Шиванандана Вашикаран.

Тантра. Предельная реальность

(страница 2 из 13)

скачать книгу бесплатно

   Не желай же ничего: ни жизни, ни ее противоположности.
   Мы должны достигнуть пассивного состояния, немышления, конечной пристани, нирваны, покоя. Ибо все пусто!».

   Буддистов в Индии сегодня почти не осталось.


   В индуизме имеются и другие, более мелкие направления, которые не относятся ни к одной из четырех основных его ветвей, т. н. апасампрадайи, т. е. новые школы, которые возникли сравнительно недавно и представляют собой неоиндуистские религиозные общества.
   К индуистам этого типа относятся, например, последователи обществ «Арья-Самадж»*, «Брахмо-Самадж»*, «Ананда-Марга»*, различные нетрадиционные гуру*, например, Вивекананда Свами*, Шри-Чинмой*, Сатья Саи-Баба*, Кришнамурти*, РамаЧарака*, Ананадмурти* и другие.
   Очень часто такие «модернизированные» школы, выступавшие против кастовой системы, становились сначала сектантскими, а затем и сами кастовыми.
   Бывает, что некоторые апасампрадайи также используют в своей практике отдельные элементы Тантры и йоги, но тантристами себя при этом не считают. Естественно, их не считают своими единоверцами и сами тантристы.



   Особым направлением индуизма тантризм является достаточно условно, благодаря тому, что тантристы принимают ряд общеиндуистских основ вероучения и культовой практики.
   Различий же между основным индуизмом и тантризмом куда больше.
   Например, брахманисты отстаивают непогрешимость жрецов-брахманов, кастовую систему и общий характер индуизма, как национальной религии индийцев, принадлежать которой можно лишь по праву рождения. Тантристы, же, напротив, считают индуизм (в тантрической его форме) универсальной системой для всех людей вне зависимости от их национальной принадлежности.
   В одной из наиболее почитаемых Тантр – «Маханирвана-Тантра»* говорится:
   «Все люди на земле – от высокорожденных брах-манов и нижайших неприкасаемых – способны следовать вечному Пути Тантры».
   Тантризм не только слабо подвергался влиянию иных религиозных традиций, но, напротив, сам существенно влиял на них.
   В результате прямого влияния шактистского тантризма сформировались тантризированные направления в вишнуистской и шиваистской ветвях, а также форма северного буддизма – Ваджраяна*, наибольшее распространение получившая в Непале и особенно в Тибете.
   Среди вишнуистских школ наиболее тантризированными являются:
   • Панчаратра*; и
   • Сахаджия* – одни из течений Чайтанья-вайшнавизма*.
   И буддизм и брахманистский ортодоксальный индуизм, так и не смогли полностью поглотить собой чисто тантрические культы.


   о самайа-мат – имеющая ведические корни (например «Упанишады»), опирается на жертвоприношения и покаяния.
   о кауламат – «путь для героев».
Те, кто способен оставаться уравновешенным и спокойным при столкновении с испытаниями, могут одновременно наслаждаться и йогой, и бхогой (чувственными наслаждениями).
   Этот раздел представляет собой развитую сущность, пребывающую в недвойственном сознании и постоянном состоянии осознанности. Для него «Панча-Макара-Садхана»* или пять «М»:
   • «мадйа» (вино) для него – это страсть;
   • «манса» (мясо) для него – это гнев, алчность и привязанности;
   • «матсйа» (рыба) для него – это созерцание и стыдливость;
   • «мудра» (пшеничные зерна) для него – это стяжательство, беспокойство, страх, ревность, и зависть;
   • «майтхуна» (совокупление) для него – это соединение Кундалини (см. дальше) и Шивы.
   о мишрамат – смешанный путь, сочетающий в себе йогу, тапас (аскетизм) и мантры. Для обеспечения эмоциональной вовлеченности практикующего также включаются и местные обычаи, и племенные обряды. Согласно этой школе, вызываемое знаниями:
   о знание представляет собой горячительный напиток;
   о исходящее во время садханы безмолвие, есть мясо;
   о остановка непрерывного течения Ганги* и Йамуны* (иды и пингалы) (см. дальше) является рыбой;
   о драгоценное обретение опыта являются пшеничными зернами;
   о а высшее знание как единение.


   Большинство Тантр предписывают практику, которая вступает в сильное формальное противоречие с привычными предписаниями индуизма. Из-за этого брахманисты не всегда правильно понимают тантрическую традицию и иногда относятся к ней с предубежденностью.
   Для большинства индийцев Тантра, а особенно Тантра «Левой Руки» представляет собой доктрину, демонстрирующую антагонизм между неведическим культом и арийской ведическо-брахманической системой.
   Это поэтому, что «левосторонняя» Тантра это культ женского начала, поклонение Богу женского рода. Так было первоначально, у истоков Тантры при матриархате.
   Затем, в патриархальном обществе, когда возникла частная собственность, мужчины стали доминировать. Началось поклонение мужским богам. Вот поэтому и стала «левосторонняя» Тантра неправильная, опасная, рискованная, одним словом «левая».
   Тем не менее, в настоящее время большинство тантристов почитают женский аспект божества, Шакти или Святую Мать.
   Мужское начало – это сила воли, самообладание и самоконтроль. С женским началом ассоциируется красота природы: лес, цветы, горы, океан, небо.
   В Тантре «Левой Руки» они используются натурально, как есть, на физическом и энергетическом уровне.
   На самом деле «левосторонняя» Тантра это предпочтение или поклонение универсальному женскому началу и обожествление женщины.
   «Левое течение», упрочивая древний доарийский культ, включает в себя секс, являющийся неотъемлемой частью жизни: всякое мировозрение, девальвирующее этот аспект жизни и Космоса, оторвано от жизни.
   «Риг-Веда»*, кстати, признает, что «Левый Путь» – посуществу тантрическое течение, и называет его «Вама» («левый») по имени доарийского бога Шивы.
   В тантрическом течении «Левой Руки» часто усматривают и зловещих персонажей, предающихся сексуальным оргиям, черной магии и жаждущих человеческих жертв. В таком контексте «левый» вполне вписывается значение латинского слова «sinister», ставшего синонимом дурного предзнаменования, опасности, мрачного состояния, катастрофы, несчастья, несчастного случая.
   В Индии левая рука считается нечистоплотной, непристойной: ею нельзя прикасаться к пище, она предназначена лишь для подмывания укромных местечек. Любой нищий откажется от подаяния протянутого левой рукой, даже если она тысячу раз вымыта в антисептике.
   Точно также индийцы находят отвратительной европейскую привычку рукопожатий. Лишь незначительное европеизированное меньшинство снизойдет (впрочем, с крайней нерешительностью) пожатия правой руки «сахи-ба».
   Название «левая рука» намерено претенциозно, т. к. понятие «Вама-Марга» (иначе «Вамачара») означает просто «путь», ничего общего не имеющего с «рукой», как частью тела. Оно лишь объясняет положение женщины в ритуале – слева от мужчины.
   В символе двуполая женская половина тела всегда слева – это всего лишь путь к женской половине, и ничего более.
   Тех, кто открыто объявляет себя сторонником пути «Левой Руки», в Индии и Непале немного. Основной школой «Вамачары» является традиция «Шри-Кали-Кула», другие названия: «Каула», «Каула-Дхарма», «Кулачара».
   Самая почитаемая форма Шакти для них – Кали*. Важнейшее место в поклонении занимают мистерии Бхайрави-Чакра*, Шакра-Пуджа* (см. дальше), Кали-Пуджа* и др.
   На самом деле не только ритуальный секс, но много других техник «левосторонней» Тантры связаны с нарушением правил, традиций, существующего порядка вещей. Это как бы все то, что делается левой рукой, когда основная, рабочая, правильная рука правая.
   Справа то, что по правилам, привычно, знакомо и допустимо.
   Слева – то, что выходит за рамки правил, обычаев, привычек, стандартов и условностей. Тантра «Левой Руки» – это путь восторга и экстаза.


   Брахманизм противопоставляет тантризм «Левой Руки» более «пристойную» в их глазах Тантру «Правой Руки», «Дакшина-Марга» (иначе «Дакши-начара») которая представляет собой компромисс между тантрической и брахманистской формами индуизма.
   В Тантре «Правой Руки» возможно взаимодействие только на ментальном и энергетическом уровнях. Тантрическая традиция утверждает, что женщины изначально, от рождения наделены духовными качествами.
   «Правосторонняя» Тантра отдает предпочтение мужскому началу. Божество не имеет пола, а совершенное существо или джива-мукти* гармонично сочетает в себе как женское, так и мужское начало.
   Последователи этого направления отказались от ряда древнетантрических еще доарийских практик: сексуальных ритуалов, элементов «черной магии» и других приемов, формально противоречащих ведической и ведантистской обрядовости. Часто даже не называя себя тантриками, предпочитают именоваться «шакта-хинду» – «шакты-индуисты».
   Важнейшей и самой интересной является школа «Шри-Видья-Кула», часто распространяемая на все линии Тантры «Правой Руки». Ее последователи, обычно происходящие из брахманических каст, сочетают практику почитания Шакти (обычно в форме трипурасундара – Шри-янтра* и шестнадцатислоговойШри-Видья-Мантры* с методами «Веданты». Также большое значение придается практике внутреннего поклонения и медитации. Вся эта практика носит чистый, рафинированный, выхолощенный характер. Признаются только те Тантры, которые не вступают в противоречие с «Ведами» и «Ведантой».
   Тантра «Правой Руки» – путь тишины. Йога с партнером, медитации, работа с тонким энергетическим телом, с янтрами и мантрами, растворение в Боге, или ритуальный сексуальный контакт и яростное стремление к Богу любой ценой, дело выбора.
   Наиболее почитаемые тексты этой традиции – «Шубхагама-Панчака»*, состоящая из пяти Тантр, созданных на основе ведического учения («Санака-Кумара-Самхита», «Санака-Самхита», «Шукра-Самхита», «Васиштха-Самхита»), а также «Саундарья-Бахари»*, созданное Шанкарой, «Лалита-Пранама»* и комментарий к ней Бхаскарарайии* и его же «Варивасья»*, и другие, например, «Трипура-Рахасья»*.
   Так же к системе Тантры «Правой Руки» относятся и народные индуистские культы шактистского типа, в которых привычными индуистскими способами почитаются все местные формы Шакти и другие тантрические божества.


   С другой стороны, приверженцы «Вама-Марга» или Тантры «Левой Руки» внешне соблюдают предписания Тантры «Правой Руки» и практикуют эзотерические ритуалы втайне, поскольку Тантры предписывают скрывать подобные практики от взоров ограниченных людей.
   Очень часто те, кто выбрал путь «Левой Руки» деградируют, т. к. их «Вамачара» является лишь прикрытием банального потакания своим низменным чувствам, ибо они не поняли, что Тантра это не только секс, и не столько секс, а контроль над чувствами и сложнейшая работа над психикой и психической энергией. Именно так деградировали некоторые тантрические школы «Левой Руки», выродившись в сборища суеверных развратников и пьяниц, практикующих черную магию.
   А те, кто предпочел более саттвизированную* и проведантическую «чистую» «Дакшиначару», также постепенно отходят от Тантрического Пути и фактически рано или поздно перестают быть тантриками, становясь просто ренегатами, «шакта-хинду».
   Некоторые эротические и оргиаистические культы, кажущиеся загадочными и соблазнительными для современного человека, появились на свет из нездоровых мотиваций и антисоциальных тенденций. Однако они ни в коей мере не характеризуют подлинную ориентацию Тантры.
   В определенный период времени попытки увидеть мистический смысл в том, что является абсурдным и экстравагантным, превысили все разумные пределы. Под видом эзотерических тантрических культов зачастую маскировались различные тайные общества, занимающиеся экзотическими и необузданными сексуальными практиками (например, Гухья-Самадж*) и запланированными убийствами людей.
   Некоторые ученые, в большинстве неиндийского происхождения, с серьезным видом утверждают, что «копуляция делает дыхание ритмичным, способствует концентрации и, таким образом, заменяет пранаму».
   Они всегда могут привести в собственную поддержку определенные тантрические тексты неизвестной даты и сомнительной авторитетности.
   Однако признание данного аспекта Тантры, прежде всего, говорит об ее ошибочном понимании.




   Много тысяч лет назад, среди изумительных по своей красоте тропических долин, окруженных вечными снегами великих Гималаев и наполненных благоуханием цветов и пением птиц, на берегах чистейших горных рек, Парвати* спрашивала своего возлюбленного Шиву:

   «О, Шива! В чем заключается твоя подлинная сущность?
   Что есть эта наполненная чудесами Вселенная?
   Что составляет начало всего?
   Что есть центр колеса Вселенной?
   Что есть та бесформенная жизнь, которая пронизывает все формы?
   Как можем мы войти в нее полностью, вне пространства и времени, вне имен и описаний?
   Избавь меня от сомнений!».

   Шива отвечал на вопросы дочери царя Гималаев, и их диалоги легли впоследствии в основу текстов Тантры.
   Тантрический культ насквозь магичен, и эта магия не «черная» и не «белая», она тотальна. Тантрический опыт требует максимальной открытости, готовности вместить в себя любое переживание, но без надлежащей защиты адепт рискует быть подвержен настолько сильному переживанию, что оно просто «взорвет» изнутри неподготовленного человека.
   Подлинный Тантрический Путь неизбежно многостадиен, представляя собой постепенный переход от ачары к ачаре, т. е. от одного отрезка пути – к другому. Сам этот переход не терпит «рывков» или резких «скачков», хотя и может идти весьма ускоренными темпами. И готовность к следованию садхане (системы духовной практики) той или иной ачары определяется не столько собственными желаниями или предпочтениями, сколько натренированностью идущего.
   Многие, вместо того, чтобы аккуратно приступить к обработке поверхностных слоев психики и последовательно углубляться в подсознание до полного освобождения от аффектов, – дерзко ныряют в мрачные пучины бессознательного, выкорчевывая корни страстей и пагубных влечений.
   Этот путь опасен, как подъем к вершине по канату, подвешенному над горными ущельями с ревущим потоком, а если наблюдается еще и патология, то малейшая ошибка может привести к безумию.
   Однако путь Тантры способен, при правильном применении, устранить все дисфункции, т. к. он является глобальной трансформации личности в целом.
   Основой тантристского воззрения является правильный и эффективный образ жизни, сдерживающий крайности.
   Тремяцелями, которым всегда уделялось постоянное внимание, были сохранение здоровья, обретение сил для полноценной жизни и защита общества от агрессии индивидуальной личности.
   Контроль дыхания обеспечивал достижение первых двух, тогда как контроль инстинктов, в особенности сексуального, заботился о третьей.
   В традиции Тантры много техник с использованием сексуальной энергии. Но большинство из них к эротике, в западном понимании, они отношения не имеют. Тантра это, прежде всего, путь «быть и чувствовать», а не размышлять, рассчитывать, калькулировать, сравнивать, сопоставлять, представлять, взвешивать, дробить.
   В Тантре реальная жизнь всеохватывающая, единая, восторженная и трагичная.


   Существует два основных препятствия в изучении Тантры: с одной стороны, энтузиасты создают образ в высшей степени эзотеричной и мистической «Тантры», что даже ученые не в силах разобраться в ее сложнейших концепциях. С другой стороны, их оппоненты выпячивают различные аморальные и непристойные элементы псевдотантрических культов.
   На самом деле лишь немногие понимают, что взгляд энтузиастов на Тантру не подтвержден, а их оппонентов – необоснован и неоправдан. Некоторые тексты Тантры на самом деле рассматривают в высшей степени абстрактные идеи, используя тщательно разработанный символизм. Верно и также, что некоторые ритуалы Тантры являются необычными, странными и даже отвратительными.
   Древнеиндийское учение Тантры своими корнями уходит в глубокое прошлое, питаясь из народной почвы. Элементы абстракции в нем сведены к минимуму. Это учение ставит акцент на проблеме человека и его повседневной жизни.
   Экстравагантность и значительная эзотеричность в поведении человека никогда не одобрялась. Ведическая культура скорее связывает себя с идеалом «спокойной созерцательной жизни», чем с идеалом «радостной жизни» в этом и других мирах. Это ясно видно из ведических гимнов.
   В действительности темперамент экстатической ритуальной вовлеченности был в значительной степени обуздан. Мы можем увидеть это в идеологии Упанишад.
   Таким образом, особое значение в тантрической традиции приобретает индивидуальный контекст: живущие внутри каждого человека инстинкты, импульсы, устремления и ограничения необходимо организовать таким образом, чтобы они функционировали наиболее эффективно, целенаправленно и едино.
   С помощью подобной реорганизации внутренних сил человеческая личность может не только преодолеть естественные ограничения, но и в значительной степени повысить свою природную эффективность.
   Действия, вовлеченные в эту организация или реинтеграцию, представляют собой определенные символические и суггестивные ритуалы.
   Тантру не следует интерпретировать как собрание мистических культов, содержащих довольно необычные идеи.
   Санкхья-Йога*, Аюр-Веда* и тексты ранних Упани-шад дают гораздо более истинное представление о тантрической традиции, чем все мистические культы, которые обычно подразумеваются под Тантрой.


   Происхождение тантризма первоначально связано с культом Шакти, Великой Богини-Матери, оно имеет корни в доарийской дравидской культуре.
   Ранний тантризм складывался под влиянием ведической религии, более поздний – брахманизма и буддизма, однако черты древнего почитания Богини-Матери хорошо сохранились и поныне.
   В «Нируттара-Тантре»* сказано:
   «Невозможно достичь освобождения без постижения Шакти».
   В Гайатри-Тантре* говорится:
   «С помощью соединения с Пракрити* вся Вселенная обладает энергией, поэтому она называется «Шакти».
   Тантристы стремятся поставить себя в идеальное отношение с Шакти, а через нее – и с Шивой.
   Санскритское слово «шакти» происходит от глагола «шак» – «иметь силу, быть способным».
   Божества традиционного индуистского пантеона в тантрических изображениях оставались узнаваемыми, но принимали гораздо более грозный облик, появляясь с атрибутами орудий убийства, в огне, крови, истощенными, пожиращими сырое мясо, пьющими вино и кровь, украшенными черепами и костями, бродящими среди горы трупов.
   Милость таких богов можно было получить, принося кровавые жертвы, умерщвляя плоть, практикуя обычаи, являющиеся для непосвященных ужасными и отвратительными.
   Изображения тантрических божеств часто напоминают персонажи из фильмов ужасов. Причем, нет никаких сомнений, что эти кошмарные, на взгляд европейца, существа являются объектами поклонения. Вот как описывает «Кали– Кавача»* Богиню Кали:

   «Я видел Ее Многообразную, Четырехрукую, Играющую языком, Облаченную в Стороны Света, Обнаженную, Прекрасную и Темную, как лепестки синего Лотоса.
   Подобную полной Луне, Разбивающую полчища врагов, а также Череп, Меч, Лотос, Жест Благословения.
   Бесстрашную, Кроваволикую, Оскалившую ужасный лик, Безудержно Хохочущую, Стоящую на Трупе и Украшенную Гирляндой из Черепов.
   Так, созерцая Великую Кали, следует прочесть Кавачу («броня»)».

   Однако Тантрические образы не следует понимать буквально – здесь видны лишь персонифицированные те или иные состояния психики и символы. Например:
   о «четырехрукая» символизируют четыре состояния сознания:
   о турийа – «четвертое», трансцендентное состояние;
   о сушупти – бессознательное состояние;
   о свапна – сон со сновидениями; и
   о джаграт – бодрствование.
   Четыре руки – символ четырех уровней речи, божественного Логоса:
   о паравак – высший, невыразимый, причинный уровень речи;
   о пшийапти – уровень, в котором появляется первичный образ идеи;
   о вайккари – собственно речь, произносимая органами;
   о чадхйама – средний, промежуточный уровень.
   о «играющая языком» – очень красноречивый эротический жест, указывающий на биполярную природу Кали. С одной стороны, Она – Мать и Возлюбленная, постоянно пребывающая в восторге нежности и любовного возбуждения, с другой стороны, Она – «хищница», облизывающаяся на очередную жертву, в-третьих, Она демоница, своими чарами околдовывающая мир и дразнящая его.
   о «облаченная в стороны света», «обнаженная» (дигамбари), означает «истину без покровов», первозданную силу, заставляющую все замереть в ужасе, любви, желании, отвращении и нежности одновременно.
   о «безумно хохочущая» (аспект Кали-Трипура-Бхайрави*) – символизирует сворачивание форм, ангиляцию, молниеносное просветление. Поклонение ей абсолютно бесполезно ради достижения материальных благ, власти, богатства и прочего.
   Смех (хаса) означает одновременно и радость, и ужас, содержащийся в самой Кали. В ее мантре также звучит ее победный «сатанинский» смех: «ХАСАЙМ, ХАСАКА-РИМ, ХАСАЙМ».
   о «стоящая на трупе» – под трупом подразумевается сам Шива, который кинулся под ноги Кали, дабы усмирить ее буйство, и она замерла в блаженном изумлении. Так родился образ Дакшина-Кали – «Благой Кали». Шива в образе трупа – шавасана, символизирует сознание Абсолюта, а Кали – динамическую энергию. И еще: «ШивабезШакти – труп», таково тантрическое изречение.
   о «украшенная гирляндой из черепов» – символизирует пороки и различных демонов, побежденных Кали, а также пятьдесят букв санскритского алфавита.
   о «человеческий череп» или голова, иногда чаша из черепа (нарамунди) – символизирует умерщвленное и отсеченное эго или малое «Я» непросветленного существа. Чаша из черепа – символ Единства Бытия и Сознания.
   Пространство снаружи и внутри чаши едино, и только тонкая перегородка отделяет миропроявление от Абсолюта, частное от всеобщего, внутреннее от внешнего, которые в действительности представляют собой единую полноту Бытия и Сознания.
   о «меч» (кадга) – символ преобразующей силы, отсекающей привязанности, рассекающей скорлупы, умерщвляющей сознание плотского человека. Меч имеет серповидную форму и это не случайно.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное