Алексей Кутафин.

Материализация мысли

(страница 4 из 17)

скачать книгу бесплатно

   – Вот это попали мы с тобой брат Митрий… – И, обращаясь к Катрин, пошутил: – А мы тут устроили мальчишник. …И сплетничаем потихоньку.
   – Да слышала я, как вы нам, женщинам, косточки перемывали. – Сквозь смех ответила она.
   Дмитрий, удаляясь согласно своей очерёдности отдыхать, походя проговорил куда-то в пустоту:
   – Нехорошо подслушивать.
   Катрин виноватым голосом зачастила, оправдываясь:
   – Я же нечаянно. И потом, я… не всё слышала.
   Дмитрий демонстративно молча прошёл в спальный сектор. И удобно устроившись в откинутом кресле, быстро уснул.
   Катрин, выждав немного, спросила Майкла, поддержав предыдущую тему:
   – Майкл, а что такое любовь?
   Сначала он попытался отшутиться:
   – Стремление двух дураков сделать третьего! – Но потом ответил неожиданно серьёзно для вопроса заданного ею: – …Пожалуй, никто ещё до конца не объяснил это понятие. Лично для меня, это возможность пожертвовать своим счастьем ради счастья любимого человека.
   – А как понять, влюблён человек или нет?
   – Не знаю как для вас, женщин. Наверное, просто посмотри на его… морду. И подумай, захочешь ли ты её видеть, просыпаясь утром каждый день, на протяжении всей жизни.
   – А у… Димы есть кто-нибудь сейчас?
   – Да ты что, втюрилась?!
   – Не знаю… Он мне очень нравится. И совсем не обращает на меня внимания. – Совсем по-детски пожаловалась она.
   Майкл поймал себя на мысли, что отношения у них переходят в дружеские. Он представил себя в роли её родителя. Что плохо получилось, учитывая, что папа не стал бы выступать в роли свахи по отношению к своей дочери.
   Но, по крайней мере, он был спокоен, что не сдал с потрохами доверительное признание младшего напарника. И решил ему подыграть:
   – Ну если так, то спровоцируй его сама. Но только так, чтобы главная инициатива исходила от него. Или, по крайней мере, чтобы ему так показалось. Знаешь, мы мужики, как дети. Нам важна, пускай даже только видимость главенства выбора. …Если конечно у тебя всё это всерьёз, а не просто сексуальная озабоченность!
   Он заметил, как она, отвернувшись, покраснела при последних словах; и надолго замолчала. Может он её немного пристыдил. Или она просто обдумывала план дальнейших действий. И то, и другое его устраивало, потому что своей откровенностью они пробудили подзабытые личные чувства…


   Дмитрий проснулся от противного звука зуммера «Предупреждения опасности». И ощутил на себе все «удовольствия» кратковременной перегрузки, связанной с резким торможением.
   На мониторе навигации заблаговременно высвечивались чёткие контуры препятствия.
   Майкл, сосредоточившись на управлении, готовился увести корабль в сторону, на безопасное расстояние.
   «Гамбургер» чуть притормозил, и наткнувшись на невидимую эластичную оболочку, рывком вышел за границы энергопотока.
Описав глубокий вираж, звездолёт завис на безопасном расстоянии от объекта внимания.
   Это была крупная комета, поражающая воображение своими масштабами. Она отдалённо напоминала очертаниями сердце, каким его изображают на своих рисунках дети. И острым концом направленное – навстречу потоку, по которому лежал их путь.
   Энергопоток прерывался здесь, концентрируясь внутри ядра. Хвост кометы, светлой полосой растянулся на многие километры в попутном направлении.
   На фоне сине-фиолетовой панорамы звёздной дали, под коркой шлака из космической пыли и льда, она светилась изнутри лучами холодного газа, пробивающимися сквозь щели скорлупы оболочки. И время от времени подрагивала всем корпусом от сдерживаемой энергии.
   Майкл, просматривая данные компьютера информации, прокомментировал событие:
   – Комета Галлея. Раз, примерно в семьдесят шесть лет, она пролетает на близком расстоянии от Земли и Марса, неся по своей орбите множество мелких метеоритов, которые нередко бомбардировали наши планеты. Её появление в зоне видимости с Земли издревне считалось дурным знаком, предвещающим эпидемии и новые болезни. Недаром её ещё называли «виновницей Земных бед». …Сейчас она как раз на наибольшем удалении от Солнца.
   Он в срочном порядке занялся передачей сообщения на Землю, воспользовавшись кратковременной остановкой; и отправил краткое послание об их экстравагантном перелёте и причине прервавшей его. И не отключаясь от приёма направленной связи, присоединился к коллегам по экипажу, наблюдавшим за космическим феноменом в ожидании ответа.
   Но им не суждение было его дождаться. В более-менее чистом эфирном пространстве послышался нарастающий треск помех. Объект их внимания, весь объятый электрическими разрядами, явно активизировал своё неспокойствие.
   Комета вдруг задрожала, вибрируя своей скрытой сердцевиной. Словно скорлупа ореха, разорванная изнутри неведомой силой – её корявая оболочка, изначально потрескавшись, начала рваться… Плавно, как в замедленной киносъёмке – разлетаясь вокруг.
   Один, весомый по величине, кусок полетел прямо на звездолёт, медленно переворачиваясь и обнажая гладкую сферическую поверхность своей внутренней стороны, окаймлённую острыми зубцами разрыва. Он на время закрыл собой угол обзора фронтального направления, угрожая накрыть их сравнительно мелковатую посудину.
   Майкл, вцепившись в гутаперчивую ручку штурвала, экстренным порядком выводил Диск из опасной зоны.
   Аппарат на форсаже послушно рванулся на попятную. И резко описав полукруг, ушёл в сторону.
   В отместку за случившееся, Майкл, нажав кнопку энергетической пушки, выстрелил вдогонку пролетевшему мимо черепку.
   Небольшой плазменный заряд, осветив пространство оранжевым цветом, оставил свой след почти посередине скорлупы, расколовшейся надвое. Её куски, разлетаясь в стороны – таяли на глазах, съедаемые неумолимой реакцией плазменного синтеза, бегущего полоской ярко-красного огня по материальной основе пропадающих из вида огрызков…
   Полностью реализовав отрицательный стресс, довольный стрелок взглянул на коллег по экипажу.
   Они, не зацикливаясь наблюдением за меткой стрельбой Командира, уже расположились на противоположной стороне кабины, и колдовали над приборами управления, в секторе по направлению к Комете.
   В месте её нахождения, ослепляя взгляд галлогенновым светом, пылало газообразное облако, очень похожее на Защитный экран их корабля. Только в гораздо насыщенной концентрации.
   Переливаясь неестественным светом, оно привлекало к себе внимание таинственностью спрятанного внутри ядра; заставляя всматриваться свидетелей феномена до рези в глазах, в его расплывчатые очертания.
   Сектор обзора прозрачного купола кабины постепенно темнел в указанном направлении, подчиняясь команде с пульта управления, предусмотрительно поданной Дмитрием.
   Теперь можно было различить – силуэт заострённого эллипсоида, огромный по размерам и как бы обрубленный с одной стороны.
   Из его тыльной части вырывался уже известный им поток энергии.
   Сейчас он был различим гораздо отчётливее, из-за своей наибольшей насыщенности. Он, на сколько хватало зрения, устремлялся вдаль, смешавшись с хвостом кометы.
   Сам болид, своей правильной формой, напоминал силуэт челночного космического корабля неизвестной конструкции.
   Выполненный из серебристого металла без единого шва, он производил впечатление – явно рукотворного своего происхождения.
   Дмитрий обернулся к наставнику:
   – Похоже на звездолёт. Что будем делать Командир?
   Майкл задумчиво ответил:
   – Возможно, ты прав. В одном уверен, то что эта штука искусственного производства. И, похоже внеземного! Очередная загадка. Посоветоваться бы с Землёй, но для этого надо выйти из зоны помех. Есть ещё вариант, самостоятельно исследовать её. У кого какие мнения есть на этот счёт?
   Катрин вставила своё веское слово:
   – Это похоже на накопитель, или передатчик жизненной энергии.
   Дмитрий поддержал её ход мысли:
   – Наверное, то и другое. Если предположить, что это какой-то аккумулятор с антенной для передачи этой энергии, то важно знать, куда она дальше следует. Тем более, нам по пути. Образно говоря, может это своеобразная лодка, дающая нам шанс переплыть «на тот берег».
   Майкл с сарказмом перебил его:
   – Ага, а мы «святая троица»! И путешествуем к вратам Рая… или Ада. Сплошные картинки из Библии. …Но в твоих рассуждениях есть рациональное зерно.
   Катрин вдруг озаботилась:
   – А если эта передача ограничена каким-то сроком? Ведь не известно когда он закончится.
   И Командир всполошился:
   – Надо следовать за потоком, не теряя ни минуты! Это к тому же, и не идёт вразрез с нашей основной задачей.
   И женственная часть экипажа засомневалась:
   – А что если мы… не вернёмся? Никто на Земле не узнает об этом явлении.
   Майкл, усмехнувшись, успокоил её:
   – Должны вернуться деточка! По крайней мере обязаны! А если что и случится… тьфу-тьфу-тьфу, надо постучать по дереву… – Сплюнув трижды через левое плечо, он постучал себя по лбу, не найдя по близости подходящего материала: – …То на этот случай, запись внешнего наблюдения ведётся постоянно. А начни советоваться с Землёй, потеряем уйму времени. Быть может Дмитрий прав, и этот поток энергии чуть ли не единственный шанс выйти за пределы границы Солнечной Системы. И вернуться обратно. А временное это явление или постоянное, мы не знаем. Так что вперёд! – Он плавно нажал на штурвал, взяв курс в параллельном направлении газообразного хвоста болида.
   Пролетев солидное расстояние по внешней протяжённости его пышного оперения, «Гамбургер» под углом направился – к перламутровым всполохам жизненной энергии.
   Контуры её потока приобрели более отчётливые очертания со стороны, но по-прежнему были едва различимы обыкновенным человеческим глазом. Не говоря уже о приборах – вообще не реагирующих на его существование.
   Катрин снова взяла управление на себя, предоставив мужчинам безучастно наблюдать за её уверенными действиями, напрямую связанными с её природным даром видеть жизненную энергию. И тем самым, подтверждая важность присутствия её здесь.
   На этот раз понадобилось более ощутимое усилие, чтобы проникнуть в открытое ими чудо. Вероятно из-за большей его концентрации.
   Что и подтвердилось, когда Диск прорвал эластичную невидимую оболочку и с бешеной скоростью заметался внутри её контуров, несколько раз коснувшись и спружинив о её стены.
   Изнутри поток был гораздо более различим. Пелена прозрачного тумана текла параллельно кораблю. И направляла – течение звёздочек, светящихся бледными матовыми оттенками.
   Их разноцветные неясные тени плавно обходили звездолёт и устремлялись вдаль, оставляя ненадолго светлые следы траектории своего полёта.


   По мере движения и ориентации в пространстве, экипаж – не разочаровался выбором способа пути.
   Поток стремительно продвигал их к намеченной цели, обозначенной в задании, как «Промежуточная точка».
   Вдали всё заметнее виднелась – сфера предела Солнечной Системы.
   Майкл, при всём своём многолетнем стаже полётов в Космосе, впервые видел её так близко.
   Невидимая издалека, эта неизвестная преграда в фиолетово-синих тонах, как линза – рассеивала изображение, лежащего за ней, расплывчатого пространства Вселенной.
   В полупрозрачной, вблизи чуть матовой, массе – хаотично, словно пойманные в сеть, метались астероиды различной величины. Они таяли на глазах, без дыма сгорая в пламени неизвестного огня, словно песчинки кристаллов в огнедышащем жидком стекле. И тщетно, за редким исключением, пытались прорвать спрессованную материю – этот вязкий и эластичный потолок Солнечной Системы…
   Майкл снова пересел за штурвал. Поток заметно сужался, и ему понадобился весь его богатый опыт, чтобы держать Диск звездолёта по центру вихляющего лабиринта.
   Приближалась граница Солнечной Системы. Они уже почти достигли её.
   Поток жизненной энергии заметно замедлил свою скорость. И невесть как, пробив дыру в уплотнённой материи, уходил дальше – в необъятные просторы Вселенной.
   Майкл включил отсчёт времени. И, напрягая всё своё внимание, направил корабль в узкий проход.
   «Гамбургер», натолкнувшись на труднопроходимую преграду – медленно попёр сквозь брешь, изрядно теряя энергию.
   Его силовое облако Защитного экрана явно не вписывалось в эту щель. Словно электродом пройдясь сквозь бесцветный металл, оно оставляло за собой трубу из кипящего шлака. Она, дымясь, сразу же лопалась позади, испаряясь на контуре потока, искрящемся словно в вихре бенгальского огня.
   Майкл, с напряжением вцепившись в штурвал, тоном не терпящим возражения скомандовал:
   – Отключить Защитное поле!
   Дмитрий, не осмелясь ослушаться указаний, набрал нужную программу. Но всё же заметил:
   – Рискуем…
   – Риск благородное дело! – Процедил сквозь зубы Командир. И уже дружелюбно, аргументируя свой приказ, добавил: – Иначе мы потеряем большую часть энергетического запаса топлива. А оно нам ещё пригодится при возвращении.
   Защитное облако растаяло. И Диск, вписавшись без него в ограниченные размеры бреши, рванулся вперед.
   В то же мгновение Дмитрий почувствовал необычайный прилив сил, неизвестно как пополненных организмом. Он переглянулся с коллегами по экипажу и по их физиономиям убедился, что это не субъективное ощущение.
   По чуть заметному преломлению в волнообразном искажении предметов, они поняли: что энергия наполнявшая поток, сейчас – пронизывает корабль и проходит сквозь них, то отдавая, то забирая свою силу. И всё это – доброе и злое, что присутствует в человеческой жизнедеятельности, на мгновение коснулось их сознания…
   На крейсерской скорости «Гамбургер» прошёл узкий коридор, и вылетел из тесного плена на простор потусторонней Вселенной.
   Замедлив ход, Майкл задействовал снова Защитный экран.
   Позади и вокруг – обнаружилось скопление астероидов различной величины. Они плавали, толкая друг друга, переворачиваясь и подпрыгивая на незримой подушке защитного поля Солнечной Системы. И подвижной каменной пустыней уходили, на сколько хватало человеческого взора – в горизонт.
   Один из них привлек внимание своей необычной формой. Находясь на почтительном расстоянии, он поблескивал знакомым – стекло-металлокерамическим отливом своего состава.
   Майкл включил увеличение, и констатировал известный ему факт:
   – Это «Разведчик-2». Видимо не хватило энергии на обратный скачок. Кто ж знал, что эта прослойка такой неимоверной плотности.
   Диск аналогичной конструкции, с отсутствующим Защитным экраном и изрядно помятый – больше походил на смятый блин, с неровными обгоревшими краями.
   Дмитрий, осмотрев это печальное зрелище, отметил про себя: «Прав был командир, сэкономив энергию». И перевел взгляд на впередистоящее чарующее пространство.
   Впереди простирался Млечный путь с множеством звезд. Они были видны намного отчетливее и на порядок ближе и различимее – в чистой и безмолвной космической дали, фосфорирующей фиолетовым светом.
   На фоне этой фантастической картины – четкой разноцветной змейкой вырисовывался поток жизненной энергии.
   Они всё ещё дрейфовали в его пределах.
   Продолжая свой путь в зоне видимости – он вдруг резко обрывался на почтительном расстоянии незаконченным концом…
   Майкл выждал время для короткой передышки и акклиматизации в новом пространстве. И решительно произнес:
   – Ну, что, молодежь, продолжим путь! – И предугадывая возможные вопросы, добавил: – А чтобы не заблудиться и перестраховаться от непредвиденных ситуаций, сориентируем автопилот на наш поток. …Видно не случайно он оказался на нашем пути.
   – Или наоборот, мы в его… – Отозвался Дмитрий, набирая клавиатурой программу для запоминания приборами ориентиров в пространстве. – Не зря нам показалось, что Шеф чего-то не договаривает. Ведь координаты прорыва открытой нами энергии, как ни странно совпали с предварительно намеченной точкой выхода корабля сквозь границу.
   – Трудно представить, что он знал об этом. Будем считать это просто счастливое для нас совпадение. – Дополнил Майкл, кивая на искорёженный беспилотный «Разведчик». И запустил «Гамбургер» по намеченному пути.


   Следующий этап, заставивший их изрядно поволноваться, приближался – с визуально обозначенным разрывом тоннеля.
   Надеясь на авось, с различной реакцией на неизвестность, с замиранием сердца и задержав дыхание – не снижая скорости, они нырнули кораблём в колодец с иллюзорной поверхностью, искажённой волнами преломляющегося отражения.
   Исчезнувший на мгновенье из видимости, энергопоток – появился вновь с благополучным преодолением миража.
   Окружающая их панорама звёздного пространства поменяла свою ориентацию. В мгновение ока звёзды стали ближе. А некоторые приобрели очертания, далёких всё же пока ещё, планет.
   Компьютер оценивал новую обстановку, напрягая свой искусственный интеллект, и вырисовывал новый график пространства с точкой их дислокации.
   На экране монитора крутой волной выписывался фрагмент синусоиды светового течения, прочерченный посередине линией продвижения звездолёта. Словно кто-то свернул Вселенную, как листок бумаги – гармошкой, и пронзил её ниткой жизненного энергопотока; сократив тем самым бешеное расстояние и почти аннулировав время.
   Майкл, рассматривая графические выкладки приборов, постарался вслух расшифровать их суть:
   – Похоже, мы вне времени. Опасный поворот событий. Впрочем, здесь внутри, оно приобретает характер относительной величины. Пролетим ещё немного, а там посмотрим… – Он ограничил сутками время отсчёта «Прямого полёта», включённое перед прохождением границы Солнечной Системы. И с какой-то грустью в голосе, словно от безысходности, потеряв вдруг весь свой оптимизм и как бы оправдываясь перед остальными, совсем по-стариковски промолвил: – Пойду посплю однако, а то устал… Будите, если что…
   Он не спал уже более двух суток. Стараясь не пропустить события отличающиеся новизной и непредсказуемостью. И выжидая, когда экипаж новичков – полностью адаптируется в новых реалиях. Сейчас обстановка была сравнительно поспокойней и он позволил себе расслабиться.
   Но в основном – не бессонные часы были причиной его усталости. А – щемящая сердце тоска по Сьюзен. И какое-то, томившее душу, предчувствие ожидания – разлуки и встречи одновременно.
   Дмитрий, приняв эстафету управления из рук Майкла, отметил про себя его настроение. Он напрямую связал это с его недосыпанием. И не придал этому особого значения, будучи уверенным, что со сном восстановится и его жизнедеятельность.
   Майкл не спеша удалился, предоставляя всю полноту ответственности коллегам.
   …Поток жизненной энергии монотонно тёк, пронизывая пространство по своим неведомым законам. Он всё дальше увлекал людей от колыбели Человечества – Земли и от Солнечной Системы.
   По ходу своего пути он заметно расширился. И пополнялся ответвлениями, изредка впадающими с различных сторон в его основное русло.
   Они свидетельствовали, что где-то тоже развивается, и может даже уже кипит – сознательная жизнь, подобная человечеству…


   Оставшись наедине с Катрин, Дмитрий поймал себя на мысли, что необъяснимо рад этому. В последнее время он всё чаще ловил на себе её внимательный, полный плохо скрываемого интереса, чарующий взгляд.
   Встречаясь с ним глазами, блестевшими тайной женского признания, она тотчас отводила их в сторону. Словно боялась, что он прочтёт в их выражении сокровенные мысли.
   Она – то кокетничала, то без причины обижалась; смущаясь и невпопад отвечая на случайные вопросы.
   Дмитрий вовремя заметил эти причуды её поведения и занял выжидательную позицию, стараясь ничем не обнаружить свои догадки.
   Сейчас, в один из таких моментов, она вдруг кротко спросила:
   – Дима, а у тебя была… любимая женщина?
   – Была… да сплыла… – Поговоркой попытался отшутиться он.
   – А расскажи мне о ней. – Не заметив иронии, попросила Катрин.
   Разговор грозил перейти в русло дружеской беседы. И Дмитрий решил замять его. Такие воспоминания пробуждали в душе забытую досаду.
   – Мне не приятно об этом разговаривать.
   – Почему? – Снова продолжила допытываться она.
   И он попытался объяснить:
   – Ну, во-первых, расхваливать одну женщину в присутствии другой, кстати не менее красивой, не тактично. А ничего плохого о ней я сказать не могу. И вообще, не в моих правилах обсуждать женщин.
   – А почему вы расстались? – Упрямо домагивалась она.
   Дмитрий уяснил, что отвертеться не удастся; и туманно ответил, выражаясь подтекстом:
   – Два тигра в одной клетке не живут…
   Что она подумала, расшифровав эту фразу, оставалось только гадать. Но она перестала мучить его воспоминаниями; и переключилась на более приятную для него тему.
   Преодолевая своё самолюбие, Катрин спросила почти шёпотом, заметно краснея:
   – А я… тебе нравлюсь?
   Он даже закашлял от неожиданности, не зная как ответить на такой долгожданный, но внезапно возникший вопрос. И вытаращился на неё своим немым изучающим взглядом.
   Посмотрев в упор на её прекрасные заблестевшие глаза, Дмитрий силился различить в них неподдельность той счастливой причины, которая овладела и им тоже.
   Катрин вдруг вспыхнула, заливая щёки всё более видимым розовым румянцем. И отвела нетерпеливый, полный ожидания, взгляд.
   Судя по этой реакции, Дмитрию нетрудно было убедиться, что у неё возникло взаимное чувство. И он решил сказать ей правду. Но на всякий случай, чтобы сохранить пути к отступлению, проделал это с чуть заметной иронией в голосе:
   – Не то слово… – И осипшим от волнения голосом, заметно заикаясь, продолжил вспомнившейся избитой фразой, как нельзя кстати подходившей в сложившейся обстановке. На ум как назло не шло что-то более оригинальное: – …Ещё не знаю, но уже люблю!
   Катрин счастливой улыбкой прореагировала на его нелепое признание.
   Не спеша она встала с соседнего кресла; и, не скрывая своих жуликоватых с поволокой глаз, молча удалилась за спиной Дмитрия. Оставляя на время его в одиночестве с переживаемым волнением.
   Дмитрий заметил её приподнятое расположение духа, гадая, чем это всё может закончиться. Но отметил её вроде бы не логичное поведение.
   Позади послышался шум включенного душа.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное