Наверное, ты прав. Тогда ты им ничего про меня не говори, просто сделай так, чтобы ваша Марина меня пригласила. Я буду тихо сидеть…

– И наблюдать за окружающими?

– Вот именно!

– Эта идея мне больше нравится! Ладно, попробую устроить тебе приглашение на юбилей. А теперь ложись-ка спать, пора.

– Спокойной ночи, папочка!

Глава III
КАК ГОВОРИЛ СТАРИК ГЁТЕ

После занятий по карате мы с Матильдой медленно брели к метро.

– Давай зайдем в магазин, а то ноги замерзли, – предложила Мотька.

– Давай.

Мы зашли в магазин канцелярских товаров и принялись разглядывать витрины.

– Смотри, Аська! Какие салфетки!

– Какие салфетки?

– Да вон, импортные! Голубые и желтые!

– А что в них особенного?

– Они тут очень дешево стоят! Всего четыре тысячи [1]1
  Курс рубля на середину 90-х годов.


[Закрыть]
, а их в пачке пятьдесят штук, да каждая еще двойная – считай все сто! Просто даром!

– Зачем тебе салфетки? – удивилась я.

– Не мне, голова садовая, а нам, для продажи. Такую пачку мы запросто по шесть тысяч толкнуть можем! Представляешь, какой навар – на одной пачке две тысячи! К тому же салфетки легкие, пупок не развяжется. Сколько у тебя с собой денег?

– Сейчас посмотрю. Ага, пятнадцать тысяч!

– А у меня десять, значит, покупаем шесть пачек. Считай, двенадцать тысяч мы наварили! Класс! Завтра надо будет опять сюда приехать и купить еще.

– Слушай, а где мы все это добро хранить будем?

– Надо подумать, с ребятами посоветоваться. По три пачки ничего не стоит спрятать, а дальше, конечно, сложнее будет. Черт, как-то мы вчера об этом не подумали! Все познается только на практике, – вздохнула Матильда. – Ну как, покупаем?

– Конечно!

Мы купили три пачки голубых и три пачки желтых салфеток.

– Если вместе сложить, получится жовто-блакитный флаг! – сказала Матильда. Ее мама была украинка. – Девушка, – обратилась она к продавщице, – а завтра у вас еще эти салфетки будут?

– Будут, у нас их много, а берут не очень.

– Да? А почему? Вроде дешево? – вцепилась в нее Матильда.

– Дешевле некуда.

Да магазин у нас такой… Мимоходом мало кто заглядывает! Только уж если нужно кому… Да вы не расстраивайтесь, девчонки! Где-нибудь подальше от центра вы их запросто толкнете и дороже, – догадалась она о наших намерениях. – Знаете что, если вы завтра много возьмете, я могу с хозяином поговорить: может, он сбросит еще цену, как оптовым покупателям!

– Это сколько же надо купить? – деловито осведомилась Мотька.

– Не меньше пятидесяти пачек!

– Надо подумать.

– Да чего тут думать! Если они вам по три штуки достанутся, а вы их по шесть толкнете, то мне отстегнете пятьсот рубликов с пачки. Идет?

– Мы сами ничего не решаем, – прикинулась сиротой Мотька. – Нам надо с нашими ребятами посоветоваться.

– Посоветуйтесь, посоветуйтесь! И если надумаете, приходите!

– Вот народ! На ходу подметки рвет! – воскликнула Матильда, когда мы вышли из магазина.

– А по-моему, она мало даже запросила.

– Хозяин тоже небось захочет какой-нибудь процент!

– С какой стати? Ему же выгодно продать оптом! В их деле не только прибыль важна, но и оборот! – уверенно заявила я.

– Ишь ты, какая умная! Где ты этого нахваталась?

– Да мы тут с мамой были в одном магазине, где на многие товары полагалась скидка на пятьдесят процентов, то есть не скидка, а вроде как подарок.

– Это как?

– Ну, например, мама купила своей подруге стеклянную кастрюльку. Она стоила пятьдесят тысяч. Когда мы пошли в кассу платить, нам сказали, что на кастрюльку полагается подарок в половину ее стоимости. Мы с мамой купили еще стеклянный кувшин и пепельницу на двадцать пять тысяч.

– Здорово! – восхищенно протянула Мотька.

– Я тогда спросила маму: зачем же они это делают? А она сказала, что им очень важен оборот. Я, правда, все равно мало что понимаю, но…

– Про это надо будет у Митяя спросить.

– Да, он, наверное, знает. А вообще, Мотька, мне уже жутко хочется торговать!

– И мне! – воскликнула она. – Интересно, что там сегодня мальчишки разведают! Можно было бы уже завтра начать, а то, пока они будут обследовать районы, весь интерес пропадет! Надо так делать: на эти самые обследования брать понемногу товара. Одну большую сумку, например. И пока они там будут глядеть да расспрашивать, мы живенько раскинем торговлю. Вот это действительно будет разведка боем. Как ты считаешь?

– Я всегда говорю, что у тебя не голова, а чистое золото!

– Вот завтра прямо и начнем!

– А чем же мы завтра торговать будем? Шесть пачек салфеток – это как-то уж очень жиденько, даже для начала.

– Конечно! Предлагаю завтра смыться с двух последних уроков и мотануть на Новослободскую, на оптовый рынок! Накупим там всего понемножку и попробуем перепродать. Попытка не пытка. Зато поймем, что хорошо идет, а что – хуже. А то можно так пролететь!

– Правильно! Я только боюсь, что…

– Что Митька с Коськой начнут тянуть волынку, подводить теоретическую базу, да?

– Вот именно!

– Не беда, я уже все придумала! Мы им сегодня ничего говорить не будем. А завтра прямо из школы поедем на рынок, все купим и на свиданку с ними явимся уже с товаром! Поставим их перед свершившимся фактом!

– Отлично! Именно так и сделаем! А то пока они будут чухаться…


Вечером мы все встретились на сквере.

– Привет! Чего вы там разнюхали? – с места в карьер пристала к мальчишкам Матильда.

– Больше всего народ в дешевом куреве нуждается! – сообщил Костя.

– Ну, нет! Это не пойдет! – заявила Мотька.

– Почему?

– Да нас же ребята из коммерческих палаток так отметелят! Это еще в лучшем случае!

– Там их мало! Мы были в квартале, где ни одной палатки не видели!

– Ладно, немножко сигарет можно будет взять, но упор на них делать не будем, – уверенно заявила Мотька.

– А вообще там многое нужно. И стиральные порошки, и зубная паста, и шампуни, и памперсы, и даже иголки с нитками.

– И какие же у нас на завтра планы? – спросила я.

– Завтра поедем в Отрадное. Вы с нами?

– Еще бы! Конечно! – завопили мы.

– Значит, встречаемся у метро!


На другой день мы с Матильдой действительно смылись после третьего урока, благо заболел наш историк, закинули портфели к Мотьке, взяли салфетки и понеслись к метро. Одна остановка, и вот мы уже на оптовом рынке. Народу – не протолкнуться.

– Так, времени у нас навалом, давай сперва все обойдем – посмотрим, чтобы наспех ничего не покупать.

Уже через полчаса мы составили себе примерное представление о том, что и почем здесь продается.

– Ну, что решаем?

– Понимаешь, Матильда, это должно быть что-то не очень громоздкое и не очень тяжелое. Какие-нибудь стеклянные банки, например, вообще не годятся.

– Да, а жаль… Вот такие маринованные огурчики здесь пять штук стоят, а у нас в магазине семь с половиной, но ты права, как их тащить! Давай лучше по парфюмерии ударим. Возьмем коробку зубной пасты. Мы на каждом тюбике минимум по тысяче наварим, а то и по полторы. В коробке пятьдесят тюбиков, – считай, пятьдесят тысяч уже у нас в кармане, а может, и все семьдесят пять. Берем?

– Берем! А что еще?

– А еще наши салфеточки при нас, и давай вот кофе купим, у нас в магазине такая банка двадцать две штуки стоит, а тут шестнадцать! Возьмем десять банок.

– А дотащим?

– Что за вопрос! Только до нашего метро! А там пускай ребятки спину гнут!

– Тоже верно! Берем!

Мы купили еще сто пачек сигарет «Прима» и несколько упаковок туалетного мыла. Уложили все в две сумки и, страшно довольные, двинулись к метро.

– Если мы сегодня все это продадим, то у нас только навару тысяч на сто пятьдесят будет. А за десять дней можно полтора миллиона надыбать, представляешь?! – восторженно подсчитывала Мотька.

– Ну, это если дело пойдет.

– Пойдет, не дрейфь, Аська! Да мы так скоро миллионершами будем!

– В наше время это несложно!

– Да уж! Знаешь, Аська, я, наверное, прирожденная торговка, – заявила вдруг Матильда. – Мне уже так торговать охота, сил просто нет! А тебе?

– И мне тоже! Интересно, а как мальчишки отнесутся к нашей инициативе? Наверное, недовольны будут.

– А черт с ними! Не хотят – не надо! Мы ведь все равно деньги потратили, товар купили, куда ж они денутся?!


Митя и Костя страшно удивились, увидев нас выходящими из метро с раздутыми большими сумками.

– Вы откуда? Что это у вас? – накинулся на нас Костя.

Зато Митя сразу все понял:

– Коська, ты что, не видишь, они уже с товаром! Им торговать не терпится!

Костя хотел было возмутиться, но, видимо, ему тоже вдруг захотелось торговать, потому что глаза у него заблестели и он воскликнул:

– Молодцы, девчонки, правильно! Я всегда за разведку боем!

– Как говорил старик Гёте в своем «Фаусте»: «Суха теория, мой друг, но вечно зеленеет древо жизни!» – выдал вдруг Митя.

– Вот это да! – с восхищением проговорила Мотька.

– А что там у вас? – поинтересовался Костя.

– Кофе, сигареты, зубная паста, мыло и бумажные салфетки! – доложила Мотька.

– Странный какой-то набор! – удивился Митя.

– Почему странный? – сказала я. – Как раз нормальный утренний набор – помылся мылом, почистил зубы, выпил кофе, утерся салфеткой и закурил! Чем плохо?

– А кстати, можно это все и набором продавать! – подхватила Мотька.

– Ни в коем случае! – возразила я. – Это психологически неверно! Набор – принудиловка, и больше ничего! Одному не нужны салфетки, другому – сигареты, третий кофе в рот не берет, и вообще такой набор стоить будет дорого, а толку-то в нем мало, и никто его покупать не станет!

– Что-то тебя в последнее время все на психологию тянет! А по-моему, стоит попробовать! – заупрямилась вдруг Матильда. – В порядке эксперимента! Давай сделаем два таких набора и попробуем толкнуть. Пойдет – хорошо, не пойдет – рассортируем и будем все продавать по отдельности.

– Ладно, куда нынче едем?

– Договорились же в Отрадное.

– Что ж, в Отрадное так в Отрадное.

Глава IV
«УТРО ДЖЕНТЛЬМЕНА»

По дороге в Отрадное мы обсуждали, по какой цене что продавать и как себя вести – потише или же, наоборот, стараться привлекать внимание.

– Поскольку завтра мы все равно поедем в новое место, то чего стесняться! – говорила Матильда. – А то будем тихо стоять, никто и не поймет, чего нам надо.

– Если выложить товар, любой дурак смекнет, в чем дело, – возражал Костя.

– А дураки-то самые большие – это мы! – сказала я. – Вернее, дуры! На чем мы товар будем раскладывать? На снегу?

– Подумаешь! Найдем какой-нибудь ящик! У нас пол-Москвы на ящиках торгует!

– Сегодня обойдемся ящиком, – вмешался Митя, – а завтра будем торговать как цивилизованные люди. У нас на антресолях лежит старый сервировочный столик. Там одного колесика не хватает. Я свинчу остальные, они нам ни к чему, а столик легкий, удобный!

– А что твоя мама скажет? – спросила я.

– Мама? Да она давно хотела его выбросить, только руки не доходили. А я на всякий случай скажу ей, что он мне в школу нужен. Уверен, никаких возражений не последует!


В Отрадном мы прошли три квартала, прежде чем обнаружили, на наш взгляд, подходящее место. Еще у станции метро мы подобрали полуразвалившийся деревянный ящик и купили в киоске газету – застелить его. Мы уже собрались разложить свой товар, но Митя сказал:

– Погодите, надо бы узнать, где тут отделение милиции.

– Зачем? – удивилась я.

– Да если оно поблизости, то лучше поискать другое место. Тут велик риск, что милиция на нас наткнется, а разрешения на торговлю у нас нет. Постойте, я сейчас спрошу!

Он кинулся наперерез какой-то пожилой женщине и заговорил с нею. Она поставила сумку на снег и стала ему что-то объяснять. Продолжалось это довольно долго, а потом мы увидели, что женщина вместе с Митькой направляется к нам.

– Ну, что тут у вас, ребятки? Вот Митя сказал, что кофе есть?

– Есть! – бодро ответила Мотька. – Сколько будете брать?

– Да пару баночек!

– У вас рука легкая? – поинтересовалась Матильда.

Женщина засмеялась.

– Легкая, очень легкая! Я к вам сейчас соседок своих пришлю! Да вы покажите, что там у вас еще есть. Ой, «Прима»! Вот хорошо, а то дед у меня только «Приму» и курит, а она не всегда у метро бывает! Молодцы, ребятки! Давайте двадцать пачек!

Вот это начало! Мы не успели даже разложить товар, а шестнадцать тысяч чистой прибыли уже у нас в кармане.

Женщина ушла. Мы аккуратно застелили газетой ящик и стали раскладывать товар.

– Надо бы ценники написать, да не на чем! – сокрушалась Мотька.

– Это не проблема! – сказал Костя и вытащил из кармана записную книжку.

Через пять минут все было готово, вот только покупатели что-то не шли.

– Наверное, соседок этой тетки дома не оказалось, – предположила я.

– А вон какие-то люди идут! Я сейчас, – сказала Матильда, – вы только, парни, отойдите подальше.

Митя с Костей переглянулись, пожали плечами и отошли в сторонку.

– Ты что придумала? – спросила я.

– Сейчас узнаешь! Люди добрые, – заголосила вдруг она, – па-адхади! Налетай! Розница по оптовой цене! Товар – высший класс! Мыло, паста, кофеек, сигаретка! Что еще нормальному человеку утром надо! Па-адхади! Налетай!

И что вы думаете? Народ сразу устремился к нам.

– Что тут у вас?

– Смотри: «Прима»!

– А кофе почем?

– Мне две банки кофе и три пачки «Примы»!

– А мне салфетки и зубную пасту!

– А тампаксы есть? – спросила какая-то бабка.

– Господи, ты глянь, совсем еще дети, да этим девчонкам лет по четырнадцать, не больше, и уже торгуют, бедолаги! – сокрушалась какая-то пожилая женщина.

– Пусть лучше торгуют, чем воровать да у вокзала стоять!

– Милые, а как же школа? – спросила первая.

– Да мы после школы! – бойко ответила Мотька. – Не волнуйтесь, бабуси, мы все успеваем – и учиться, и денежки зарабатывать! Эй, народ, налетай! Салфетки немецкие, красивые, из одной две получаются!

– Это как же? – вдруг живо заинтересовалась жалостливая старушка.

– Очень просто! Они из двух слоев, салфеточки наши! Их в пачке пятьдесят штук, а у вас, если не поленитесь, целых сто будет! И совсем недорого, а красота какая!

Мотька и впрямь была прирожденной торговкой! Как она успевала одновременно беседовать с покупателями, считать, давать сдачу! Я рядом с ней чувствовала себя кулема кулемой, как говорила тетя Липа. Через полчаса мы распродали все до последнего тюбика зубной пасты! Чистая прибыль составила сто шестьдесят семь тысяч!

– Здорово! Ну, Матильда, тебе просто цены нет! – восхищался Костя.

– Конечно! – гордо отвечала Мотька. – Только тут нет ничего особенного! Я по системе Станиславского в роль заранее вжилась. Главное – не бояться публики! А вот Аська боится!

– Да, боюсь!

– Это даже странно, ты ведь из актерской семьи! – сказал Митя.

– Ну и что? Я совсем не хочу быть актрисой!

– А кстати, адвокату тоже нельзя бояться публики! Вот и тренировалась бы! – посоветовал Костя.

– Аська, идея! Ты должна действовать методом убеждения! Давай завтра я буду зазывать народ, а ты будешь убеждать! Тренировочка что надо!

– А что, это мысль! – одобрил Митя.

– Да ну вас!

– Ничего не да ну! Считай, что у тебя завтра первый в твоей жизни судебный процесс и тебе надо убедить судей или присяжных в невиновности твоего подзащитного. И его жизнь впрямую зависит от того, купят у тебя мыло или пасту! – вдохновился Митя. – Ты уже сегодня начни вживаться в предлагаемые обстоятельства! А кстати, куда мы завтра поедем и чем будем торговать?

– Может, опять сюда? Тут так здорово шла торговля! – предложила Матильда.

– Нет, сюда мы еще вернемся, а завтра поедем на «Планерную», – твердо заявил Костя. – Купим тот же самый набор…

– «Утро джентльмена», – вставила я, и все расхохотались.

– Да, девочки, у меня есть в заначке сто тысяч, я копил на видеокамеру. Я вношу их в общее дело! – заявил Костя. – Кстати, нам понадобятся еще фотоаппараты. У кого есть?

Оказалось, что фотоаппараты есть у всех. Прошлым летом дедушка привез нам с Мотькой по маленькому фотику типа «Кодак».

– Это здорово! Большая экономия! – обрадовался Костя. – Честно говоря, я не ожидал такого успеха! Да мы за десять дней можем наторговать на полтора «лимона»! Это неплохая сумма! Если что, у нас уже будет первоначальный капитал!

– Это не капитал, это деньги на текущие расходы! – поправил его Митя.

– А первой статьей расходов будет покупка газовых баллончиков! Надо же иметь хоть какое-то средство защиты! – сказал Костя, и все с ним согласились.

Поскольку мы расторговались очень быстро, то решено было сейчас же поехать за салфетками. Покупать большую партию, как предлагала продавщица, мы сочли излишним. Ведь пришлось бы еще с ней делиться, а потому мальчишки одни пошли в магазин и купили двадцать пачек.

– И куда мы их сегодня денем? – всполошилась Мотька.

– Ко мне! – сказал Митя. – У меня сейчас никого дома нет, мы спрячем их за шкаф в моей комнате. Кстати, завтра мы смоемся пораньше с уроков, все купим, а после школы подваливайте к метро. Не знаю, как вы, а я сейчас помру с голоду, пошли скорее по домам!

– Аська, давай завтра возьмем какие-нибудь бутерброды и чай в термосе.

– Это было бы здорово! – одобрил Костя.

– Ладно, что-нибудь придумаем. Только термос придется тебе брать, а то тетя Липа меня не поймет!

– А у меня термос очень маленький, на пол-литра всего, – сказала Мотька.

– Не беда! У меня есть походный! – успокоил нас Митя.

– Значит, договорились, встречаемся, как сегодня?!

– Да.


На следующий день мы с Мотькой благополучно отсидели все уроки, а потом заскочили к ней домой, оставили портфели, взяли приготовленные заранее бутерброды и бегом побежали к метро.

– Ну что, вжилась в роль? – на бегу спросила Мотька.

– В какую роль? – искренне удивилась я.

– Да ты что, забыла? – От возмущения Мотька даже сбавила скорость. – Ты же сегодня должна убеждать покупателей, как суд присяжных. Должна почувствовать себя адвокатом, вроде Джулии или Мейсона!

– Я совсем забыла! Ладно, пока доедем, успею вжиться!

– Только если тебе твои гены помогут! – недовольно пробурчала Мотька. Она очень не любила, когда кто-то пренебрегал своими обязанностями.

Вообразить себя Мейсоном мне никак не удавалось. А вот Джулия – другое дело. Она такая лапочка! Но едва я представила себе, что вхожу в зал суда Санта-Барбары, как мы уже добежали до метро. Митя и Костя ждали нас. У них были сумки, складной столик, а у Мити на плече висел термос.

– Господи, да сколько ж вы всего накупили! – ахнула Мотька. – Небось, все денежки потратили?

– Почти. Не беда, расторгуемся! – бодро заверил ее Костя. – Я считаю, нам сегодня надо два прилавка открыть.

– Зачем?

– За одним ты будешь, как вчера, народ зазывать, а за вторым Ася будет изображать из себя Плевако!

– Кого?

– Плевако, знаменитый русский адвокат был! Ты будешь мадам Плевако!

– Плевала я на твоего Плевако, я буду Джулией Уэйнрайт!

– А это еще кто такая? – удивился Митя.

– Это из «Санта-Барбары», – пояснила я.

– Тьфу! – сплюнул Митя.

– И ничего не тьфу, – вступилась Мотька за нашу любимую героиню. – А будешь тьфукать, мы тебя Кэйтом Тиммансом назначим!

– Надо понимать, это очень плохая роль? – добродушно засмеялся Митя.

– Да уж! – разом ответили мы с Мотькой.

– Ладно, беру свое «тьфу» назад!

– Кончайте треп! – потребовала Мотька. – Не мешайте Аське в роль вживаться!

И все почтительно замолчали. Сперва мне было смешно, а потом воображение и впрямь увлекло меня в суд Санта-Барбары, куда я входила в красном костюме – гордая, красивая и очень несчастная. Но никто, ни одна живая душа этого не заметит. Я проведу процесс без сучка и задоринки, мой подзащитный будет оправдан и освобожден из-под стражи прямо в зале суда, я уверена в этом, у меня нет ни тени сомнения! И пусть свирепствует прокурор, пусть недоумевают присяжные, но после моей заключительной речи справедливость восторжествует… Я так увлеклась, что ребятам пришлось даже слегка встряхнуть меня.

– Эй, Джулия, очнись!

– Да ну вас, мне было так интересно…

– Ничего, сейчас, перед публикой, тебе еще интересней будет! – подбодрила меня Матильда.

– Вы что, спятили? Как, по-вашему, я буду защищать банки кофе?

– Нет, ты будешь защищать набор «Утро джентльмена», сама же вчера название придумала! И сама же говорила, что идея негодная! Мы вчера так и не успели наборы сделать, а сегодня успеем, товару у нас вдвое больше. Вот ты их и будешь защищать! – хохотала Мотька.

Мы вышли из метро, и Матильда кинулась подбирать ящик.

– Мотя, не нужно, у меня же столик! – крикнул Митя.

– На столик набор положим, а я уж как-нибудь на ящичке, так мне удобнее, и по стилю больше подходит!

– Матильда, ты чего так раздухарилась? – спросил Костя.

– Наверное, от радости, что сейчас торговать начну. Говорю же, я прирожденная торговка!

Мы довольно быстро нашли подходящее место. Митя разложил свой столик, а Мотька принялась готовить окаянные наборы.

– Мотька, кончай, никому это не нужно!

– Нужно, нужно, и прежде всего тебе. Привыкай к публике! Давай не журысь, как говорит моя тетка из Умани.

– Моть, ты хоть «Приму»-то в набор не клади, мы тут получше сигареты припасли! – сказал Костя.

– Отлично!

«Утро джентльмена» выглядело так: банка кофе, тюбик пасты, кусок мыла, пачка салфеток и две пачки сигарет. Мотька рассовала все по заранее припасенным ею пакетам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное