Антон Иванов.

Тайна Ведьминого озера

(страница 2 из 13)

скачать книгу бесплатно

Правда, с годами состав поселка становился все более пестрым. Иные из первых поселенцев умерли, не оставив наследников. Детям других оказывалось не по карману содержать дорогостоящие дачные владения. Третьи еще по каким-то причинам покидали насиженные подмосковные гнезда. Этот процесс стал особенно ощутим за последние годы. Участки в престижном поселке вовсю скупали «новые русские». Снося деревянные дачи, они возводили на их месте особняки из кирпича и камня, соревнуясь друг с другом в вычурности и монументальности. Старожилы воспринимали подобные новшества с крайним неодобрением.

Близнецы и Петька Миронов относились к третьему поколению старожилов и, так как были ровесниками, дружили чуть ли не с пеленок. Настя Адамова появилась в поселке два года назад, когда ее родители унаследовали дачу покойного художника Мишина по соседству с дачей Серебряковых. Эта яркая рыжеволосая девочка сразу и прочно влилась в компанию старых друзей. Именно с приездом Насти совпало создание Тайного братства кленового листа, которое придумал неистощимый на выдумки Петька…

Друзья одолели ровную прямую дорогу и поравнялись со шлагбаумом, перегораживающим въезд в поселок. Территорию Красных Гор с незапамятных времен охранял сторож Иван Степанович, именовавший себя бывшим заслуженным работником органов правопорядка. Где и в каких органах служил Степаныч, никто толком не помнил. Однако в ознаменование тех славных и почти боевых, по уверениям самого сторожа, деньков он каждый год на День милиции облачался в видавшую виды синюю милицейскую форму без знаков отличия, а также в форменную фуражку с выщербленной кокардой. Урон кокарде, как рассказывал доблестный сторож, нанесла пуля опасного бандита-рецидивиста, которого заслуженный, но тогда еще не бывший работник органов правопорядка задерживал и обезвреживал.

В последние годы Степаныч решил тряхнуть стариной. С тех пор как в поселке и окрестностях активизировались криминальные элементы, бывший заслуженный работник органов правопорядка стал надевать свою форму не только на День милиции, но и каждый раз, как происходило какое-нибудь преступление. Старому сыскарю хотелось самостоятельно раскрыть сложное дело. Цели у него было две. Во-первых, в случае удачи акции сторожа в глазах правления неизбежно повысились бы, и он смог бы справедливо потребовать значительного повышения зарплаты. А кроме того, Степаныч давно хотел утереть нос слишком, по его мнению, молодому и зеленому участковому капитану Шмелькову. В конце концов Алексей Борисович должен был понять, кто в этих местах настоящий профессионал.

Однако, несмотря на все старания Степаныча, преступления раскрывал не он, а члены Тайного братства кленового листа. Алексей Борисович Шмельков был очень благодарен ребятам за помощь, ибо его стол был завален множеством папок с нераскрытыми делами. Степаныч, наоборот, проникался все большей неприязнью к Петьке и его друзьям.

Вот и сейчас, заметив, что «наглая подростковая компания» идет мимо шлагбаума, бывший заслуженный работник органов правопорядка, чистивший возле сторожки родную двустволку, которую гордо именовал «табельным оружием», досадливо сморщился.

– Добрый день, Иван Степанович! – хором приветствовали его ребята.

Степаныч буркнул в ответ что-то неразборчивое.

Нога его непроизвольно дернулась, задев открытую баночку с ружейным маслом. Содержимое мигом вылилось на грядку с укропом, возле которой устроился на табуретке доблестный сторож.

Круглое лицо Степаныча побагровело до корней стриженых седых волос. Он уже раскрыл рот для достойной отповеди врагам, когда в окне сторожки возникла голова верной супруги сторожа, Надежды Денисовны. Напрочь забыв о ребятах, Степаныч втянул голову в плечи. Он никого на свете так не боялся, как собственной жены.

– Надюша, тебе чем-нибудь помочь? – очень ласково обратился он к ней.

– Я вот сейчас тебе помогу! – с видом, не предвещающим ничего хорошего, отвечала Денисовна. – Ты что это мне на грядку вылил?

– Ничего я не лил, – стушевался Степаныч.

– А эта дрянь почему валяется? – направила Денисовна указующий перст на поверженную жестянку с маслом. – Сколько раз тебе говорить, чтобы свое табельное оружие на участке не чистил.

– Да я же, Надюша, так, аккуратненько, – проблеял Степаныч.

– А укроп теперь у меня, значит, будет с запахом машинного масла, – громче прежнего проговорила Денисовна, больше всего на свете любившая собственный сад и огород.

– Ты только, Наденька, не волнуйся, – пытался ее успокоить муж. – Это не простое маслице, а ружейное. Оно почти как сливочное. Очень, знаешь ли, экологически чистый продукт.

– Ну-ка, пойди сюда, экологически чистый продукт, – поманила Степаныча в дом Денисовна.

Степаныч досадливо крякнул и скрылся в сторожке. Окно немедленно захлопнулось. Но, несмотря на это, до ребят явственно донеслись грозные крики Денисовны.

– Попух наш бывший заслуженный, – мрачно отметил Дима.

– Между прочим, – взглянула на часы Маша, – если мы с тобой сейчас не поспешим обедать, то попухнем не хуже Степаныча.

Бабушка близнецов, пожилая ученая дама Анна Константиновна Серебрякова, очень не любила, когда внуки опаздывали к столу.

Ребята разошлись по домам.

Придя на дачу, Петька и Гришка застали на кухне Петькину мать, Маргариту Сергеевну, и соседку по даче, Марину Тимофеевну. Они пили кофе.

– О-о! Сколько грибов! – взглянула на полные корзины ребят Маргарита Сергеевна.

– А чего, Рита, может, мы завтра тоже в лес сходим? – предложила соседка.

– Завтра не сходим, – покачала головой Петькина мама. – Мне в город нужно ехать. А вот послезавтра вполне возможно. И Валера на работу не поедет. Пойдем всей компанией.

– Мама, мы есть хотим, – решительно заявил Петька.

Ему было известно, что мать и Марина Тимофеевна могут проговорить так до самого вечера.

– Суп стоит на плите, – ответила Петькина мама. – Я уже разогрела. Вы ешьте, а я пока приготовлю второе.

Мальчики кинулись к плите. У Гришки после долгой лесной прогулки тоже от голода подводило живот. Петька потянулся за тарелками, когда мать вдруг вскрикнула:

– Какая гадость!

– Что, гриб червивый попался? – не оборачиваясь, спросил сын.

– Откуда ты это взял? – осведомилась Маргарита Сергеевна.

Петька в недоумении обернулся. И у него тут же екнуло сердце. Мама брезгливо держала двумя пальцами высушенное копытце козленка. Обе женщины с ужасом взирали на находку.

– Откуда ты это взял? – строго повторила Маргарита Сергеевна.

– Да в лесу валялось, – с деланым равнодушием произнес Петька.

– В лесу? Где именно в лесу? – почему-то вдруг заволновалась Марина Тимофеевна.

– Да есть там одно небольшое болотце, – жестом велев Гришке молчать, продолжал Петька. – Там и нашли.

– Понятно, – вроде бы потеряла интерес к находке Марина Тимофеевна, однако Петька заметил, что лицо у нее побледнело.

– Болото? – заволновалась Петькина мама. – Зачем вас туда понесло? Вы же могли утонуть.

– Это совсем маленькое болотце, – поторопился заверить Гришка. – Оно не засасывает. Там просто грибы растут.

– На болотах грибы не растут, – уверенно возразила Маргарита Сергеевна.

– А мы и не говорим, что на самом болоте, – нашелся Петька. – Грибы растут рядом. Поэтому мы к самому болоту даже не подходили.

– А зачем всякую гадость таскать в дом? – снова переключилась на козлиное копытце Петькина мама. – Ты погляди на него, – повернулась она к подруге. – Ведь вроде уже большой. Пятнадцать лет. В десятый класс перешел. А несет домой всякую пакость.

– Мама, да ладно тебе, – отмахнулся Петька.

– Ну-ка, выброси это сейчас же, – брезгливо протянула ему находку мать.

– Пожалуйста, – прикинувшись, будто ему все равно, Петька швырнул козлиное копытце в помойное ведро. «После обеда достану», – решил он.

– И, пожалуйста, вымой как следует руки, – велела мать.

– Мама, – смерил ее укоряющим взглядом Петька. – То говоришь, что я большой, а то обращаешься со мной, как с ребенком. Мне же не пять лет. Сам знаю, что нужно перед обедом мыть руки. Пошли, Гришка.

Мальчики удалились в ванную. Маргарита Сергеевна занялась вторым. А Марина Тимофеевна ушла на соседний участок, где этим летом снимала дачу.

Ребята уже уселись за стол, когда из гостиной раздался звонок телефона. Петька хотел подойти, но мать опередила его:

– Обедай. Это, наверное, папа.

Петька прислушался. Звонил и впрямь Валерий Петрович. Маргарита Сергеевна принялась диктовать ему длинный список продуктов, которые нужно привезти из Москвы. Петька ринулся к помойному ведру.

– Ну надо же, – с недовольным видом рылся он в луковой шелухе. – Всего пять минут прошло, а уже закидала.

Тут он нащупал находку и быстро запихнул ее в карман джинсов. Затем, сполоснув руки над кухонной раковиной, вновь уселся за стол. Операция по спасению копытца была проведена вовремя. Потому что минуту спустя вернулась Маргарита Сергеевна. Друзья сделали вид, будто целиком и полностью поглощены обедом…

Среди ночи Петька проснулся. Сперва он не понял, что его разбудило. Поднявшись с постели, мальчик подошел к распахнутому окну. Из темного сада донесся какой-то шум. Затем громко хрустнула ветка, и все затихло. Петька продолжал стоять у окна. Но сколько он ни прислушивался, больше никаких подозрительных звуков не раздавалось.

Петька снова лег. Сперва он вроде бы даже задремал, однако потом вновь проснулся. Ему захотелось пить. Теперь Петька раскаивался, что съел на ночь такое количество жареных грибов. Нащупав в темноте шлепанцы, мальчик вышел на лестничную площадку. Странный шорох, донесшийся снизу из кухни, заставил его замереть. Скинув тапочки, Петька на цыпочках спустился по лестнице. Дверь в кухню оказалась плотно закрыта. Петька насторожился еще сильней. Обычно дверь в кухню всегда была распахнута настежь.

– Кто там? – робко спросил Петька.

Он дернул дверь на себя. Она не открылась. «Но в ней ведь даже замка нет», – пронеслось в голове у мальчика. За дверью что-то грохнуло, затем звякнуло. Тут Петька сообразил, что эта дверь открывается в другую сторону. Распахнув ее, мальчик нашарил выключатель.

Окно оказалось распахнуто. Весь пол был завален содержимым помойного ведра. Ведро тоже валялось на полу. Петька, ничего не соображая, озирался по сторонам.

– Это еще что такое? – раздался вдруг у него за спиной строгий голос отца.

– Сам не знаю, – пожал плечами сын.

– Ну, Петр, ты даешь, – обвел взглядом кухню Валерий Петрович.

– Это не я, – отозвался Петька. – Тут что-то стукнуло. Я спустился. Ну, и сам видишь…

– Я-то, положим, вижу, – направился из передней в кухню отец.

Но не успел он сделать и трех шагов, как послышался пронзительный вопль и с кухонного шкафчика на Валерия Петровича спикировал черный комок. Петькин отец испуганно шарахнулся. Ноги его заскользили на картофельных очистках, и он с грохотом упал на пол. Черный комок в два прыжка достиг окна и скрылся в ночи.

Глава II. Странная соседка

– Откуда тут кот? – строго спросил Петькин отец.

– Не знаю, – пожал плечами сын.

– И кто открыл окно, конечно же, тебе тоже неизвестно, – продолжал Валерий Петрович.

– Конечно, – подтвердил Петька.

Тут на кухню вошла Маргарита Сергеевна.

– Что за шум? – морщась от яркого света, поинтересовалась она. – О боже мой! – увидела она разбросанный по полу мусор. – Петр, зачем ты это устроил?

– Это не я, – уже надоело оправдываться Петьке.

– Ах не ты, – не сводила с него глаз мать. – И окно тоже, наверное, Пушкин открыл?

– Не Пушкин, но и не я. Меня уже папа спрашивал.

– Прекрати врать! – прикрикнула Маргарита Сергеевна. – За дураков нас с папой считаешь? Думаешь, я не знаю, зачем ты ночью в помойку полез?

– А зачем он полез? – заинтересовался Петькин отец.

– Естественно, за этим жутким копытом, – ответила жена.

– Какое еще копыто? – вытаращился Петькин папа.

– Мумифицированное, – коротко отвечала Маргарита Сергеевна.

– Слушай, Рита, ты вообще как? Проснулась? – счел своим долгом выяснить Валерий Петрович.

– Я-то проснулась, – обиженно поджала губы жена. – И он, между прочим, тоже.

– И я тоже проснулся, – раздалось вдруг из коридора. – Чего там у вас случилось?

Все обернулись. На пороге кухни, ежась от ночной прохлады, стоял Гришка Стернин.

– Это ты своего лучшего друга спроси, что случилось, – указал Валерий Петрович на Петьку.

– Сколько раз вам повторять! – вышел из себя тот. – Я знаю не больше вас, что случилось.

– А ну говори, где копыто? – шагнула к нему мать.

– Нет у меня никакого копыта! Нету! – развел руками Петька. – Если хочешь, то обыщи.

Маргарита Сергеевна внимательно поглядела на сына. Он был в одних трусах.

– Значит, не успел подобрать, – уверенно заявила Петькина мать. – Тогда эта гадость лежит где-то на полу.

И она принялась тщательно разглядывать разбросанный по всей кухне мусор.

– Вы, кажется, все с ума посходили! – воскликнул Валерий Петрович. – Может, мне все-таки кто-нибудь соизволит объяснить, что это за копыто?

– Высушенное, – ответил Петька.

– На цепочке, – услужливо добавил Гришка.

– Вечно он всякую дрянь таскает домой, – азартно перебирая мусор, сказала Маргарита Сергеевна.

Валерий Петрович ошалело потряс головой.

– Копыто на цепочке? – переспросил он.

– Цепочка была разорвана, – уточнил Григорий.

– Однако, – пробормотал Петькин папа. – А чье хоть копыто?

– Мы думаем, что козлиное, – отозвался сын.

– Такую дрянь в дом притащил, – продолжала перебирать мусор Петькина мама.

– Да погоди ты, Рита, – шикнул на нее муж. – Тут еще разобраться надо. Если копыто козлиное, то куда сам козел девался?

– Наверное, умер, – не без основания предположил Гришка.

– И притом очень давно, – поддержал его Петька.

Тут Валерий Петрович, вновь наступив на картофельную кожуру, упал.

– Рита, – сидя на полу, обратился он к жене. – По-моему, это не я один сошел с ума, а все мы одновременно.

– Не знаю, как ты, а я в полном порядке, – возразила Маргарита Сергеевна.

– И поэтому среди ночи ищешь в помоях копыто мертвого козла, – расхохотался муж. – Тебе-то оно зачем?

– Чтобы им не досталось, – указала Маргарита Сергеевна на мальчиков.

– Так, так, – медленно произнес Петькин папа. – Выходит, козел давно умер, а копыто его осталось. И это копыто кого-то зачем-то водит теперь на цепочке.

– Нет, папа, ты не совсем правильно нас понял… – кротким голосом начал сын.

– И вообще, – охватило вдруг раздражение Валерия Петровича. – Почему я вынужден среди ночи заниматься судьбой копыта от какого-то дохлого козла?

– Можешь больше не заниматься, – поднялась с четверенек Маргарита Сергеевна. – Копыто уже все равно куда-то ушло.

– Куда оно, интересно, могло уйти? – взревел Петькин отец.

– Уж не знаю куда, – пожала плечами Маргарита Сергеевна. – Но здесь его нет. А кстати, – повернулась она к мужу, – почему ты на ночь мусорное ведро не вынес? Если бы ты это сделал, ничего бы не случилось.

– Та-ак! – патетически простер руки к потолку Валерий Петрович. – Эти двое, – указал он на мальчиков, – притащили в дом какое-то копыто…

– Мама велела выбросить его в помойку, – уточнил Петька.

– Вот именно, – энергично кивнул головой отец. – А виноват, оказывается, во всем я! И вообще, что, собственно, произошло? – одолел внезапно Валерия Петровича приступ истерического смеха. – Ну, украли у нас из мусорного ведра какое-то тухлое копыто…

– Не тухлое, а сушеное, – подсказал Гришка.

– Да хоть копченое! – отмахнулся Петькин отец. – Тебе что, Рита, оно очень дорого? – посмотрел он на жену. – Ты же, насколько я понял, сама велела Петьке выкинуть эту дрянь.

– Велела, – согласилась Маргарита Сергеевна.

– Так и радуйся, что его теперь нет! – продолжал муж.

– Радоваться нечему. Копыто-то пропало, – заспорила жена.

– Да кому оно нужно? – усмехнулся Валерий Петрович. – И вообще, кто мог знать, что вы с Петькой выкинули это копыто в ведро?

– Марина, – немедленно вспомнила Маргарита Сергеевна. – Она пила тут со мной кофе, когда Петька выбрасывал эту гадость.

– Вот! Вот! – вновь одолел приступ хохота Валерия Петровича. – И твоей Марине эта дрянь на цепочке показалась такой ценной, что она ночью каким-то образом открыла снаружи запертое изнутри окно и всласть порылась в нашей помойке.

– Действительно глупость какая-то получается, – вынуждена была согласиться Маргарита Сергеевна. – Но кто-то ведь все-таки к нам залез.

– Кстати, – сообразил Валерий Петрович. – А что это на меня спрыгнуло со шкафа, когда я на кухню пришел?

– Со шкафа? – уставилась на него жена.

– По-моему, это был кот, – отозвался Петька. – Черный.

– Тогда все ясно, – окончательно успокоилась мать. – Мы, видно, сегодня забыли закрыть окно…

– Вообще-то, по-моему, я закрывал, – не слишком уверенно произнес Петькин папа.

– И мусорное ведро вынес, – смерила его выразительным взглядом жена.

– Наверное, я про окно тоже забыл, – смирился Валерий Петрович.

– Вот именно, – кивнула Маргарита Сергеевна.

Взяв веник, она принялась убирать кухню. Затем вручила Валерию Петровичу ведро:

– Пойди и вынеси!

– Слушай, Рита, там сейчас темно, – возразил муж. – Уж как-нибудь доживет до завтра.

– Дело твое, – зевнула Петькина мама. – Хоть окно-то закрой.

– Естественно, – отозвался Валерий Петрович и тщательно запер рамы.

Картина ему была теперь совершенно ясна. Какой-то кот забрался в раскрытое окно, опрокинул ведро, раскидал мусор по кухне, а копыто показалось ему лакомым кусочком. Поэтому кот унес его с собой.

– Итак, инцидент исчерпан. Пошли спать, – скомандовал Петькин отец, и они с Маргаритой Сергеевной удалились.

Мальчики поднялись наверх.

– Ты чего это учудил на ночь глядя? – увязался следом за Петькой в его комнату Гришка.

– Ничего я не учудил, – откликнулся тот.

– Копыто, что ли, пропало? – высказал догадку Гришка.

– Копыто на месте, – заверил Петька. – Оно у меня вон там спрятано, – указал он на запертый ящик письменного стола.

– Тогда чего колобродишь? – по-прежнему не доходило до Гришки. – Предков разбудил и меня.

– Меня самого тоже разбудили, – принялся объяснять ему Петька. – Мне показалось, будто бы кто-то ходил вокруг дома. Потом вроде все стихло. А мне захотелось пить. Ну я и спустился на кухню. А там полный бедлам.

– А кота-то ты видел? – поинтересовался Гришка.

– Ну, – кивнул Петька. – Предок вошел, а кот прямо на него сиганул со шкафа. А после в окно.

– Проголодался, наверное, вот и полез к вам в помойку, – отозвался Гришка. – Предок твой сам признался, что окно забыл на ночь закрыть.

– Предок-то, может, и забыл, – очень медленно произнес Петька, – но я-то знаю, что окно в кухне было закрыто.

– Что-о? – подался вперед худенький длинноносый Гришка. – Откуда ты знаешь?

– Оттуда, – с загадочным видом ответил Петька. – Я сам это окно запер перед сном на все шпингалеты.

В комнате воцарилось молчание. И стало отчетливо слышно, как в глубине сада старательно выводит тоскливые трели какая-то ночная птица. Гришка не мигая смотрел на Петьку. История, казавшаяся досадной случайностью, неожиданно приняла совсем иной оборот.

– Как же кот оказался на кухне, если ты окно закрыл? – спросил Гришка.

– Вот и я тоже могу тебя спросить, как? – отозвался Петька.

– Может, он просто вошел в дом, пока дверь была вечером открыта? – предположил Гришка. – Где-нибудь спрятался и, например, заснул. А когда все легли спать, полез в помойное ведро.

– А после отпер шпингалеты, – усмехнулся Петька, – и распахнул настежь окно, чтобы воздухом подышать…

– Нда-а, – только и смог растерянно протянуть Гришка.

– Вот тебе и «нда-а», – передразнил его Петя.

– Ты сам-то чего-нибудь понимаешь? – обиженно произнес Гриша.

– Пока только одно, – отозвался Петька. – В дом действительно кто-то залез.

– Ночью? Вместе с котом? – разинул от изумления рот Гриша.

– Выходит, что так, – кивнул Петька.

– Чудеса, – охватило еще большее недоумение Гришку. – Что же это за воры, которые лазают ночью в дома вместе с котами?

– И вместо того чтобы стырить что-нибудь ценное, роются в помойном ведре, – подхватил Петька. – Хотя погоди…

Петька осекся и, вскочив с кровати, на которой они с Гришкой сидели все это время, прошелся несколько раз по комнате.

– Ты чего? – спросил Гришка.

– Да неужели тебе самому не ясно? – вновь резко опустился на кровать Петька.

Пружины жалобно звякнули. В отличие от худенького Гришки коренастый, но широкоплечий и накачанный Петька весил немало.

– Что мне должно быть ясно? – уставился на него гость. – Перестань говорить загадками. И так ум за разум заходит.

– Можно и без загадок, – кивнул Петька. – Того, кто залез к нам в дом, интересовало именно помойное ведро. А верней, его содержимое.

– Спятил? – покрутил пальцем возле виска Гришка.

– Ничуть, – продолжал Петька. – Я ведь в ведро эту самую штуку выбросил.

– При Марине Тимофеевне, – выдохнул Гришка.

– Ну наконец-то, – хлопнул его по плечу Петька. – Я только сейчас вспомнил: Марина как это копыто увидела, у нее чуть глаза из орбит не вылезли.

– Точно, – с волнением произнес Гришка. – Она еще спросила, откуда мы это взяли. Неужели это она ведьмин костер разводила у озера?

– Не знаю, но она как-то с этим связана, – сказал Петька. – В общем, ей было позарез нужно вернуть амулет.

– А с чего она была так уверена, что помойку еще не вынесли? – засомневался Гришка.

– Да Марина же дачу снимает забор в забор с нашей, – отвечал Петька. – А мусорные баки стоят возле ворот. И машина за ними приезжает только по утрам. Раз в три дня. Если Марине так приспичило взять амулет, то она могла до самой ночи со своего участка следить, не вынес ли кто из нас ведро. Я как раз теперь думаю, что Марина собиралась ночью переворошить помойный бак. Это все-таки проще, чем забираться в чужую дачу. Но ей не повезло. Весь мусор остался дома.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное