Алексей Кутафин.

Материализация мысли

(страница 3 из 17)

скачать книгу бесплатно

   – Может быть эта энергия служит для поддержания Вселенной. Злая для горения звёзд. А добрая для жизни на планетах. Такой своеобразный Ад и Рай. Ведь уходят куда-то наши души после смерти. И куда они попадут, к новой какой-то форме жизни, или в вечное пламя, согревающее своим горением эту самую жизнь? Если так или примерно так, то выходит, без зла не разглядеть добра. Наверное, два этих понятия и существуют рядом, поддерживая и развивая эволюцию на Земле, да и космическую жизнь вообще. С разными этапами развития человечества, подменяя друг друга. И трудно представить одно из двух этих понятий в абсолютной величине. На фоне чего его тогда можно различить? Вот почему присутствует противоположность, давая человеку самостоятельный выбор между добром и злом, и как следствие будущего жизненного пути. И никому неизвестно, как отделить и уберечь хорошее от плохого в нужном соотношении, не нарушая равновесия всеобщей гармонии…
   Майкл, внимательно послушав филосовские бредни, вставил своё веское слово:
   – По моему мнению, не надо совершать поступков, идущих наперекор с совестью; и душа будет спокойна за свою последующую жизнь. Если конечно она не покинула тело совсем за свершённые грехи. …Однако на сегодня достаточно диспутов на научные темы. Тем более что завтра приступаем к учёбе. А это более реальные вещи по сравнению с вашими сумасбродными мыслями. По крайней мере, на сегодняшний день. Неплохо было бы вам оставить немного ячеек в мозгах для усвоения новых знаний; пригодятся в будущем. – Пользуясь правом старшего, поставил он точку в первом общем знакомстве, перешедшем в рамки научной дискуссии.


   День за днём потянулись будни учёбы.
   Дни летели, оставляя позади недели, сложенные в месяцы периода интенсивной подготовки.
   Они не казались Дмитрию монотонными, из-за насыщенности изучаемых дисциплин и приятного соседства с Катрин.
   Из разговоров на общие темы выяснилось, что и у Майкла, и у Катрин, предки были выходцами из России. Это развеяло удивление, возникшее у Дмитрия при первой встрече, как хорошо они говорят на его родном языке.
   В конце марта подготовленный экипаж навестил Джеймс.
   Про него Дмитрий был наслышан от Майкла, что именно он является непосредственно их шефом.
   Джеймс собрал экипаж в отдельном кабинете и кратко изложил цель экспедиции.
   С его слов можно было лишь понять, что экспедиция – была первой пилотируемой космонавтами за пределы Солнечной системы.
   У Дмитрия сложилось впечатление какой-то недосказанности и скрытого подтекста в обрывчатых фразах Шефа. В его глазах, чуть воспалённых от бессонных ночей предстартовой гонки, можно было прочесть – плохо скрываемое напряжение и тревогу, рассказывающие о незаурядности будущего полёта.
С самого начала разговора он как-то странно смотрел на всех троих, словно перед ним сидели не люди, а приведения из средневековой легенды.
   Заканчивая свою речь, Джеймс сообщил:
   – Корабль, на котором вы полетите, уже готов. На днях он прибудет сюда. Вам надо придумать название. – Он остановил свой взгляд на Дмитрии, предполагая, что у того есть свои задумки на этот счёт.
   Но первой поспешила высказаться Катрин, выпалив то что первое пришло ей на ум, в ожидании обеда, отложенного из-за этой встречи:
   – А давайте назовём его «Гамбургер»!
   – Хорошо, что не «Бутерброд»! – Беззлобно съязвил Майкл.
   Но по весёлому блеску его глаз можно было угадать, что он не против. Тем более что придумала название очаровательная «треть» экипажа, принадлежащая к прекрасной половине человечества. И можно было прослыть снобом, проигнорировав предложение так называемого «слабого пола», соответствующего только лишь отчасти этой фразе по своей сути. И он по джентельменски согласился, отдав пальму первенства в этом вопросе, не имеющего принципиального значения, женскому меньшинству.
   – …Впрочем, первое предложение зачастую бывает самым удачным в таких обсуждениях, потому что идёт от сердца. И вообще-то это название даже поднимает настроение.
   – Мне тоже нравится. – Кратко высказался Дмитрий.
   Джеймс, замечая себе на уме давно известное, но только сейчас подтвердившееся, кивая головой, пространно заключил:
   – Никогда ничего подобного не слышал, но не сомневался, что именно так всё это будет…
   Дмитрий отметил про себя странное поведения Шефа. И выйдя из кабинета, поделился своими наблюдениями с наставником.
   Майкл отреагировал очень серьёзно и в то же время спокойно:
   – Не засоряй себе мозги, брат Митрий. Я давно знаю Джеймса, не один пуд соли съели вместе. Даже если он что-то знает, но не говорит, это нам же на пользу. Или, по крайней мере, не во вред. Поговорка «Лучше горькая, правда, чем сладкая ложь» не всегда уместна в непредсказуемых ситуациях. Я его отлично понимаю. Может он сейчас чувствует себя в роли ясновидца, когда любое предсказание может изменить ход событий; и опасается, что не в лучшую сторону. Не знаю как ты, а я не хотел бы знать наперёд свою дальнейшую судьбу. Так или иначе, будущее расставит всё по полочкам истории…
   Всё ближе приближалась дата старта. Она не афишировалась, хотя – и не замалчивалась среди широких слоев населения. Тем самым исключая, присущий таким событиям, ажиотаж в средствах массовой информации. Но важность ей придавало прибытие элиты научного бомонда.
   Накануне полёта, по традиции экипажу была предоставлена эксклюзивная экскурсия вокруг Земли.
   Раньше, в подобных случаях она проходила обычно по экватору на малых скоростях и высотах. Но сейчас она, по просьбе экипажа, была смещена в сторону Северного полушария; и пролегала над родными местами, где они родились и выросли.
   Повсюду внизу благоухала весна, навевая сентиментальные мысли. Она наполняла воздух своим, чуть уловимым ароматом, смешивая запахи парной земли и ранней зелени, с ожиданием чуда завтрашнего дня проснувшейся природы. Она словно призывала людей, во что бы то ни стало вернуться от разнообразных и причудливых красот Космоса – в их родную вотчину…
   В день старта, незадолго до его начала, Джеймс снова собрал экипаж у себя в кабинете. На этот раз он был более подробен в своих указаниях.
   Экипажу предоставлялась полная свобода выбора маршрута. За исключением – точки выхода и возвращения на границе Солнечной Системы, сквозь плотную завесу спрессованной материи, созданную потоком солнечной энергии с встречным ветром неизведанного мира Вселенной. Куда и предстояло им отправиться.
   В их задачу ставилось: основное – наблюдать; и главное – вернуться! На чём собственно можно было и не акцентировать внимание, поскольку это показалось всем естественным.
   Корабль, на котором предстояло это путешествие, был обычным космическим исследовательским вариантом – так называемым «Диск-2-И».
   Пожалуй, единственным дополнением служил «Таймер времени пребывания» за пределами поля камней и огня на границе с Вселенной. Которое было неразличимо с Земли простым человеческим взором, но существовало реально. И может быть даже – служило какой-то защитой от космических лучей, и других неизвестных опасностей, как служит атмосфера Земли для своей планеты.
   Уже на предстартовом пути к кораблю Майкл остановился у одного из погрузчиков и придержал напарника за рукав. Он пропустил вперёд Катрин, и скомандовал ей приказным тоном:
   – Вы, мадам, продолжайте свой путь известным Вам маршрутом! …А мы тут на минуту задержимся.
   Она, по инерции пройдя ещё несколько шагов и заподозрив какой-то подвох, резко обернулась. И с глазами полными слёз, но твёрдым голосом, бросила им обоим:
   – Хотите, чтобы я заплакала? …Не дождётесь! – И зашагала прочь, с женским шармом качая бёдрами, зная какой это произведёт эффект в облегающем комбинезоне, подчёркивающим все достоинства её фигуры.
   Словно загипнотизированные они проследили за её удаляющимся силуэтом.
   Дмитрий с укором посмотрел на Командира:
   – Зачем ты на неё так? Нам же лететь вместе.
   Майкл, оправдываясь, забормотал:
   – Да не хотел я её обидеть. Просто надо соблюсти кое-что. А для женщины это сделать затруднительно, одновременно с нами.
   Дмитрий, с вопросом в глазах, уставился на него:
   – Что именно?
   Наставник, озираясь, не спеша разбортовался; и пристроился у колеса погрузчика, предварительно зачем-то пнув его носком ботинка.
   Мочегонная струя ударилась о серую резиновую оболочку.
   Поймав не понимающий взгляд юнца, Майкл с нравоучительной ноткой в голосе кивнул на колесо:
   – Что заминжевался? Давай! Учить вас молодёжь всему надо.
   Дмитрий не осмелился ослушаться своего старшего более опытного товарища, и последовал его примеру. Но всё же поинтересовался на всякий случай:
   – Ты что, не мог это сделать в другом месте, более подходящем? …В сартире например?
   Майкл, довольный тем, что ввёл новичка в недоумение, неторопливо произнёс:
   – Традиция! Кстати ваша, русская. Ещё с первого космонавта повелась!.. И прижилась.
   И Дмитрий, после облегчения, согласно заключил:
   – Полезная традиция!.. Пожурчали и колесо заодно помыли.
   С приподнятым настроением они поднялись по шлюзовому лифту в «Гамбургер»; и, заговорщецки подмигнув друг другу, уютно расположились в креслах у пульта управления.
   Видя, что Катрин ещё дуется на их выходку, они наперебой, шутя и используя афоризмы, как могли – объяснили причину их кратковременной задержки у колёсного транспорта. И её предъисторию, перешедшую в традицию.
   Это её немного рассмешило и вернуло в хорошее расположение духа, разрядив натянутую обстановку.
   Что было не плохо перед началом старта, до которого оставались считанные минуты.


   Начался последний отсчёт, носивший чисто традиционный характер для начала и баллистики полёта.
   Направляющие кольца корабля завращались, увеличивая обороты с затухающим звуком, подобного шороху крыльев полёта стрекозы. И оперение на них, чётко очерченное вне движения, постепенно исчезло из вида.
   Диск опоясала «Защитная оболочка» бесцветного холодного заряда. Приплюснутым шаром – окружившая его контуры.
   Звездолёт чуть покачнулся, словно корабль на морских волнах, и тронулся с места.
   «Гамбургер» устремился ввысь, увеличивая скорость и разгоняясь по спирали внутри Антарктического мегаполиса.
   Огни внутренней стены гигантского усечённого конуса замелькали, как бы подмигивая на прощание. …И пропали, оставляя позади замкнутое пространство Космического города, высившегося на белоснежной равнине Антарктиды. Он постепенно удалялся, теряя чёткость своих очертаний.
   Корабль преодолевал плотные слои атмосферы, с шумом, напоминающим рокочущее шипение кипящего металла свариваемого электродами. И под острым углом траектории полёта выходил за пределы Земли.
   Оставляя шлейф серебристых огоньков от трения защитного экрана с окружающей планету оболочкой – «Гамбургер» выскочил на околоземную орбиту.
   Приборы замелькали разноцветной гирляндой огоньков, стабилизируя аппарат в очередном этапе полёта – невесомом пространстве. Они спешно моделировали биосферу внутри звездолёта, по критериям – присущим жизни на Земле.
   Дмитрий на миг ощутил состояние невесомости, заворожено наблюдая за открывшейся панорамой внизу.
   В лазоревой дымке атмосферы – Земля представляла зрелище, вызывающее восхищение. И переполняла душу человека – впервые увидевшего, вот так наяву, это со стороны.
   Катрин испытывала такое же чувство. Её глаза округлились ещё больше, выражая неописуемый восторг.
   Родная их планета предстала во всей красе стороннего взгляда.
   Этот – чуть приплюснутый с полюсов Земной шар – с его материками и океанами; спиралевидными завихрениями хлопьев облаков; и красноватыми с высоты, словно кровеносными артериями, руслами рек – был их домом и колыбелью Человечества!
   Им предстояло на время проститься с этим миром. Чтобы приблизить ответ на вопрос: «Какое место среди других миров он занимает?». Хотя в душе для каждого из них, на этот час был один ответ – Основное!
   Искушённый Майкл уловил состояние коллег и взял полностью на себя бразды правления, обмениваясь с диспетчерским пунктом на Земле дежурными фразами о нормальном функционировании оборудования и пожеланиями им счастливого пути.
   Набрав клавиатурой заданную промежуточную точку их дальнейшего пути, он предоставил автопилоту выбрать кратчайший и рациональный путь до неё; давая возможность новичкам адаптироваться в новой для них обстановке.
   Корабль сделал полуоборот по орбите; и напротив арктического района северного полушария, по косой удаляясь от Земли – лёг на заданный курс.
   …Джеймс наблюдал за удаляющейся точкой звездолёта по общему навигационному экрану обзора Космоса. Он мысленно пожелал экипажу удачи.
   Он просмотрел в недавнем прошлом вместе с членами Научного Совета – видеозапись этого странного полёта, немного прояснившую случившиеся события. И знал – что впереди их ждёт опасность, грозящая не только им, но и человечеству в целом. Может быть по воле провидения, не случайно так распорядившегося их судьбой, им предстоит остановить возможную надвигающуюся катастрофу.
   Его всё ещё не оставляло чувство двойственности по отношению к их материально телесной копии внешности, так реально существующей в одном из мегаполисов на Марсе.
   До сих пор их телесное отображение прибывало в бессознательном состоянии, при неусыпном контроле приборов и специалистов, посвящённых в эти события – в научно-исследовательской лаборатории планеты, находящейся сейчас от Земли по противоположную сторону Солнца…


   Преодолев магнитное поле Земли, Майкл нарушил тишину немого восторга коллег, с затаённым дыханием всё ещё наблюдавших панораму удаляющейся голубой планеты:
   – Посмотрите, молодёжь… Может мне мерещится что-то по-стариковски?
   Дмитрий перевёл взгляд в указанном направлении.
   На фоне звёздного пространства, параллельно их курсу – едва различимо поблёскивала прозрачная полоса.
   Извиваясь, она переливалась перламутром, словно нить паутины в солнечных лучах; улавливаемая взором под определённым углом.
   – Определённо что-то есть. Я тоже это вижу.
   – Сейчас мы её просканируем. – Майкл набрал программу спектрального анализа. …И получив нулевой результат, задумчиво добавил: – Это что-то новое…
   – Это как раз то, что я пыталась вам объяснить. – Вставила своё слово Катрин. Сосредоточившись, она пристально смотрела пронзительным взглядом на объект общего внимания своими, отрешёнными от реального мира, глазами: – …Это жизненная энергия. Она неуловима для приборов. И пока не изучена до такой степени, чтобы можно было определить её природу и значение.
   Майкл с Дмитрием переглянулись. У обоих стоял вопросительный знак в глазах.
   – Ну что ж, если не поддаётся заочному изучению, попытаемся это сделать изнутри. – Правом старшего постановил Командир.
   – Это будет нелегко… – Дмитрий кивком головы перевёл внимание своих коллег на небольшой метеорит, затерявшийся в просторах Космоса.
   Метеор пролетал по прямой, пересекающей путь чуть заметно обозначенного потока. Он, наткнувшись на непреодолимую преграду, спружинил от неё, как мячик. Но нисколько не повредил свою форму, под острым углом отлетев от неё. И рикошетом коснувшись Защитного поля корабля – удалился прочь, продолжая свой новый намеченный путь.
   Провожая его взглядом, Майкл с расстановкой, не без тени сомнения в голосе, произнёс:
   – Однако!.. Но всё равно надо попробовать это на ощупь. – И уже уверенней, с глазами загоревшимися азартом жажды познания, приказал, обращаясь к Катрин: – Садись за штурвал, поведёшь нашу посудину. У тебя это лучше получится в создавшейся обстановке.
   Это было мудрое решение. Катрин с её природными способностями лучше различала этот поток энергии, ели заметный обыкновенным человеческим взглядом.
   Переключившись на ручное управление, они на малой скорости сблизились с ним.
   На миг обозначив невидимое препятствие, Диск мягко, словно по маслу, вошёл в намеченное русло. И увлекаемый неведомой силой, понёсся внутри него…
   Здесь, непосредственно посреди этого нового явления, оно предстало, в более осязаемом для зрения людей, своём состоянии.
   Оно напоминало собой – почти прозрачный поток тумана, вперемежку со снопами разноцветных огоньков, плавно обходящих силуэт корабля и улетающих вперёд. Они оставляли трассирующий след своей траектории полёта и высвечивали – неясные контуры цилиндрического тоннеля, плавно изгибающегося по своим неизвестным законам и уходящего в неведомую даль.
   Для опытного Командира экипажа, повидавшего нимало на своём веку, это было тоже открытием. Он во все глаза таращился, озираясь вокруг. И наконец выдохнул:
   – Ничего подобного раньше не видел. Не зря говорят «Век живи, век учись». Непонятно, почему мы так беспрепятственно сюда проникли?
   – Ну, если эта энергия Жизненная, то, вероятно, она каким-то образом распознала нас и приняла за «своих». Мы же тоже излучаем что-то подобное. Сложнее объяснить её цветную сущность. – Логично заметил Дмитрий, и посмотрел на Катрин.
   Она скромно ответила:
   – Наверное, ты прав. Я к сожалению не так сильна в логическом мышлении. Но версия высказанная тобой при нашем знакомстве о добре и зле заслуживает внимания. И может быть даже подтверждается сейчас. По крайней мере, не идёт вразрез с этим. – Она картинно повела глазами по обзору прозрачного купола кабины
   – Не знаю как насчёт её сути. Но то, что эта энергия, вполне реальная сила и достаточно эффективная, несомненно! – Майкл просматривал на экране графику ориентации в пространстве и анализировал обстановку, рассуждая вслух: – Судя по всему, внутри этого тоннеля скорость нашей посудины на порядок выше расчетной. Это даже не считая, что идём мы сейчас на минимальных оборотах. Если так дальше пойдёт, то через двое-трое суток мы будем уже у намеченной точки выхода за пределы нашей Солнечной Системы! – Обернувшись, он с оттенком нескрываемого удивления в голосе заключил: – Если это так, то эта энергия превосходит все известные науке виды! …Так или иначе, всё это не понятно. Будем надеяться что пока. А сейчас надо подумать и об отдыхе. Спать будем поочерёдно. Первой пойдёт Катрин. Она попрактиковалась уже в управлении. Теперь твоя очередь, брат Митрий. Думаю, без неё мы справимся. Тем более что изнутри этот поток виден довольно сносно. Главное постараться держать «нос по ветру» и не выскочить за его пределы. Но вроде бы простор для манёвра есть.
   Катрин послушно удалилась. Она затенила свой спальный сектор одной из выбранных голограмм и улеглась отдыхать.
   Дмитрий, приняв штурвал в свои руки, сразу почувствовал эйфорию полёта.
   Словно по извилистой трассе бобслея мчались они по тоннелю, плавно вписываясь в его контуры.


   Звездолёт увеличил скорость. И пилоты, периодически меняясь, чтобы дать глазам отдохнуть от напряжения, вели душевный разговор.
   Первым его начал Дмитрий, неожиданно спросив:
   – Майкл, а ты любил когда-нибудь?
   Майкл немного помолчал, собираясь с мыслями. И с оттенком грусти в голосе ответил:
   – Я и сейчас люблю.
   – Счастливый ты человек.
   – Она умерла не так давно…
   – Извини, я не знал.
   Майкл задумчиво кивнул и продолжил:
   – Кто знает, быть может, её душа летела вот этим же путём куда-то, чтобы материализоваться в новой своей жизни. Мне почему-то даже кажется, что с каждым днём я приближаюсь к ней. – Он сбросил с себя угрюмую маску, и нарочито бодрым голосом поинтересовался: – Ну а у тебя как на любовном фронте?
   – Тоже… была. Не знаю, как назвать, первая или настоящая. Но то, что не разделённая, это точно.
   – Может быть влюблённость просто?
   – Не знаю… После того как мы расстались, думал с ума сойду. В каждой похожей женщине видел её лицо. По ночам уснуть долго не мог. И засыпая, видел во сне опять её…
   – А почему она бросила тебя?
   – Я сам ушёл.
   – Ну, ты даёшь, брат Митрий. За любовь бороться надо!
   – Может быть ты и прав… Я просто почувствовал, что она не любит меня. А значит, не может быть со мной по настоящему счастливой. К тому же, как потом выяснилось, у неё был запасной вариант. И моё самолюбие не вынесло этого. Если бы не любил, возможно, простил бы это.
   – А дальше что?
   – Потом постепенно всё улеглось. Она сейчас живёт с другим. И похоже очень счастлива.
   – И что, ты продолжаешь до сих пор по ней убиваться?
   – Уже нет… Время, самое лучшее лекарство от этой болезни. И потом, чтобы любовь горела, её надо подпитывать взаимностью.
   – Это любовь, но скорей всего первая. Или просто, роковая женщина в твоей судьбе. Иначе бы ты не смирился с этим. Не переживай, какие наши годы, будет и настоящая!
   – Да я особо и не переживаю. Более того, даже благодарен судьбе за то, что она распорядилась именно так. Иначе и не знал бы, как вести себя с Катериной.
   – Так вон, куда ты клонишь? Теперь я понимаю, зачем ты начал этот разговор. Зацепила она тебя всё-таки! …Хорошая девушка. Вообще трудно представить, что она не растопила бы лёд в твоей душе. И что, у вас «это» уже случилось?
   – Нет… пока. Да если бы и произошло, я бы не сказал.
   – Смотри, не тяни! Тем более, что не трудно заметить, она тоже «не ровно дышит» по отношению к тебе. В этом деле главное всё вовремя надо делать. Иначе отношения перейдут, от обоюдной симпатии, в дружеские. …Или того дальше, в братско-сестринские. Поверь мне «старому развратнику»! – Пошутил Майкл.
   И Дмитрий подхватил его весёлый настрой:
   – Ну «Мы» тоже не мальчик. И кое-какой опыт у «Нас» тоже имеется. Выдержать паузу, не навязываясь, иногда даже полезно. Чтобы посильнее запасть в душу.
   – Тоже верно! Ну и как говорится «флаг тебе в руки»! …Вообще занятная штука эта любовь. Без неё вроде и жить можно, а всё равно чего-то не хватает. Скучновато как-то что ли. Для женщин она, наверное намного больше значит. У нас, мужиков, в основном работа на первом месте …Интересно как они выбирают единственного и неповторимого среди членов своего кружка?
   – Да уж точно, что не головой! Наверное, ищут по жизни свою половину «из чьего ребра они сделаны», зная что Бог создал Еву из ребра Адама. Не даром же у нас на одно ребро меньше, чем у женщин.
   – Разыгрываешь? – Усомнился Майкл.
   – Нисколько, сам проверял. – Уверил его Дмитрий. И продолжил недосказанную мысль: – …А, почувствовав, что это её половина, они с женским шармом «расставляют нам силки» и ловят, словно птичек в клетку. А нам остаётся думать, как, не расставаясь с этим обаятельным пленом, одновременно «не разучиться летать»!
   – Как не крути, без них никуда. Главное следить, чтобы не «сели на шею»!
   Они до того распалились, обсуждая прекрасный пол, что не заметили, как перешли с полутонов начала разговора на повышенный тембр голосов в оконцовке.
   …Звонкий смех Катрин оборвал их на пике накала страстей, приведя в замешательство собеседников.
   Проснувшись, она невольно стала свидетельницей приватной беседы. Наивная мужицкая философия не на шутку рассмешила её. И не сумевши сдержать свои эмоции, она обнаружила своё присутствие.
   Майкл негромко отреагировал на это:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное