Алексей Пехов.

Колдун из клана Смерти

(страница 9 из 39)

скачать книгу бесплатно

Глава 10
Леди

В любви начинают с того, что обманывают себя и кончают тем, что обманывают других.[17]17
  Оскар Уайльд. Женщина, не стоящая внимания.


[Закрыть]


18 декабря

В северную стену подвала были вмурованы три ряда контейнеров. Сейчас все они, кроме одного, были пусты. Бережно обернутое пеленой заклинания «Покров сна», там лежало тело Флоры – прекрасная холодная статуя.

Кристофу казалось кощунством хранить кого бы то ни было рядом с ней.

«Странно, что ты не положил ее в хрустальный гроб, усыпанный неувядающими белыми розами, на вершине стеклянной горы, – укоризненно качая головой, заметил как-то Адриан. – Не посадил вокруг непроходимые заросли терна и не поселил огнедышащего дракона…»

Сейчас кадаверциан сидел в кресле напротив Вивиана, погруженного в резервуар. Ученик казался спящим, умиротворенным. Дарэл замер в раскладном кресле. Глаза его под опущенными веками двигались так быстро, словно он с большой скоростью читал книгу.

«А может быть и читает, – подумал кадаверциан, – вместе с Вивианом… Если то, что мы задумали, получится – это будет невероятной удачей».

Даханавар чуть пошевелился. Шумно задышал. Кристоф попытался представить, что тот может видеть в прошлом Вивиана, и на краткий миг почувствовал зависть к телепату, который может еще раз пережить время, когда Флора была жива.

Его собственные воспоминания остались всего лишь как разноцветные картинки. Хотя леди сумела наполнить жизнью даже их…

Первая встреча с Флорой произошла много лет назад. В ночном Фонтенбло. Парк был заснежен, деревья тонули в сугробах. Огромная луна, выкатив на темно-синее небо, заливала дорожки серебряным светом, в густой тени шевелились призрачные видения. Летом такая ночь принадлежала бы вилам и ундинам – самое время для танцев под прохладными лучами ночного светила. Сейчас все озера замерзли, и прекрасным утопленницам оставалось лишь печально взирать на небо через прозрачную корку льда.

Кадаверциан оглянулся на светящиеся окна замка и снова вспомнил неприятный разговор с мэтром. Долгую беседу при закрытых дверях. Вольфгер был в ярости и, как всегда, маскировал свое бешенство за ироничной усмешкой.

– Что у тебя произошло с этим… как его там? – глава клана заглянул в клочок бумаги, извлеченный из кармана. – Акселем Тхорнисхом?

– Ничего, – ответил Кристоф, глядя в темноту за окном. – На него, похоже, нашло временное помутнение, если он решил напасть на меня.

– А мне он сказал, что ты оскорбил его. Твои высказывания по поводу некоторых аспектов магии его клана показались Акселю довольно унизительными.

– Он пытался убедить меня, что их боевые заклинания гораздо могущественнее наших, – нехотя отозвался кадаверциан, рассматривая компанию дам и кавалеров, вышедших из замка в сопровождении слуг с факелами. – И я с ним согласился.

Но мои слова о том, что любой наш вилах сдохнет от одной лишь вони их магии Тления – не унижение, а чистая правда.

Вольфгер едва заметно усмехнулся, но тон его был жестким:

– Меня не интересуют подробности твоих бесед с тхорнисхом. Почему ты его не убил?

– Что? – Кристоф повернулся к собеседнику, опасаясь, что ослышался. – Я должен был убить этого никчемного позера?

– Естественно, – тут же отозвался мэтр. Он поднялся из кресла, подошел к ученику. – И так, чтобы не осталось никаких следов. На вчерашнем Совете мне пришлось пережить немало неприятных минут, выгораживая тебя перед всем благородным собранием. И, знаешь, им было плевать, кто из вас начал драку. Ты ушел с поля боя на своих ногах – значит, должен отвечать.

В светлых глазах Вольфгера загорелся зеленый огонь:

– Так почему ты не убил его? И не надо рассказывать мне, будто ты не хочешь нарушить перемирие.

Кристоф уже догадался, что самая неприятная часть разговора начинается только сейчас, и снова прислонился плечом к наличнику, глядя в окно:

– Мой Тёмный Охотник… в какой-то момент я потерял контакт с ним.

– Великолепно, – саркастически произнес мэтр. – Браво. Видимо, сейчас мне нужно произнести ту самую фразу, которую ты так страстно ненавидишь: «А что я тебе говорил?!»

– Ты говорил прекратить эксперименты с этой сущностью, – голосом лишенным всякого выражения ответил кадаверциан, глядя на парочку, пламенно обнимающуюся в беседке, занесенной снегом.

– Ты уже едва не погиб из-за своих опытов в Ирландии. Предупреждаю еще раз, оставь Охотника в покое. Он не будет прыгать для тебя через палку и носить в твой замок прекрасных дев. – Вольфгер вернулся к столу, вынул из ведерка со льдом запечатанную бутылку с кровью, открыл ее и разлил содержимое по серебряным кубкам. – И еще. Прекрати расхолаживать бетайласов. Это духи-убийцы, а не твои приятели. Я устал выслушивать жалобы остальных воспитанников о том, что после общения с тобой они перестают слушаться кого бы то ни было. Наглеют, начинают дерзить. Причем высказываются исключительно твоими фразами, а кроме этого…

– Хорошо, мэтр, я понял!

– Рад слышать. – Вольфгер подвинул к ученику один из кубков. – Ты обходишься мне слишком дорого, чтобы я мог позволить тебе быть сожранным собственным взбесившимся слугой.

Кристоф криво улыбнулся этому сомнительному признанию своей ценности и залпом выпил предложенную кровь.


Луна опустилась чуть ниже, и теперь длинные тонкие тени черным кружевом лежали на утоптанной тропинке. Вдали мелькали огни факелов, слышался приглушенный смех.

Кадаверциан шел, думая, что можно было бы возразить Вольфгеру на его справедливые, надо признаться, упреки. Бетайласы, действительно, предпочитали компанию Кристофа. Видимо чувствовали, что ему искренне интересно общаться с ними.

«Уж во всяком случае, интереснее, чем с покорными, безмозглыми вилахами», – пробормотал некромант, и вдруг почувствовал сильный удар в плечо. Стремительно обернувшись, он успел уклониться от второго увесистого снежка, пролетевшего над головой. Услышал звонкий смех, тихий мелодичный окрик и скрип снега. На тропинку из боковой аллеи выбежала женщина, на мгновение замерла, оглядываясь по сторонам, и устремилась к кадаверциану.

Кристоф почувствовал яркую, звенящую волну, исходящую от фигуры, закутанной в тяжелый плащ.

Даханавар…

Она подлетела к нему, скользя на льду утоптанной дорожки, обдала запахом тонких духов и волной морозного воздуха. Чтобы не упасть, схватилась за его машинально протянутую руку.

– Прошу прощения, – произнесла незнакомка смеющимся, чуть задыхающимся голосом и подняла голову. На ее бледном лице с высокими скулами, окруженном ореолом серебристого меха, сияли яркие топазовые глаза. Казалось, они озаряли все, на что бы женщина ни смотрела.

Еще один снежок разбился о ствол дерева совсем рядом.

– Нет-нет! Не надо! – Она поспешно накрыла своей меховой муфтой руку Кристофа, начинающую светиться зеленым. – Это всего лишь мой… ужин.

– Он оказался настолько строптив, что вам пришлось ретироваться так поспешно? – спросил кадаверциан, чувствуя, что не может отвести взгляд от ее прекрасного лица.

За кустами послышались громкие голоса, и на дорожку выбрались два человека. На колдуна повеяло теплой волной даханаварской магии, и он понял, что те пройдут мимо, не заметив ни женщину, ни его самого.

– Где она? – требовательно вопрошал высокий мужчина в сбившейся на сторону шляпе и распахнутом плаще.

– Только что была здесь, монсеньер, – почтительно ответил второй – лысоватый толстяк. – Наверное, побежала в другую сторону.

– Этой мерзавке лучше не попадаться мне на глаза! – его спутник звучно хлопнул себя по ладони перчатками и широкими шагами направился в сторону замка.

Некромант с новым интересом посмотрел на даханаварскую леди, закусившую губы от смеха.

– Восхищаюсь вашим изысканным вкусом. Граф де Орильи, безусловно, ценный трофей.

– Он был слишком груб и прямолинеен. – Она с достоинством поправила меховой капюшон. – Но вкус у него, кстати, оказался довольно мерзкий.

Колдун рассмеялся. Женщина снова посмотрела на него с улыбкой и представилась:

– Флора Даханавар.

– Кристоф Кадаверциан.

Она широко распахнула топазовые глаза:

– Так вы и есть тот самый Кристоф?!

– Что значит «тот самый», позвольте узнать? – он подал ей руку, и повел по дорожке к выходу из парка.

– Вчера на Совете кипели нешуточные страсти. – Флора откинула капюшон, видимо для того, чтобы было удобнее рассматривать его. В ее пышных каштановых волосах засверкали капельки бриллиантов. – Нападение на тхорнисха. Говорят, ваше заклинание едва не лишило его некоторых… важных частей тела. А ведь Аксель считается очень сильным магом. Считался, – поразмыслив мгновение, добавила она и снова перевела взгляд лучистых глаз на Кристофа. – Вы – сильнее.

– Не думаю, – отозвался некромант, изо всех сил стараясь не поддаваться опасному очарованию Флоры. – Разные кланы, разные принципы магии, совершенно разные заклинания. Вряд ли можно измерить и сравнить наше могущество.

Она покачала изящной головкой, не соглашаясь:

– Значит вы быстрее или умнее. А может быть – удачливее.

Похоже, последняя мысль показалась ей особенно привлекательной. Флора улыбнулась и еще раз окинула кадаверциана внимательным взглядом.

– Простите мне мое любопытство, но почему вы никогда не появляетесь в обществе? Даже на Совете. Хотя, как первый ученик мэтра, можете быть там. Я много раз слышала о вас, но вижу впервые.

– Меня долго не было во Франции. Я вернулся неделю назад.

– И уже успели расшевелить нашу унылую, пресную жизнь, – рассмеялась она, но тут же спросила с неподдельным интересом: – А где вы были, если не секрет?

– В Англии.

– Как вам нравится Франция?

Уже около минуты Кристоф не мог избавиться от ощущения, что прекрасная Даханавар очень ловко и ненавязчиво направляет беседу в нужную ей сторону, с искренним вниманием поддерживая разговор о нем самом. И тут же, словно прочитав его мысли, она поспешила сказать:

– Простите, я, наверное, слишком любопытна. Не хочу, чтобы у вас создалось впечатление, будто я пытаюсь выведать тайны кадаверциан… Вы не проводите меня до кареты?

– Боитесь встретиться со сбежавшим ужином?

Она беспечно пожала плечами:

– Уже завтра он обо всем забудет. И станет по-прежнему искать моего общества.

– Не сомневаюсь, – отозвался Кристоф.

Дорожка повернула в самую глухую часть сада. Отсюда окна дворца и факелы слуг не были видны. Луна окунулась в черноту леса, и ее длинные лучи робко тянулись между голых ветвей, припорошенных снегом.

– Сегодня самая длинная ночь в году, – тихо сказала Флора, и ее ладонь, лежащая на сгибе руки колдуна, чуть дрогнула. – На землю приходят тени и призраки, враждебные людям.

– Мы сами – тени, враждебные смертным, – ответил некромант.

– Да, вы – кадаверциан, но не мы. Не даханавар. – Она зябко повела плечами и накинула на голову капюшон. – Вы – олицетворение смерти. Того, чего опасаются больше всего.

– И вы тоже боитесь нас, Флора?

Она медленно повернула голову, холодно и задумчиво глядя на него:

– Да. Наверное.

Хотела сказать что-то еще, но в то же мгновение Кристоф почувствовал впереди… Яркий магический всплеск, туманное марево, как будто зависшее в ледяном воздухе. Колдун отреагировал, не задумываясь. Оттолкнул Леди в сторону, выхватил из воздуха зеленый щит, принимая на него удар. Но на этот раз надежное заклинание защиты подвело. Волна Тлена прожгла его, едва не опрокинув некроманта. На руку как будто плеснули кислотой, в ноздри ударила вонь гниющей плоти. Не исключено, что его собственной.

На тропинку выскочил Аксель Тхорнисх. Его смазливая физиономия была перекошена от злобной радости, в ладонях дрожал размытый комок нового заклятья.

– Ну все, кадаверциан, – прошипел он, глядя на оглушенного некроманта и трясясь от нетерпения. – Это последняя наша встреча.

Самодовольно оглянулся на Флору – видит ли она момент его торжества.

– Теперь ты убедишься, кто из нас сильнее!

Он занес руку, но опустить не успел.

На этот раз Тёмный Охотник не подвел. Черная тень беззвучно выросла за спиной ученика Миклоша. Тот успел обернуться, с его ладони сорвалась белесая дымка, но пролетела сквозь потустороннюю сущность, не причинив ей вреда. Аксель с криком шарахнулся назад, и в этот миг тварь упала на тхорнисха, поглотила его и растаяла. На тропинке не осталось ни капли крови, ни обрывка одежды.

Кристоф потер регенерирующую ладонь, несколько секунд прислушивался, но атака не повторилась. Видимо, нападавший был один. Некромант оглянулся, ища взглядом Флору. Он ожидал увидеть испуг на ее лице. Но даханаварская леди, медленно идущая к нему по тропинке, светилась восторгом. Она остановилась на том месте, где «исчез» тхорнисх. Присела, коснулась ладонью утоптанного снега и посмотрела на кадаверциана светящимися от восхищения глазами.

– Это был Тёмный Охотник?

– Да, – без особого воодушевления ответил некромант.

– Существо из потустороннего мира, – благоговейным шепотом произнесла Флора. – Я слышала, ими могу управлять только самые могущественные колдуны.

«Но это вряд ли спасет меня на следующем Совете», – подумал Кристоф, а вслух произнес:

– Похоже, у меня появилась возможность сделать вашу скучную жизнь еще веселее. Убийство тхорнисха – великолепный повод для скандала.

– Убийство? – Леди грациозно поднялась и в притворном недоумении нахмурила брови. – О каком убийстве вы говорите?

Кристоф улыбнулся, глядя на ее очаровательное лицо, светящееся теперь лукавым задором.

– Флора, уверяю вас, исчезновение одного из Золотых Ос, не останется незамеченным.

– Думаю, да, – она подошла ближе к колдуну, стряхнула снег с плаща. – Его друзья должны знать, куда он отправился сегодня. Или догадываться. Его пропажу наверняка свяжут с вашим именем. Но если я скажу, что всю сегодняшнюю ночь вы провели со мной…

Кадаверциан посмотрел на нее и снова почувствовал озноб, пробежавший по спине. Флора не использовала магию, но ее голос и глаза были наполнены волшебством, противиться которому оказалось невозможно.

– Сначала мы гуляли в парке, затем поехали ко мне в замок праздновать самую длинную ночь в году и пить пунш… или кровь тех, кто пил пунш. – Она тихо рассмеялась, снова взяв его под руку. – Неужели вы полагаете, Кристоф, что Совет не поверит Третьей Старейшине Даханавар?

– Полагаю, поверит, – улыбнулся он.

– Тогда идемте. Сегодня у меня собираются друзья, и мне не терпится похвастаться знакомством с вами.

Он хотел с удовольствием принять ее предложение, но вместо этого сказал:

– Чем же я заслужил такую трогательную заботу, леди? Вы, как сами признались, видите меня впервые. И уже готовы рисковать своим честным даханаварским именем?

Флора внимательно, изучающе посмотрела на него:

– Вы никому не доверяете, не так ли, Кристоф?

– Доверяю. Ему. – Кадаверциан кивнул на тропинку, где возник из пустоты и также исчез Охотник. – Но, кроме того, я не привык в трудных ситуациях прятаться за юбку женщины.

На гладком лбу Флоры появилась едва заметная морщинка.

– А если мы забудем на минутку о том, что я женщина?

– Сделать это будет довольно трудно. Тем более вы – даханавар.

– Ах, вот в чем дело? – она все еще улыбалась, но голос зазвучал холодно. – Вы не любите мой клан?

– Я не люблю, когда мной манипулируют.

Флора растерянно рассмеялась:

– С чего вы взяли, будто я делаю это?

– Что вы хотите получить в обмен на помощь? – ответил он вопросом на вопрос, продолжая любоваться ее совершенным лицом.

– Ничего! – воскликнула леди.

– Вот видите. А мне была бы больше по вкусу честная сделка, чем перспектива попасть в ваши должники и ожидать, когда вы потребуете оплаты счета.

Она хотела возмутиться, возразить, но колдун помешал ей, добавив:

– Деликатный шантаж меня также не устраивает.

Теперь глаза Флоры сверкали от бешенства. И в гневе ее лицо было не менее прекрасно.

– Вы слишком долго пробыли в Англии, сударь. И, по всей видимости, общались исключительно с вьесчи.

Кристоф молча склонил голову в учтивом поклоне.

– Великолепно. – Леди смерила его уничтожающим взглядом. – Прекрасно. Тогда выпутывайтесь сами, как знаете, господин некромант.

Она гордо отвернулась и пошла прочь, бросив на прощание:

– Можете не беспокоиться. Провожать меня не нужно.

«Болван, – сказал Кристоф сам себе, глядя вслед женской фигуре, стройность которой не мог скрыть даже тяжелый меховой плащ. – Теперь иди и развлекайся в обществе бетайласов. Они – самая подходящая компания для тебя. Эту женщину ты больше не увидишь».

Но кадаверциан ошибся. Флору он увидел. И очень скоро. На балу, посвященном зимнему празднику. Леди была весела, очаровательна и не вспомнила о недавней размолвке. Видимо, решила простить неотесанному некроманту его неделикатность.

Исчезновение Акселя Тхорнисха так и осталось загадкой для остальных кровных братьев…


Кристоф заставил себя очнуться от воспоминаний и вернуться в реальность. В лаборатории было тихо. Вивиан неподвижно лежал в резервуаре, прижимаясь лбом к стеклу. Дарэл вдруг судорожно вдохнул и сел в кресле. У Кристофа создалось впечатление, что он резко отключается от воспоминаний Вивиана, буквально выдирая себя из памяти кадаверциана.

– Дарэл, что случилось? – Колдун, поднявшись, подошел к сканэру. – Дарэл?..

– Увидел себя, – выговорил телепат с трудом. В его глазах все еще плавал туман прошлого. – Вивиан видит меня в то время, как я читаю его мысли, я – знаю, что он думает обо мне… Моя личность будто раздвоилась. И одна половина смотрит чужими глазами на вторую из другого тела.

– Тебе надо поесть.

Колдун принес кубок с кровью, подал даханавару, потом придвинул свое кресло. Сел. Он старался не торопить Дарэла, но от нетерпения принялся барабанить пальцами по подлокотнику и подался вперед.

– Хорошо, что у него короткая жизнь, – сказал даханавар окрепшим голосом, поставив на пол пустой кубок, – иначе мне пришлось бы просидеть здесь несколько лет. Поэтому не могу обещать полное сканирование твоей сущности. Сколько там тебе веков?

Колдун рассмеялся, но Вивиан беспокойно пошевелился, и он тут же оборвал смех, с тревогой глянув на ученика.

– Мне надо передохнуть, Крис. Хотя бы полчаса.

– Да. Конечно.

– Я видел Флору. Леди выпрашивала у тебя заклинание «Тёмного Охотника».

Кристоф дернулся внутренне, и, конечно, Дарэл почувствовал его боль. Острую, яркую, засевшую в душе, почти сросшуюся с ней. Но внешне кадаверциан остался спокоен, почти равнодушен.

– Она была очень настойчива.

– Я уже представил.

Кристоф поднялся, прошелся по комнате, добавил в «ихор» еще немного укрепляющего состава. Хотел спросить про Вивиана, но его мысли, по-прежнему, оставались заняты Флорой.

– Я не мог дать ей Тёмного Охотника. Он бы убил ее. Эта магия только для кадаверциан.

– Не надо оправдываться. Я знаю.

– Не знаешь! – Он с размаху стукнул себя кулаком по ладони. – Я мог попытаться научить ее заклинанию вызова. Если бы она умела… то не погибла бы.

– Ты не виноват.

– А если бы ты мог читать ее мысли, то узнал, что она задумала убить Фелицию и занять место Первой Старейшины… Мы оба виноваты в ее смерти.

Дарэл знал, что кадаверциан, действительно, так думает. Живет с постоянным сознанием своей вины и не ищет оправданий.

– Помнишь Витдикту? Эту воронку… Когда я проводил ритуал, то все время думал о том, что увижу среди этих мертвых голодных теней ее тень.

В глазах Дарэла отразилось тень боли, которую испытывал некромант, и Кристоф провел ладонями по лицу, словно умываясь, загоняя свою тоску поглубже от его сканэрского внимания…

Кадаверциан не стал продолжать этот мучительный для обоих разговор. Спустя десять минут Даханавар снова опустился в кресло, закрыл глаза и погрузился в прошлое Вивиана.

«А ведь я знаю, когда все началось, – думал колдун, глядя на спящего ученика. – Когда Флора впервые почувствовала недоверие к Первой Леди. Как жаль, что тогда я сразу этого не понял».

Глава 11
Восточный экспресс

Когда мужчина делает именно то, чего ждет от него женщина, он не много выигрывает в ее глазах.

Всегда нужно совершать поступки, которых женщина не может ожидать, и говорить то, чего она не в силах понять.[18]18
  Оскар Уайльд. Как важно быть серьезным.


[Закрыть]


Вена, 1889 год

– У меня есть для тебя небольшое поручение, – Вольфгер щипцами достал из камина уголек и прикурил от него папиросу. – Фелиция просила кого-нибудь из кадаверциан сопроводить одну из старейшин даханавар до Бухареста.

– Одна из старейшин, надо полагать, Флора. – Без труда расшифровал туманное заявление мэтра Кристоф. – А кто-нибудь из кадаверциан – я.

– Ты никогда не ездил на «Восточном экспрессе»? – усмехнулся тот сквозь облако ароматного дыма.

– Нет. И ты знаешь об этом.

– Значит, у тебя появилась прекрасная возможность расширить свой кругозор. – Вольфгер достал из кармана два билета и небрежно бросил их на журнальный столик. – Купе первого класса. Ты довезешь леди до места и проследишь, чтобы с ней ничего не случилось.

– Зачем Флоре понадобилось сопровождение?

Мэтр подошел к окну и захлопнул ставни – шум ночной Вены не смолкал ни на минуту. Потом опустился в кресло и поднял взгляд к потолку:

– Могу назвать тебе несколько причин. Первая – Фелиция пытается укрепить связи между нашими кланами. Вторая – Флора отправляется в Бухарест по делу, касающемуся человеческой политики. Мне бы хотелось, чтобы ее миссия прошла удачно, поскольку это будет выгодно для кадаверциан. И, наконец, третья – красивая женщина не хочет скучать в дороге одна. Какой из этих доводов устраивает тебя больше?

– Второй, – с улыбкой ответил Кристоф.

Вольфгер сделал неопределенный жест кистью, который можно было понять и как «ты безнадежен, друг мой» и как «восхищаюсь твоей прозорливостью».


Синие с золотом вагоны «Восточного экспресса» напоминали дорогие игрушки, только что вынутые из подарочной коробки. Такие же чистые и блестящие. В окнах золотился теплый свет, и мелькали человеческие силуэты.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Поделиться ссылкой на выделенное