Дарья Калинина.

Леди Бэтмен

(страница 2 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Еще бы ты хотела, чтоб на первом же свидании он вывалил на тебя все свои проблемы! – воскликнула Катя. – Если бы он так поступил, какой из него тогда интеллигент?

– Тоже верно, – протянула Мариша. – Но все-таки прежде, чем серьезно с ним связываться, хотелось бы выяснить, что за проблемы его тяготят. А то ведь потом, если поженимся, мне же с этими проблемами разбираться придется. Он-то весь в своей науке. А в реальной жизни – дитя дитем.

– А женат он был?

– Этого я не знаю, – ответила Мариша. – Но он мне говорил, что у него была в жизни всего одна любовь. Да и то в ранней юности, в студенчестве. А кто по молодости не совершал опрометчивых поступков. С этой женщиной он давно расстался. Это главное.

И, встряхнувшись, она решительно спросила у подруг:

– Так что, девочки, будем с женихами знакомиться или хотите еще немного подумать?

– Да чего тут думать? – изумились Инна с Катей. – Ясное дело, давай звони. Скажи, что их счастье уже на подходе. Ждет не дождется встречи с ними.

И Мариша, с присущей ей деловой хваткой, умудрилась организовать все три рандеву. Впрочем, ей даже особенно усердствовать не пришлось. Все три жениха, услышав о предлагаемых свиданиях, дружно заявили, что никаких дел у них на сегодняшний вечер нет. Единственная странность заключалась в том, что все они, не будучи знакомы друг с другом, выбрали один и тот же ресторан. Сначала это несколько смутило Маришу, но затем она решила, что так даже будет лучше.

– Так вы и своих мужиков увидите, и на моего кавалера посмотрите, – сказала она. – Как говорится, одна голова хорошо, а две лучше. А три – это уже вообще подарок небес.


Ресторан, который, по непонятной пока что подругам причине, дружно облюбовали все женихи, находился на окраине города, в спальном районе Купчино. Однако выглядел он вполне прилично, так как открыт был сравнительно недавно, около года назад. Три зала, разделенные барными стойками на самостоятельные секции. И готовили здесь так вкусно, что просто пальчики оближешь.

В этом все три подруги тоже смогли убедиться. И хотя, сидя за столиками, они не видели друг друга, однако никто не мешал им встать и пройтись по всему ресторану. Тем более что в главном зале каждый вечер шла развлекательная программа для посетителей. Гуляя между столиками, кривлялись мимы, не очень ловко жонглировали апельсинами начинающие жонглеры, танцевали одетые в прозрачный шифон и перья девушки из кордебалета, страстные «испанки» с голубыми глазами сжимали в хорошеньких губках пунцовые розы и т.д. В общем, было на что посмотреть.

Но подруги старались не налегать на еду и не слишком глазеть по сторонам на шоу. Их интересовали в первую очередь собственные женихи. А вот с ними возник какой-то напряг.

– Не пойму, в чем дело с моим кавалером, – пожаловалась подругам Инна, когда все три собрались для военного совета в самом подходящем для этого месте – в дамской уборной. – Он весь какой-то сжатый, словно пружина. Озирается, будто ожидает, что из-за спины убийца с топором вот-вот выскочит.

Отвлекается все время. Лично я в таких условиях очаровывать мужчин не умею.

– Мой тоже какой-то нервный, – призналась Катя. – Сначала я думала, что он просто волнуется. Все-таки первое свидание. Но потом поняла, что причина в чем-то другом. Все время смотрит то на часы, то на телефон. И когда тот звонит, то дергается так, что приборы на столе звенят.

– Девочки, девочки, вы слишком строги к своим кавалерам, – увещевательным тоном произнесла Мариша. – Мало ли какие у людей могут быть проблемы?

– Ну а ты? – выжидательно уставились на нее подруги. – Выяснила, что гнетет твоего будущего профессора?

– Нет, – призналась Мариша. – Стоило мне завести разговор на эту тему, как он тут же поднялся и куда-то срулил из-за нашего столика. Причем проделал все просто безупречно. Поднялся, извинился и… исчез.

– Совсем? – испугалась Катя.

– Нет, потом вернулся, – ответила Мариша. – Но поднимать опасную тему мы уже не стали.

Инна покачала головой.

– Так мы с вами ничего не решим, – сказала она. – Надо возвращаться за наши столики. И попытаться хитростью выведать, что за проблемы у наших кавалеров.

– И как это сделать?

– Проще простого. Их надо суметь разговорить, – произнесла Инна.

– Ну а как? – допытывалась у нее Катя.

– Все люди обожают рассказывать о себе, – просветила ее Инна. – Мужики в этом случае не исключение. Надо дать им возможность распустить перед нами перья. И можете не сомневаться, рано или поздно, красуясь, они обязательно проговорятся. А мы по их изменившимся лицам поймем, где именно и в каком месте собака зарыта.

Так как лучшего плана никто из подруг в данный момент предложить не смог, все трое отправились обратно к своим женихам, чтобы попытаться разговорить их. Что все три девушки и сделали со всей присущей им от природы ловкостью. Мало-помалу мужчины начали раскрепощаться и поглядывать на своих новых знакомых со все большим одобрением.

Мариша с деланым интересом, а на самом деле изнывая от скуки, как раз слушала рассказ своего жениха о его работе. Оживилась она лишь в тот момент, когда речь зашла, как деликатно выразился ее интеллигентный жених, о некрасивом инциденте, а попросту говоря, склоке, которая произошла на ученом совете в их институте сегодня днем.

Но сцепились между собой другие люди, Маришин будущий профессор оставался сторонним наблюдателем. Так что этот скандал никак не мог являться причиной его нервозности. Мариша была уверена, что она кроется в чем-то другом. Но в чем именно? Слишком мало материала для анализа у нее пока имелось.

Кате удалось выудить из своего художника рассказ о том, как в его мастерскую влезли воры. Но, во-первых, это случилось уже давно, с тех пор прошел целый месяц. И какой бы трепетной натурой ни был ее Сержик, все равно не мог он волноваться из-за той кражи так долго. Да и вообще, украсть злоумышленникам из мастерской художника ничего не удалось. Дверь стояла на сигнализации. И на вызов немедленно выехал милицейский патруль, который и спугнул воришек.

Инне в этом плане с ее Антоном повезло куда больше, чем подругам. Антон был предпринимателем, владел сетью розничных магазинов, торгующих обувью. Естественно, и сложностей у него было хоть отбавляй. И он охотно перечислил Инне имена всех своих конкурентов, заполонивших рынок дешевой обувью, привезенной из Китая, пожаловался на вороватого директора одной из его точек, подставившего его в прошлом квартале, а также наябедничал на налоговую инспекцию, которая посылает к нему одну проверку за другой, каждый раз выписывая все новые и новые штрафы.

Однако Инне показалось, что все эти проблемы являются для Антона делом привычным. И никакой реальной угрозы для предпринимателя не представляют. Так, рутина для делового человека. А тревожило Антона нечто из другой области, никак не связанной с его предпринимательской деятельностью.

Ну, в самом-то деле, не станут же налоговые инспекторы так зверствовать, чтобы доставать человека, ужинающего с девушкой вечером в ресторане. И конкуренты прямо здесь своей дешевой обувью торговать не станут. Да и вороватый директор, ловко сбежавший с выручкой, не станет соваться сюда, раз уж ему повезло скрыться с глаз своего работодателя вместе со всеми его деньгами за целый квартал.

«Так какого лешего он трясется, словно желе, косится по сторонам и дергается от каждого телефонного звонка?» – ругнулась про себя Инна, отчаявшись разобраться в причинах тревоги Антона.

И как раз в этот момент в ресторане раздался громкий вопль. Инну словно током ударило. Этот голос она не спутала бы ни с одним другим. Кричала ее подруга Катя, в этом не было никакого сомнения. А кричать уравновешенная Катька обычно избегала. Лично сама Инна за более чем десятилетнюю их дружбу и тесное общение ни разу не слышала, чтобы Кате довелось на кого-то даже просто повысить голос. И вот теперь Катька вопила словно сирена, а значит, с ней случилось нечто из ряда вон выходящее.

Не теряя даром времени, Инна ринулась из-за стола. Антон последовал ее примеру, но по причине громоздкости своей фигуры застрял в толпе любопытствующих, которые пытались проникнуть в небольшой уютный зал, в котором отдыхала Катерина со своим Сержиком. Впрочем, едва Инна протиснулась поближе к столику подруги, она поняла, что «отдохнул» художник основательно и, похоже, навсегда.

Во всяком случае, вид его позеленевшего лица и струйка желтоватой пены, выбегавшая из уголка рта прямо в тарелку с принесенным официантом на десерт миндальным пирожным, а также тот факт, что голова Сержика лежала как раз в этой самой тарелке, пачкаясь в ванильном соусе, заставили Инну предположить самое худшее.

– Батюшки! – ахнул чей-то незнакомый женский голос за ее спиной. – Отравили! Человека отравили! А-а-а!!! Убийцы!

– Витя! – раздался другой пронзительный вопль. – Ты слышишь? Говорят, тут человек пирожным насмерть отравился. Витя, не ешь тут больше ничего. Витя! Витя!! Что ты жуешь, Витя? Котлету? Боже мой, Витя! Выплюнь ее немедленно. Ты еще жив, Витя?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Что было дальше, Инна помнила смутно. Вроде бы она пыталась протиснуться поближе к живой, но страшно бледной Катьке. Однако Инне это почему-то не удавалось. Толпу внезапно обуяла паника. И теперь все устремились к выходу. Инна боролась с людским течением, но вряд ли ей удалось бы его так быстро преодолеть, если бы не Мариша, мощным буксиром протолкнувшая Инну вперед.

– Катька! – бросились девушки к подруге. – Что произошло? Как это случилось?

– Не знаю, – прорыдала Катя, которая больше не вопила, а, с ужасом глядя на своего предполагаемого жениха, рыдала, заливаясь буквально в три ручья.

Инна проверила пульс художника. Пульса не было. Впрочем, не было у него и еще многого. Дыхания, нормального цвета лица, а также дорогих часов из платины, которые совсем недавно красовались на его запястье, их глазастая Инна успела рассмотреть, а сейчас они куда-то загадочным образом испарились. Но вопросы с пропавшими часами Инна решила отложить на потом. Сначала предстояло выяснить у главной свидетельницы, что же тут произошло на самом деле.

Но на все расспросы подруг Катька твердила одно и то же:

– Не знаю я! Не знаю!

– А все-таки, что с ним случилась? – наступала Мариша.

– Расскажи, как все было, – грозно потребовала у подруги Инна.

– Говорю же, не знаю, – продолжала упоенно рыдать Катя. – Мы сидели и разговаривали…

– О чем? – перебила ее Инна.

– О творчестве, – призналась наконец подругам Катька. – О своих проблемах он мне уже все выложил. И мы говорили с ним о его творчестве. Он обещал мне завтра показать свои картины.

– Почему завтра? – строго поинтересовалась Инна. – Почему не сегодня?

– За кого ты меня принимаешь? – сердито глянула на нее Катька внезапно просохшими глазами. – Он живет в мастерской. Значит, если бы я поперлась к нему сегодня смотреть его картины, то это было бы равнозначно тому, что я отправилась к нему домой. А я девушка порядочная!

Инна только рукой махнула. Хочет Катька притворяться, дело ее. В конце концов, у человека шок. Не каждый день потенциальный жених заканчивает свою жизнь прямо перед тобой за нарядно накрытым столом, уронив голову в тарелку с десертом.

– Между прочим, в жизни моей бабушки был похожий случай, – задумчиво разглядывая мертвого Сержика, произнесла тем временем Мариша. – Правда, тогда они с кавалером не ходили в ресторан. Он просто пришел к ней в гости с тортиком, чайными розами и бутылкой кагора, собираясь сделать моей бабушке предложение руки и сердца. Ну, это у них вроде традиция такая была. Он ее замуж звал, а она отказывалась. Вот и в тот раз сели они за стол, отрезал он им обоим по куску тортика, выпили они кофе. Бабушка уже вся в приятном предвкушении того, как в очередной раз откажет своему жениху. А кавалер возьми, да и шлепнись прямо мордой в тарелку с тортом.

Катя с любопытством уставилась на Маришу.

– И что было дальше? – спросила она, похоже, приходя в нормальное состояние.

На это указывал хотя бы тот факт, что Катя вытащила из сумочки свою пудреницу и приготовилась освежить лицо. Но пока она выжидательно глядела на подругу, требуя окончания рассказа.

– Дальше все было очень скверно, – помрачнела Мариша. – Кавалер этот оказался полковником, да не просто полковником, а еще и чекистом в отставке. Быстро приехали его товарищи и, не задумываясь, обвинили мою бабушку в смерти их друга.

– Ой! – содрогнулась Катя.

– Хорошо, что вскрытие однозначно показало: пенсионер скончался от сердечного приступа. Переволновался, бедняга. Не шутка в его возрасте каждый уик-энд получать отказ от любимой женщины. Но в общем, бабушке все же пришлось несладко. Чекисты весь дом перерыли, все надеялись найти препарат, которым злодейка-бабушка отправила на тот свет их товарища, замаскировав свое преступление под несчастный случай. И напрасно бабуля пыталась им доказать, что, будь у нее такое намерение, она бы постаралась осуществить его в другом месте, не привлекая к своей персоне столь пристального внимания. Все напрасно. Еще хорошо, что времена уже были хрущевские. И чекисты не могли лютовать, как в тридцатые годы. Но все равно бабушка еще довольно долгое время чувствовала на себя пристальное внимание тех людей. Они ей, как мне кажется, так до конца и не поверили.

– И ты думаешь… – дрогнувшим голосом спросила у подруги Катька. – Ты думаешь, что меня могут обвинить в смерти Сержика?

– К гадалке не ходи! – заверила ее Мариша. – Обязательно обвинят!

– Ой! – роняя пудреницу на пол, побледнела Катька. – Но я ведь ничего такого… Он все сам!

– Что именно, ты можешь нам сказать? – рассердилась на нее Инна. – Как все было?

– Да очень просто, мы сидели и разговаривали, – растерянно заговорила Катя. – Горячее уже съели. Нам принесли десерт. Ему зеленый чай и пирожное. А мне кусок тортика и кофе.

Тут Катька бросила в сторону Мариши затравленный взгляд.

– Я свой десерт съела, а Сержик в это время в туалет ходил. Вернулся, сел за стол, глотнул чаю, вдруг сморщился, к животу руку прижал, побледнел, позеленел и рухнул на стол.

– Нехилый эффект! – задумчиво произнесла Инна. – Если он чаем траванулся, дело плохо. Мигом заявят, что, пока его не было, ты в его чашку что-то такое подсыпала.

– Ой! Ой! – заголосила Катька. – Что ты такое говоришь? Зачем мне его убивать? Он же мой потенциальный жених был. Разве женихов убивают? Да еще в наше время, когда их и так мало осталось?

Впрочем, приехавшая на место происшествия милиция отнеслась к оправданиям Катерины с прохладцей. И, не особо церемонясь с ней, Катю забрали в отделение.

– Я так и думала, что добром этот вечер не кончится! – убивалась Мариша. – С самого начала идти не хотела. Как чувствовала.

– Но ты же этот вечер сама и организовала, – напомнила ей Инна.

– Правильно! – согласилась с ней Мариша. – Но идти мне определенно не хотелось. И вот видишь, какой результат! Серж сконался, Катька – в милиции. А все потому, что я свою интуицию не послушала.

Инна молчала. Знаменитая Маришина интуиция была ей хорошо известна. Штука точная, вроде швейцарских механизмов, и никогда не подводила.

– А я, если хочешь знать, как услышала, что все три жениха изъявили желание отправиться именно в этот ресторан, сразу же недоброе почувствовала, – пробормотала Инна. – Угрозу какую-то, что ли.

– А кстати, где они сейчас, наши женихи? – оглянувшись по сторонам, произнесла Мариша.

Инна тоже принялась оглядываться. Но увы – ни Кирилла, ни Антона в ресторане уже не было. Будущий профессор и интеллигент в седьмом поколении поступил точно так же, как не имеющий толком даже среднего образования Антон, все университеты которого проходили, похоже, на тюремных нарах. А попросту говоря, оба жениха сбежали, оставив своих дам в весьма и весьма затруднительной ситуации: объясняться с милицией, прибывшей на место преступления.

А менты, они на то и менты, чтобы делать неверные выводы. Как и следовало ожидать, они первым же делом заподозрили в убийстве Сержика бедную Катерину, с которой тот сидел за одним столиком и у которой имелась масса возможностей подсыпать художнику чего-нибудь этакого в чай или еду.

– И что будем делать? – спросила у Мариши Инна, когда они наконец сумели выбраться из ресторана.

Была уже глубокая ночь. И опера, проводившие первичный опрос свидетелей и от которых подруги не скрыли, с какой целью и в каком составе явились в ресторан, предупредили девушек, что теперь их вызовут для допроса к следователю.

– В первую очередь нам надо выручать Катьку, – сказала Инна, так и не дождавшись от Мариши вразумительного ответа.

– Угу, – кивнула Мариша. – Впрочем, мотива у Катьки, чтобы убивать Сержа, никакого нет. Ее должны отпустить.

– Что ты говоришь! – воскликнула Инна. – Будто бы мало людей и по меньшим подозрениям в тюрьмы сажают. Зачем ментам еще какой-то специальный мотив? Придумают чего-нибудь, и ладно.

– Но ты же слышала, опера предполагают, что это могло быть обычное пищевое отравление. На кухне из недоброкачественных продуктов ужин приготовили. И все, человеку каюк.

– Что же тогда один Сержик пострадал? – возмутилась Инна. – Да и вообще, пищевое отравление так быстро смертью не кончается. Он вполне смог бы доехать до дома, и только там ему могло стать плохо. Ну, или по дороге. Но никак не сразу после приема пищи.

– А кстати, что он ел? – спросила Мариша. – Ты случайно не слышала?

– Случайно слышала, – кивнула Инна. – На горячее он взял перепелов с гарниром из спаржи в сливочном соусе. А на десерт… Впрочем, до десерта дело не дошло.

– Да уж, отравиться перепелами со спаржей чертовски трудная вещь, – пробормотала Мариша. – Выходит, его все же отравили.

– Ясно, что отравили. Но это не Катька!

– Это нам с тобой ясно, – возразила Мариша. – А для ментов мы должны найти настоящие доказательства, что отравили Сержика в другом месте и другой человек. Или хотя бы, что такой человек в жизни Сержика имелся.

– Другими словами, опасный враг, способный на убийство художника? – насторожилась Инна.

– Вот именно, – кивнула Мариша.

– Предлагаешь покопаться в грязном белье бедняги?

– А у нас есть другой выход? – с печальным видом осведомилась Мариша. – Катьку-то выручать в любом случае надо. А как? Только предоставить ментам настоящего убийцу.

Инна призадумалась.

– И с чего начнем? – спросила она.

– Сейчас едем в мое агентство, – ответила Мариша. – Возьмем анкету Сержика. В ней он должен был указать свой домашний адрес, телефон и прочие координаты.

– Думаешь, он указал правильные данные о себе? – усомнилась Инна.

– Ты меня обижаешь, – и в самом деле обиделась Мариша. – Что же, я своим клиенткам, а тем более подругам стану кота в мешке предлагать? Нет, у меня твердое правило, при регистрации клиенты обязаны предъявить свой паспорт или иной документ, удостоверяющий их личность.

– Это хорошо, – обрадовалась Инна.

– А то что же это получится, явится какой-нибудь маньяк, назовется Петром Ивановичем, а потом его клиентки начнут одна за другой пропадать, а я милиции ничего, кроме его внешних данных, и предложить не смогу? – продолжала рассуждать Мариша уже в такси, которое им с Инной удалось поймать неподалеку от ресторана. – Нет уж, либо клиенты показывают документы, либо могут быть свободны. Я так считаю, порядочному человеку скрывать нечего. Штамп о браке меня не волнует. Это уж личное дело самих клиентов в своих отношениях с противоположным полом разбираться. А я отвечаю лишь за их относительную безопасность, поскольку они в моем брачном агентстве знакомятся с потенциальной половиной.

– Слышите, девушки, – внезапно оживился шофер. – А что, вы в самом деле в брачном агентстве работаете?

– Да, – сдержанно ответила Мариша, приглядываясь к шоферу.

Внешне он ей понравился. Немолодой, но такой хваткий дядечка. Такой вполне может составить счастье любой не обремененной излишними запросами женщины. И машинка у него в полном порядке. «Жигули», конечно, ничего особенного, но мотор работает ровно. И в салоне чисто, никакой дряни вроде пустых канистр и замасленной ветоши не валяется.

– Да я не для себя, у меня вот друг имеется, – тут же разочаровал ее дядечка. – Ему уже пятый десяток идет, а жену все никак найти не может. Скромный очень. Может быть, ему к вам зайти?

– Вот, возьмите, – предложила водителю Мариша свою визитку. – Пусть ваш друг позвонит или сразу приходит. Всегда рады. Надеюсь, он человек порядочный?

– Дальше некуда! – заверил ее шофер. – Через это и все его проблемы. Бабы очень уж наглые попадаются. Что ни невеста, то стерва законченная. Я уж ему советовал: ты поколоти одну хоть разок, живо одумается. Вот я свою бабу после свадьбы быстро к порядку приучил. Она у меня теперь лишний раз и пикнуть не смеет.

Шофер Марише стремительно разонравился. Хотя, с другой стороны, много их таких орлов летает. Орел, орел, а домой придет – тише курицы. Еще неизвестно, кто там у них в семье в самом деле пикнуть не смеет. Но тем не менее определенная польза от этого знакомства все же была. Плату за проезд шофер принять у подруг отказался.

– Только вы уж по знакомству подыщите моему приятелю женщину поприятней, – попросил он, подмигнув Марише. – А я вам и еще клиентов подгоню. Ведь когда езжу, много с людьми общаюсь. И с разными.

Добравшись наконец до агентства, подруги влезли в заветный альбом Мариши.

– Ничего не понимаю! – воскликнула она. – Где же фотография Сержика?

– Нету, – изумленно подтвердила Инна, глядя на пустой лист в альбоме. – Только сегодня днем была, а сейчас нету.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное