Александр Мазин.

Спящий дракон

(страница 3 из 45)

скачать книгу бесплатно

– Благородная Этайа, – представил свою спутницу Эрд.

– Алан, Наместник Великого Ангана в Фаранге! – отрекомендовался конгай.

Ростом он был на ладонь ниже Этайи.

– Могу я предложить светлейшей глоток вина из розового фарангского винограда? – осведомился Наместник. – Или благородная Этайа предпочитает другой сорт?

– Я бы выпила немного лимонного сока, – ответила женщина.

– Все, что у меня есть, – к твоим услугам! – проворковал Наместник.

Свет масляной люстры-шара отражался от его коричневой лысины. Ноздри подрагивали, словно он принюхивался.

Эрд посмотрел в окно на подсвеченный сад и увидел двух стражников, шагающих по мраморной дорожке.

Слуга принес два узких серебряных бокала с вином и хрустальную чашу с золотистым соком – для Этайи.

– Да не сочтет меня неучтивым благородная гостья, – произнес Наместник, заметив, что Эрд отвернулся, – но долг повелевает мне взглянуть на твое лицо.

Женщина молча расстегнула брошь, удерживающую вуаль. Наместник впился взглядом в лицо светлорожденной… и даже всхлипнул от восхищения.

Изящным движением затянутой в шелк руки Этайа вернула вуаль на место.

– Почтенный Наместник понимает, что я совершила это жест лишь в знак расположения к обычаям Конга? – спросила она.

– О да, безусловно! И прошу тебя, не открывай более своего лица. У нас в Конге любовь владычествует надо всем! – Голос Наместника стал приторно-сладким. – Я потрясен и очарован!

– Благородная Этайа вольна в своих действиях! – жестко произнес Эрд.

Наместник кивнул, соглашаясь. Но взгляд его, обращенный на гостью, был полон вожделения.

– Слыхал я, что светлейший желал бы получить открытую подорожную Конга? – проговорил Наместник, с усилием переводя взгляд на Эрда.

– Да, это так, – ответил светлорожденный.

– Мы могли бы побеседовать об этом и о многом другом, – Наместник сглотнул слюну, – если светлейший придет ко мне попозже, когда мои слуги, – кивок в сторону гостей, – оставят меня. В этот сезон ночь не располагает ко сну, не так ли?

Эрд нахмурился. Ему не нравилось, как лысый конгай глядит на его спутницу. Но поскольку приглашение касалось только самого светлорожденного…

– Я приду, – лаконично сказал Эрд.

– Тогда, светлейший, я жду тебя во второй час полуночной стражи. Но… Ты не обратил внимания, что ни у кого здесь нет оружия?

– Мой меч – знак моего рода и положения, – холодно произнес Эрд. – Так же, как и это!

Он коснулся герба на своей груди: серебряной чаши на фиолетовом фоне.

– Ничья рука, кроме потомка рода Асенаров, не должна прикасаться к моему мечу. Если ты опасаешься…

– Я ничего не опасаюсь, – перебил Наместник. – Мой собственный маг, Срезающий Плоды, оберегает меня от злых умыслов и предательства. Но, – Наместник поднял желтый палец, – у нас в Конге кровь у людей вскипает от южного солнца, и потому дерзость порой опережает повиновение. Ты не конгай, поэтому твой меч останется при тебе.

Но наше солнце одинаково горячо для всех. Помни об этом, светлорожденный Эрд! Жду тебя во второй час пополуночи.

* * *

Эрд пришел, и пришел один. Нил с пардами остался по ту сторону ворот. Впрочем, с Эрдом его меч. Меч Наследника Асенаров, чей клинок выточен мастерами-вагарами из бивня хармшарка. Меч, с которым не сравнится ни один клинок из металла.

Начальник ночной стражи, жилистый угрюмый конгай со значком сотника на рукаве, проводил Эрда к левому крылу дворца и передал двум слугам. Первая половина ночи уже миновала. Светильники в парке погасли. Лишь звезды да серебряная луна озаряли кроны деревьев и искусно подстриженные кусты.

Неслышно ступая босыми ногами, один – впереди, второй – сзади, безмолвные слуги провели Эрда анфиладами темных залов в небольшую комнату с желтыми панелями. Там ждал светлорожденного Наместник Алан.

Старик склонился над превосходно выполненным рельефом Черного материка и сделал вид, что не сразу заметил вошедшего Эрда. Зато два огромных боевых пса повернули к светлорожденному черные брыластые морды и предупреждающе оскалились.

Сквозь окно в комнату текли густые запахи цветов и тихие шорохи ночи.

Наместник поднял голову.

– Если бы не мой долг перед Великим Анганом, – сказал он, – я бы отправился с тобой, светлейший. Путешествовать – это прекрасно. Покажи, куда бы ты желал направиться?

Эрд наклонился над рельефом.

– Вверх по вашей реке Фуа,[4]4
  Фуа – вторая по величине река Конга, берущая начало в Закатных горах (Западная граница Конга) и впадающая в Фарангский залив.


[Закрыть]
– сказал он, – затем вот сюда, на запад и через перевал – к границе Урнгура. А там… – светлорожденный помедлил, показывать было нечего: никому в цивилизованных странах не известно, что лежит за Закатными горами. – Попробую достичь Шугра, столицы этой неведомой страны.

– Урнгур? – изумился Наместник. – Смело! Не будь ты столь благороден, я сказал бы – глупо!

Наклонив голову к плечу, конгай испытующе поглядел на северянина:

– Зачем тебе нужен Урнгур, светлейший Эрд?

– Моего желания довольно! – надменно ответил аристократ. – Никто из подданных моего императора не преступал границ Урнгура. Это вызов моей чести. И я это сделаю!

– Сказано неплохо, – пробормотал Наместник, словно бы разговаривая сам с собой. – Но убедит ли Великого Ангана? И убедит ли врагов светлейшего?

– У меня нет врагов в Конге! – возразил Эрд.

– Вот тут ты ошибаешься, благородный господин! – с удовольствием произнес Наместник. – Конечно, у Конга с Северной Империей мир. Но только глупец станет утверждать, что мы – друзья. У тебя множество врагов, светлорожденный. И первый из них – отважный Шинон, Начальник Гавани.

– Шинон? – удивился Эрд.

– Ты оскорбил его. Заставил признать свое превосходство. Если он не велел изрубить тебя на куски, то лишь потому, что я€ приказал пригласить тебя ко мне. Пригласить! Без принуждения! Шинон – сильный враг. Особенно для того, у кого нет покровителей в благословенном Конге. Учти, эскадра твоего дяди далеко! (Эрд приподнял бровь.) А солдаты Шинона повинуются ему беспрекословно. Начальник Гавани – неважный политик, но отличный командир. Кстати, и о твоей, хм… прогулке мне тоже доложено. Учти, светлейший: в Конге ты не могущественный аристократ, а всего лишь чужеземец.

– Угроза?

– Отнюдь. Ты же мой гость. Но милость Великого Ангана стоит дорого. А милость Великого Ангана… – Наместник многозначительно поглядел на северянина. – Милость Великого Ангана в Фаранге – это я.

– Дорого? – Эрд усмехнулся. – Назови цену.

– Назову, – Наместник захихикал. – Непременно назову! Пойдем, светлейший!

Длинный тощий слуга шагал впереди, держа над собой лампу. За слугой шел Наместник. Эрд решил, что Алан далеко не так стар, как кажется на первый взгляд. Морщинистое личико, голый череп, блеклые глаза… Но и – мускулы крепкого мужчины.

Два огромных, холки – по плечо Эрду, боевых пса цокали когтями слева и справа от светлорожденного. Второй слуга замыкал процессию.

Миновав не меньше дюжины залов, они оказались у запертых дверей. Псы ощетинились и зарычали. За дверью кто-то был.

– Молчать! – цыкнул на собак Наместник и достал ключи.

За дверьми оказалась большая комната. Отвратительная вонь ударила в ноздри. Эрд пригляделся и различил в полумраке некое живое существо. Когда люди подошли ближе, существо поднялось.

Мышцы Эрда мгновенно напряглись.

Магхар!

– Рога Тура! – прошептал северянин, потянувшись к мечу.

Огромный уродливый магхар[5]5
  Магхар – существо, разумное или не разумное, порожденное магией, не обязательно злой. Магхаром также называют человека, чьи необычные способности вызваны не его собственной магией, а чужим, внешним колдовством. В большинстве государств Мира магхары подлежат уничтожению.


[Закрыть]
в пять локтей высотой. Покрытая сизой чешуей кожа, вытянутая голова с кожистым гребнем. Один глаз – карий, другой – белесый. Нос – две дыры, из-под раздвоенной верхней губы – четыре длинных резца. На мощной груди – багровый нарост, толстое брюхо, покрытое темными пятнами, острый, как у животного, пенис, беспалые ступни с кривыми когтями.

– Прочь! – бросил Наместник.

Магхар отскочил в сторону.

Когда они проходили мимо, Эрд вблизи посмотрел на отвратительную морду чудовища. Магхар следил за Наместником. Красный язык свешивался на подбородок.

Еще несколько залов. И – высокая дверь с причудливыми серебряными узорами. Наместник и Эрд вошли внутрь. Собаки и слуги остались снаружи.

Здесь было светло. В резные, янтарного цвета панели были встроены плафоны из алебастра. В каждом горел погруженный в масло фитиль. В центре комнаты располагался шестиугольный бассейн, а в нем – спящая девушка.

Совершенно нагая, золотистокожая, сначала она показалась Эрду не старше двенадцати лет. Но потом он вспомнил, что на теле конгаек волосы не растут.

– Подойди ближе, светлейший, – предложил Наместник. – Оцени, насколько она прекрасна.

Светлорожденный подошел ближе. Светлые длинные волосы девушки плавали на поверхности воды, как диковинные водоросли. Она действительно была очень красива. Эрд не сразу обратил внимание на ее руки. Узкие длинные ладони и… четыре пальца! Четыре точеных пальчика с перламутровыми ногтями на каждой руке! Фьёль! Пораженный Эрд посмотрел на Наместника, и тот кивнул:

– Да, светлейший, фьёль! И она будет твоей, если пожелаешь. Твоей на целые сутки – с восхода до восхода. И еще открытая подорожная Конга.

– А взамен?

– И взамен – немало. Твоя спутница, светлейший! Не спеши, – воскликнул он, заметив, как гневно сузились глаза Эрда. – Здесь не оскорбления чести, светлейший! Она не жена твоя и не возлюбленная, верно? Да, я прошу ее. На одни сутки. А взамен даю фьёль. Настоящую фьёль, которая спит и видит волшебные сны, даже когда глаза ее открыты. И она будет покорна тебе. Власть моего мага, Срезающего Плоды, – на ней. Фьёль, светлейший! Кто из твоих высокочтимых предков мог сказать, что обладал фьёль? Взамен же – только женщина. Прекрасная, как горный цветок, но всего лишь женщина! Мой личный маг (хотя кто знает, может это я – его личный Наместник?) сделает так, что она ничего не будет помнить, только то, что внушит ей маг. Она вернется к тебе без малейшего ущерба, духовного или телесного. Вернется такой же, как ушла, – чистой и прекрасной. Это будет честный обмен, светлейший! – Выпуклые глаза конгая заблестели от возбуждения. – Уступи моей прихоти, и ты получишь то, что желаешь. Подорожную и маленькую волшебницу-фьёль. И еще приобретешь друга.

Эрд повернулся в бассейну. Дивное создание плавало в своем золотистом ложе. Кончики острых грудей выглядывали из воды. Нежное, с перламутровым отливом лицо спящей принцессы из древней сказки.

Эрд покачал головой.

– Ты щедр, – сказал он. – Но мы, светлорожденные, не торгуем женщинами!

– Напрасно, светлейший! – Наместник не скрывал своего недовольства. – Я хочу эту женщину, и я не привык отказывать себе в подобных желаниях!

– Многим приходится привыкать и к более неприятным вещам, – произнес светлорожденный и зевнул, прикрыв рот ладонью. На конгая Эрд не смотрел, он смотрел на фьёль.

Лицо Наместника потемнело от гнева.

– Ладно, светлейший! Ты сам выбираешь свою судьбу! Ты пришел в мой дворец по моему желанию. Я рад. А теперь попробуй выйти из него – по собственному желанию!

Эрд перевел взгляд с фьёль на ее хозяина и улыбнулся. Они вдвоем в этом зале. И ничто не мешает светлорожденному отсечь лысую голову Наместника Алана. Но это слишком скучно.

– Если ты рассчитываешь на своего магхара – пошли со мной твоих псов, – сказал светлорожденный. – Им понравятся его внутренности!

– Ну что ты, – произнес Наместник. – Это было бы несправедливо!

Он подошел к двери, противоположной той, через которую они вошли, и распахнул ее:

– Прощай, светлейший!

Эрд молча покинул зал.

Наместник Алан удивился бы, узнав, что не испугал своего гостя, а сделал ему подарок. То, что другому показалось бы ужасным, для светлорожденного было наслаждением! Лишь в минуту подлинной опасности он жил по-настоящему. Эрд любил искусство, женщин, свой род и землю отцов. Но еще больше он любил, когда Смерть шла по его следам.

Стремительно и бесшумно двигался Эрд по темным покоям дворца. Узкие ноздри втягивали воздух, губы изогнулись в свирепой счастливой улыбке. Мрак не смущал его. Как всякий воин, Эрд немало времени провел, тренируясь с завязанными глазами: тело лучше глаза знает, куда направить меч.

Упругая петля упала на шею Эрда. Упала – но не затянулась. Круговым взмахом меча воин отсек аркан. Отсек и замер, прислушиваясь.

Но ни одного звука не доносилось из темноты. Эрд шагнул вперед… и что-то маленькое и быстрое бросилось ему под ноги. Взмах белого клинка, визг! Дальше!

Плита под ногой едва заметно подалась, щелчок… Эрд успел припасть к полу, и стрела арбалета-ловушки пропела впустую. Дальше.

Шаги позади. Эрд не остановился и не обернулся. Шаги – ближе. Двое. Они еще не напали, а воин уже определил по звуку: сети и короткие копья. Опасное оружие. Особенно когда его использует тот, кто видит в темноте, против того – кто не видит. А ведь крадущиеся за светлорожденным наверняка получили зелье, сделавшее их зрячими в ночном мраке.

Даже Эрд мог бы потерять жизнь. Если бы не Белый меч, совершенное, никогда не тупящееся лезвие. Уловив момент, воин присел. Брошенное копье пролетело над ним. Эрд выпрямился. Взмах – и отсеченный наконечник второго копья ударился о стену. Мелькание белого клинка – прием «серебряный конус», – и ошметки сети полетели в разные стороны. Выпад – укол – стон. Топот бегущих ног. Дальше.

Негромкое рычание. Гнилостный запах. Леопард? Кугурр?[6]6
  Кугурр – хищная кошка, напоминающая бенгальского тигра, но значительно крупнее, матерые самцы весят до четырехсот килограммов.


[Закрыть]
Слева-впереди. Прыгнет?

Эрд набрал в грудь воздуха – и свирепый рев Серого Убийцы, громадного ящера северных лесов, прокатился по дворцовым залам. Затем – пульсирующая в ушах тишина. Прыгнет? Пятясь, чтобы не поворачиваться спиной, Эрд отступил в следующий зал. И увидел окно. Большое окно, затянутое шелковой кисеей. Окно, ведущее в парк. И еще – Серого Убийцу, словно вызванного его криком. Двадцать локтей могучей плоти. Под самый потолок. Огромная круглая голова с разинутой пастью… Не задумываясь, Эрд выбросил руку с мечом, целя вверх, в светлое горло. Удар – и прыжок назад, чтобы уйти от цепких лап.

Меч пронзил пустоту. Иллюзия! Ну конечно! Присутствие крысоподобного магхара так поразило Эрда, что он был готов встретить кого угодно. Хоть воплощенного демона!

Светлорожденный прыгнул сквозь наваждение, разорвал кисею и полетел из окна вниз. Упав на траву, Эрд припал к земле, огляделся. Никого. Перебегая от дерева к дереву, он добрался до ворот.

Здесь Эрд выпрямился, вложил меч в ножны и неторопливым шагов вышел на освещенное пространство.

Три солдата и начальник стражи. С ними он справится.

Однако сотник вежливо коснулся рукой шлема и сделал знак солдату: выпустить.

Эрд ощутил разочарование.

Из дымчатых сумерек (до рассвета осталось немного) вышел Нил, ведя в поводу двух оседланных пардов.

Не сказав друг другу ни слова, они вернулись в гостиницу. Подъемник, движителем которому служила пара волов, поднял их на третий этаж.

Первым делом Эрд сбросил с себя одежду и окунулся в подогретую воду бассейна. Нил принес ему кусок холодной говядины. Лежа в теплой воде, светлорожденный жевал жесткое мясо и думал о фьёль.

Когда вода остыла, Эрд вытерся и лег в постель. Нил к этому времени уже давно спал в своей каморке у двери. Пушистый песик-следопыт свернулся у него в ногах.

III

Когда Неизъяснимый создавал Мир, он разделил Твердь на три части: Белую, Красную и Черную. Об остальном позаботился Царь демонов.

Пословица

Утреннее солнце не разбудило Эрда – разбудил его Нил.

– Светлорожденный, наш вчерашний знакомец Начальник Гавани Шинон приглашает тебя и меня на завтрак!

– Шинон? – мгновенно проснувшись, Эрд скатился с ложа, встал на руки и сделал несколько шажков. Нил с удовольствием смотрел на него. Оттолкнувшись ладонями, Эрд одним гибким движением встал на ноги.

– Прислал бегуна? – спросил он.

– Да, светлейший.

– Хорошо, – светлорожденный натянул малиновые трико и стал зашнуровывать рубашку. – Нил! Мне снился сон… Я видел бога. Или демона. Без атрибутов их сам Тур Быкоглавый не разберет. Нет, скорее это был бог. Выглядел, как дитя. Немного похож на ту девочкуфьёль…

– Какую девочку, светлейший?

– Ты не знаешь. Расскажу. Потом. Ребенок. Мальчик. Огромный, как бог, и холодный, как зима Имирова моря. Взял меня, как ты взял бы мышонка, и держал перед своим лицом. Долго. Потом разжал руку, я полетел вниз… Ты разбудил меня. Что скажешь, Нил? Вы, вагары, разбираетесь в снах.

– Я вагар лишь наполовину, светлейший, – покачал головой великан. – Думаю, тебе следует рассказать свой сон Этайе.

– Этайе? Зачем?

– Слышал я, она зналась с магами Руны. Может, даже взошла на лестницу мудрости.

– Женщина? Не может быть!

– Так говорят, светлейший.

– Что ж… Может, и правда. Игра ее чудесна. Не удивлюсь, если здесь не обошлось без чар. Бегун внизу?

– Как и парды, светлейший.

– Как почивали наши друзья?

– Полагаю, хорошо. Управляющий сказал: каждый завтракал у себя. Госпожа велела не беспокоить, а Биорк ушел. Передал – вернется к полудню.

– Ты распорядился по поводу обеда?

– Да, светлейший. Мы не разочаруемся. Фарангские повара знают свое дело.


Смуглокожий посланец бежал впереди, стараясь держаться подальше от клыков пардов. Лопатки его ритмично двигались. Редкие прохожие, в большинстве – мужчины в набедренных повязках и с нарисованным на лбу знаком ремесла, уступали им дорогу. Иногда всадникам приходилось наклоняться, чтобы не задеть головами ветви деревьев.

Дом Начальника Гавани был прекрасен. Возведенный из желтого песчаника, сверкающий позолотой лепных украшений под плавными линиями нежно-голубой крыши, он наполовину утопал в синей листве. Эрд нашел, что дом этот, безусловно, совершеннее, чем огромный Дворец Наместника. Ничего сверх необходимого для гармонии.

Хозяин встретил гостей у входа. Два боевых пса мраморной масти, непременные спутники конгского вельможи в его доме, вежливо обнюхали северян. После обмена приветствиями хозяин и гости поднялись на просторную террасу второго этажа.

Стол был накрыт в тени цветущих крон. Трое мужчин и одна женщина уже сидели за столом. Двое были военными. Увидев Эрда и Нила, они поднялись. Третий мужчина и красивая женщина в конгской распашонке и короткой шелковой юбке остались сидеть.

– Ганг, начальник войска, Бронзовый Дракон! Приветствие! – отрывисто произнес старший военный с квадратным лицом, толстыми губами и багровым шрамом на подбородке.

На рукаве у него блестел золотом «строенный меч» – знак начальника тысячи.

– Сотник Коно€н из моряков-воинов, – представил Шинон второго, – молодого, быстрого в движениях, с лицом мужественным, но не жестоким.

Третий мужчина Эрду не понравился. Мелкие черты очень смуглого лица носили отпечаток давней привычки повелевать, но были лишены благородства. Узкие губы маленького рта дернулись, изобразив улыбку. Глаза, два серых ледяных озерца, не выразили ничего.

– Даг! – негромко произнес он, дотронувшись до шейного медальона – бронзового Спящего Дракона на голубой эмали. – Моя жена, – небрежный кивок в сторону женщины.

«Ого! – подумал Эрд. – Считая хозяина, целых три Бронзовых Дракона – за одним столом!»

Взгляд конгайки перепрыгивал с Нила на светлорожденного и обратно, пока не остановился окончательно на Ниле. Цепкий. Изучающий. Волнующий.

Как принято в Фаранге, первая часть завтрака прошла в молчании. Лишь когда гости утолили голод и был принесен десерт, по знаку хозяина появились музыканты. Тоже традиция. Если бы это был обед, Шинон позвал бы актеров или кукольников. К ужину «подавались» певцы или, в очень богатых домах, – певцы-волшебники, скадды.

Первым нарушил молчание чиновник:

– Я слышал, светлорожденный Эрд провел ночь во дворце опоры Великого Ангана?

Светлорожденный кивнул.

– У лучшего из нас забавные причуды. Тебе понравилось, светлейший?

– Мне они не показались забавными, почтенный Даг. Я скучал.

– Вот и мы любим Великого Агнана – каждый на свой вкус, – заметил Даг.

– Любовь имеет много оттенков, – вставил старший военный. – Мы, например, уважаем воинов империи.

– Даже когда видим их мечи, – добавил Шинон и усмехнулся.

– Доблестный Шинон готов поручиться за тебя, светлорожденный, – сказал чиновник. – Пусть нас оставят.

Хозяин жестом удалил музыкантов.

– Я мог бы помочь тебе, – продолжал Даг. – В этом городе правит достойнейший из нас, но за верность Фаранга и его неприступность отвечаем мы. – Шинон и Ганг согласно кивнули. – Я поразмыслю, что можно сделать для тебя. Если сочту нужным. Одно скажу уже сейчас: ты не исчезнешь.

По лицам присутствующих Эрд понял: конгай сказал нечто важное.

– Не смею оскорбить светлейшего расспросами о его достойной родине, – сказал Ганг. – Но если светлейший не возражает, все, что к юго-востоку от империи, – крайне интересно для нас.

«Часть платы за подорожную», – сообразил Эрд.

– Знания мои невелики, – ответил он. – Но если достойных интересуют взаимоотношения Гурама и Эдзама,[7]7
  Гурам и Эдзам – два независимых государства на севере Красной Земли – материка, расположенного по другую сторону моря Зур.


[Закрыть]
то могу поделиться тем, что знаю. Я посетил их столицы по велению императора три луны тому назад.

И Эрд рассказал все, что счел нужным.

Даг и Ганг казались удовлетворенными.

Завтрак завершился в приятной беседе. Эрд поведал несколько забавных историй из жизни Императорского Двора, а Шинон с большим юмором рассказал, как он, в бытность флагман-капитаном Фарангской эскадры, подстерег у Южных берегов три пиратские шекки, захватил их и сжег, а пленных привязал в канату, спущенному за борт, и все конгайские моряки до заката наслаждались зрелищем.

– Клянусь сосцами Морской богини, до этого я еще никогда не видел сытых акул! – завершил Начальник Гавани.

– Не знаю, суждено ли мне вернуться в империю, но если вернусь, ты, доблестный Шинон, – желанный гость в моем дворце, – искренне произнес Эрд.

– Благодарю, светлейший! Да будет с нами милость богов!

* * *

– Думаю, ты напрасно сказал «нет», светлорожденный, – заметила Этайа, когда Эрд рассказал им о событиях ночи и своем сне.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Поделиться ссылкой на выделенное