Александр Сухов.

Танец на раскаленных углях

(страница 1 из 29)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

Прекрасна Илирия с ее чудесным климатом, ласковым морем и приветливыми, общительными, слегка экспансивными жителями. Богата до расточительности природа этого края. Здесь всего вдоволь: солнца, моря, ослепительно белого песка, чистейшего воздуха, яркой, изумрудной зелени. Если однажды вам случится посетить Илирию, вас непременно потянет сюда вновь и вновь, и каждый раз вы будете открывать для себя что-то новое, неизведанное доселе.

Тысячелетия назад склоны хребта Агар, что означает на верхнем эли «кровь», получившего это название от специфического красного цвета пород, образующих горный массив, были сплошь покрыты непроходимыми лесами. Древние народы здесь не селились из-за обилия смертельно опасных диких тварей в лесах, удушливых испарений прибрежных болот и полчищ ядовитых москитов.

В наше время Илирийский полуостров, благодаря трудолюбию и упорству людей, населяющих его, коренным образом преобразился. Болота высушены и распаханы, опасные звери уничтожены.

Южные склоны гор повсеместно занимают виноградники, обеспечивая едва не четверть населения Эпирии «Золотистым игристым» отменного качества. Остальные сельскохозяйственные площади, примерно в равных пропорциях, отведены под фруктовые сады и плантации оливковых деревьев. Экспорт маслин, оливкового масла, цитрусовых и других плодов – третья важнейшая составляющая дохода государственной казны после туристического бизнеса и торговли вином.

Выше в горах, на сочных травах альпийских лугов, нагуливают жирок знаменитые илирийские козы, чья тонкая и длинная шерсть высоко ценится по всему свету, а сыр из жирного козьего молока – мечта любого гурмана.

По всему побережью Срединного моря комфортабельные отели, вне зависимости от времени суток, при наличии свободных мест готовы принять с распростертыми объятиями любого платежеспособного гостя, желающего в полной мере вкусить все местные прелести и изыски. К услугам многочисленных туристов великолепные песчаные пляжи, теплая, кристально чистая вода, изумительная национальная кухня, комплекс развлечений – от старинных винных погребков до современных ресторанов, круглосуточных дискотек и игровых центров.

В Илирии можно вкусно поесть и отведать прекрасного вина всего за десяток местных гульденов в какой-нибудь захудалой на вид таверне и выйти голодным из фешенебельного ресторана, расставшись с сотней.

На пляже или в ресторане вы запросто познакомитесь с наивной, даже глуповатой на первый взгляд красоткой, которая после бурной ночи любви растает с первым лучом дневного светила, словно ангел небесный, освободив клиента от наличности и оставив ему в подарок букет разнообразных хворей. Маг-целитель потом будет долго чесать затылок, размышляя, какое зелье предложить бедняге, чтобы, вылечив один недуг, не вызвать обострение другого.

Здесь очень легко можно встретить внушающего уважение интеллигентного мужчину, который рад просто так, из личной симпатии, угостить вас бокалом вина.

Он представится наследным принцем какого-нибудь удаленного королевства или незаконнорожденным, но горячо обожаемым своим батюшкой сыном одного из известнейших промышленных магнатов. Вы, естественно, сразу поверите ему. Когда же за карточным столом вы спустите симпатяге последний сантим или одолжите ему крупную сумму, он почему-то сразу охладеет к вашей персоне и скроется в неизвестном направлении.

Впрочем, оставить свои кровные в каком-нибудь игорном заведении вы сможете и без посторонней помощи. Лишь редким счастливчикам удается сорвать за игровым столом приличный куш. Однако по-крупному здесь мало кто играет, только профессионалы, но они практически не пользуются услугами казино, а предпочитают проводить свои карточные баталии в уютных гостиничных номерах, исключительно в узком кругу проверенных лиц.

Одним словом, жизнь на побережье Илирии бьет ключом, некоторых по голове и очень больно.

Прекрасна Илирия, и Кванк не без основания всегда считался одним из красивейших городов побережья Срединного моря. Основанный полтора тысячелетия назад по приказу короля Людвига Свирепого, он сразу же стал важной военно-морской базой и сыграл решающую роль в споре людей и орков за владычество над Среднеморьем. Именно здесь десять веков назад произошла последняя битва между флотами воюющих сторон, когда оркские триремы в отчаянном порыве попытались высадить десант, с целью захвата крепости. Тогда при поддержке береговой артиллерии малочисленная эскадра защитников цитадели отправила на дно более сотни вражеских кораблей, а с ними десятки тысяч воинов. Деморализованный противник после этой битвы так ни разу и не рискнул до конца войны высунуть нос из своих блокированных портов.

В прошлом отсюда часто отправлялись исследовательские экспедиции в различные точки Земли. Именно уроженец этих мест пират Фауст Гоннор восемьсот лет назад, спасаясь от заслуженной виселицы, первым пересек Закатный океан и открыл неизвестный доселе континент, названный впоследствии его именем. Гигантская статуя первопроходца, отлитая целиком из бронзы – подарок признательных гоннорцев родному городу первопроходца, вот уже триста лет украшает центральную площадь Кванка.

– Полюбуйся, Коршун, сколько металла не пожалели заокеанцы, – обратился ко мне Брюс, ударом кулака проверив восьмиметровое изваяние на пустотелость. – Сейчас так уже не делают. Слепят из фольги, натянут на стальной каркас и радуются до первого ветерка. Это сколько ж руды нужно было перелопатить, чтобы отлить такое?

Признаться, технологический аспект создания фигуры мореплавателя меня мало интересовал. Впечатлял сам факт ее существования и грандиозность замысла. Вот она – истинная человеческая благодарность, получившая воплощение в материальной форме.

– Вечно ты, Брюс, забиваешь голову себе и людям всякими глупыми вопросами! Я тебе кто – металлург, что ли? Лучше любуйся и восхищайся, но молча, чтобы не портить удовольствие другим.

– Было б чем восхищаться! Подумаешь, «От благодарных жителей Гоннора родине великого человека»! А чем он велик? Тем, что бежал от намыленной петли сломя голову и случайно обнаружил целый континент? Так каждый может.

Меня разозлила категоричность суждений компаньона.

– Слушай, умник, а чего же раньше гномы, эльфы, орки или гоблины не погрузились на кораблики и не открыли эти земли?! Почему ждали, когда жареный петух клюнет одного из нас – людей?! Может быть, тогда Гоннор носил бы совершенно другое название, например: Гобланд, Орканда, Гномия или Эльфаранда. Кто мешал?.. Поэтому не ворчи, смотри с благоговением и уважением к великому человеку, а не подсчитывай себестоимость материалов и работ, затраченных на увековечивание его памяти.

Напарник, не найдя, что ответить, обиженно засопел и демонстративно повернулся спиной к бронзовому колоссу.

Время близилось к вечеру. Дневная жара спала. Я, Брюс и верный пес Злыдень возвращались с пляжа в гостиницу «Игривый дельфин», где мы томились уже третьи сутки в ожидании ближайшего пассажирского судна в Офир.

Вы зададите законный вопрос: «Почему наша компания теряет драгоценное время и не мчится на всех парусах в направлении конечной цели нашего путешествия на заранее арендованном гномами судне?» – и будете правы. Этот вопрос я уже задавал начальнику экспедиции. Его Величество, как обычно, нагнал туману: мол, нужно дождаться кое-какой информации от мозголомов из аналитического отдела. Какую именно информацию мы должны получить, он не сообщил.

Добиваться более подробных разъяснений я не стал. Махнул рукой – начальство знает, что делает, и решил употребить свободное время с пользой для тела и ума, посвятив его приему морских, воздушных и солнечных ванн днем и осмотру местных достопримечательностей по вечерам.

После обеда я, как обычно, решил позагорать на берегу моря. Брюс и пес выразили желание составить мне компанию. Матео на сей раз отказался и остался в номере.

Явление странной троицы: гнома и человека в пестрых рубахах «а-ля сафари», коротких цветастых шортах – писк сезона, в сопровождении угольно-черного лохматого волчары, неизменно привлекало откровенное, даже слишком откровенное, на мой взгляд, внимание отдыхающей публики. Ехидные улыбочки, особенно со стороны женского пола, вызывал вид кривых волосатых ножек Брюса. Говорил же ему, чтобы плюнул на моду и купил себе что-нибудь менее экстравагантное. Да разве гнома можно переубедить в чем-то? Не пробовали? Значит, и не стоит.

По прибытии на пляж я и зверь сразу же бросились в белую пену прибоя. Брюс, сославшись на врожденную аллергию к воде в любых ее проявлениях, устроился в шезлонге под парусиновым навесом ресторанчика и потребовал у официанта кувшин пива и побольше вяленой рыбы.

Вдоволь накупавшись и позагорав, мы решили пройтись к центру города для дальнейшего ознакомления с местными достопримечательностями. Признаться, меня эти ежедневные прогулки на пляж и по улицам Кванка начали угнетать. Скорее бы пришел белый пароход, и вперед – в Офир. Моя кипучая натура не выносила безделья, даже такого приятного, если неотложные дела стоят на месте. Однако что-либо предпринять для ускорения процесса в данной ситуации не представлялось никакой возможности – вплавь Срединное море не пересечешь…

Наглядевшись вдоволь на бронзового исполина, я решил все-таки первым предпринять шаги к замирению с гномом:

– Ну что, Брюс, хватит дуться. Пошли в гостиницу, сегодня четвертьфинальный матч. Можем не успеть. Как ты думаешь, кто выиграет?

Я задел больную струнку компаньона. Кроме пива у него была еще одна страсть, и страсть эта – футбол.

– Тут и думать нечего! Конечно же, «Красные Пумы»! – воодушевился Брюс, оседлав любимого конька. – Ты неправильно сформулировал вопрос, Коршун. Нужно было спросить: не «Кто выиграет?», а «С каким счетом „Пумы“ сделают этих хлюпиков из Вествуда?».

– Зря ты так считаешь, – возразил я. – «Альбатросы» вполне могут выйти в полуфинал. Смотрел интервью с их тренером? А спецы что говорят, знаешь? Нет, Брюс, в этом матче я бы поставил на «Альбатросов». Слава Создателю, мои «Мустанги» уже в полуфинале и обязательно завоюют Континентальный кубок.

– Никогда! – категорично заявил гном. – Земля начнет крутиться в другую сторону, полюса поменяются местами, если твои «Мустанги» хотя бы пролезут в финал. «Пумы» их порвут, как Злыдень грелку!

– Хорошо, компаньон, раз ты так уверен, что «Пумы» победят – давай заключим пари.

– На что? – встрепенулся Брюс.

– Сделаем так. Мои побеждают – ты месяц к пиву не притрагиваешься, твои – я месяц не пью.

– Не, Коршун, я без пива дня не проживу, а тебе оно до лампочки – ты и соком перетопчешься. Не согласен – нечестный спор.

– Выходит, ты признаешь, – торжествующе воскликнул я, – что «Мустанги» способны выиграть у «Пум»?!

– Не признаю, но допускаю мизерную вероятность, – сморщил физиономию гном.

– Значит, боишься спорить? – я решил взять друга «на слабо».

– Брюс никогда и ничего не боится, да будет тебе известно, но на пиво ставить не буду. Давай шире шаг, Коршун, иначе не успеем к началу…

Четвертьфинальный матч близился к своему завершению. «Альбатросы» позорно проигрывали «Пумам» со счетом 3:0. Брюс ликовал. Он время от времени подскакивал в кресле, хлопал в ладоши, орал как резаный при любой голевой ситуации или комментировал ошибки игроков с той и с другой стороны в выражениях, которые я постеснялся бы повторить даже в очень близкой компании.

Злыдень, «поболев» минут пять, деликатно покинул наше общество. Похоже, мельтешение рук и ног на экране псу не очень понравилось.

В это время дверь моего номера (именно там мы предавались порочной, по мнению древних стоиков, страсти) распахнулась, и на огонек заглянул сам Его Величество. Брюс, окончательно войдя в роль распорядителя бала, невежливо показал королю кулак – дескать, ни звука и снова уперся глазами в телевизор.

Монарх махнул рукой на распоясавшегося фаната, присел на диван рядом со мной и скромно стал дожидаться конца матча…

После того как «наши» победили со счетом 4:1, мы с Матео стали свидетелями зажигательнейшей джиги в исполнении радостного Брюса. Я начал было опасаться за целостность мебели – объясняйся потом с администратором за причиненный урон. К счастью, горячий парень ничего не разбил и не поломал. Успокоившись, Брюс грохнулся в кресло и бесцеремонно потребовал у меня, как хозяина номера, уведомить обслуживающий персонал о том, что один почетный гость желает, чтобы ему сей же час доставили пива – много пива. Отказать я не мог – сегодня его день, ведь даже сам король не пискнул в ответ на хамское поведение своего подданного…

– Дорогие друзья, завтра в шесть утра в Кванк приходит «Святая Брунхильда». Это означает, что к середине дня мы покидаем сей уютный уголок и двигаем в Офир, – порадовал новостью руководитель экспедиции, после того как одним махом ополовинил кружку.

– Это хорошо, сколько можно торчать без дела! – одобрил Брюс.

Глаза ветерана загорелись от радостной вести или от выпитого, я так и не понял.

– Положим, всяких интересных забав у тебя и здесь хватает. Например, махать кулаками перед носом своего короля, – Матео не удержался и уколол болельщика.

– Да ладно тебе, Ваше Величество, не держи обиды! Это я не со зла, а от перевозбуждения – этот чертов Берн едва не попал в наши ворота, и тут ты нарисовался! Скажи лучше, как там, в замке, все в порядке?

– В Харальских горах спокойно. После той ночи больше никто к дворцу не приближался. Опальные старейшины под домашним арестом. Бедрик кое-что нарыл, но этого пока недостаточно для предъявления обвинения в попытке покушения на короля Мергелю и прочим моим недоброжелателям. Твоя догадка, Коршун, подтвердилась полностью – Злыдень бегал на романтические свидания через лаз, проделанный заговорщиками, – сообщил король, затем обратился персонально к ветерану: – Тебе, старый хрен, горячий привет от Эфиминии – крестницы моей, ждет, любит, считает дни до твоего возвращения. Чего только глупая девчонка нашла в тебе? Никак умом не постигну.

– Тыщу лет проживешь, а своим скудным умишком никогда не уразумеешь истинной природы наших с Фимочкой отношений! Любим мы друг друга – вот и вся загадка. Сам-то куда смотришь? Ингрида два века как почила. Наследник нужен горному народу. В кланах ропщут, будто король неполноценный – никак не женится. Вели клич кликнуть – со всего света лучших красавиц навезут, выбирай – не хочу!

Хоть Брюс и резал правду-матку в глаза монаршей особе, чувствовалось, что не по злобе, а исключительно из любви к Матео и заботясь о судьбе всех гномов. В ответ на справедливую критику король рассмеялся:

– Отлично, друг мой сердечный, разберемся с делами, вернемся во дворец, а там, глядишь, и вместе свадьбу отпразднуем. Ты со своей Фимочкой, и я себе подберу кого-нибудь посимпатичнее, – затем от игривого тона он резко переключился на серьезные темы: – Приказ о соблюдении режима полной конспирации остается в силе. Брюс, это особенно касается тебя. Никаких звонков любимой. По данным аналитического центра, эльфы с ног сбились, стараясь унюхать наш след. Видимо, мои недоброжелатели как-то умудрились передать остроухим информацию о том, что нас нет в горном замке. Хорошо, что о маршруте, целях и задачах экспедиции знаем лишь мы и узкий круг посвященных.

– Обижаешь, начальник, Брюс не на одной войне побывал и что такое режим секретности прекрасно понимает, – надулся гном. – Почему, как что, сразу Брюс? Когда это я кого-то подставил? Скажи… ну скажи, Матео?!

– Не ерепенься, старый пень. Это я так, для профилактики. Коршуну не с кем общаться, а ты, как всякий влюбленный, можешь наделать глупостей вовсе не со зла, – улыбнулся обезоруживающей улыбкой Его Величество. – Если у вас больше нет вопросов, пойду к себе – мне необходимо еще поработать над кое-какими документами.

– Минуточку, мастер, – я обратился к Матео. – Вам удалось уточнить местоположение Громыхалы? Как я понимаю, район, очерченный Калиной, слишком обширен, чтобы мчаться туда сломя голову. Вы, долгоживущие, можете позволить себе потратить пару десятков лет на блуждание по бесконечным офирским джунглям. Я – нет.

– Не беспокойся, мальчик, в данный момент мой аналитический отдел как раз над этим работает, и, скажу тебе по-секрету, кое-какую полезную информацию ребята уже нарыли. Здорово помог отчет одной геологической экспедиции, проводившей изучение Ариманского нагорья полтора века назад. Теперь участок поиска сузился до каких-нибудь пятисот квадратных километров.

Я вспомнил те «два лаптя» на карте, которые обвел старый маг, и немного успокоился. Пять сотен квадратных километров – не пять тысяч, авось сыщем последнего представителя драконьего племени в разумный для человеческой жизни срок.

– А нельзя ли район поиска еще уменьшить? Ведь методом спутниковой триангуляции вполне можно все рассмотреть подробнейшим образом, – задал я резонный вопрос.

– Умный ты, Коршун, а мы, выходит, дураки. Нет над экваториальной частью Офира спутников – ни к чему они там. Что можно увидеть из космоса, если все нагорье – сплошная сельва? Даже если бы кроны деревьев и не загораживали обзор, любоваться в тех местах нечем. Может быть, тебе интересно взглянуть, как огры размножаются или питаются друг другом? Отстегни пару десятков миллионов гоннорскими Интернациональной Ассоциации Аэрокосмических Исследований. За такие бабки эти с радостью предоставят такую возможность любому желающему. Так что придется нам немного потоптать ножками офирские красноземы и вдоволь налюбоваться экзотической флорой и не менее экзотической фауной тех мест.

– Да будет тебе, Коршун, волну раньше времени гнать! – вставил веское замечание Брюс. – Поймаем людоеда, допросим с пристрастием – все выложит: и где дракон, и как к нему добраться…

– …и где раки зимуют, – я перебил чересчур оптимистичного гнома. – Хотелось бы посмотреть, кто кого будет допрашивать с пристрастием… – и рассмеялся, представив, как этот маломерок вяжет и пытает двух с половиной метрового гиганта. – И еще, Брюс, скажи, когда это ты успел выучить язык огров? Может быть, ты считаешь, что тебе удастся пообщаться с ними на общем или на вашем гномьем? Держи карман шире!

– Вечно ты, Коршун, кайф сломаешь – помечтать не дашь, – обиделся Брюс.

– А чего мечтать о пустом? Мечтай лучше о том, как нам реально побыстрее найти Громыхалу и не свариться в собственном соку – с детства не переношу жары.

– Насчет «свариться в собственном соку» не беспокойтесь, – король хитро улыбнулся и обвел компанию торжествующим взглядом. – Ваши комбинезоны изготовлены из нитей карстового ткуна.

Поскольку Его Величество не соизволил пояснить, чем карстовый ткун отличается от некарстового, я задал вполне разумный вопрос:

– Что за зверь такой? Никогда о нем не слыхивал.

– А чего ты вообще слышал про нашу флору? – в отместку за кайфолом попер в атаку Брюс. – Упырей не видел, скальных червей и кислотных мокриц – тоже… Темнота!

– Не ярись, Брюс! – вступился за меня Матео. – Во-первых, не флора, а фауна. Во-вторых, молодому человеку нужно все подробно объяснить. Ты сам-то, когда познакомился с мокрицей? Не помнишь? Так я напомню – визжал как резаный, когда тебе эта тварь за шиворот заползла, – и, обратившись ко мне, продолжил: – Карстовый ткун – огромный, размером с курицу паук, обитающий, в соответствии со своим названием, в карстовых пещерах отрогов горной системы Ухтыр-хо на юге Халифата. Зверь весьма ценный, но очень опасный – один укус, и тебя не спасет даже бочка универсального эликсира. Ценится не сам паук, а коконы, в которые он заматывает свои яйцекладки. Обработав их специальным образом и размотав, наш народ издавна получает сверхпрочную, необычайно тонкую нить. Ткань из паутины ткуна имеет ряд чудесных свойств: ее очень трудно порвать, а одежда из нее способна при любых условиях поддерживать стабильную комфортную температуру и защищать существо, носящее ее, от воздействия как жары, так и холода. Тебе, Коршун, она будет полезна еще и тем, что при необходимости войти в ускоренный режим отпадет надобность разоблачаться каждый раз – ткань выдержит любые твои кульбиты даже в гипере. Ботинки простеганы нитями, сплетенными из паутины, поэтому тебе и разуваться не придется, мой резвый друг, скачи на здоровье, сколько душе угодно.

– Во чешет, как по писаному! – восхитился Брюс. – Лучше не сказал бы даже сержант Нагель, а он был великим знатоком всех воинских уставов, – ночью разбуди, на любой вопрос ответит без запинки.

– Если бы ты не заседал каждый вечер в кантине, а время от времени брал в руки книгу, – заметил я, – то чесал бы не хуже Его Величества.

– Пустое это, Коршун. Пиво значительно полезнее и к тому же здорово стимулирует мозги, а ума мне и без книжек не занимать. Без ложной скромности скажу, что лучше старины Брюса ни один математик не установит минное заграждение или не выполнит закладку фугаса для подрыва здания – это у меня от природы.

– Что верно – то верно. Дар у нашего друга такой, – подтвердил Матео, поднимаясь с дивана. – Ну, я пошел. Спокойной всем ночи! Пока!

Когда за королем всех гномов закрылась дверь, Брюс глянул на часы и обратился ко мне:

– Коршун, сейчас около половины десятого – время детское, а не посетить ли нам с тобой какое-нибудь уютное заведение? Я тут присмотрел один ресторанчик в квартале от гостиницы. Думаю, тебе будет интересно – там даже тетки голые выступают. Не боись, паря, не гномихи и не эльфийки – ваши девки, людской породы. Впрочем, гномиху ты никогда не увидишь крутящей задом в подобном месте. Это вы – люди и остроухие окончательно стыд потеряли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное