Артем Тихомиров.

Свиньи во тьме

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

   Я ел со всем возможным вызовом, чавкал, хрустел и чмокал, наблюдая за реакцией быков. Обалдевшие от похмелья, испуганные, не знающие, что их ждет, голодные, они захлебывались слюной. Поделом. Никто безнаказанно не уходит, нашкодив Бригаде.
   Наконец, появились те, с кем мы дрались в «Пегги Сью». Барс ощетинился и зашипел на Одноглазого. Бык воззрился на него, оскалил зубы, но ничего не сказал. Еще сильнее его повергла в шок моя физиономия.
   Одноглазый понял, что от возмездия ему не уйти. И начал сдавать своих приятелей. Всех. Кто чем занимался и когда. Сдавал с удовольствием, хотя я ему ничего не обещал.
   – Чистая правда, – сказал кот, когда Одноглазого вывели.
   В животе у меня заурчало, пища, которую я проглотил, и газы от пива устроили свистопляску.
   – Теперь картина проясняется, – сказал я.
   – Похоже.
   – Пока все указывает на мою версию.
   – Кто-то из них убил вашего сержанта.
   – Я тоже так думаю. Держи ухо востро и не забывай про свой прибор, – сказал я. Ввели перевязанного Однорогого. Тот с порога упал на пол и стал мычать, что он не виноват, что он ничего не знает и так далее.
   Я не стал задавать ему старые вопросы и врубил в лоб.
   – Кто убил нашего свина?
   – Это он, все он!
   – Кто? – грохнул я. Раньше этот детина не выглядел таким жалким. Он косился то на меня, то на кота, который ходил вокруг него, скаля острые зубки. Видимо, считал, что все прошлые события были нашей хитрой ловушкой. Что ж, пусть так и думают. Разубеждать не собираюсь.
   – Плетень, наш главный.
   – С белым пятном? – спросил я.
   – Он, он самый!
   Барс поводил чаромером из стороны в сторону.
   – А ты не врешь, мой большой друг, – прошипел кот в ухо лежащему на полу быку. – Может быть, и жив останешься.
   Воспаленные глазенки арестованного полезли на лоб. Почти так же, как в кабаке. Только теперь не от ярости, а от страха.
   Кот наслаждался своей властью. Я не собирался останавливать Барса. Кот есть кот. Для него этот бык был мышью, с которой он играет.
   Еще пара вопросов, и мы отправили Однорогого обратно. Допрос шел уже часа три. Мне все это стало надоедать. Скоро утро. Мои глаза слипались. Барс приволок еще пива, мы хлебнули по кружечке, чтобы отметить успех.
   То и дело появлялись наши парни, которые до сих пор рыскали по городу. Короста доложил, что у первого корпуса казарм собралась еще кучка чародеев. Они пришли по объявлению, о котором во всей суматохе я успел забыть.
   – Короста, или и скажи этим остолопам, что больше мы кандидатуры ничьи рассматривать не будем, – объяснил я. – А также пойди и сорви объявление и найме чародея.
У нас он уже есть.
   Короста поглядел на важничающего кота, но ничего не сказал и вышел. После этого мы еще проторчали в душной подсобке примерно полтора часа. На некоторых быков пришлось надавить, некоторым я повторял вопросы раз по пять, пока у меня самого волосы на загривке не начинали вставать дыбом. Трижды Барс уличал подозреваемых во лжи. Разоблачение бычьих побасенок выглядело в глазах паромщиков как страшный колдовской ритуал. Теперь все они знали, что такое свинская Бригада.
   В общем и целом, я был доволен. Мы с Барсом поработали на отлично. Большего мы от паромщиков добиться бы не смогли. Они подтвердили мои догадки. Ими руководили некие темные личности, именно их воля и золотишко направляла кулаки паромщиков в нашу сторону.
   Эта часть заговора раскрыта. А ведь мы даже не применили допрос с пристрастием. Пыток не было.
   – Что думаешь? – спросил я Пышехвоста, когда дверь за быком закрылась. – Сможем мы напасть на след заказчиков?
   – Не знаю. Тут сильные чары. Никто из колдунов не хотел, чтобы даже случайно всплыли какие-то реальные факты, – ответил кот. – Теперь, узнав, что паромщики попались, заказчики затаятся.
   – Но определить, в городе они или нет, можно?
   – Теоретически. Я мог бы попытаться взять след по вещи, которая принадлежала кому-то из них.
   – Надо порыться в изъятых вещдоках.
   – Подошли бы деньги. Если быки их не потратили, – сказал Барс, – но гарантий никаких. Деньги проходят через большое количество рук.
   – А это нельзя использовать? – Я кивнул на чаромер.
   – Он бесполезен без наводки. Как мушкет без пороха. Разве что в морду им дать. И то надо знать – кому… – Пышехвост спрятал магический прибор за пазуху. – Послушаем, что скажет доблестный Плетень…
   Ввели самого важного подозреваемого. Я нарочно оставил его напоследок, чтобы добавить ему сговорчивости. Рассказы приятелей уже подготовили Плетня к нелицеприятной беседе со мной. Ну да тем лучше.
   Я выбрался из-за стола и шагнул к главарю паромщиков, сидящему на той же самой изрубленной колоде. Морда у него была разбита. Опухла, вся в кровавых потеках. Он с трудом видел меня, но чувствовал по запаху.
   Плетень затрясся. Странно видеть, как ходит ходуном такая груда мяса. Недаром говорят, что быки трусливы по своей природе. Зная, за кем реальная сила, они готовы на все.
   Я не стал ходить вокруг да около, а начал расспрашивать его об обстоятельствах убийства. Кот тем временем записывал его показания. Показаний у нас набралась целая куча. Большая из них, впрочем, была бесполезна. Плетень знающий, что соплеменники сдали его с потрохами, упираться не стал. Он хотел спасти свою шкуру. Понятно. Однако я сказал ему, что его судьба в руках Черного Свина.
   Вряд ли, добавил я, Черный будет терять на тебя время и созывать коллегию военного трибунала, состоящую из высших офицеров.
   Бык еще сильнее затрясся. Потом я увидел лужу рядом с колодой, на которой он сидел. До чего же гнусная личность!
   Впрочем, Черный Свин добр. Надейся, добавил я. Барс с торжествующим шипением оскалил клыки.
   Плетень выложил все, что знал и помнил. О том, кто нанимал его и как произошло убийство Чмока. Мы зафиксировали каждое слово. Пышехвост оказался неплохим секретарем. Его перо так и летало над бумагой.
   Насчет заказчиков Плетень прояснил не так уж много. Основная проблема осталась: кто они и где их искать?
   Я кликнул ребят, и они увели паромщика в погреб. Кот отложил перо и потянулся.
   – Дело, считай, раскрыто, – сказал он. – Чмок не будет неотомщенным. – Такое участие в судьбах бойцов Бригады меня умиляло.
   Я допил пиво, чувствуя, что сейчас засну прямо за столом.
   – В общем, так. Утро вечера мудренее. Я пойду отхвачу часок-другой. Авось и придет в голову что-нибудь, – сказал я. – Если хочешь дрыхнуть, отправляйся в казарму, объяснишь Грязнуле и Отрыжке, что велел Свин…
   – Я не боец Бригады, – ответил кот, посверкивая глазами. – Поэтому не обязан торчать в казармах.
   – Права качаешь?
   – Нет. Место я себе найду, не волнуйся. Но спать – терять время.
   – Как знаешь. Но чтобы утром был здесь, пойдем докладывать Свину.
   – Я прошвырнусь по городу. На разведку.
   – Правильная мысль, шустрый ты наш. Все польза.
   Я вспомнил, как думал приспособить для разведки зайцев. В принципе, коты подходят больше. Хотя бы по части ума и сообразительности.
   Кот ушмыгнул, а я вывалился из подсобки, отпустил караул и поднялся к себе в комнату. Наконец-то, этот денек закончился.


   Меня разбудил стук в дверь. Ну просто классика! Почему всегда одно и то же?..
   Я вскочил с кровати, запнулся за стул и брякнулся на дощатый пол. За дверью стало тихо – там слушали, что будет дальше. Мое тело проснулось, но сам я еще пребывал в стране свинских сновидений. Мой рот, независимо от меня проревел:
   – Кто там?
   – Это Грязнуля! Черный Свин тебя требует!
   Моя шерсть на загривке встала дыбом. Я взлетел чуть ли не до потолка.
   – Сколько времени? – спросил я.
   – Почти девять часов, – сообщил Грязнуля.
   – Жди меня, я скоро…
   Мечась по комнатушке, я натыкался на всевозможные предметы. Удивительно, как много появляется разных препятствий, когда ты спросонок пытаешься бороться с пространством. Мои проклятия были ужасны. Наконец я нашел кувшин с водой и тазик для умывания, стоящий в углу.
   Умыв свою свинскую харю, я посмотрелся в зеркало и взял полотенце. Бинт съехал, и от него не было никакого толку. Потрогав шишку, я решил, что толку от повязки уже нет. Место моего столкновения со стеной уже не болело, и опухоль спала – благодаря мази, изготовленной Соплей.
   Повернувшись, я подпрыгнул еще раз. На сундуке в противоположной части комнаты, свернувшись клубком, спал Кысюн «Барс» Пышехвост. Производимый мною шум-гам его, видимо, не беспокоили. Но он не спал, а только притворялся. Рядом с сундуком стояли сапоги кота.
   – А ты что тут делаешь? – взревел я. Попутно мне приходилось одеваться. Черный Свин ждет! О ужас!
   Кот сел, зевнул и стал натягивать сапоги. Морда наглющая.
   Тридцать три тысячи свинских проклятия! – теперь этот доходяга чувствует себя тут как дома и намерен строить из себя хозяина!..
   – Я спал. Самое безопасное место сейчас в Похлебке – под боком у свиней, – сказал Барс.
   – Как вошел?
   – Проще некуда. Ты не закрыл дверь.
   – Рассказывай… – Я пронзил его самым испытующим из всех испытующих моих взглядов. И указал на замок. Ключ торчал изнутри.
   – Ну ладно. Есть у меня пара трюков. Я чародей, не забывай. К тому же это повод подумать, что и этот мой талант может пригодиться Бригаде…
   – Чтоб тебе провалиться и никогда не увидеть солнца! Тебе нечего здесь делать! Что узнал…
   – Ну, кое-что.
   – Ладно, пошли к Свину. Дополнишь мой доклад. – Я схватил со стола стопку показаний, записанных со слов паромщиков. – Мне это дельце порядком надоело, пора заканчивать.
   Мы с Пышехвостом выскочили в коридор и пронеслись по нему мохнатым вихрем. Чуть не сшибли с ног Полено, который топтался рядом с комнатой Свина, беседуя с Храпом и еще двумя сержантами. Лейтенант ничего не успел нам сказать, как мы были уже внутри.
   Черный работал с бумагами, просматривая донесения.
   – Явились – не запылились. Ну? – проворчал он.
   Я представил себе, кого мы напоминаем: лис, которые пытались забраться в курятник и нарвались на псов.
   Я отдал Свину протоколы допросов. Он даже не глянул в них.
   – Моя версия нашла подтверждение. Кто-то науськал паромщиков. Тут задействованы чары, вне всякого сомнения. Есть много невыясненных вопросов, но убийство Чмока мы раскрыли. Это сделал Плетень, глава всей шайки. Быки шли на сотрудничество, так что пристрастие применять не пришлось… – Я перевел дух. Собрать воедино мысли было трудно. В голове началась катавасия. После вчерашнего пива хотелось выдуть ушат ледяной воды. Кошмар. На совести каких богов лежит изобретение похмелья? Очень надеюсь, что не наших, не свинских.
   – Так, с Чмоком подождем, – сказал Свин. – Значит, говоришь, кто-то подкапывает под нас? Твое окончательное мнение?
   – Подкапывает.
   – А для чего?
   – Неизвестно. У заказчиков не было желания открывать быкам свои мотивы, – сказал я. – Выяснилось, что помимо убийства Чмока планировалось прирезать еще нескольких наших собратьев, а также совершить покушение на старших офицеров, в том числе на вас, бригадир. Помимо этого, я полагаю, следует ждать других провокаций. Вероятно, у противника есть и другие союзники, и сейчас они занимаются своими делами…
   – И, как, по-твоему, какова конечная цель всего этого? – спросил Свин.
   Странно, подумал я, неужели он что-то знает? Судя по его тону, Черный пробует склеить воедино какие-то части целого, которые мне пока неизвестны. Связано ли это с предстоящим отъездом Бригады на восток? Во имя Великой Свиноматери, загадки множатся с каждым часом!
   – Не знаю, бригадир. Мы никогда не строили из себя кротких овечек. Кому понадобилось усугублять и без того нашу мрачную славу? Видимо, дело в чем-то другом. Возможно…
   – Возможно, мессир, кому-то не хочется, чтобы свины принимали участие в войне за Разливнуином, – продолжил Барс. Ему надоело, что я хожу вокруг да около и пытаюсь умничать. Я скрипнул зубами.
   – Вот как? Откуда же такая уверенность? – спросил Свин. Присутствие кота его забавляло.
   – Мессир, позвольте мне кое-что вам рассказать. Мы с сержантом уже беседовали на эту тему, но я наткнулся на крайний скептицизм со стороны свинов. А то, что я знаю, между тем, очень важно. – Барс прокашлялся.
   – Ну, тогда рассказывай, – прохрюкал Черный. Он развалился на стуле, видимо приготовившись выслушать пару кошачьих анекдотов. Типа: сколько крыс надо, чтобы зажечь свечу…
   Свин ошибался. Я не успел и рта раскрыть, как Пышехвост выдал ему всю историю с Пророчеством и о нашем якобы славном участии в военной кампании против волков на стороне баранов. Чем больше кот выкладывал информации, тем сумрачней становился наш бригадир. По всей видимости, подумал я, Свин относится к этим байкам серьезно…
   В общем, случилось так, что Овощной Оракул заговорил. Снова, после двухсот лет молчания. И первым делом этот паразит принялся вещать о делах грядущих. Вещал он, пока случайный путник не услышал его рассусоливания, и не вошел в пещеру, о которой многие успели позабыть.
   С этого все и началось. Оракул повторил свое Пророчество и велел передать его остальным. К пещере потянулись толпы страждущих, но не тут-то было. Оракул ни кого не хотел видеть. Ни на чьи вопросы (вроде «Какой в этом году будет урожай?») отвечать не собирался. «Приведите мне короля этой земли! – требовал Оракул. – И готовьтесь к Великим Бедам! Бегите, если можете, а не можете, ползите… Ибо скоро тьма накроет ваше королевство и прольются реки крови!» В общем, в таком духе. Бараны, козлы и вся прочая братия, напуганная до смерти, разбежалась. Между тем, вести достигли ушей Узколоба Четвертого, и он выехал к Оракулу со своей свитой. Там, в пещере, и состоялся разговор, с глазу на глаз, после чего король велел взять убежище Оракула под охрану и не подпускать к ней зевак. Дескать, нечего шататься рядом с объектом стратегического значения…
   – А потом? – спросил Свин. – Оракул рассказал ему то же, что и всем?
   – Да, – ответил Пышехвост. – И даже больше. И упомянул о том, что надо нанять в качестве дополнительной ударной силы Свинскую Бригаду. Потому как воевать придется с волками, а свины это делать умеют лучше других. И что слава покроет их, и будут они названы Освободителями Бараньего Племени и не забудут о них в веках…
   – Ты говоришь, что беседа между Оракулом и Узколобом была приватной? – спросил я.
   – Ага…
   – Тогда откуда тебе известны эти подробности?
   – Мм…
   Черный Свин расхохотался.
   – Печенкой чую, этот пройдоха везде пролезет! Кажется, я не ошибся – сгодится нам этот парнишка. Ну что ж, Пышехвост, или как тебя там, выкладывай начистоту…
   – Да я… что я…
   – А тем путником, который услышал бормотание Оракула был, часом, не ты, Барсик?
   – Во-первых, я не Барсик!.. Я… Ну да, да, это был я. Около той пещеры я оказался случайно. Остановился в лесу на ночлег, и не никак не мог заснуть… Думал, что мне это кажется, потом начал прислушиваться. Бормочет! Я облазил все скалы в окрестностях, а потом нашел заваленный ход. Я разобрал кучу и проник в пещеру. Ну а там сидел этот… Помесь редьки и свеклы. Чудо-юдо. И разговаривает. Я чуть деру не дал, испугался.
   – Ясно, – сказал Свин, почесывая подбородок.
   – Так, значит, все это правда? – спросил я. – Мы отправляемся на восток воевать за Баранхейм против Верхнего Клыкарга?
   – Отправляемся, – подтвердился Черный. – Сегодня я подписываю контракт. Посланник Узколоба был у меня позавчера, и мы обговорили с ним некоторые пункты соглашения. Но он ни словом не упомянул о Пророчестве.
   – Наверное, бараны держат это в секрете, – сказал кот, – хотя какой это секрет после того, как столько народу побывало в пещере до ее закрытия? Пока новости не докатились до Разливнуина, беженцы, большинство, успели покинуть южное пограничье Баранхейма. Поэтому многих жертв удалось избежать. Волкам и псам досталась не такая добыча, на которую они рассчитывали. Блицкриг провалился!
   Пышехвост наслаждался своей ролью. Наверное, никогда в жизни он не чувствовал себя таким значительным.
   – Да, посланник мне рассказал. Поняв, что на клык им мало что обломится, эти собаки, рассвирепели, – проворчал Черный. – Словом, я согласился на подписание контракта.
   – Из-за Пророчества? – спросил я.
   – Нет, конечно! – Свин сдвинул брови. – Не в этом дело. То, что рассказал Пышехвост, помогло мне кое-что понять, соединить части головоломки. У Бригады есть долг перед Баранхеймом. Я не мог не дать согласия, эта история началась давно…
   – Прежний командир имел договоренность с отцом Узколоба Четвертого. С Третьим, – уточнил Барс. – Овцы однажды спасли Бригаду, попавшую в ловушку. Их чуть не перебили отряды куниц, которыми командовал небезызвестный Блевор Липкий.
   Правда – об этом сумасшедшем псе-полукровке ходило множество грязных историй. Липкого убил сам Черный Свин, и этот бой стал легендарным. Тогда Свин был еще молод и только вступил в Бригаду. Ранив командира, Хрюслинга Благоухающего, Блевор намеревался добить его, но не успел. Свин вступил в схватку с псом и спас Хрюслинга. Силы были неравны, но Черный поверг огромную псину на землю и отрубил ей голову.
   – Я убил Липкого спустя несколько лет после той стычки с куницами и псами, – сказал Свин, словно прочитав мои мысли. – И в бою, когда благодаря овцам мы спасли свои шкуры, я не участвовал. Но знаю о договоренности. Я дал слово Хрюслингу, что сдержу обещание, когда придет время. Узколоб Третий когда-то сказал Благоухающему: «Я не потребую от тебя платы за помощь немедленно, но ты, или твой последователь, придешь на помощь моему народу в случае нужды!» Хрюслинг поклялся. Было составлено письмо. Первым делом посланник потребовал у меня ту бумагу. Я дал ему письмо. Он разорвал его и сказал, что пришло время отдать долг. Посланник прав. Для свиней это, в конце концов, дело чести…
   – В Пророчестве было сказано про это, – добавил кот.
   – О чем именно? – спросил я.
   – О том, что Черный Свин сдержит слово и не будет знать о том, что вещает Овощной Оракул, – пояснил Барс.
   – Мудрено, – заметил бригадир.
   – Так как тебе удалось подслушать разговор Узколоба и этого чудища?
   – Я же кот. Я Барс Пышехвост, не забывай, Вонючка! Если мне надо, я пролезу куда угодно!
   – Да, кажется, начинаю верить…
   – Из пещеры был другой выход, о нем до сих пор никто ничего не знает, а я никому не говорил. Узнав, что король скоро прибудет, я пробрался через этот узкий лаз и затаился в темной щели. Я был там. И все слышал.
   – Остается вопрос: кому выгодно, чтобы Бригада не участвовала в войне, – сказал Свин, намекая, что пора вернуться к нашим баранам.
   – Волкам, мессир, – сказал Барс.
   – Или их союзникам, – добавил я.
   – У нас пока нет разведданных. Я жду вестей из главного штаба королевских войск. Пока остается гадать. Допустим, мы имеем дело с волками. Однако, игра слишком хитрая для них. Волки действуют грубой силой, многоходовые комбинации не по их части. Я бы мог от них ожидать засады по пути в Баранхейм. Вероятно, таковые будут, но что мы имеем сейчас?
   Свин ждал от нас ответа.
   – Некто ставит нам палки в колеса. Прощупывает почву. И у этого некто есть в помощниках чародей. Или не один, – сказал я.
   – Верно, Вонючка. Пока будем исходить из этого и действовать осторожно. Надеюсь, бараны предоставят мне нужные сведения. Пока я не знаю даже, что происходит на их театре военных действий… Надеюсь, господа, дальше этой комнаты наш разговор не пойдет.
   – Смею заметить, мессир, – подал голос Пышехвост. – Этой ночью я пытался выйти на след чародеев, которые договаривались с быками. Я обследовал те деньги, которыми расплачивались заказчики с паромщиками. Это овечьи кроны из Баранхейма. Оказывается, такие деньги здесь довольно редки. И мне удалось путем магических манипуляций определить, что по крайней мере один из наших врагов еще в Похлебке.
   Черный Свинг вскочил и топнул ногой. «Высшая сфера», однако, устояла.
   – Что же ты раньше не говорил, остолоп несчастный! – загремел бригадир.
   Кот прижал уши к голове, но не убежал, даже когда туша Свина нависла над ним словно готовый рухнуть ствол векового дуба.
   – Мы должны немедленно послать на захват противника своих солдат!
   – В этом нет необходимости, мессир, – заикаясь, пролепетал Пышехвост. – Я выяснил, что речь идет о некоем постояльце, который остановился в таверне «Чумовая репа». Я пробрался в саму таверну, пользуясь чарами маскировки, и слышал разговор между этим таинственным типом и хозяином.
   – И кто это был? – грохотнул Свин.
   – Не знаю, мессир.
   – Как это?
   – Постоялец носил глухо закрывающие его одеяния. Трудно определить, кто это, – сказал кот. – Плюс – маскировка. Она не позволяет унюхать его запах и применить другие способы опознания, мессир. Искусная магия, хочу заметить.
   – И как мы его поймаем?
   – Сегодня вечером, по его словам, он вернется в таверну. Потому что намерен съехать. Хозяин спросил у него, в чем дело, а постоялец сказал, что возникли непреодолимые обстоятельства… Думаю, мессир, это связано с тем, что план с паромщиками провалился…
   – Дальше!
   – Постоялец сказал, что ему надо еще кое-что сделать, а вечером, около одиннадцати, он вернется и расплатится за постой.
   – Зачем ему возвращаться? – спросил Свин.
   – У него в комнате остались вещи, – сказал кот. Видя, что Черный поостыл, Барс взял себя в руки. У него все лучше и лучше получалось скрывать свой страх. – Я не смог проследить, куда этот субъект пошел. Надо заметить, он ловок.
   – Быки тоже говорили, что не помнят и не могут описать того, кто их нанимал. Явно колдовские фокусы, – сказал я.
   – Вонючка, разработай план захвата постояльца. Устрой засаду в таверне. А ты! – Свин ткнул пальцем в кота. – Навостри все свои чары, чтобы вывести этого урода на чистую воду!
   – Да, мессир… – прошептал Барс.
   – Громче!
   – Да, мессир! – мяукнул Пышехвост.
   – Во-от!
   – Мы его сцапаем, бригадир, – сказал я, решив, что пора придти Барсу на помощь. В общем, он хорошо поработал. Его стремление угодить нам во что бы то ни стало заслуживает похвалы.
   – Операция секретная, сержант, поручается тебе, и надеюсь, у тебя хватит ума провести ее на должном уровне.
   – Так точно, бригадир, – сказал я.
   – Итак, Чмока убил Плетень?
   – Плетень.
   – А остальные участвовали в убийстве?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное